.: Футбол. Тет-а-тет
Валерий Кондратенко: «По-прежнему смотрю на футбол глазами игрока»
В
алерий Кондратенко - незаурядная личность в кубанском футболе. После завершения игровой карьеры более 40 лет назад он до сих пор смотрит на футбол глазами игрока, то есть к своим 68-ми годам не закостенел во взглядах и остался в душе молодым. Лейтмотивом для него остается Игра, причем именно с большой буквы.
В футболе, по оценке специалистов, техничный и пластичный форвард Кондратенко реализовал себя далеко не полностью, но всё равно его карьера получилась весомой для регионального уровня: в его активе выступления за знаковые кубанские команды новороссийский «Цемент» (ныне «Черноморец») и краснодарскую «Кубань», а также за майкопскую «Дружбу». Еще Кондратенко поиграл за ростовский СКА, который был в советскую пору настоящим кладезем талантов. В сезоне-1973, когда «Кубань» стала победителем первенства РСФСР, он провел в составе желто-зеленых первый круг.
Кондратенко повесил бутсы на гвоздь довольно рано, в 27 лет. Сказались травмы. Дальше он не пошел по тренерскому пути, потому что для этого надо было, как говорится, убить в себе игрока, а для него это неприемлемо. И Валерий Константинович нашел свое место в журналистике, дойдя по ступеням ее профессиональной лестницы до должности главного редактора сначала «Советской Адыгеи», а затем «Майкопских новостей», которые и возглавляет по сей день. Также отметим, что в «нулевых» Кондратенко поработал пресс-атташе «Краснодара-2000» и «Кубани».
фото: Из архива Игоря Гайдашева
Валерий Константинович любезно откликнулся на нашу просьбу и дал большое интервью корреспонденту «Независимой спортивной газеты», в котором были затронуты самые разнообразные и злободневные футбольные и жизненные темы.
- Валерий Константинович, в нашем предыдущем интервью, которое состоялось почти 5 лет назад, вы сказали, что не нашли бы себе места в современном футболе. Сейчас остаетесь при таком же мнении?
- Я даже еще больше в нем укрепился. Кто-то после завершения игровой карьеры начинает смотреть на футбол глазами тренера, кто-то - глазами аналитика, а кто-то продолжает смотреть глазами игрока. Так вот, я в своей душе по-прежнему остаюсь игроком. В чем это проявляется? Приведу пример. Когда Месси совершает на поле гениальное действие, то болельщики сразу начинают им восхищаться: это шедевр, это гений. А я, в первую очередь, смотрю как игрок: смог бы я проделать такой трюк или нет? В подавляющем большинстве случаев скопировать действия Месси я бы не смог (улыбается). Бог наградил аргентинца незаурядным мастерством.
- Знаю, вам не нравится в футболе нынешняя зацикленность на схемах…
- Многие из них я просто бы не выдержал. Давайте вспомним матч 1/8 финала чемпионата мира-2018, в котором наша сборная встречалась с Испанией. Я понимаю, что моя точка зрения не всем понравится, но, тем не менее, она такая, какая есть. Так вот, в подобном матче я бы никогда не хотел принять участия: 120 минут играть от обороны, считанное число раз переходить на чужую половину поля… Но при этом надо отдать должное Черчесову - я признаю, что он был прав, сделав выбор в пользу сверхоборонительной модели. Он разумно понимал, что ввязываться в открытый футбол с соперником, который значительно превосходит тебя в мастерстве, скорости и футбольном интеллекте, себе дороже. Открытый футбол наша команда недавно показала в матче отборочного цикла ЧЕ-2020 против Бельгии, который в отличие от встречи с испанцами ничего не решал. И вы же помните, чем всё это закончилось.
- Судя по вашим рассуждениям, тренером вы никогда не хотели стать?
- Верно. Никогда. Еще испокон веков было определено, что профессия тренера очень «жесткая». В каком плане? Будучи игроком, я не раз был непосредственным свидетелем того, как из команд отчисляли моих партнеров и друзей. И я понял, что никогда не смогу сказать человеку: «Ты мне не подходишь, поэтому не будешь играть в моей команде». Это тот рубеж, который я в любом случае не смог бы перешагнуть. Соответственно тренерская доля - не моя.
- В 1973 году участь отчисленного из команды вы испытали в «Кубани» непосредственно на себе…
- Да, после первого круга меня, Юру Колинько и Колю Польщикова обвинили в каких-то грехах, которых мы не совершали, и бесцеремонно вышвырнули из команды. А вы же понимаете, что в те времена значило отчисление? Это сейчас выставленный игрок с помощью агента может найти даже лучший вариант, а тогда отчисление было сопряжено с большими переживаниями и могло запросто поставить крест на карьере.
- Давайте освежим в памяти вашу карьеру игрока. Для начала вспомним ваши детские футбольные годы. Кто вас тренировал в юном возрасте?
- Мой первый детский тренер - Лев Михайлович Забутов. Он заложил во мне трепетное отношение к Игре с большой буквы. Именно благодаря ему, учась в 5-м классе, я сделал конкретный выбор в пользу футбола, хотя к тому времени уже несколько лет занимался в секции спортивной гимнастики в ДСО «Спартак» и выполнил норматив кандидата в мастера спорта, что по тем временам считалось сверхдостижением. После Льва Забутова я занимался под руководством Иллариона Николаевича Авраамова. Также мне довелось одно время контактировать с великим Константином Ивановичем Бесковым. На мой взгляд, он олицетворяет вершину, до которой больше не добирался ни один советский или российский тренер.
- Здесь хотелось бы поподробнее.
- В 1977 году меня пригласили на просмотр в московский «Спартак», и я приехал туда с Ринатом Дасаевым, ставшим впоследствии великим вратарем. Пару недель тренировался с дублем, и это было потрясающее время! Я понял, каким выдающимся тренерским мастерством, чутьем и мудростью обладал Константин Иванович. Мне он говорил: «Талант у тебя есть, но ты не хочешь его развивать в том направлении, которое требуют тренеры. У тебя вечно будут с ними конфликты». И он оказался прав - как в воду глядел (улыбается).
- В ростовском СКА вы недолго пересекались с еще одним знаменитым советским специалистом Йожефом Бецей…
- В советское время армейские команды - СКА, ЦСКА - имели неограниченные возможности собирать футболистов со всего Союза. А Беца как раз славился тем, что мог разглядеть талант в каждом футболисте и помочь ему развиваться. Но я в СКА больше играл не за основу, а за дубль, который тренировал Олег Копаев, в прошлом великолепный игрок сборной СССР.
- В 1972 году из ростовского СКА в «Кубань» вас пригласил Станислав Шмерлин, ничего не путаю?
- Да, так и есть. Я имел хорошие перспективы остаться играть в СКА, но Станислав Семенович убедил меня перейти в «Кубань». Он уповал на то, что в Краснодаре у меня осталось жилье, здесь мои родители, что «Кубань» - моя родная команда. Шмерлин говорил: «С тобой мы выйдем в первую лигу». Я спрашивал насчет поддержки команды со стороны краевых и городских властей, и он заверил меня, что она есть. В общем, я поехал в «Кубань» решать большие задачи (улыбается).
- Ну, и в майкопской «Дружбе» вы потом несколько лет поиграли под руководством самобытного специалиста Руслана Дзасохова…
- В «Дружбу» я пришел уже состоявшимся игроком. Заслуга Дзасохова заключалась в том, что он блестяще готовил нас на предсезонных сборах и, что самое главное, не мешал нам играть. В майкопской команде тогда были собраны футболисты высокого класса, и Руслан Борисович просто называл состав, а потом добавлял: «Ребята, вы сами знаете, что вам надо делать на поле». Ну, и мы, действительно, знали (улыбается). В принципе, то же самое можно сказать и про Василия Андреевича Шинкарева, под руководством которого я играл в новороссийском «Цементе» еще до попадания в СКА.
- Полагаю, совсем не лишним для «полноты картины» будет вспомнить и ваших коллег. Начнем с новороссийского «Цемента» и ростовского СКА.
- Тут, прежде всего, хотел бы сказать многим своим экс-партнерам большое спасибо: я многое почерпнул от игры с ними бок о бок. В Новороссийск мне посоветовал поехать за игровой практикой корифей кубанского футбола Анатолий Миронов, и я ничуть не пожалел, что послушал его. В «Цементе» выступал рядом с такими классными футболистами, как Юрий Лян-Зимин и Аведис Ватульян. Потом в ростовском СКА меня быстро взял, скажем так, под опеку Алексей Еськов, замечательный игрок сборной СССР. Видимо, мы сошлись характерами, и он видел во мне перспективу. Также за СКА в ту пору выступали «сборники» Виктор Гетманов, Валентин Афонин, в будущем нападающий ленинградского «Зенита» Анатолий Зинченко. Еще в стане ростовских армейцев тогда играли блестящие футболисты Ричардас Кучинскас, Валерий Буров… Команда была на самом деле звездная.
- Переходим к сотоварищам по «Кубани»…
- Конечно же, это мой друг вратарь Саша Артеменко, с которым мы вместе вернулись из ростовского СКА. Коля Польщиков и Володя Казаков - настоящие футбольные умницы с высокой культурой паса, Юра Колинько и Павел Кущ - нападающие, которые могли реализовать любые моменты, в отличие от многих нынешних форвардов. А капитан Виталик Фурса выделялся своей работоспособностью, ювелирным пасом и умением классно исполнять «стандартные» положения. Царствие небесное всем ушедшим из жизни, здоровья и благополучия всем живым.
- А кого выделите из тех, с кем вы играли бок о бок в «Дружбе»?
- Толика Абрамова. На мой взгляд, это был очень одаренный футболист, потенциально игрок высшей лиги. Но, к сожалению, по определенным причинам он не смог раскрыть свой талант полностью. Ну, и, конечно, нельзя пройти мимо Игоря Калешина - техничного полузащитника, выдающегося мастера «самонаводящихся» пасов.
- Валерий Константинович, лично вы, будучи подростком, хотели провести всю игровую карьеру в «Кубани»?
- Конечно, были такие юношеские мечты (улыбается). Сейчас такое словосочетание смешно звучит, а тогда мы, пацаны, гордились тем, что занимались в группе подготовки при команде мастеров класса «А» «Кубань» (Краснодар). Но видите, как часто бывает: человек предполагает, а судьба располагает.
- В целом своей игровой карьерой вы довольны?
- Считаю, она могла сложиться для меня намного удачнее. По моим оценкам, я реализовал себя в футболе где-то процентов на 30. С моим нынешним опытом и пониманием я бы по-другому относился к тренировкам, к тому, что говорили тренеры, по-другому строил бы с ними взаимоотношения. Ну, и подольше бы мог поиграть, если бы не травмы… Но главное, что в любом случае я старался именно играть, а не просто бездушно выполнять какую-то работу. Каждый матч был для меня большим праздником, для меня не было ни одной проходной встречи.
- Если без ложной скромности и предельно самокритично, какие у вас были сильные и слабые стороны как у футболиста?
- Мне казалось, что у меня все качества хорошие, но вот тренеры говорили, что не хватает того, того, того (смеется)… А вообще, как-то все же неудобно рассуждать о своих плюсах и минусах. Потом еще скажут, что где-то приукрасил, где-то соврал. Так что давайте оставим мнение обо мне моим коллегам. Пусть лучше они оценивают футболиста Валерия Кондратенко (улыбается).
- Валерий Константинович, переходим к следующему блоку вопросов - о современном российскому футболе. Вам есть, с чем сравнивать, и, уверен, есть, что сказать. Понятно, что наш отечественный футбол нынче, мягко говоря, не в лучшем состоянии. Что, на ваш взгляд, губит его больше всего?
- Огромные зарплаты игроков. Исходя из того, что я знаю, вижу, читаю и анализирую, напрашивается вывод, что на Западе футболисты действительно зарабатывают свои деньги, а у нас просто получают. Молодых, еще не оперившихся людей «загоняют» на сумасшедшие контракты, и те начинают думать, что всё, жизнь удалась, напрягаться больше не надо. Яркий пример, к чему это может приводить, - ситуация с Кокориным и Мамаевым. Понятно, что их история получила большой резонанс, а сколько подобных случаев не афишировалось? Я убежден, что до тех пор, пока российские игроки будут именно что получать, а не зарабатывать свои деньги, наша футбольная держава не двинется по-настоящему вперед. Посмотрите, как самый богатый российский клуб «Зенит», не напрягаясь, опережает своего ближайшего соперника в нынешнем чемпионате на 10 очков и при этом проваливает европейскую кампанию. Это очень яркий пример. По уровню мы сейчас объективно находимся в Европе где-то в третьем десятке, не выше.
- Советский футбол был лучше?
- Конечно! Не сочтите меня за брюзгу, но, если объективно, он абсолютно точно был сильнее. Наши футболисты высоко котировались в Европе. Лев Яшин, Олег Блохин и Игорь Беланов получали «Золотой мяч» как лучшие футболисты континента, Ринат Дасаев признавался лучшим вратарем мира в 1988-м. Мы хорошо, а временами так и вовсе блестяще выглядели на международных соревнованиях, а ведь это четкий индикатор уровня футбола в стране. В 90-х - первой половине 2000-х годов наши футболисты, выросшие в советские годы, здорово выступали в сильных зарубежных чемпионатах: Канчельскис, Карпин, Мостовой, Хохлов, Ледяхов, Черышев-старший… А сейчас мы в Европе молимся на одного только Головина из «Монако». Да, есть еще Черышев-младший в «Валенсии», но он все-таки, давайте честно, воспитанник испанского футбола. Кстати, где-то я прочитал, что отец Дениса Дмитрий сказал: «Мой сын может вернуться в российский футбол только через мой труп». Наверно же, Дмитрий отдавал отчет тому, что говорил (улыбается).
- В 2008 году Аршавин занял 6-е место в голосовании «Золотого мяча».
- Тогда он действительно выстрелил с «Зенитом» в Кубке УЕФА и со сборной на чемпионате Европы. Однако здесь приходится опять возвращаться к разнице российского и европейского менталитетов. В лондонском «Арсенале» на первых порах на волне энтузиазма Андрей выглядел неплохо, но потом, что называется, скис. А всё почему? Потому что привык получать деньги, а не зарабатывать. В Англии же с этим всё просто и понятно: если ты не готов играть, то играть не будешь. Кстати, это действует и в обратную сторону. Когда известные заморские футболисты с каким-то апломбом приезжают играть в Россию, то быстренько понижают уровень своей игры. Пример последнего времени - Шюррле. Чемпион мира из Германии приехал в московский «Спартак» и сначала хотел что-то доказать. Но потом, видимо, подумал: «А смысл мне рвать жилы, если я здесь и так лучший?» Впрочем, это моя личная точка зрения, которая может отличаться от мнения других людей.
- Следующим летом схема лимита на легионеров претерпит изменения: теперь общая сезонная заявка будет ограничена 8-ю иностранцами. Это плюс или минус, на ваш взгляд?
- Знаете, я не хотел бы давать советов по этой теме нашим руководителям футбола. У нас среди чиновников и управленцев есть множество профессионалов и светлых голов, которые прекрасно понимают, как сделать российский футбол лучше. Так вот, давать им советы - это вредить себе. Они или сами не хотят производить позитивные перемены, или им не дают это делать, но факт, что нынешняя система прочно укоренилась и противостоит «новым ветрам». Хотя жизнь уже показала: надо что-то делать. После такого-то провального выступления в еврокубках. Когда, если не сейчас?
- Периодически высказываются идеи поддержки детских тренеров…
- И было бы очень хорошо, наконец, реализовать их на практике. Мы должны детских тренеров беречь, холить и лелеять, оберегать от финансовых проблем и всяческих бед. А тем, кто находит и взращивает по-настоящему выдающихся футболистов, надо не только повышать зарплаты, но и памятники ставить, выводить их на более привилегированный статус. Детские тренеры должны оцениваться не по количеству первых мест, занятых их командами, а по числу игроков, которых они нашли и подготовили для профессиональных клубов.
- Давайте поговорим о «Краснодаре». В последние полгода он столкнулся с игровым кризисом после ухода ведущих полузащитников Маурисио Перейры и Каборе…
- Кстати, мне непонятно, как можно было расстаться с ними обоими в одно время, да еще и накануне старта в Лиге чемпионов! Ну, а вообще, мы ждем, что у «быков» на постоянной основе заблистает собственная молодежь из академии. Игнатьев и Сулейманов поначалу выстрелили, а потом запала у них стало как-то меньше. Теперь вот Игнатьев в «Рубин» ушел… Знаете, к футболу надо всегда относиться честно, и тогда он ответит тебе взаимностью. Вот смотрите - пример Смолова. Человек 2 года подряд становился лучшим бомбардиром чемпионата страны, он явно подходил к домашнему чемпионату мира-2018 первым форвардом. Однако весной того года начал себя беречь: стал играть аккуратно и избегать стыков, у него снизилась результативность. А что потом случилось с ним на чемпионате мира? Потеря статуса «первого номера» и не забитый «паненкой» решающий пенальти в четвертьфинале с Хорватией. У меня до сих пор перед глазами картина, как Смолов после того матча сидит, опустошенный, в центре поля и не понимает, что с ним произошло. А всё это - следствие того, что еще в феврале-марте он стал относиться к футболу халатно. Как итог - Смолов получил в свой адрес негатив всех болельщиков. Футбол не прощает равнодушия. Каждый матч должен быть для тебя как последним - только тогда футбол повернется к тебе лицом.
- Дзюба - противоположный Смолову пример?
- Считаю, да. Когда его сослали из «Зенита» в тульский «Арсенал», он поставил себе задачу доказать, что в отношении него были неправы. Артем не боялся травм, он вгрызался в мяч в каждом матче, лез вперед, забивал… Как следствие, Черчесов пригласил его на чемпионат мира, а в матче с Саудовской Аравией Дзюба триумфально вышел на замену и встал на путь героя страны. Словно сам футбол решил: этот парень наш, и надо ему помочь.
- При всем при этом Дзюбу нередко критикуют за ограниченный стиль игры.
- Он реализует себя как может. Конечно, Дзюба не Месси, чтобы брать мяч и обыгрывать всех на своем пути. Он и не Роналду тоже. Но Артем хорош по-своему. Может, он не настолько эффектен, однако достаточно эффективен. Дзюба проявляет не только бомбардирские качества, но и ассистентские. Посмотрите, сколько с его передач голов забивают. Мне кажется, по степени участия в голевых атаках своей команды он один из лучших в Европе.
- Вы сейчас видите, кто мог бы со временем заменить Дзюбу в роли главного нападающего сборной России?
- Почему-то у нас подзабыли о Николае Комличенко из «Млады-Болеслав». Многие считают чешский чемпионат недостаточно сильным, но я вам скажу, что даже в дворовом футболе забивать столько, сколько забивает Комличенко, непросто. Ну, и чемпионат Чехии на самом деле не такой уж и слабый. Поверьте, у Черчесова есть чутье, и не зря он постепенно подтягивает Комличенко к сборной. Честно говоря, я не знаю, почему кубанские журналисты при определении лучшего игрока 2019 года проигнорировали Комличенко. Это ведь первый за долгое время коренной краснодарец, привлекающийся в национальную сборную.
- А вратаря «Краснодара» Матвея Сафонова, как раз признанного лучшим футболистом края-2019, в сборной ждете?
- Жду. Про вратарей - своих друзей я не забыл (смеется). Сафонов - тоже отличный мальчик, в футболе он многое умеет, но не испортила бы его пресса… Я бы пожелал Сафонову оставаться скромным и пахать-пахать-пахать. Пример моих друзей - Артеменко и Дасаева - показывает, что время вратарей может наступить уже после 28-ми лет. Дай Бог, конечно, чтобы из Сафонова вырос новый Яшин!
- Раз уж заговорили про вратарей… Как считаете, натурализованный бразилец Гильерме, регулярно допускающий ошибки, достоин быть первым номером сборной России?
- Вы хотите услышать от меня оценку аналитика-эксперта, а я ведь уже сказал вам, что в душе своей по-прежнему остаюсь игроком (улыбается). Я не знаю внутренней кухни сборной, какие качества вратарей Черчесов оценивает в первую очередь. Лично меня как игрока Гильерме не впечатляет. Вот Сафонов - да, спартаковец Максименко в некоторых матчах - да. Но сейчас вообще поменялась шкала ценностей. Когда-то Бескова увольняли за то, что сборная СССР стала - вдумайтесь! - «только» серебряным призером чемпионата Европы. Тогда даже 2-е место на крупном турнире считалось позорным, а сейчас у нас и 8-е называют супердостижением…
- Вернемся к «Краснодару». Согласны, что «быкам» не хватает агрессии в плане результатов? Стабильное пребывание в зоне еврокубков - это, конечно, хорошо, но вот чемпионства «быки», такое ощущение, как огня боятся, хотя и декларируют время от времени о желании за него потягаться.
- Да, вы верно подметили. Я думаю, это происходило не просто так: вместо классных и знаковых футболистов Перейры и Каборе приобретались люди с пометкой «на перспективу». Мне кажется, руководством «Краснодара» что-то недоговаривается, и здесь можно провести кое-какие параллели с «Кубанью». Помните, как в свое время из нее убирали главного тренера Виктора Гончаренко? «Кубань» тогда здорово стартовала и шла недалеко от первой тройки. Однако от Гончаренко избавились с формулировкой отсутствия перспектив у команды. То есть 3-4-е места после прошлогоднего 8-го руководство «Кубани» якобы посчитало бесперспективным. Гончаренко выгнали, и команда поползла вниз, через полтора сезона рухнула в ФНЛ и еще через пару лет вообще перестала существовать. Поэтому я думаю, что формулировки про перспективу - они все от лукавого. Действительно, есть такое ощущение, что руководство «Краснодара» решило: пробиваться на самый верх не надо, нам достаточно нынешних успехов. Может, конечно, я ошибаюсь, но со стороны картинка выглядит именно так. Если у команды есть реальный шанс зацепиться за титул, стать чемпионом, выиграть Кубок, то руководство, тренеры и футболисты должны прикладывать максимум усилий для достижения этих целей. Иначе зачем вообще тогда выходить на поле? В общем, резюмируя вышесказанное, логично предположить, что «Краснодару» мешают становиться чемпионом не внешние, а внутренние факторы.
И еще хотелось бы сделать отдельную ремарку относительно выступления «быков» в еврокубках. С командой что-то не в порядке, если она раз за разом терпит крупные поражения от довольно средненьких по европейским меркам команд. Сначала греческому «Олимпиакосу» проиграли (0:4), потом - швейцарскому «Базелю» (0:5), затем - испанскому «Хетафе» (0:3). Ладно еще, если бы это были минимальные поражения, но ничего не забивать и пропускать по 3-5 мячей - это уж слишком…
- Интересно, Валерий Константинович, что вы думаете про «Сочи».
- Что это рукодельное изобретение и инородное тело на юге России. Этакое дерево на голом асфальте. Привезли эту игрушку из туманного Санкт-Петербурга, украсили ею Черноморское побережье, а что с нею делать дальше, до конца так никто и не знает. Откровенно говоря, футбол сейчас в Сочи не развит, болельщиков там просто так ходить и тем более ездить на стадион не заставишь. Пока не подрастут в Сочи классные местные футболисты, пока не появится там родная для местных жителей команда, ничего хорошего не будет. Нельзя одним махом создать или перевезти в город футбольный клуб, который сразу же засияет без традиций. «Сочи» нужно еще 3-4 года, чтобы только обосноваться в городе и чтобы его стали воспринимать как настоящую профессиональную команду, а не как курортную. Я уверен, что даже Месси и Роналду не помогли бы сейчас «Сочи». Давайте подождем несколько лет и только тогда будем говорить о перспективах этой команды, если она будет существовать. А то, может, завтра руководство «барсов» выберет в качестве базирования Анапу, послезавтра - Геленджик. Или, глядишь, деньги закончатся, и «Сочи» снова станет «Динамо» из Санкт-Петербурга.
- Про «Кубань» вы уже говорили в реплике о «Краснодаре». Хотелось бы о ней подробнее…
- В моей картине мира за преступлением должно следовать наказание. Я сейчас не требую какой-то крови, но мне странно, почему никто не понес ответственности за «смерть» «Кубани». Хотя у клуба были руководители, которые, по идее, должны были защищать ее до последнего.
Знаете, исход «Кубани» меня вообще-то не удивил, поскольку я немножко знал ситуацию вокруг команды и отношение к ней со стороны власть имущих. В принципе всё оно и шло к такому концу. Неоправданное увольнение Гончаренко осенью 2014 года стало тревожным звоночком… Хотя нет, даже не звоночком, а колоколом, который извещал о том, что команда находится на краю пропасти. Почему спортивная общественность края слабо отреагировала на увольнение Гончаренко, на вылет «Кубани» в ФНЛ, на то, что команда была брошена на произвол судьбы, имела огромные долги? Всё просто спустили на тормозах, как будто ничего и не случилось. А ведь пока не будут сделаны выводы, пока не будут обозначены фамилии виновных и их наказание, света в конце тоннеля тоже не предвидится - хоть с «Урожаем», которому собираются вернуть название «Кубань», хоть еще с кем-то.
- После завершения игровой карьеры вы обосновались в Майкопе, так что от просьбы оценить нынешнюю ситуацию «Дружбы» вам никуда не уйти.
- Это точно (смеется). Надо отдать должное руководству республики и самого клуба, что они трезво оценивают свои возможности, исходя из которых и содержат команду. Они прекрасно понимают, что ФНЛ и премьер-лига - очень дорогие удовольствия. Сейчас в «Дружбе» работают с перспективной молодежью, пытаются давать ей зеленый свет в профессиональном футболе, ну, а параллельно стараются как можно лучше выступать во втором дивизионе. На мой взгляд, при нынешних финансовых возможностях в Майкопе так и должно быть. Для сравнения: «Краснодар» - это частный клуб с единственным владельцем, который в любую минуту может изменить политику своего детища. А в «Дружбе» такое невозможно. Клубы, находящиеся на содержании местных и региональных бюджетов, имеют устойчивую концепцию, они словно долгоиграющие пластинки. Дай Бог только, чтобы с деньгами и отношением к футболу руководителей всё было ровно.
- Интересно узнать ваше мнение по поводу отстранения российских спортивных команд от участия в чемпионатах мира согласно вердикту ВАДА.
- Я же вам говорил, что в душе своей остаюсь игроком, а вы опять хотите сделать из меня аналитика (улыбается). Но все-таки отвечу на ваш вопрос. Для футболистов тема допинга не стоит на первом месте, а что касается представителей других видов спорта… В том, что произошло, огромная вина руководителей, чиновников и тренеров, для которых важна не судьба спортсменов, а достижения любыми путями и способами: завоевать 20 медалей, взять 40 кубков и так далее. Я понимаю, что Россия в этом не одинока: так происходит во всем мире. Мне приходилось общаться с нашими легкоатлетами, и они мне рассказывали интересные вещи. Например, как-то перед чемпионатом мира им предоставили раздевалку, где недавно побывала американская сборная, - весь ее пол был усеян шприцами, ее еще не успели убрать. И никого это не волновало. А вспомните последний чемпионат мира по легкой атлетике в Дохе. Кто выиграл эстафету 4х100 метров? Американцы, у которых раньше были проблемы с дисквалификациями и которых сейчас спокойно допускают на соревнования… Но всё, больше не буду говорить на эту тему, поскольку не хочу затрагивать политику.
- Хорошо, тогда вновь обратимся к вашей персоне. Расскажите, как вы стали журналистом.
- Когда я еще выступал за СКА, выдающийся форвард сборной СССР Виктор Понедельник уже завершил игровую карьеру и стал журналистом - он был редактором популярного еженедельника «Футбол-Хоккей». Понедельник часто приезжал к нам на базу, поддерживал форму. И как-то говорит нам, группе молодых ребят: «Слушайте, а не хотите попробовать себя в журналистике?» - «Можно». И Понедельник, используя свои связи в местном Ростовском университете, привел туда нас, шестерых молодых футболистов. Нас попросили написать сочинения: преподаватели хотели оценить наши журналистские задатки. Мы написали, и они сказали: вот из Кондратенко может что-то получиться. Это запало мне в душу (улыбается). А потом, спустя годы, когда я уже выступал за «Дружбу», мне предложил сотрудничать главный редактор республиканской газеты «Адыгейская правда» Христофор Ардавасович Баладжиян. Я стал писать отчеты с выездных матчей, они ему нравились, их публиковали. А когда я завершил игровую карьеру, Баладжиян сказал мне: «Давай теперь к нам в редакцию штатным сотрудником». Я согласился. Сначала работал спортивным обозревателем, потом корреспондентом отдела информации, вскоре возглавил этот отдел - и так вот постепенно стал главным редактором (улыбается). На этой должности я раньше работал в «Советской Адыгее», а сейчас - в «Майкопских новостях».
- В «нулевых» вы были пресс-атташе «Краснодара-2000» и «Кубани». Хотите еще поработать где-нибудь на такой должности?
- Наверное, нет. Тогда, в первой половине «нулевых», я стоял у истоков продвижения регионального клуба - «Кубани» - на федеральные каналы, и это было в диковинку. А сейчас такие методы считаются допотопными - федеральную прессу даже искать не надо, поскольку она сама ищет подобные контакты, тот же «Матч ТВ». Ну, и есть еще «Независимая спортивная газета», с которой я давно дружу и к которой отношусь с большой симпатией. Она, действительно, профессионально рассказывает о краевом и российском футболе, только не сочтите это за рекламу (улыбается).
- Знаю, у вас спортивная семья.
- Точно. Мой внук - Ростислав - начинал заниматься футболом в школе «Кубани», а после ее распада перешел в «Академию футбола» Завьялова. Сейчас ему 13 лет, недавно он вернулся из Казани с Кубка «Золотой орды», который «Академия футбола» выиграла, победив в финале казанский «Рубин» со счетом 1:0. Так что первый трофей у Ростислава уже есть, но я ему всё время говорю, чтобы он не останавливался, попал в сборную России и заменил Месси в «Барселоне» (улыбается). Оба моих зятя - тоже футболисты. Азамат Паунежев играл в «Дружбе», одно время - в молодежной сборной России. Чуть не попал в московский «Спартак», но там отдельная история. Дима Воронин пробовался в московском ЦСКА, выступал за «Дружбу» и «Кубань». Ну, а две мои дочери занимались легкой атлетикой, поскольку их мама - тренер по легкой атлетике. Они добрались до звания кандидата в мастера спорта, были в молодежном возрасте одними из лучших легкоатлеток Кубани. А потом вышли замуж, и, естественно, их легкоатлетическая карьера пошла на спад.
- Может, хотите сказать что-то особенное в завершение нашей беседы?
- Да, хочу пожелать всем футболистам, тренерам и своим коллегам по журналистскому цеху, чтобы 2020 год сложился для них удачно, чтобы они были здоровы, благополучия их семьям. Пусть их радуют дети и внуки, у кого есть. Всяческих благ и процветания во всех смыслах!
Давид Арутюнов

.: Другие материалы рубрики



Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: