.: Футбол. Тет-а-тет
Иван Игнатьев: «Уходить из «Краснодара» желания не было и нет»
В
есной ситуация с нападающим «Краснодара» и молодежной сборной России Иваном Игнатьевым всколыхнула всю футбольную «песочницу». Сейчас, когда страсти улеглись, футболист в интервью «Чемпионату» вспоминает те события и делится историями, помогающими лучше понять его характер.
- Иван, болельщики шутят, что у молодежной сборной России состав сейчас сильнее, чем у национальной. Есть ощущение, что выйдете на Евро-2021 и там всех грохнете?
- Хочется, чтобы так и было. Это моя большая-маленькая мечта. Подбор игроков у нас хороший, тренер делает всё возможное. При должном отношении шансы у нас неплохие.
- Вы общаетесь с Чаловым?
- Переписываемся в «WhatsApp», плюс он отвечает в «Instagram».
- Он расстроился, что остался вне списка главной сборной?
- Это я с ним не обсуждал. В любом случае, он получит шанс. Если на данном этапе Станислав Саламович принял такое решение, значит так и должно быть. Для «молодежки» же хорошо, что Чалов с нами - конкуренция помогает.
- Где вам удобнее играть: чуть сзади или наконечником?
фото: РФС
- Я хочу в обоих направлениях развиваться: и в подыгрыше, и завершать в штрафной. На данном этапе я могу лучше действовать в штрафной, больше открываться, но есть нюансы, которые пока не позволяют это делать.
- Нюансы?
- В «Краснодаре» много новых людей, понимания на 100 процентов между нами еще нет. Все ребята мастеровитые, высочайшего уровня, тренироваться с ними - одно удовольствие, ведь ты набираешься опыта. В будущем это поможет, но когда команда только собирается, то необходимо сыграться. 3-4 месяца - и «Краснодар» заиграет по-другому.
- Во всех матчах чемпионата в атаке играете вы, а в еврокубках - Берг. Почему так?
- У нас 3 турнира, поэтому нужна ротация. У Берга на европейском уровне больше опыта. Нам тоже нужно его набирать, но таково решение тренера. Я с ним солидарен и претензий не имею.
Машина, Ткаченко
- Сейчас ситуация более комфортная, чем полгода назад. В феврале у вас были варианты с «Зенитом»?
- Я бы не хотел к этому возвращаться. Было много всякой информации, которая вылезала просто для того, чтобы она была, чтобы поднять шум.
- Вы пострадали от этого?
- Я получил много негатива в свой адрес. Но я-то знаю, что всё не так, что люди ошибаются. Это их дело, я зла не держу.
- Почему вы перестали быть клиентом агентства Германа Ткаченко?
- У меня есть свое мнение, но в интервью не буду высказываться. Это рабочие моменты, я просто решил, что нам надо прекратить сотрудничество.
- Это была ваша инициатива?
- Да. Произошла ситуация, в которой я, проанализировав некие моменты, решил разойтись.
- Фотографии вашей машины в социальных сетях вызвали широкий резонанс.
- В нашей стране легко сделать резонанс, очень легко. Люди хорошо работают.
- И всё же, эта история с машиной…
- Что мне её подарили?
- Да. Был этот автомобиль?
- Это обычная, не очень дорогая машина - «BMW» третьей серии 2018 года. Я копил на нее очень давно. То, что всплывало в СМИ… Им надо было подогреть ситуацию. Может, сторона Германа Ткаченко была обижена на меня. Хотя я никакого зла не держал, у нас были теплые отношения.
- Вы разошлись корректно?
- Герман спросил: «Может, подумаешь?» Я сказал, что решение уже принято. На что услышал: «Хорошо, это твое решение». Потом они составили документы, проблем не возникало.
- Информация о том, что «Краснодар» предлагает вам новый контракт, появилась до расставания с Ткаченко?
- Это было, когда мы разошлись с Ткаченко.
- Есть понимание, почему Шапи Сулейманов отнесся к этой ситуации не настолько принципиально? У него всё получилось тихо.
- Там была другая ситуация. Нюанс в моем ответе руководству. Я был не в очень хорошем настроении, была полоса неудачных игр. Скажу честно - я мог ответить по-другому. Мог предложить поговорить, всё обсудить, а я не хотел в тот момент ничего обсуждать и дал отказ. Поэтому так всё и вышло. Но это моя ответственность, что я так ответил.
- На время, что вас отправили в «Краснодар-2», вам дали в основной команде план индивидуальных тренировок?
- Мне никто не говорил, как тренироваться. Но я сам понимал, что возвращение рано или поздно будет. Я и так растерял форму, по тайму выходил - приходилось трудно. Отношение было, как ко всем. Дополнительных нагрузок мне не давали, но я работал для себя отдельно. Дай Бог, чтобы таких ситуаций больше не происходило.
- С Галицким в то время общались? Он же относится к вашему выпуску, как к своим детям.
- Именно в той ситуации - нет, но с Сергеем Николаевичем я общался много. Мы говорили и по душам, и о моем трудном характере. Не секрет, что у меня бывали нарушения режима, такое правда было. Но я этим не злоупотреблял.
- На чем сказывалось?
- На юношеском футболе. Сейчас не соблюдать режим уже не вариант, на нынешнем уровне каждое «погулял» перерастает в незабитый гол.
Характер, детство
- Кстати, вы переехали в «Краснодар» в 13 лет. Тяжелый период?
- Я родом из маленького города Ачинска, что в Красноярском крае, из обычной семьи. Первое время было сложно, искал себя, плюс переходный возраст. С ребятами поладил почти сразу, но был маленький момент недопонимания. Зато после него мы сплотились.
- Что за момент?
- Я только приехал, все жили в коттеджах. Команды еще не было - не успели вернуться с игры в Ростове. В доме оставался кто-то из травмированных ребят. Я приехал и не знал, где спать. А спать хотелось сильно - это был мой третий перелет за всю жизнь, сильно устал. Этот парень положил меня на чью-то кровать, всё равно было уже поздно. А когда ребята вернулись, вместе с хозяином кровати решили надо мной подшутить. Тапками меня закидали. Что-то вроде такого.
- А вы что?
- Я отреагировал жестко, не дал себя обидеть. После этого все стали ко мне относиться хорошо, проблем больше не возникало. Первое испытание я прошел. Но если бы по-другому отреагировал, обиделся или еще что, дальше пошло бы по накатанной. А так стали уважать.
- Ваш тренер рассказывал, что вы часто не хотели возвращаться в академию после отпуска. Почему?
- Такое, чтобы совсем не хотел возвращаться, было только однажды. Родители привезли меня в аэропорт, сами уехали, а я пошел в зону досмотра. Была очередь, в наушниках играла какая-то грустная песня, и я начал вспоминать, как только что был с друзьями детства, как хорошо дома с семьей. Возникла мысль, что не хочу никуда лететь. Сквозь музыку услышал, что мою фамилию уже объявляют по громкой связи, и я решил не идти на посадку. Договорился с какой-то женщиной, взял билет на автобус и поехал обратно домой. Мама увидела меня и была в шоке, спросила: «Ты что!?»
- В итоге всё равно уехали?
- Думал, что продлил себе каникулы, но не вышло. Мне взяли билеты на следующий день и проводили чуть ли не до самолета.
- Нежелание возвращаться в академию связано с жестким режимом?
- В коттеджах, где мы жили, были чуть другие правила, полегче. Сейчас ребятам сложнее - правил еще больше. Но это учит дисциплине, помогает в тренировках. Сразу знаешь, что можно, а что нет. Однако в тот момент я сравнивал, как другие парни в 13 лет проводят время и как я: режим, две тренировки, нет свободного времени. Но это стоит того, чтобы в будущем дать хорошую жизнь родителям, посмотреть на мир вокруг, добиться серьезных результатов…
Контракт, будущее
- Вернемся к событиям весны. Как происходило возвращение в первую команду?
- Поговорили по новому контракту с коммерческим директором, я согласился, всё подписал.
- Условия улучшили?
- Чуть-чуть, но ситуация там в другом.
- Появилась система премий?
- В тот момент я хотел показать клубу, что никогда не думал идти против них. Я хотел, чтобы было правильно, честно, поэтому подписал контракт до 2022 года, который мне предложили. Плюс-минус там всё осталось, как и в первом варианте.
- Правда, что вас штрафовали за интервью?
- Я не знаю.
- Вы же должны были подписывать какие-то бумаги.
- Штрафов вроде никаких не было. В интервью я никогда не говорю чего-то такого, за что можно штрафовать. Я не вру, говорю правду, в которой нет ничего горького. У спортсменов всегда сложный путь. Вокруг нас постоянно какие-то разговоры, но главное - идти к своей цели. Много кто хочет тебя оскорбить, когда ты не забил гол. Или наоборот, говорят, что забил из-за везения. К несчастью, больше половины людей делает это от зависти. Они бы хотели оказаться на нашем месте, но кто им это не дает? У них есть руки и ноги.
- Когда вы вернулись, что-то для вас изменилось в команде?
- С ребятами у меня отличные отношения - я получал поддержку во время этой ситуации. Но когда возвращаешься после такого, то внутренне ты где-то скован, есть неловкость. Потом всё встало на свои места.
- Вами ведь интересовались в это «трансферное окно»?
- Читал об этом в новостях, но лично с представителями не общался. Предложения, наверное, есть, но я сейчас в «Краснодаре», никуда перебираться не хочу. Если сам «Краснодар» скажет, что их устраивает чье-то предложение, то можно обсудить. Но я лично не хочу и не хотел отсюда уходить. Мы играем в атакующий футбол, тут дают время молодым - это самый подходящий для меня клуб в России.

Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: