.: Футбол. Тет-а-тет
Сергей Петров: «Галицкий сказал: «Пойдем поговорим». Так я стал правым защитником»
Н
едавно крайний защитник Сергей Петров обошел опорного хавбека Юрия Газинского по количеству минут, проведенных на поле в составе «Краснодара», и стал вторым по этому показателю в истории клуба (на 1-м месте - Александр Мартынович).
- Надо будет еще какие-нибудь рекорды побить! - с улыбкой начал беседу с корреспондентом «Чемпионата» защитник «быков».
- Уже чувствуете себя древним в клубе?
- Сколько я в «Краснодаре»? 7 лет получается. Сейчас понимаю, как устроен быт, в курсе всех требований. Когда только пришел, то вообще никого не знал, а я парень стеснительный. Да еще и с травмой приехал. Помню, повредил ключицу в матче за «Крылья», мне сделали операцию в Самаре, но трансфер всё равно состоялся. Занимался самостоятельно, месяц руку разрабатывал.
- Когда вы пришли, у «Краснодара» еще не было такой инфраструктуры?
- Стадион еще не построили, но шикарная база была. Восстановительные процедуры, комплексы - будто готовят к полетам в космос. По сравнению с «Крыльями» уже тогда чувствовался уровень. В Самаре были просто баньки да бочки со льдом.
- Вы застали Муслина, Кононова и Шалимова.
- При Муслине команда только набирала обороты, шли 8-9-ми. Уже с Кононовым были другие задачи. При нем впервые прошли в еврокубки. По сей день там и выступаем.
фото: Чемпионат.com
- Удивились, насколько у Кононова не пошло в «Спартаке»?
- Там такое давление, что я всё время удивляюсь. Мне кажется, что ему просто не дали поработать.
- Говорят, что Кононов слишком мягкий. Правда?
- Он может быть требовательным, просто на публике этого не показывает. Однажды проигрывали «Уфе» - еще на стадионе «Кубань», и Кононов в перерыве собрал игроков и как следует напихал.
- Как еще мотивировал?
- Один раз, не помню перед каким матчем, поставил видео. Как мы забиваем голы и проходим весь путь. Скорее всего, это был еврокубковый матч. Кажется, мы тогда выиграли.
- «Краснодар» сильно изменился при Шалимове? Он говорил, что при нем начали играть чуть ли не по схеме «2-1-7».
- У него свое видение игры. При нем стали попроще выходить из обороны. Если нас напрягают, то шла передача на нападающих - и поджимаем. Хотя это, скорее, уже в безвыходной ситуации. А глобально стиль у нас не меняется - всегда атакующий футбол.
- Вандерсон Масиэл рассказывал, как его однажды остановили полицейские в Краснодаре. Думал, что будут проблемы, а в результате лишь нашел новых друзей. А в какие ситуации вы попадали в Краснодаре?
- На днях сработала пожарная сигнализация в 23.00 во всем доме. Пришлось срочно с ребенком на руках спускаться с 17-го этажа. А лифт не работал - только по ступенькам.
- Что произошло?
- Выяснилось, что какой-то чудак забыл выключить сковородку. Потом еще 17 этажей с ребенком вверх. Мне везет на такие истории.
- Было еще что-то такое?
- Да, в другом доме, где у меня старая квартира была. Там на 16-м этаже жил. Вызываю лифт, и тут бац - та же пожарная сигнализация. Спустился вниз, там кафешка «Мишлен». Спрашиваю у людей, что случилось. Выяснилось, что это наш Скопа кофе варил. Забыл выключить, пошел дым, сработала сигнализация, и лифты не работали.
- «Я рад за Петрова. Никогда не выделяю игроков. Но за Петю рад». Это написал Сергей Галицкий в «твиттере» в 2014 году после вашего гола «Рубину».
- Там был такой период… Я ходил расстроенным, потому что привык играть опорника, а меня ставили крайним защитником. Причем, левым. Хотя я правша. Приходилось перестраиваться, больше работал левой ногой и долго привыкал. Там совсем другие действия. А тут еще и контракт заканчивался.
- Лично участвовали в переговорах о продлении?
- Да. Приехал в академию, зашел в кабинет к гендиректору Владимиру Леонидовичу Хашигу. Сижу, и тут заходит Сергей Николаевич со словами: «Пойдем, поговорим».
- О чем общались?
- Он сказал, что видит меня крайним защитником, что у меня есть скорость. В центре всё-таки нужны мощные ребята, как Юра Газинский. Дал мне понять, что вряд ли я буду играть в центре. Сергей Николаевич хотел, чтобы я выступал на позиции правого защитника. Сказал: «Попробуй, я в тебя верю». Я согласился. Вскоре продлили контракт. Так я стал играть правого защитника. Всё благодаря ему.
- Сильно.
- А сейчас я уже и не сыграю в центре. Абсолютно привык к позиции правого защитника.
- Вратарь Андрей Синицын рассказывал, что обсуждал с Галицким, имеет ли смысл заранее падать при пенальти. А с вами он игру обсуждал?
- Нет, просто подсказывал. Говорил, чтобы я не переживал из-за адаптации к новой позиции.
- С продажей «Магнита» Галицкий стал еще ближе к клубу?
- Стал чаще приезжать на базу. Постоянно со всеми поддерживает связь. Оно и понятно: всё-таки его детище, ему интересно. О чем его ни спроси, он всегда даст развернутый ответ.
- Вы всю жизнь выступаете под 98-м номером. Почему?
- Этот номер у меня еще с тех пор, как я подписал контракт с дублем «Зенита». Там просто была игра на сборе, и мне дали 98-й номер. С тех пор не меняю - 10 лет уже. А номер 98 - это еще автомобильный код Санкт-Петербурга, откуда я родом.
- В «Краснодаре» крайне чутко относятся к теме внутреннего патриотизма. Вам не предлагали сменить номер?
- Нет, никогда. Из ребят 1998 года рождения тоже никто номер не просил.
- У вас ведь номер телефона заканчивается на 98. Не случайно?
- Раньше было модно так делать. Я застал те времена. В молодежной сборной просил Антона Соснина и Пашу Яковлева - они помогли достать. С тех пор не менял.
- Сколько стоил номер телефона?
- Около 3-х-5-ти тысяч рублей. Всё-таки у меня не прям уж крутой номер, просто заканчивается на 98.
- На Кипре в составе национальной сборной России вы получили жесткую травму…
- Я вообще испугался сначала. Подумал: ё-моё, сломал. Доктора, как увидели, схватились за голову. Я всё-таки смог еще немножко побегать, но нога начала ныть и опухла. Было страшно, если честно. Меня решили заменить, чтобы не рисковать здоровьем.
- Киприоты спорили с удалением, но в «твиттере» сборной России опубликовали фото вашей ноги.
- Идея выложить фото была не моя. Это врач сборной Безуглов фотографировал. После этого кадра сомнения по удалению должны у всех отпасть.
- Как приходили в себя?
- Два дня восстанавливался, делал процедуры, спал и потом уже начал тренироваться потихонечку. Щиток на ногу не мог надеть - больно. Приходилось делать специальную мягкую прокладку, а уже потом - щиток. Иначе, если бы мне попали по ноге, был бы трындец.
- Берегли ногу после такого?
- Первым делом, когда начал заниматься в общей группе, попросил ребят поаккуратнее.
- А кто у вас пожестче на тренировках?
- Рамирес может. Там даже был момент, когда мы вдвоем шли, а он ногу убрал. Я ему потом спасибо сказал.
- Вроде «Краснодар» стремится играть в пас, но последнее время стало больше голов после «стандартов» и навесов.
- Да, мы стали больше забивать со «стандартов». Раньше вообще не могли, а теперь пошло. А вообще, соперники подстраиваются под наш футбол. Это и нам стимул развиваться.
- Почему перестройка «Краснодара» в этом сезоне получилось настолько непростой?
- Потому что речь про центр поля, который у нас обновился. Средняя линия ведет игру. Связи нужно восстанавливать, плюс новым ребятам необходимо понять требования, куда бежать. Сейчас много занимаемся теорией - по 40 минут.
- Матч с греческим «Олимпиакосом» в квалификации Лиги чемпионов - самое болезненное поражение в карьере?
- Пожалуй, что так.
- Мусаев говорил, что слишком авантюрно начали играть в Греции при 0:2.
- Так и есть. Побежали отыгрываться. Нужно было спокойненько от обороны, а уже дома решать. Но это всё для нас опыт, потому что жизнь на этом не заканчивается.
- Скажите честно, была эйфория после «Порту»?
- Конечно, все радовались в раздевалке. В нас ведь после первой игры никто не верил. В конце второго матча я даже спросил нашего капитана: «Нас устраивает счет?» 89-я минута, голова уже не варит. Когда судья свистнул, то все рванули - невероятные эмоции. На всю жизнь запомню.

.: Другие материалы рубрики



Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: