.: Футбол. В фокусе внимания
Станислав Лысенко: «За этот сезон «Урожай» должен встать на ноги»
Н
а минувшей неделе на учебно-тренировочной базе «Северная» состоялась долгожданная пресс-конференция нового генерального директора краснодарского «Урожая» Станислава Лысенко. Назначение на эту должность одного из самых ярких игроков в российской истории «Кубани» породило массу разговоров. В общение с журналистами, которое продолжалось свыше часа, Лысенко подробно рассказал о своем расставании с любительской «Кубанью», задачах «Урожая» и объединении болельщиков.
«Независимая спортивная газета» по традиции предлагает вашему вниманию пресс-конференцию в максимально развернутом виде.
Война ни к чему не приведет
- Уважаемые друзья! Хотелось бы попросить, чтобы пресс-конференция прошла конструктивно, - начал разговор Станислав Лысенко. - Чтобы поднимались проблемы, касающиеся кубанского футбола, жизнедеятельности футбольного клуба «Урожай», возрождения «Кубани». Я готов открыто общаться и ответить на любой вопрос. Главное, чтобы это было в корректной форме. Передо мной стоит задача, чтобы вы ушли отсюда с полным пониманием, как мы будем двигаться дальше.
фото: ФК «Урожай»
- Станислав Анатольевич, как вы приняли предложение возглавить «Урожай»? Были ли какие-нибудь сомнения?
- Мне поступило предложение о встрече от администрации края в лице вице-губернатора Андрея Николаевича Коробки. Вы знаете ситуацию в кубанском футболе. Наверное, дальше так продолжаться не должно. Так как я на тот момент являлся спортивным директором в Краснодарской региональной общественной организации «Кубань», принимать решение самостоятельно не мог. Состоялся совет с участием определенного количества людей. В течение нескольких дней мы всё обдумали и приняли решение, что встретиться надо. Если человек действительно готов разговаривать и идти на некое объединение или мы могли хотя бы выслушать друг друга - почему нет?
Мы встретились, пообщались. И в первый раз за последние несколько лет я услышал понимание и даже, пожалуй, открытое признание того, что не тем путём они шли. После этого мы еще раз встречались с Андреем Николаевичем, уже вместе с представителями общественной организации и снова всё обговорили - на сей раз совместно. А после последнего матча на стадионе «Кубань» по моей инициативе собралась около 1000 человек. Там я максимально открыто и доходчиво хотел донести до болельщиков свое видение ситуации и услышать их мнения. Я их выслушал, были разные позиции, в том числе - кардинально противоположные. Только после этого собрания я принял решение. Можно его долго обсуждать и осуждать. Я считаю, что это некий выход из сложившегося тупика. Воевать можно долго, но это ни к чему не приведет.
- Год назад в интервью «Независимой спортивной газете» вы очень резко высказывались о руководстве «Урожай» и самом клубе. Насколько легко вам дался этот переход и что будете делать для объединения болельщиков?
- Хороший вопрос и благодарю за корректность. То интервью я хорошо помню и от него не отказываюсь. Если отмотать время на год назад, я поступил бы так же. На данный момент в ФК «Урожай» нет ни одного человека, который работал в то время. Я действительно считаю, что те люди делали всё для того, чтобы разрушить «Кубань». Это мое личное мнение, которое и сейчас остается. Но, еще раз повторю, была большая беседа с Андреем Николаевичем, который признал, что в какой-то степени ошибся в людях, которым доверился. Конечно, это сложное решение, сказать, оно далось мне легко - значит, ничего не сказать. Я принял его утром, не спав всю ночь. Но я человек, который любит делать дело, а не сидеть на месте. Я никого не призываю развернуться и идти болеть за «Урожай». Хочу своей работой объединить людей вне зависимости от их взглядов. Что я буду делать - покажет время. В первую очередь, мы должны быть полностью открытыми. Накануне у нас была контрольная игра, вход был свободный - пожалуйста, приходите. Я не хочу закрывать
ся и не хочу никаких кривотолков, готов отвечать на любые вопросы. Если в мой адрес поступают недовольства, то я не могу сделать так, чтобы все меня любили. Такова сейчас моя участь как гендиректора. Понимаю, что будут стрелы в мой огород. Как бы это громко ни звучало, ради благих целей, ради «Кубани», ради кубанского футбола я буду прикладывать все усилия.
Я был в РФС на апелляционном комитете и в лицензионной палате. Вы просто не представляете, какое там категорично негативное отношение, даже не к «Урожаю» или «Кубани», а ко всему кубанскому футболу. Поэтому уже давайте пытаться что-то изменить. Я лично начал этим шагом.
Участие администрации края - минимально
- В каком состоянии вы приняли ФК «Урожай»? И расскажите о кадровой политике клуба.
- Я обещал вам, что буду максимально открыт по этой теме, но есть моменты, которые не имею права озвучивать в силу корпоративной этики. «Урожай» шел тем же путём, каким шла НАО ФК «Кубань». Я сам не только спортсмен, но еще и экономист. Привык к тому, что дебет с кредитом должен сходиться. За минувший год «Урожай» нарастил себе немаленький долг, я еще провожу аудит и не могу сказать точно его объем. Нынешний бюджет заложен с тем, чтобы долги погасить. Этот год будет направлен на то, чтобы мы встали на ноги и сохранили структуру клуба.
Самые большие проблемы, которые здесь существовали - огромная зарплатная ведомость, раздутый штат клуба, который насчитывали 94 сотрудника. Это запредельное количество. Тот бюджет, который здесь был, не соответствовал затратам. И поэтому появился долг. На данный момент бюджет сокращен в 4 раза. Те футболисты, которые здесь будут теперь играть, в подавляющем большинстве своем воспитанники кубанского футбола. И это моя мечта, чтобы у нас играли только кубанские ребята. Насколько она осуществима - покажет время.
- Означает ли сокращение бюджета то, что снимается задача занимать высокие места?
- Вы правильно подметили. Строгой задачи занять 1-е место нет. Мы это не скрываем. Будет возможность бороться за 1-е место - не откажемся. Но это не первостепенно.
- В каком статусе Андрей Коробка находится в «Урожае»? Каковы его полномочия, и какое участие в жизнедеятельности клуба принимает краевая администрация?
- На данный момент ее участие минимально. Сколько я играл в «Кубани», всегда был куратор от администрации края. Мы не скрываем, что она всегда влияла и, наверное, будет дальше влиять на команду. Сейчас частных клубов в России практически нет. А если они и есть, то они обычно временные. Без помощи администрации очень сложно. Сейчас ее участие минимально и состоит в поиске финансирования.
- Стадион «Кубань» и база - это содействие администрации?
- Конечно. Стадион «Кубань» - это Министерство спорта. Вчера мы подписали с ним очередной договор на следующий год. База находится на балансе СШ по футболу, и сейчас мы участвуем в торгах, чтобы на законных основаниях здесь находиться.
- Какой был бюджет у «Урожая» и какой будет? И кто остался в команде из предыдущего состава?
- Прежний бюджет - на счет клуба поступало 12 миллионов ежемесячно. Причем, день в день. Никаких проблем не было. Просто завышенные желания и требования руководства привели к долгам. Сейчас всё будет на порядок меньше. По поводу команды - из прошлого состава осталось 3 человека. И все они - молодые. В понедельник будут подписаны контракты с 19-ю футболистами. Дорогостоящие игроки расторгли контракты по соглашению сторон. Конечно, это ляжет на бюджет следующего года, но иного пути здесь нет. Мы не можем сейчас позволить себе платить большие зарплаты. Нынешние футболисты будут получать 20-40 тысяч рублей.
- Каким именно будет в этом году бюджет «Урожая»?
- Плюс-минус 70 миллионов рублей. Скорее, с плюсом. Но из этих 70-ти нам надо будет еще и погасить имеющиеся долги.
- Откуда новички?
- 12 человек из ЛФК «Кубань». Накануне мы играли с майкопской «Дружбой» - и мне очень понравился матч. Считаю, мы конкурентоспособны на уровне второй лиги. Знаете, мы боимся доверять молодежи. Это то, чего мы все хотим, но почему-то боимся делать. Я сам попал в «Кубань», когда мне было 18 лет. Тогда, не считая 36-летнего Александра Васильевича Плошника, самому возрастному игроку был 21 год. Да, мы тогда вылетели из первой союзной лиги, но потом все ребята играли на высоком уровне. Конечно, есть некоторый риск относительно результата. Я поставил тренерскому штабу задачу опираться только на своих. Поэтому футболистов извне практически не будет. Дорогостоящих - тем более.
- Какие зарплаты были у футболистов «Урожая»?
- Даже некорректно сравнивать. 300-400 тысяч в месяц.
- А может бюджет увеличиться по ходу сезону? Как вы оцениваете шансы на то, что быстро найдется спонсор? Год назад вы говорили, что в такой проект, как «Урожай», ни один нормальный человек не вложит деньги. Что думаете сейчас, как оцениваете проект с точки зрения привлекательности?
- Что касается наших доходов, нужно получать хоть какие-то копейки даже в виде продажи билетов. Будем использовать базу в тех же целях. Всё, что касается зарабатывания денег, мы должны делать. Насколько я знаю, в плане заработка ранее вообще не занимались. По поводу спонсоров - обязанность любого гендиректора искать людей, которые будут помогать. Не знаю, в курсе вы или нет, но в общественной организации, помимо членских взносов и тех людей, которые просто давали свои личные средства, был единственный спонсор - это «Аякс-Риэлт». И появился он только потому, что я этим занимался. Конечно, и здесь буду действовать в данном направлении. Найти человека, который сразу принесет 50 миллионов, сложно. Любой футбольный проект - очень сложный в плане инвестиций. Возможно, я ошибаюсь, но в России нет ни одного футбольного клуба с плюсовым бюджетом. Но это не значит, что надо сидеть на месте.
- В наступающем футбольном сезоне будет платный вход на матчи?
- Да, но стоимость билетов будет небольшой.
Все не так плохо!
- Какой тренерский штаб будет в «Урожае»? И давайте подведем итог по футболистам.
- Главный тренер - Андрей Викторович Юдин. С ним уже подписан контракт. Александр Сергеевич Кайванов - помощник главного тренера. Сергей Владимирович Подгородный - тренер вратарей. Это тренерский штаб, который работал в ЛФК «Кубань». Футболисты собраны по всему краю. Процентов 70 из них не имеют даже паспорта профессионала. Большинство из них - воспитанники Академии футбола Краснодарского края, футбольного клуба «Надежда», СШ по футболу Краснодара. Юрий Митрохин - вообще из Васюринской. Давид Наниев, по моему мнению, должен стать лидером клуба. Он сам из Владикавказа, но уже несколько лет живет в крае и собирается, кстати, жениться на дочке Николая Комличенко (улыбается). Михаил Маркосов - достаточно известный футболист, это наш лидер, мы на него очень рассчитываем. Причем, не только как на бомбардира, но и как на человека, способного сплотить команду.
- Не кажется ли вам чересчур рискованным брать в команду второй лиги 70 процентов непрофессионалов?
- Я не вижу тут никакого риска, особенно если мы говорим о становлении команды. Я доверяю этим игрокам. Давайте немного потерпим, и вы поймете, что не так всё плохо. Понятно, что болельщики жаждут побед, но ситуация диктует совсем другие условия. Однако это не значит, что задача просто играть, и всё. Нет, такого не будет. Тот, кто был накануне на игре, видел, что «Дружбу», которая заняла в минувшем сезоне высокое место в ПФЛ, мы по игре полностью превзошли (счет матча 2:1 в пользу майкопского клуба, - прим.С.Б.). Это для меня показатель.
- Выплатит ли ФК «Урожай» компенсацию ЛФК «Кубань» за футболистов, перешедших сюда? И насколько, на ваш взгляд, эта команда соответствует уровню ПФЛ? Ведь она и в крае не была самой сильной.
- Вы рассуждаете, как болельщик. Я смотрю на ситуацию чуть шире. И сразу поправлю - я считаю, что по уровню мы были в крае первыми-вторыми. По поводу, что мы 3 матча проиграли, можно долго дискутировать. Чемпионат Краснодарского края, если говорить о первой четверке, ничем не отличается от уровня второй лиги. 5-6 наших футболистов будут очень яркими на уровне ПФЛ. Да, общий уровень команды, может, чуть-чуть не дотягивает. Но мы над этим работаем. Мы в поиске центрального защитника и опорника, которые нам очень нужны. Тут мы готовы на некие затраты.
Теперь о компенсации. По регламенту, любой клуб, который заключает профессиональный контракт, несет компенсированную выплату через РФС. А там распределяется каждому по заслугам - всем школам, которые воспитали этого футболиста. В частности, КРОО «Футбольный клуб «Кубань». С 1 февраля этого года для команд ПФЛ ввели изменения. Любая команда, которая заявляется на турнир, вносит около 300 тысяч рублей и может заявлять любых футболистов - с края, откуда угодно. Поэтому общественная организация должна сделать запрос в РФС. Если у нее существовали паспорта этих футболистов, она получит компенсацию, пропорциональную времени нахождения каждого игрока в команде.
- «Урожай» остался должен многим игрокам, которые ушли в течение прошлого сезона. Они просили узнать, когда им вернут долги?
- У этих игроков наверняка есть мой телефон! (Улыбается). В клубе было 94 сотрудника, когда меня утвердили на должность генерального директора. Сейчас осталось в районе 50-ти - это вместе с футболистами. По поводу долгов. Есть график платежей, который составлен мной и финансовым директором, опираясь на наши возможности. С каждым футболистом мы подписали соглашение. С теми, по которым до меня были приняты решения Палатой РФС, мы ведем диалог и ищем деньги, чтобы оплатить долг. Задача стоит выплатить все задолженности максимально. И это моя первостепенная задача. Причем, мы должны не только футболистам, но и контрагентам, офисным сотрудникам. Я со всеми веду диалог.
- Как вы планируете заявлять футболистов, если у клуба закрыта дозаявка?
- Она открыта, у вас неверная информация. Я был на днях на апелляционном комитете, где нам открыли дозаявку и дали лицензию с некоторыми условиями. Если их не выполним, то нас вообще исключат из участников чемпионата. Но мы их выполним!
- Вы сказали, что сейчас не стоит задача выхода в ФНЛ. Есть какой-то определенный срок для повышения в классе? 2-3 года и больше?
- Я сам спортсмен и хочу добиваться высоких результатов. У нас амбициозные футболисты и такой же тренерский штаб. Конечно, может, не все дойдут до того уровня. Но наша задача на сегодня - встать на ноги, быть конкурентоспособным коллективом и в следующем году однозначно мы будем ставить задачу выхода в ФНЛ.
Через год можем вернуть свое имя
- Еще один глобальный вопрос - о возвращении имени «Кубани». Стоит ли такая задача и есть ли понимание, как ее выполнить? Как вернуть многомиллионные долги?
- Конечно, это очень болезненная тема. И важнейшая задача. Я «Кубань» знаю не понаслышке. Повторю, когда я был в РФС, столкнулся там с очень негативным отношением ко всему кубанскому футболу. И мне, конечно, хочется это отношение изменить. По поводу эмблемы и названия… Я не юрист и не могу профессионально ответить по всем деталям, но мы задействовали все ресурсы, чтобы вернуть имя «Кубань». Я был в РФС и скажу, что всё это реально. Как - пока не могу сказать. По поводу долгов вы немножко заблуждаетесь. В таком случае должен быть правопреемник «Кубани», но его нет. И не будет. Если кто-то захочет взять эти долги, ударить себя в грудь, сказать, что он правопреемник «Кубани», тогда да. Но такое понятие как «правопреемник» на сегодняшний день неправильное. Желание вернуть имя есть у всех - общественной организации, футбольного клуба «Урожай», болельщиков, ветеранов. Так давайте вместе это решать!
- Когда будет возможна смена имени на «Кубань»? Прежде речь шла о 2-годичной дисквалификации бренда.
- Я приоткрою вам занавес. Возможно, (только не пытайте меня, почему я так говорю) 20 июня 2020 года вернется название «Кубань».
- Как обстоят дела с футбольной школой? Продолжит ли функционировать ФК «Надежда» - ваш «ребенок»? Вы сказали, что будете игроков черпать из собственных ресурсов. Где эти команды? Или это будет просто селекционная работа по всему краю?
- За эти 2 недели, которые я тут нахожусь, у нас состоялся разговор с СШ по футболу и с Академией футбола Краснодарского края по поводу переезда хороших футболистов в Москву и другие регионы. Собственно, этим вопросом я занимался и прежде. Нужно сохранять ребят у нас в крае. Я готов сотрудничать абсолютно со всеми школами. И было бы хорошо, если бы был отклик. Однако позиция многих тренеров состоит в том, чтобы как можно скорее отправить своего воспитанника в Москву. Вот это надо ломать.
Что касается ФК «Надежда», то она существует, это мое детище. Наверное, она уже должна как-то видоизменяться, потому что сейчас я физически не могу уделять ей должного внимания. Есть тренеры, которые ею занимаются. Не идет разговор, что «Надежду» никому не отдам - наоборот, я готов к какому-то объединению. Хотелось бы создать футбольную школу «Кубань», которой сейчас не существует в природе. И этот вопрос я уже поднимал и на встрече с Андреем Коробкой и многими тренерами. Школа - хорошая идея. Я знаю, как ее реализовать. Но для этого нужны деньги. А денег пока нет. Возможно, будет какой-то коммерческий проект.
- Расскажите о ближайших планах «Урожая».
- Все сборы будут на клубной базе. В будущем они также будут проходить здесь. И так до тех пор, пока мы не выберемся из финансовой ямы. Я не вижу целесообразности ездить куда-то. Календарь уже известен. Наш спортивный директор Любомир Кантонистов сообщил, что 16 июля у нас выезд в Астрахань к «Волгарю». 20-го - игра на Кубок России дома с майкопской «Дружбой». 24-го мы принимаем «Машук». А 1 августа едем в Махачкалу на матч с одноименным клубом. Помимо тренировочного процесса, надо пройти медобследование и вообще заявиться. Это до среды мы должны сделать.
- Расскажите о менеджерском составе. Про Кантонистова, наверное, многие в первый раз услышали. И сформирован ли медицинский корпус?
- Есть врач - Константин Викторович Москалев из Армавира. Достаточно квалифицированный специалист. Массажиста ищем. У меня был разговор с замечательным специалистом Игорем Григоренко, которого вы прекрасно знаете по работе в «Кубани». Но наши возможности не позволяют нам его пригласить. Кроме того, остаются люди, которые тут работали. Это финансовый директор, бухгалтер, пресс-атташе.
Я ничего не запрещал!
- Любительская «Кубань», которой вы занимались, была основана на базе «Надежды». Сейчас та команда пытается что-то продолжать, они еле-еле набрали 10 человек на календарный матч чемпионата Краснодарского края, поскольку почти всех игроков вы забрали в «Урожай». Был ли у вас разговор с людьми, которым дорога эта «Кубань»? Как вы объяснили факт, что забрали всех ведущих игроков? И считаете ли вы это правильным, ведь долго там работали?
- Замечательный вопрос. Вы очень обширно спросили, я очень обширно отвечу. Я хочу обратиться к такому спортивному ресурсу, как «Sportbox» - когда вы пишите статьи, хоть немного интересуйтесь другой стороной... Я по своей занятости совсем не читаю то, что пишут. Но я понимаю, что сейчас творится в интернете. Теперь я расскажу очень развернуто, чтобы мы это подчеркнули и забыли. Понимаю, что мое решение можно осуждать в связи с тем, что я, как многие говорят, «ухожу в стан врага». Я доходчиво объяснил, почему это делаю. И могу принять позицию, что человек категорически не хочет сотрудничать. Когда меня обвиняют, что я запрещаю что-то, перетаскиваю футболистов… Я расскажу, как было дело. Общественная организация собралась 23 июня. И на собрании были приняты некие решения. Вы их, наверное, прекрасно знаете (в частности, что объединение «Урожая» и «Кубани» не состоится, - прим.С.Б.). Перед этим собранием ко мне приезжал один из представителей. Я ему озвучил свои шаги, направленные на то, чтобы, как минимум, как-то сотрудничать, по крайней мере, идти в нужном направлении. Все футболисты - а они все для меня дороги, поскольку это местные ребята - были готовы играть бесплатно до конца сезона за «Кубань». Вне зависимости от их профессионального статуса. Тренерский штаб был готов тренировать бесплатно для футбольного клуба «Кубань» и тех футболистов, которые остались, и тех, которые перешли в «Урожай». Для чего это было нужно? Во-первых, чтобы мы потихонечку почувствовали какое-то объединение. Во-вторых, если бы этого не сделали, то чемпионат края мог рухнуть. Я созванивался с Иваном Александровичем Перонко (председателем Краснодарской краевой федерации футбола, - прим.С.Б.) и слезно его просил. Он дал добро на такое сотрудничество, хоть регламент этого не предусматривал.
Однако на конференции это предложение было категорически отметено - мол, это невозможно и неприемлемо. Я согласен - если у вас такая позиция, то нет проблем. В понедельник, 24 числа, в 8 часов вечера ко мне приехала делегация в составе 10-ти человек и по пунктам мне рассказывала, что мы против всего, только хотим на базе тренироваться. Я говорю: «Хорошо, а как вы собираетесь играть с Белой Глиной 26-го числа? Я с Перонко договорился, люди готовы играть за вас бесплатно. Вы бюджет уменьшаете во много раз, уже проблемы серьезные с задолженностями». Получаю ответ, дословно цитирую: «Нет, это предатели, для нас это неприемлемо». - «Сколько у вас человек осталось? 10? А как вы собираетесь играть?» После такого я просто хочу понять логику людей, которые принимали это решение. Мне говорят: «Хорошо, давай они в среду сыграют, а потом будут предателями». Для меня это вообще непонятно. Как вы свои принципы отстаиваете? Вы сначала принципиальны, потом не совсем принципиальны, потом опять принципиальны?
Во вторник, 25-го числа, вечером собирается весь наш штат. В том числе и те ребята, которые уже перешли в «Урожай». Я отмечу, что 24-го числа шли тренировки «Урожая», в которых участвовали все футболисты, в том числе из «Кубани». Так вот, 25-го числа из общественной организации просят, чтобы ребята сыграли против Белой Глины. Так это у футболистов надо спрашивать - хотят они играть или нет. Но почему-то посчитали, что я им запретил. Я могу только высказывать свою позицию. И не могу запретить футболистам играть. Хотят - пусть играют. Но я, как генеральный директор, не согласен с вашей позицией: вы сначала отказываетесь, а потом опять хотите попросить. Для меня это неприемлемо. Футболисты отказались играть категорически. Тем более, им там еще должны деньги. И в чем здесь моя вина? То, что происходит сейчас, находится за пределами моего понимания. Поэтому, коллеги и журналисты, прошу вас иногда выслушивать и вторую сторону. Сейчас мне многие звонят и говорят, что, мол, надо ответить. Не хочу никому отвечать - вместо того, чтобы начинать перепалку, я займусь работой. Такой же большой-большой привет я хочу выслать московскому журналисту Евгению Савину. Если бы ему было интересно, он бы позвонил и выслушал вторую сторону. Но ему интересно поднять шум и полить грязью.
- Давайте поставим точку. Вы подтверждаете, что прямого запрета футболистам играть против Белой Глины с вашей стороны не было?
- Категорически не было. И могу добавить: 26 июня я был на лицензировании. И физически не мог никому ни приказывать, ни звонить. А если вы хотите провести расследование, то проводите. Когда такие вещи происходят, то многое умалчивается. Хотят в этой ситуации вывернуть так, что кто-то другой виноват. Я рассказал всё, как было. А вы можете верить как одной стороне, так и другой.
- Как считаете, возвращение эмблемы сможет объединить болельщиков «Кубани» и «Урожая»?
- Я призываю к объединению и готов протянуть руку любому человеку. С одним большим «но»: я не согласен с тем, что сейчас происходит. Болельщики разные: есть «ультрасы», сочувствующие, переживающие, старые, молодые... Но очень многие любят себя в «Кубани», а не «Кубань» в себе. Это большая разница. Я призываю к взаимопониманию.
Также обращаюсь и к ветеранам. Как-то у них нет понимания, что дальше делать. К кому они относятся, к какому клубу. Они невольно оказались в каком-то «зависшем положении». И эмблема, конечно, станет объединением. Понимаете, эмблема в душе должна быть. Вот я прямо спросил на встрече с болельщиками на стадионе «Кубань»: «Вы тут кричите, что Коробка, мол, такой-сякой. Если бы я не пошел в «Урожай», а он на следующий год возьмет эмблему себе. Тогда что, вы пойдете?» - «Да, пойдем». Где ж тогда ваши принципы? То есть вы только за эмблему идете, а что внутри происходит, не анализируете? Получается какой-то тупик. Выходит, если я сейчас сюда пришел, то я негодяй. А если на следующий год эмблему «Урожай» возьмет, то можно уже и с Коробкой дружить? Я правильно понимаю? У меня тут нестыковка. Я считаю, что всё должно быть логично и правильно. Если есть у тебя принципы, вот и следуй им.
- Как вы представляете себе объединение болельщиков после тех резких выпадов, которые болельщики ЛФК «Кубани» позволяли себе делать в отношении людей, изначально поддерживающих «Урожай»?
- Можно ответный вопрос? А сколько человек пишет? 10? 100? Пусть 100, пусть 500. А сколько человек приходило на трибуны, когда я играл? 30-40 тысяч! Почему вы считаете, что мы должны опираться только на этих болельщиков и всё? Во всех сферах есть люди, которые более активны. Но есть те, и их большинство, которым неинтересно это всё читать, неинтересно участвовать в этом. Есть нигилисты. Их позиция - отрицать всё. И их я пытаюсь привлечь. Но если люди неадекватны, то что я должен делать?
Ветераны не должны быть «заложниками ситуации»
- При предыдущем руководстве денег хватало на всё, кроме содержания музея. Какой будет ваша политика по отношению к истории «Кубани»/«Урожая»?
- Мы встречались сегодня с Игорем Гайдашевым и обсудили детали по поводу музея. Оказывается, он даже не сотрудник музея сейчас - для меня это шок. Несмотря на то, что у нас сейчас много финансовых проблем, мы нашли какой-то компромисс. И дальше будем пытаться изменить ситуацию в лучшую сторону.
- Ограниченные финансовые возможности могут как-то повлиять на качество содержания полей и, соответственно, на подготовку молодых футболистов?
- Учитывая тот бюджет, который озвучен и подтверждается документами, могу сказать, что мне хватит на всё. У нас прошла большая реорганизация для правильного функционирования клуба с данными возможностями. Мы сократили штат во многих сферах.
- В весенней части прошлого сезона возникали проблемы с трансляциями матчей «Урожая», наполнением клубного сайта. Что-то изменится?
- Чего ни коснись, там проблема, проблема, проблема... Что касается сайта и трансляций, мы прикладываем максимальные усилия в этом направлении. Кроме желания, есть финансовые возможности. Этот месяц, я думаю, нас будет трясти. Дальше, надеюсь, будет намного лучше. Я люблю, чтобы всё было на высоком уровне, вне зависимости от того, где мы находимся - во втором дивизионе или премьер-лиге.
- Каким образом будут выстраиваться отношения с ветеранами «Кубани»? И есть ли среди них единодушие?
- Очень плохо, что на протяжении многих лет у поколения ветеранов, которым сейчас за 60, никогда не было единения. Я не знаю, почему так произошло. Возможно, обида какая-то у кого-то на кого-то. И постоянно возникал вопрос, что кто-то с кем-то не стыкуется. Я уже с ними разговаривал, приходили Плошник, Горюнов, Чеботарев, Панаиотиди… Я просто не понимаю, что за перетягивание ветеранов идет? Если мы перетянем ветеранов, значит мы - «Кубань»? Получается, что ветераны какие-то «заложники»? Послушайте, я их и так уважаю, несмотря на то, в каком «штабе» они будут. Вопрос в другом - давайте, наверное, в душе объединяться спокойно, безо всяких там принадлежностей. Лично я никогда бы не поступил так, как по отношению ко мне - скорее всего, на эмоциях, конечно, - Александр Васильевич Плошник. Если бы его поливали грязью, я бы встал на защиту Александра Васильевича. Просто потому, что он мой кумир и человек, который не может быть подвержен критике в принципе. Он очень многое сделал для «Кубани». И буду всегда его защищать, если про него что-нибудь где-нибудь напишут плохо. Хотелось бы, чтобы ответная реакция была такой же. Чтобы мы друг друга не топили, а помогали. Ни для кого не секрет, что многим ветеранам важно просто внимание. Как только мы сможем помогать финансово, мы обязательно будем этим заниматься. Они на турниры ездят регулярно - и им общественная организация помогала, и «Урожай», и другие люди. Но почему надо обязательно быть «заложником»? Почему получается, что если эти дали - то эти хорошие, а те дали - значит, и те хорошие?
- Нет ли у вас желания заявиться играющим тренером?
- Нет.
- Есть ли у «Урожая» своя тренировочная форма? Если да, то почему футболисты тренируются в той форме, которая была куплена для ЛФК «Кубань»?
- Если футбольный клуб «Кубань», то бишь общественная организация, считает, что это не позволительно, то мы готовы вернуть эту форму. Без проблем. Правда, за свою карьеру не припоминаю случая, чтобы я возвращал форму. Если это нужно, мы обязательно вернем. Хочу оговориться, что эмблема - не собственность общественной организации или еще кого-либо. Эмблема - собственность всех людей, которые переживают за «Кубань». Те футболисты, которые играли за ЛФК «Кубань», тоже искренне переживали. И последние полтора месяца играли вообще бесплатно - с обязательствами, что им будут платить. Им не выплатили вообще ничего. Так что давайте будем до конца честными друг перед другом.
Сергей Бакаев

.: Другие материалы рубрики


Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: