.: Футбол. Тет-а-тет
Виктор Гончаренко: «Титул - это побочный продукт хорошо проделанной работы»
Ц
СКА в прошедшем сезоне серьезно омолодился и изменился. Однако армейцы по-прежнему боролись за самые высокие места. И это один из главных результатов работы Виктора Гончаренко на посту главного тренера.
Известный журналист Илья Казаков специально для еженедельника «Футбол» поговорил с белорусским специалистом и получил ответы на вопросы о любимых книгах, лучших матчах и основных принципах управления командой.
Эмоции, книги, Клопп
- Виктор Михайлович, на одной из тренировок сборной России еще при Фабио Капелло футболисты играли в «квадрат» и смеялись. Итальянец подошел к ним и заявил, что надо выгрызать мяч, как это делают в «Реале», а не веселиться. А чего вы не позволяете своим подопечным?
фото: РИА «Новости»
- Для меня особенно важна концентрация, когда отрабатываются тактические навыки. Тактика ведь скучна для футболистов. И если человек не слушает тебя, повторяет из раза в раз ошибки, то возникает ситуация под названием «Берегись!» Если мои слова не дойдут до игрока, то я отправляю его с тренировки и нахожу замену. На тактических занятиях должна быть стопроцентная концентрация внимания.
- Мне кажется, вы умеете превосходно себя контролировать.
- В раздевалке может происходить многое. Об этом не очень хочется говорить тренеру. Важно не переходить на оскорбления игроков. После этого не будет уважения. А нет уважения - нет результата. У меня случались такие моменты, но мне было не зазорно извиниться, если я даже был прав или сказал что-то на эмоциях. Но потом надо обязательно объясниться с игроком или со всей командой.
- Вы всегда были таким рассудительным?
- Взрослея, человек становится более черствым. Надо ведь принимать те решения, которые идут на благо команды. Безусловно, я меняюсь, но сложно судить, в какую сторону. Всё это происходит и с возрастом, и с опытом, и с чтением какой-нибудь литературы. Не можешь же ты быть в 41 год таким же, каким был в 25 лет.
- Вы много читаете переводной специализированной литературы. Что именно находите в книгах?
- Читаю абсолютно разные вещи. Надо понимать: есть опыт, а есть знания. Опыт приобретаешь, проходя какой-то путь в чемпионате или Лиге чемпионов, а книги восполняют пробелы в образовании. Любое чтение - способ решения определенной ситуации.
- Что больше всего потрясло из прочитанного?
- В свое время понравилась книга Свена-Ерана Эрикссона. Знаменитый шведский тренер описал случай, который мне запал в душу. Римский «Лацио» в конце 1980-х приехал в Неаполь. Впереди кубковая игра, и Эрикссон говорит: «Мы легко победим. Марадона пешком ходит где-то в стороне». После матча аргентинец подходит к нему и говорит: «Через 3 дня еще раз приедете в Неаполь, на «Сан-Паоло», вот там в чемпионате играть будем уже мы. И посмотрим, кто сильнее». 3 дня спустя: «Наполи» - «Лацио», прошло 15 минут; защитник «орлов» подбегает к Эрикссону: «Что мне делать с Марадоной?» Швед отвечает: «Я и сам не знаю, что делать с ним». Марадона играл как бог. Фраза запала мне в душу.
А еще, читая уже другую книгу, я соглашался с суждениями Юргена Клоппа. Его умение разрядить атмосферу в команде или сказать фразу, которая глубоко укореняется в сознании, - такое дано не каждому. Слушать немца - одно удовольствие. И, конечно, впечатлила книга сэра Алекса Фергюсона.
Секрет Гвардиолы, стиль Моуринью
- Наверное, тренеру важно читать подобного рода литературу, чтобы было с кого брать пример.
- Пожалуй, да. Надо понимать, что всем молодым тренерам необходимо получать базовое образование. Но должна быть компетенция и страсть к делу. А образование никогда не заканчивается. Биохимия, психология коллектива - всё это очень важно. Но и следить за играми тоже надо, чтобы черпать что-то новое. Искать пути взаимодействия с коллективом, брать пример с того же Клоппа или Гвардиолы, или с Эмери, а затем вырабатывать свое.
- Есть ли в мире специалист, против которого вы мечтаете сыграть?
- Я уже и так достаточно матчей провел против Клоппа, Моуринью, Гвардиолы. Глобальная задача тренера - хорошо подготовить команду, у которой будет баланс во всех линиях. И тогда ты можешь играть против любого соперника. В последнее время у меня нет такого, что я сижу и смотрю, например, по телевизору жеребьевку Лиги чемпионов. Были случаи, когда могли позвонить из пресс-службы ЦСКА: «Прокомментируй результат жеребьевки». А я даже не знаю, с кем играем в группе!
- Есть ли в вашей карьере матч, который проигрывался или выигрывался заранее?
- Как-то еще с белорусским БАТЭ перед встречей с болгарским «Левски» меня спросили: «Зачем сюда приехали?» Отвечаю: «Победить». В зале дружный хохот. В итоге мы побеждаем со счетом 1:0. Если же говорить о поражениях, то отмечу, прежде всего, матч БАТЭ - «Барселона». Мы чрезмерно загрузили команду информацией. Полагаю, никто из современных клубов не приблизился к тому футболу, который показывали Хави, Иньеста и Месси. Против той «Барселоны» играть было невозможно. У нас был план, а Гвардиола постоял у кромки первую минуту, понял, как мы расположились на поле, и мгновенно внес правки: отправил Кейта в нападение, а Дани Алвесу прокричал: «БАТЭ через левый фланг намерен атаковать, останься там!» В итоге весь наш план рухнул, мы уступили 0:5. До сих пор помню, как было стыдно…
- А нужны ли вам «раздражители», чтобы мотивировать себя и команду на победу?
- Ну, стиль управления Моуринью - искать внешнего врага - подходит только в конкретных случаях. Такой метод на длинной дистанции работать не может. Для меня важно, чтобы команда не делила соперников на важных и на второстепенных. А «раздражитель» - тут нужно подобрать правильные слова, чтобы игроки вышли на поле мобилизованными. Путей к отступлению нет, надо прожить матч. Важно не бороться, важно переиграть.
- Какой матч лучший в вашей карьере?
- (После паузы). Может, у меня такой характер, но я не пересматриваю игры, даже самые удачные. Можно вспомнить встречу с «Реалом», но надо отдавать отчет, что мадридцы не были такими энергичными. В матче с «Баварией» заставили немцев поработать последние игровые полчаса. Большое удовольствие получил от домашней встречи с лондонским «Арсеналом». Мы доминировали около 60-ти минут, но потом, правда, из нас выпустили пар. Это касается и выездной игры с французским «Лионом», когда мы одержали важнейшую волевую победу. Еще вспоминаю матч БАТЭ и голландского «АЗ», когда мы победили 4:1. Напряженно было. Против нас, кстати, тогда Вернблум и Эльм играли, которые потом много и успешно выступали за ЦСКА. (Улыбается). В чемпионате вспоминаю крупную победу над «Локомотивом», поединки с «Зенитом». В общем, один конкретный матч не могу выделить.
- В РПЛ сейчас только один иностранный тренер - Миодраг Божович в «Крыльях Советов». Это плюс или минус?
- В России побывало много разных тренеров, которые оставили свой след. Каждый иностранец привнес что-то свое. Нельзя сказать, что раз иностранцев нет, то не действуют и определенные методики. Что-то продолжает работать, осталось только воспользоваться наследием.
Березуцкие, Игнашевич, Акинфеев
- Леонид Слуцкий как-то рассказывал о своем главном шоке. Он пришел в ЦСКА и понял, что его методы неэффективны. Когда дела пошли в гору - методы Слуцкого как раз заработали. А у вас как получилось?
- Я прошел годовую стажировку в ЦСКА. Леонид Викторович всё на пальцах объяснил про каждого игрока, работу в команде, способы мотивации футболистов. У меня уже было четкое представление, что может произойти в клубе. Я, например, обычно поздравляю ребят после победы и здесь тоже попробовал так сделать. Но Вася Березуцкий сказал: «Давай не будем этой хренью заниматься». Надо понять, что подходит коллективу. Чтобы тебя приняли, необходимо найти компромисс. Будешь навязывать что-то - коллектив от тебя отвернется. Слуцкий так и поступил: сначала стал единым целым с командой, а потом потихоньку стал свое привносить.
- Со стороны казалось, что в армейском клубе у вас всё стало получаться сразу.
- Мы понимали, что Березуцкие и Игнашевич рано или поздно закончат играть, но всё равно получилось неожиданно. На летнем сборе в Австрии у нас тренировалось только 12 человек. Тем не менее, работа шла: необходимо было строить новую команду. А дальше увидели новичков в ЦСКА, поняли их потенциал, и сами футболисты в себя поверили. На юношеском задоре так и выступили в чемпионате России и в Лиге чемпионов. Насколько быстро ушли ветераны - настолько же быстро мы постарались «влить» новичков.
- На ваш взгляд, Игнашевич и братья Березуцкие еще могли бы играть?
- Вася Березуцкий мог бы поиграть еще несколько сезонов. Алексею было бы потяжелее: у него много травм в последнее время. Мне казалось, Сережа Игнашевич вполне способен был продлить карьеру, но закончить ее после домашнего мундиаля - правильное решение, его нужно уважать. Переубедить их было практически невозможно.
- Армейская молодежь почти сразу стала одной командой. Насколько легкий или наоборот тяжелый это процесс: находить футболистам позиции, наигрывать связки?
- Сначала игроков видишь в тренировочном процессе, затем общаешься, узнаешь их характер, амбиции, желания. Так и подбирается позиция. Если есть такие футболисты, которые готовы действовать на нескольких позициях, то это хорошее подспорье. Самое важное, когда игроки, выходящие в стартовом составе, понимают, что они ключевые фигуры для достижения результата со своей особенной ролью. И это ощущение позволяет им играть на максимуме.
- А кто сейчас лидер в ЦСКА?
- Надо понимать, что лично ты не можешь назначить кого-то лидером. Они сами вырисовываются на тренировках. Да, есть такие, как Акинфеев, способные замотивировать в раздевалке, подсказать во время игры. А кто-то показывает иначе: на поле - собственным примером. У нас в каждой линии есть такие футболисты.
- Приходилось ли вам на тренировках как-то ограничивать в словах Василия Березуцкого?
- Я ведь был помощником у Леонида Слуцкого в ЦСКА, Василий знал меня достаточно хорошо. У него не было никакого стеснения, он знает, когда надо остановиться. Конечно, есть некоторые переборы, но его слова всегда звучат по делу. Березуцкий может надавить так, чтобы у игрока потом проявились только лучшие качества. Если бы кто-то ограничивал Березуцкого - это был бы другой человек.
- А вы любите, когда футболисты говорят при вас?
- Конечно! Люблю, когда шутят - даже надо мной. Тут обид никаких нет. Это вполне нормальная ситуация, когда ребята могут посмеяться надо мной, а я эту шутку могу поддержать.
- А какие поводы для шуток?
- Например, ненароком брошенное слово. Любой косяк, который совершил, игроки подметят: как ты пошел и как говоришь, как ведешь тренировочный процесс. Всё подмечается и сканируется. Надо себя вести четко и правильно, иначе любое действие может быть истолковано не так.
- Не только в ЦСКА, но и в «Урале», и в «Уфе», и в БАТЭ?
- Да, конечно. Мы часто говорим с командой, что в коллективе всегда должно быть хорошее настроение. Никому не запрещается разговаривать и шутить. Только это всё не нужно превращать в развлечение. Важно качественно и интенсивно тренироваться и делать это с удовольствием. Мне важно выстраивать команду изо дня в день. Не считаю нужным думать о том, сколько титулов я хотел бы выиграть. От моих желаний команда лучше не станет. Важно ее улучшать день ото дня, чтобы потом на выходе добиться какого-то результата. Титул - это побочный продукт хорошо проделанной работы.

.: Другие материалы рубрики


Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: