.: Волейбол. Тет-а-тет
Юрий Маричев: «Живу волейболом и своей семьей!»
Ю
рий Маричев крайне неохотно дает большие интервью. Но для корреспондента «Независимой спортивной газеты» сделал исключение. Несмотря на то, что в вечер разговора отмечал с женой «предрубиновую» свадьбу (в чем открылся позже). Несмотря на то, что назавтра его нынешней команде «Протон-Саратов» предстояла важная игра с краснодарским «Динамо». Просто, Юрий Маричев - не только большой тренер, но и незаурядная личность. Убедитесь в этом сами.
МУЖСКОЕ НАЧАЛО И ЖЕНСКОЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ
- Юрий Николаевич, начнем разговор издалека. Как вы оказались главным тренером краснодарского «ГУВД-Динамо» в 2009-м? Ведь до этого успешно возглавляли команду элитного эшелона.
- Да, я много лет своей спортивной и тренерской биографии отдал уфимскому клубу, который с 2007 года стал называться «Уралом». 4 сезона - в качестве игрока и капитана команды «Нефтяник Башкортостана», а с 2003-го стал главным тренером этой дружины. И вот на 6-м году тренерской карьеры мне поступило предложение из Краснодара. К тому времени я уже понял, что пора менять клуб, да и кубанцы были настойчивы. Приглашали меня вице-губернатор Мурад Казбекович Ахеджак, одновременно возглавлявший федерацию волейбола Краснодарского края, и Сергей Александрович Кучерук, в ту пору - начальник ГУВД Краснодарского края, являвшийся также президентом мужского клуба «ГУВД-Динамо», выступавшего в высшей лиге «А». Перед командой ставилась задача выхода в суперлигу, и мы сходу взялись за ее выполнение, уверенно лидируя с первых туров.
Из досье «Независимой спортивной газеты»: Юрий Николаевич Маричев. Родился 17 ноября 1960 года в Туле. С 1978 по 2003 годы - связующий в 9-ти клубах России, а также командах Израиля и Турции. Как игрок наивысшего успеха добился в московском ЦСКА (за 6 сезонов - с 1985 по 1991 годы): 4-кратный чемпион СССР (1986, 1990, 1990, 1991), обладатель Кубка европейских чемпионов-1991, Суперкубка Европы-1991. Чемпион Турции-1992 («Эджзачибаши», Стамбул). С 2001-го по 2003-й - играющий тренер «Факела» из Нового Уренгоя. Далее работал главным тренером: мужского «Нефтяника Башкортостана» (Уфа) - 2003-2009; мужского «ГУВД-Динамо»/«Динамо» (Краснодар) - 2009, 2010-2013; женского «Динамо» (Краснодар) - 2009-2010; мужского «Динамо» (Москва) - 2013-2015, 2016-2017. С 2017-го по сегодняшний день возглавляет женскую команду «Протон-БАЭС»/«Протон-Саратов». Работал главным тренером мужской молодежной сборной России (2005) и женской сборной страны (2013-16). Тренерские достижения: мужская молодежная сборная России - чемпион мира-2005; женское «Динамо» (Краснодар) - бронзовый призер чемпионата России-2009/10; мужское «Динамо» (Москва) - бронзовый призер чемпионата России-2014/15, обладатель Кубка ЕКВ-2014/15; женская сборная России - чемпион Европы 2013 и 2015 годов.
фото: РИА «Новости»
- Начали вы сезон «под задачу» в мужском «Динамо-ГУВД», а в декабре оказались во главе уже женского «Динамо». Как такое могло случиться?
- Женское «Динамо» задачу выхода в суперлигу решило на год раньше. Но в высшем эшелоне дело не заладилось, команда занимала 11-е место, и руководство клуба отправило после 6-го тура наставника команды Михаила Омельченко в отставку, а Мурад Ахеджак предложил мне занять его место. Это было очень неожиданно! Ведь я никогда до этого не работал с женскими командами. Но мой первый опыт оказался очень успешным.
- Команда сходу стала бронзовым призером чемпионата России. Как удалось?
- В том большая заслуга игроков команды. Я до сих пор вспоминаю, к примеру, Наталью Маммадову. Мне повезло работать с таким игроком. Она была настоящим лидером команды, который практически тянул за собой всю дружину. Девчонки, глядя на нее, старались, хорошо трудились на тренировках, и это принесло команде высокий результат - бронзовые медали, что для дебютанта, да еще после неудачного старта, стало, конечно, большой победой.
КУБАНСКИЕ ПРИОРИТЕТЫ
- По окончании того сезона вам предлагали остаться во главе женской команды?
- Да, предлагали, но я все-таки выбрал мужскую команду, которая должна была дебютировать в суперлиге. Мне хотелось продолжить начатое год назад дело. И продолжение это было довольно успешным. Мы заняли 4-е место, причем, в плей-офф вышли с 8-го и начинали его против лидера предварительного этапа - одинцовской «Искры». Совершенно неожиданно для многих сумели пройти «Искру», а затем и до игры за бронзу дошли. Бороться против казанского «Зенита» в полуфинале, а за бронзу с «Белогорьем» было нелегко. Но мы, по общему мнению, против лидеров суперлиги выглядели вполне достойно. 4-е место в том сезоне-2010/11 мужского «Динамо», к сожалению, так и осталось наивысшим достижением команды. Но и работая с мужской командой, я часто вспоминал время работы с женской как одно из лучших в своей биографии. Эта неожиданная перемена была интересной, многое было для меня новым. В свою очередь, и я старался привить девушкам некоторые элементы мужского волейбола. И где-то в глубине души у меня зрело желание вернуться в женский волейбол.
- С 2010-го в Краснодаре появился клуб, объединивший женскую и мужскую дружины. Как скоро вы почувствовали, что женская команда в приоритете?
- Честно говоря, я вначале не думал о приоритетах. Меня в первые годы это волновало меньше всего. Но по ходу комплектования команд новыми игроками бросалась в глаза разница в уровне приглашаемых исполнителей для женской и мужской команд. Фаворитом клуба был женский коллектив, что, впрочем, неудивительно. С него начинался краснодарский волейбол. У женского «Динамо» была богатая история, высокие достижения и большая популярность среди болельщиков. Однако и мы уже первым сезоном в суперлиге начали создавать свою историю, да и в последующие - собирали неплохую зрительскую аудиторию. Очень жаль, что история эта как началась, так вскоре и закончилась. Очень хотелось бы ее продолжить, историю мужского волейбола в Краснодаре.
- После вас женскую команду возглавил Сергей Овчинников. Без вашей рекомендации не обошлось, верно?
- Свою тренерскую карьеру Сергей Овчинников начинал у меня в уфимской команде. В то время он закончил играть и находился на перепутье. Мы с ним провели в «Нефтянике Башкортостана» 2 полноценных сезона. Потом он ушел в Челябинск, снова встретились с Сергеем уже в Краснодаре. Конечно, мы хорошо знали друг друга, и я был очень рад приходу Овчинникова: у нас была примерно одна система подготовки игроков. Решение о его приглашении принимал гендиректор «Динамо» Руслан Олихвер. У Овчинникова уже был немалый опыт работы с женскими командами. Своего первого успеха - бронзы чемпионата России - Овчинников добился в «Омичке», в 2009-м.
- Не могу не затронуть очень и очень печальную тему. Всем известно, что Сергей Овчинников свел счеты с жизнью после неудачи на Олимпиаде-2012 возглавляемой им женской сборной. Вы ведь дружили. Скажите, были ли какие-то предпосылки к тому несчастью?
- Знаете, в то время мы не так уже плотно общались. Не то чтобы совсем не знались, а просто каждый был больше занят своим делом. Конечно, никто не ожидал такого исхода. Да что там, никто не мог даже подумать об этом! Понятно, что очень тяжело переживать олимпийскую неудачу. Я сам прошел через это. Понимаете… Ты, стремишься к великой цели всю жизнь, и вдруг - страшный провал… Ощущение - как будто жизнь заканчивается. И поэтому надо найти в себе силы, чтобы дальше жить, работать. Время ведь всё лечит… Но у Сергея, видимо, были не только спортивные проблемы, но и жизненные. Сейчас мы можем только сожалеть, но, разумеется, никак не осуждать его …
В СТОЛИЦУ - НЕ ПО СВОЕЙ ВОЛЕ
- После Мурада Ахеджака кубанский волейбол курировал уже другой вице-губернатор - Вадим Лукоянов, большой поклонник волейбола. Как работалось с ним?
- Да, при Лукоянове, честно говоря, большое внимание уделялось клубу, и волейбол в Краснодаре процветал. С ним было очень приятно работать.
- Только ли личность куратора от администрации края всё определяла? Многие считают: в буме развития различных видов спорта высшего уровня на Кубани в начале второго десятилетия нового века очень высока была роль грядущей зимней Олимпиады-2014 в Сочи. Необходимо, мол, было активно создавать краю имидж суперспортивного региона. Так это или нет?
- Я, честно говоря, в эти политические моменты особо не вникал и не хотел вникать. Мне нравилось, что волейбол развивается, а какими путями это происходит - было малоинтересно. С другой стороны, не одна Олимпиада «виновата» в том, что не только волейбол, а, пожалуй, весь спорт высшего уровня сейчас повсеместно финансируется хуже.
- Вы работали в Краснодаре 4 года. Почему, на ваш взгляд, весной 2013-го краснодарский клуб упорно не желал видеть вас ни во главе мужского «Динамо», ни во главе женского «Динамо»?
- Это была позиция руководства клуба. В январе 2013-го меня назначили главным тренером женской сборной России. И тут произошло то же, что и с Сергеем Овчинниковым, когда он, будучи тренером ЖВК «Динамо» в конце 2011-го, получил назначение в женскую национальную команду страны. Клуб вновь не допустил совмещения должности главного тренера клуба и сборной. Для меня эта позиция удивительна и непонятна! Ведь тренер сборной, работая в ней с игроками, получает больше возможности привлекать многих из них в свой клуб. К сожалению, у руководства ВК «Динамо» на этот счет было другое мнение.
- И чье же мнение было определяющим?
- Это ни для кого не секрет - Руслана Олихвера. Такова была его позиция. Мы сейчас не будем говорить: правильная она или нет. Он не один такой среди генеральных директоров. Мне пришлось просто принять его решение, и всё. Конечно, было очень жаль покидать команду и город. Краснодар успел стать для меня родным. На Кубани и сейчас живет моя семья, и мне не хотелось никуда уходить. С другой стороны, московское «Динамо», не боявшееся совмещения - великий клуб, и для меня было честью поработать в нем с сезона-2013/14 и получить бесценный опыт.
ОТ ОЛИХВЕРА - К СИМОНЕНКО
- Юрий Николаевич, с лета 2015-го вы сосредоточились на сборной, но наверняка, следили за краснодарскими событиями. На ваш взгляд, смена гендиректора ВК «Динамо» Руслана Олихвера на Бориса Симоненко была вынужденной мерой? Интересна ваша точка зрения.
- Вы знаете, я всегда считал и считаю, что нет ничего вечного. Директор, так же, как и тренер, на определенном этапе должен быть готов к смещению. Наверное, в тот момент были какие-то причины для смены генерального. Если бы всё было хорошо в клубе, вряд ли кто-то решился бы поменять Олихвера.
- На ваш взгляд, выбор Симоненко на роль гендиректора ВК «Динамо» (Краснодар) был удачным?
- Стало лучше или хуже? Тут надо учитывать, что при Олихвере были другие времена. У клуба было достаточное финансирование. Конечно же, любым проектом легче управлять, когда мало проблем с деньгами. Потом у Олихвера наступили более тяжелые времена: недостаток финансов, появились долги. После него Симоненко пришлось решать вопросы обеспечения финансирования двух команд, клубной структуры в условиях недостатка денег, усугубленных оставленными долгами. Я к Симоненко с огромным уважением отношусь и считаю, что он держал ВК «Динамо» на плаву в очень сложных условиях. Сейчас у клуба, я слышал, долги сходят на нет, и он получил возможность развиваться.
- Однако при Симоненко клуб пережил бойкоты матчей сначала мужской, а затем и женской командами именно из-за долгов по зарплате. При нем не стало мужской команды в суперлиге. На мой взгляд, более гибкому руководству и лучшему контакту с игроками Симоненко мешало совмещение двух важных должностей: гендиректора всероссийского волейбольного центра «ВолейГрад» в Витязево и ВК «Динамо». Успешное управление двумя крупномасштабными проектами ему оказалось не под силу?
- Я об этом не берусь судить. По-моему, когда Симоненко уходил в октябре прошлого года, долгов уже практически не осталось. Во всяком случае, перед игроками, играющими в команде. Они оставались перед теми игроками и тренерами, которые раньше ушли. Да и то не перед всеми.
- А по моим сведениям, шлейф долгов тянется до сих пор, хотя и сократился…
- …Да, возможно…
- В сезоне-2015/16 вы были председателем тренерского совета ВК «Динамо». На ваших глазах проходила вторая часть противостояния Борис Симоненко - Максим Пантелеймоненко. Гендиректор настаивал на снижении контрактной суммы игроку в связи с финансовым кризисом, а игрок выставил встречное требование: погасите мне долги, и я - подвинусь. В результате самый титулованный и один из лучших игроков дефицитного амплуа 2 года простоял за бортиком в ущерб результатам команды. Прокомментируйте эту ситуацию.
- Я бы не хотел тут быть судьей. Для этого мне надо знать ситуацию изнутри. У каждой стороны наверняка были какие-то свои резоны. Мне очень сложно оценивать ту ситуацию. Но, конечно, можно понять обе стороны. Игрок хотел получить свои деньги, а клуб уже не располагал такими возможностями. Симоненко просил его войти в положение клуба, с ухудшенным финансированием и долгами. Он хотел, чтобы Пантелеймоненко играл, но игрок упёрся. В общем, тут надо понимать внутренние проблемы клуба и состояние игрока для того, чтобы оценивать происходившее.
О МОЛОДОМ СОРАТНИКЕ
- Мне довелось услышать от вас в 2011-м: «Константин Ушаков уже готовый тренер. Он не только капитан, но и отличный помощник мне в управлении командой». Не поэтому ли в 2013-м вы пригласили Константина Ушакова ассистентом в сборную?
- Да, так оно и было. Я и сейчас с благодарностью вспоминаю помощь Константина Ушакова в краснодарском «Динамо», и высоко ценю его работу ассистентом в сборной. Очень хорошо мы работали вместе.
- С Ушаковым вы выиграли золото чемпионата Европы-2013. Почему распалось это сотрудничество, а не продолжилось до Олимпиады-2016? У вас появились какие-то разногласия?
- Никаких разногласий между нами не было. Просто, Константин захотел больше внимания уделять работе в клубе. Ведь летом 2014-го он стал главным тренером женского «Динамо».
- Сосредоточиться исключительно на клубе - было его решение или вновь вмешался Руслан Олихвер?
- Нет, это было решение Константина. Он ушел из сборной перед чемпионатом мира-2014, потом снова вернулся. Но вторую Европу (ЧЕ-2015, - прим.В.М.) мы выиграли уже без него.
- В сезоне 2015/16 накануне Олимпиады Ушаков определил одному из лидеров сборной - Татьяне Кошелевой - в клубе роль доигровщика без приема. Но ведь из-за этого в перспективе страдала сборная: Кошелева сезон играла в клубе без приема, а сборной нужен был полноценный доигровщик. Не было у вас в этом вопросе претензий к Ушакову?
- Конечно же, если игрок в сборной стоит в приеме, желательно, чтобы он принимал и в клубе. С другой стороны, каждый тренер решает свои командные вопросы. Да, для меня, как тренера сборной, было важно, чтобы Кошелева принимала и в клубе, но мы не можем тренеру команды диктовать свои условия. Каждый тренер отвечает за результат своим местом работы, в конце концов. Клуб ему платит, он и «музыку заказывает»: выбирает тот вариант, который лучше походит для его команды.
- От одного очень авторитетного тренера я слышал тогда такое мнение о восстановлении качества приема Татьяной Кошелевой: ничего страшного, придет летом в сборную и за 3 месяца восстановит! Согласны с этим?
- Ну, вряд ли… Мне кажется это очень сложно. Если в клубе игрока не ставят на прием, значит, у него с приемом не всё в порядке. А если он не очень хорошо принимает, то что можно потом сделать в сборной? Вот говорят: 3 месяца тренировок в сборной… На самом деле там график: 2 недели - соревнования, 2 недели - соревнования, да еще и с перелетами по всему миру. Только перед самым главным турниром года есть около месяца подготовки. Но для восстановления качественного приема этого мало.
- У Константина Ушакова заметен тренерский прогресс?
- Я думаю, если бы не был заметен, его бы не поставили ассистентом Кузюткина в сборной. Потом Ушакову выпал редкий шанс поработать в начале пути главным тренером национальной команды страны. Правда, это произошло внезапно, перед самым чемпионатом Европы. Неудачный момент, скажем так, по результату выступления сборной. Но думаю, за такой короткий срок уже сложно что-либо изменить. Что мы наработали, то и получили.
- А по работе с клубом?
- Если брать по работе в клубе, то прошлый год для Краснодара был очень тяжелый. На ключевую позицию доигровщика пришлось ставить совсем необстрелянных девчушек Катю Пипунырову и Машу Боговскую. А им и в атаку, и прием держать. Отсюда главная проблема «Динамо» прошлого сезона. Я надеюсь, что тот рубеж пройден краснодарской командой, и сейчас есть все перспективы для того, чтобы хорошо играть. И девчонкам расти, и результатам расти. В 17-18 лет тяжело сразу заиграть на высоком уровне. Игроку надо 2-3 года в составе постоять, чтобы уверенно действовать на площадке. Это огромная редкость, чтобы в таком возрасте не только проявить себя, но и держать стабильный уровень. Чаще и лучше, когда вокруг юного игрока стоят опытные исполнители, готовые прикрыть его слабые места. Когда 2-3 молодых, необстрелянных, как у меня сейчас в «Протоне», уже тяжело опытным партнерам их прикрывать.
О НЕПОКОРЕННОЙ ОЛИМПИЙСКОЙ ВЕРШИНЕ
- Юрий Николаевич, если бы опытнейшая и легендарная Люба Соколова не пришла в команду, то «Динамо» ждало бы фиаско и в Кубке вызова?
- Да, конечно. Неслучайно я так долго уговаривал ее в апреле 2016-го готовиться к Олимпиаде. Я, честно говоря, до последнего рассчитывал на Соколову. Потому что без таких опытных игроков на самом деле очень тяжело выиграть Олимпиаду. Мы едем на Олимпиаду для чего? Чтобы ее выиграть! Для меня лично другой задачи не было. Я никогда не думал о 2-м или 3-м месте. Я ехал для того, чтобы ее выиграть! Конечно, такой опытный игрок, с таким огромным опытом, как Соколова… Тем более в таком матче, как мы сыграли с Сербией… Там был как воздух нужен опытный игрок, который бы вышел и взял на себя какой-то прием или атаку в определенный момент. И вытащил бы на себе, можно сказать, команду. Словом подстегнуть, подбодрить. Одно присутствие такого игрока в команде всех заставляет лучше работать и скрупулезнее относиться к своему делу.
- В чем, на ваш взгляд, главная причина неудачи сборной России на Олимпиаде-2016?
- Конечно, я очень много анализировал произошедшее и пришел к определенным выводам. В первую очередь, была, считаю, ошибка в подготовке к самой Олимпиаде, в том, что мы поехали на финал «Гра-при». Он нас подкосил. Если мы вспомним, то практически на этом финале «Гран-при» мы потеряли до самой Олимпиады 2-х основных игроков: Кошелеву и Гончарову. У Гончаровой было защемление межреберного нерва. Кошелева имела проблемы со спиной. И практически этот перерыв между «Гран-при» и Олимпиадой, который должен был стать самым плодотворным в подготовке, мы его не смогли провести как следует. Кошелева и Гончарова начали тренироваться с командой уже только перед самой Олимпиадой.
- Многих удивило, что вы на Олимпиаде отказались от той яркой скоростной игры, которой сборная удивила всех на ЧЕ-2013. Уже на Евро-2015 команда в меньшей мере показывала ту игру. В чем причина перемен?
- Конечно, мне как тренеру очень хотелось играть в скоростной волейбол. И я, глядя на Кошелеву, когда она после выступала в Турции, думал: хватило же времени и настойчивости тренерам уговорить или заставить ее, чтобы она играла в быструю игру, насколько это возможно. В сборной у нас это процесс проходил очень тяжело, и Татьяна очень часто говорила: «Да, дайте мне повыше, я забью и на тройном блоке!» Крайне мало времени на подготовку, на самом деле, в сборной. Очень хотелось бы, чтобы эта работа над техникой больше велась в клубах. У нас сейчас в суперлиге много хороших тренеров, многие команды перешли на скоростную игру, с четвертой зоны многие играют в быструю игру, или тот же пайп. Что касается первой Европы, все-таки там у нас были Пасынкова и Чаплина (Русакова), они волейболистки более быстрые, готовы были вести более скоростную игру.
О БУДУЩЕМ КРАСНОДАРСКОГО ВОЛЕЙБОЛА
- Летом 2017-го в Краснодаре не стало мужской команды уровня суперлиги, причем, не по спортивному принципу, а по решению чиновников спортивных и властных структур России и Кубани. Какие чувства у вас вызвало то громкое событие?
- Конечно, мне было очень жаль. Я словно свое дитя потерял. Пропал результат многолетнего - в том числе, и моего - труда. Я надеюсь и постоянно обращаюсь к местному руководству: когда же возродится на Кубани мужской волейбол? Ведь мужской чемпионат очень интересен. В нем выше конкуренция, чем в женском. У российских мужских команд выше достижения и в еврокубках, и в Кубке мира среди клубов. Болеть за свой краснодарский клуб в соперничестве с лучшими командами России - по-моему, это для многих кубанцев было настоящим праздником. Мужской волейбол сейчас стал очень интересен. Высока конкуренция среди клубов суперлиги. В таком чемпионате Краснодару очень важно иметь свою команду.
- Уже сейчас Краснодар выбрали постоянным местом жительства такие яркие игроки российского волейбола, как Любовь Соколова, Светлана Крючкова, Ольга Фатеева, Мария Бородакова, Светлана Сурцева. И это еще я не всех назвал! Даст эта плеяда какой-то выхлоп в воспитании будущих волейбольных звезд? Ведь многие годы краснодарский волейбол высшего эшелона без фундамента. О чем говорить, если нет даже волейбольной ДЮСШ!..
- Конечно, многие из этих бывших звезд с удовольствием бы пошли работать с детьми, в ту же Академию волейбола, которую, как я слышал, собирается создать в Краснодаре Любовь Соколова.
ДВЕ ЛЮБВИ
- В одном из интервью вы рассказывали, что ваш сын работает тренером по функциональной подготовке. Он продолжает эту деятельность?
- Нет, сейчас не работает. Я думаю об этом. Как раз недавно завершилось одно большое дело, в котором Евгений активно участвовал, сейчас он свободен. И я подумывал его взять в «Протон-Саратов», он бы мог нам помочь. Женя готов был приехать поработать в качестве волонтера, бесплатно. Но после того как здесь, в Саратове, одна семья уже поработала (смеется), не хотелось бы чтобы пошли разговоры: ну вот, вместо семьи Кукушкиных появилась семья Маричевых. Не хотелось бы этого… Пока я сделаю паузу, но еще раз, повторюсь, я бы хотел, чтобы сын приехал сюда в качестве волонтера.
- А вообще, о чем мечтает Юрий Маричев, тренер и человек?
- Живу я волейболом и своей семьей. Это две вещи, которые для меня священны. Накануне игры с Краснодаром, 24 ноября, мы отметили с женой свою «предрубиновую» свадьбу. Ольга поддерживает меня на протяжении всех 39-ти лет совместной жизни, и я её очень люблю.
Вторая моя любовь, это - волейбол. Этим и живем.
Ну а мечтаю о чем? В профессиональном плане? Мне очень часто приходилось работать с командами не очень сильными, которые поднимались вместе со мной. Одна мечта сейчас: постараться поднять саратовский женский волейбол. И я приложу к этому всё свое умение, все усилия. Это архисложная задача в сложившейся ситуации. Однако не буду сдаваться, буду идти до конца! Хочу достичь в тренерской карьере рубежа, который покоряет легендарный наставник «Уралочки» из Екатеринбурга Николай Васильевич Карполь. Конечно, невозможно догнать его по количеству заслуженных регалий и сроку работы в одном клубе, но хотя бы по стажу работы подтянуться надо. Николай Васильевич для нас образец во всем, мы стараемся учиться у него. Не зря говорят, если человек велик, то он велик во всем.
Ну и, конечно, мечтаю, что сын скоро осчастливит меня и Ольгу внуком …
Владимир Мороз

Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: