.: Футбол. Тет-а-тет
Владимир Пильгуй: «Краснодар» мне близок по-футбольному, «Кубань» - по-человечески»
П
ереходя в начале 1970-х из днепропетровского «Днепра» в столичное «Динамо», вратарь Владимир Пильгуй обрекал себя на статус преемника Льва Яшина. С этим он справился «на ура»: защищал ворота бело-голубых на протяжении более 10-ти сезонов, сыграв в общей сложности 223 матча. На излете же своей карьеры Владимир Михайлович отправился в Краснодар и в течение 3-х сезонов выступал за «Кубань» (55 поединков), которую не оставил даже после вылета команды из высшей лиги СССР.
О динамовском прошлом, характере Александра Плошника, советах Льва Ивановича Яшина и многом другом интересном Владимир Пильгуй рассказал в эксклюзивном интервью корреспонденту «Независимой спортивной газеты».
ПОСЛЕ ПРОИГРЫША ВСЮ НОЧЬ БРОДИЛ ПО БАРСЕЛОНЕ
- Владимир Михайлович, поздравляю вас с возвращением московского «Динамо» в премьер-лигу. Какие эмоции испытываете?
- Эмоции, естественно, положительные. Команда решила основную задачу и вернулась в высшую лигу, но, в то же время, есть опасения насчет будущего клуба. И пока не известно, хватит ли «Динамо» финансовых возможностей для достойного выступления уже в новом сезоне. По моей информации, по-прежнему есть задолженности перед футболистами, есть и другие задолженности. Поэтому неизвестно, будут ли у «Динамо» возможности, чтобы хорошо укомплектоваться для попадания в первую пятерку премьер-лиги.
- Нападающий «Кубани» Владимир Обухов в недавнем интервью, данном нашему изданию, предрекает динамовцам в премьер-лиге статус середняка…
фото: gvardiya.ru
- Пока что не могу ни согласиться с ним, ни поспорить. Совершенно неясно, какие будут приняты меры в плане комплектованию команды. Но даже хорошие новички - еще не гарантия обеспечения «Динамо» хорошего результата. Большое значение будут иметь стартовые туры, когда уже станет понятно, на что способна команда. Только тогда можно будет делать первые выводы.
- Гендиректором «Динамо» является Евгений Муравьев, трудившийся на том же посту в «Кубани». Что скажете о его работе?
- Опять же, ничего не могу сказать, потому что лично с ним не знаком. Но дело в том, что он пришел в «Динамо» фактически на руины: именно в таком состоянии прошлой осенью находился клуб. Поэтому предъявлять ему какие-либо претензии было бы несправедливо. Сначала нужно всеми силами вытянуть команду из ямы, в которой она оказалась, а потом уже давать оценки работе руководства.
- Вам не кажется, что истории финансового краха «Динамо» и «Кубани» похожи?
- В какой-то степени я с вами согласен. К такому плачевному результату привели неправильные действия прежних руководителей клубов. Кто конкретно виноват, сказать трудно, ведь в «Кубани» и «Динамо» часто менялось начальство. Но то, что как раз «наверху» допустили ключевые ошибки в управлении клубами, лично для меня более чем очевидно.
- Как ветераны «Динамо» восприняли вылет команды в прошлом сезоне в ФНЛ?
- Подобное прежде случалось и с «Зенитом», и с ЦСКА, и с московским «Спартаком», но все равно ветераны восприняли вылет болезненно. В нашей среде ходило много горьких шуток, прибауток, и падение в ФНЛ воспринималось нами даже не как трагедия, а как полный крах. Поэтому возвращение «Динамо» в высшую лигу всего за один сезон вселяет определенную надежду на лучшее.
- К ветеранам в клубе прислушиваются?
- Увы, практически нет.
- Почему?
- Ну а чем мы можем объективно помочь? Побеседовать за чашкой чая? Но больше такие собрания нужны именно ветеранам, а не клубу. С учетом текущей финансовой ситуации в «Динамо» руководству и так хватает проблем. Поэтому для начала нужно ее выправить, а уже потом думать о нас, ветеранах.
- Но хоть как-то в жизни клуба вы участвуете?
- Я не могу сказать, что о нас совершенно забыли. Периодически клуб нас приглашает на те или иные мероприятия, однако раньше у него была возможность помогать нам материально. Сейчас такой возможности, увы, нет, но я к этому отношусь философски и надеюсь на лучшее.
- А юбилеи ветеранов клуб отмечает?
- Отмечает. Например, несмотря на все внутренние передряги, 14 мая состоялся праздник, посвященный 45-летию со дня участия команды в финале Кубка Кубков-1972. Это говорит о том, что ветеранов не забывают.
- Вы играли в тот вечер против шотландского «Глазго Рейнджерс». Какие воспоминания?
- Вообще, мы сами проиграли тот финал. У нас, откровенно говоря, не получилось с первых минут сыграть в свой футбол из-за мандража. В прессе «Глазго Рейнджерс» расписывали как великий клуб с великими игроками, и мы вышли на поле с дрожью в коленках. В итоге получили 2 гола в первом тайме и еще 1 сразу после перерыва. А потом, когда терять уже было нечего, начали играть в свой футбол, забили 2 мяча и чуть было не отыгрались, но не успели.
- Как потом переживали поражение?
- Все мы были убитыми и подавленными. Я жил в гостинице в испанской Барселоне в одной комнате с защитником Володей Долбоносовым, и мы всю ночь ходили по городу - не могли заснуть. У нас было состояние полной опустошенности. Так и ходили до утра…
- Главная причина проигрыша - переоценка соперника?
- Раньше не было видеозаписей матчей: наши тренеры и руководители всю информацию о сопернике получали из прессы. А пресса, как правило, все несколько преувеличивает. Нам говорили, что в «Глазго» очень много хороших футболистов, а на деле, как оказалось, мы им ничуть не уступали. В итоге не смогли сами себя правильно настроить.
- Тогда у «Динамо» был самый сильный состав за всю вашу карьеру?
- Да, в начале 1970-х он был близким к звездному. В сборную Союза привлекались Гена Еврюжихин, Толик Кожемякин, Олег Долматов, Толик Байдачный и Валера Зыков, меня тоже периодически вызывали. А многие другие игроки входили в составы молодежной и юношеских команд страны, так что состав у нас был очень хороший. Более того, у нас в то время было, по существу, два равноценных состава: дубль выиграл предсезонный турнир «Подснежник», в котором участвовали команды высшей лиги!
- Российским командам такой конкуренции не хватает?
- Им не хватает не только ее, но и в принципе классных игроков. По уровню я выделил бы из российских игроков разве что Игоря Акинфеева, Алана Дзагоева и Федора Смолова. Их я оцениваю как футболистов действительно мирового уровня, которые высоко котировались бы и в Европе. А вот классных защитников нам не хватает. В советские времена линия обороны наряду с вратарской позицией считалась сильнейшей, сейчас этого нет.
- Уровень Игнашевича и братьев Березуцких вас не устраивает?
- Я не хочу сказать, что они плохие футболисты, вовсе нет. Но оцениваю их с точки зрения мирового уровня, и тут они, на мой взгляд, недотягивают. На крупных турнирах наша сборная проваливается в том числе из-за грубых ошибок в обороне. А хуже всего то, что игроков, которые могут прийти им на смену, пока что нет.
ЗА ОТЪЕЗД В МОСКВУ ЛОБАНОВСКИЙ НА МЕНЯ ОБИДЕЛСЯ
- Но Игорь Акинфеев на чемпионате мира в Бразилии тоже пропустил нелепый гол от Южной Кореи. Значит, не только в защите дело?
- Конечно, Акинфеев тогда ошибся, но ошибаются все вратари, даже великие. Почему не вспоминают, сколько Игорь выручал? Нужно смотреть на вещи более объективно, а не сваливать все на одного вратаря. Повторюсь, я не говорю, что Игнашевич или Березуцкие - игроки недостаточно высокого уровня. Но, на мой вкус, линия обороны нашей сборной в целом не достигает мировых стандартов.
- Вы отметили Федора Смолова. В чем видите секрет его прогресса?
- Мне кажется, в московском «Динамо» Федор больше валял дурака, чем играл. Это связано в первую очередь с тем, что в то время у него еще не завершился процесс становления мастерства, а переход в «Анжи» и затем в «Урал» позволил ему многое переосмыслить в плане футбола. Ну а в «Краснодаре» он уже попал в условия, в которых сформировался как зрелый мастер.
- Смолов сумел избавиться от чрезмерного психологического давления. Не считаете, что Акинфееву это никак не удается?
- Нет, не считаю. Наоборот, в плане психологии Игорь очень крепкий и стабильный, и на него не влияют его ошибки и ошибки партнеров. Еще когда он только начинал выступать за ЦСКА, я обратил внимание, что он держит уровень несмотря ни на что. Психика у него очень стабильная, и, уверен, на его неудачную серию в Лиге чемпионов больше внимания обращают журналисты, чем он сам.
- Нынешнего рулевого национальной команды страны Станислава Черчесова часто критикуют за то, что в сборной он делает ставку только на Акинфеева. Как считаете, это правильно?
- Я так скажу: пусть каждый встанет на место Черчесова. Сборная - не детская команда, и в ней нет места экспериментам ради экспериментов. Сейчас главному тренеру нужно сформировать команду, а для этого нужна какая-то основа. Акинфеев как раз является частью этой основы, и здесь я на стороне Стаса.
- Александр Беленов вызывался в сборную Фабио Капелло еще из «Кубани». Как вы оцениваете этого голкипера?
- Я считаю, это вратарь уровня сборной. И то, что он в ней еще не дебютировал, совсем не говорит о его потенциале или каких-то вратарских проблемах. Плюс помимо него есть Гильерме, Крицюк плюс Лунев, который хорошо себя зарекомендовал в «Зените». Так что за вратарскую позицию в сборной мне спокойнее всего.
- Чего ждете от нашей команды на домашнем чемпионате мира?
- Стать чемпионами мира в нашем случае, мягко говоря, не очень реально. Но выступить достойно, как сборная Исландии на последнем чемпионате Европы, мы можем. У нас нет большого количества высококлассных футболистов, значит, нам нужна команда с очень сильным бойцовским духом. Удастся таковую создать, тогда выйти из группы для нас вполне реально.
- Вы ездили в 1972-м со сборной Союза на Евро в Бельгию, и она дошла до финала…
- В финале мы играли с немцами, которые через 2 года выиграли домашний чемпионат мира. Тогда это была сильнейшая команда планеты. И примерно за месяц до Евро они нас пригласили открыть Олимпийский стадион в Мюнхене и разгромили - 4:1. В финале чемпионата континента счет был 3:0, но это мы, доложу вам, еще легко отделались! Спасибо Жене Рудакову, который тогда стоял в воротах. Он нас часто выручал и спас от еще большего разгрома.
- Вам с Рудаковым было тяжело конкурировать в сборной?
- В то время он был сильнее любого вратаря в стране, в том числе и меня. Потому на него и делал ставку в киевском «Динамо» Валерий Лобановский.
- Вы с Лобановским работали 3 года в «Днепре». Он вас звал потом в Киев?
- У нас с Валерием Васильевичем были очень доверительные отношения. Собственно, он и вывел меня в большой футбол. Когда Лобановский пришел в «Днепр», то поставил меня почти сразу в основу, при нем я стабильно играл. Мне стали поступать приглашения, и он мне говорил: «Никуда не уходи, пока я не скажу». Но так получилось, что в 1969-м я поехал в молодежную сборную и там ко мне подошли из московского «Динамо»: «Мы хотим тебя к себе».
- И что дальше?
- Мы с «Днепром» в том сезоне должны были выйти в высшую лигу, и я сказал: «Если мы выйдем в «вышку», я останусь в Днепропетровске, но если нет, то перейду к вам». Васильичу я ничего не сказал, так как был уверен, что мы выйдем. В финальной «пульке» мы уступили «Таврии» из Симферополя, нас распустили в отпуск, и тут за мной приехали из Москвы: мол, ты же обещал. Сообщить об этом Лобановскому не было возможности, и я поехал.
- Валерий Васильевич был в ярости?
- Когда он обо всем узнал, то очень на меня обиделся. Потом я звонил ему по телефону, однако он даже не стал со мной разговаривать - бросил трубку. Но, несмотря ни на что, когда он в 1974-м принял сборную СССР, то продолжил вызывать меня в команду. У меня сохранились теплые отношения с его супругой Аделаидой Панкратьевной, и когда я в последний раз был в Киеве 10 лет назад, никакой злости с ее стороны не почувствовал.
- Знаменитый итальянский тренер Карло Анчелотти признался, что всегда равнялся на Лобановского. Что в нем было такого особенного?
- Когда Валерий Васильевич пришел в «Днепр», то я сразу понял, что у него совершенно новый подход к футболу. В Днепропетровске и в Киеве он выстраивал профессиональный клуб, в котором все, от сапожника до игрока основного состава, работали на одну цель. И тренировочный процесс у него был выстроен таким образом, что он давал нам конкретные упражнения под конкретную задачу. Они с Олегом Петровичем Базилевичем разработали целую систему и как раз по ней выстраивали игру. Помню, когда мы со сборной однажды приехали в Италию, за нашей тренировкой наблюдали 50 человек с блокнотами! Уже тогда итальянцы знали, что Лобановский - великий тренер.
- На ваш взгляд, связка Лобановского и Бескова в сборной в 1982-м была утопией?
- Конечно. Тогда даже был не дуэт, а трио - Лобановскому и Бескову помогал еще и Нодар Парсаданович Ахалкаци, наставник тбилисского «Динамо». Такие решения принимают люди, которые ничего не смыслят в футболе. Кто-то решил, что три головы лучше, но в футболе такое не проходит. Тренеры - творческие люди, и у каждого из них свой подход, свои симпатии или антипатии. Соединить их была даже не утопия, а просто глупость.
- В чем эти два мэтра - Лобановский и Бесков - были антиподами?
- Во всем. Константин Иванович и в московском «Динамо», и в столичном «Спартаке» получал удовольствие от того, что находил какого-то игрока и он впоследствии расцветал. Того же Жору Ярцева Бесков в 29 лет привез в «Спартак» из Костромы, и тот стал лучшим бомбардиром чемпионата СССР. А Юру Гаврилова он забрал в «Спартак» из дубля московского «Динамо», но уже скоро тот стал его лучшим игроком. Бесков ловил кайф именно от поиска футболистов, ну а Лобановский выстраивал систему. Подходы совершенно разные.
- Московскому «Динамо» было трудно тягаться с киевлянами и спартаковцами?
- Почему же, в 1970-х нам это удавалось: мы один раз были вторыми в чемпионате и два раза - третьими. В личных встречах мы также у них выигрывали, бывало даже, что увозили 2 очка из Киева (в то время за победу начислялось не 3, а 2 балла, - прим.М.Г.). Другое дело, что у нас не было той системности, какая была у Валерия Васильевича, поэтому именно киевляне были лучшей командой страны.
У ЯШИНА УЧИЛСЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ПРОСТОТЕ
- В 1970-м моосковское «Динамо» упустило чемпионство в «золотом» матче с ЦСКА. Вам та игра в кошмарах не снилась?
- Честно признаться, она мне никогда не снилась, игра начисто стерлась у меня из памяти. Мы были как никогда близки к чемпионству, но упустили золотые медали за 20 минут… Вели в счете 3:1, а в итоге проиграли 3:4. Но та встреча осталась для меня на всю жизнь кошмаром.
- Какие лучшие моменты выделите за 12 лет карьеры в стане бело-голубых?
- Мне в жизни вообще повезло, что я попал в «Динамо» - и благодаря ему состоялся как футболист. Там я провел большую часть своей футбольной карьеры, и не могу выделить отдельные матчи или отрезки. Я выделяю в целом мой период пребывания в московском «Динамо», где провел по-настоящему счастливые годы.
Поздравления от великого Льва Яшина
фото: Газета.ru
- Прийти в «Динамо» вратарю после Льва Яшина то же, наверное, что прийти тренеру в «Манчестер Юнайтед» после сэра Алекса Фергюсона. Как вы с этим справились?
- Я об этом не думал. Когда меня начали ставить в основной состав, у нас в защите играли Витя Аничкин, Жора Рябов, Валера Зыков, то есть игроки сборной Союза. Они привыкли ко Льву Ивановичу, к его манере игры и подсказкам, и для меня было важно не подвести их и команду. В эти моменты я не думал, сравнивают меня с Яшиным или нет.
- По стилю вы были на него похожи?
- Не мне это оценивать, но могу сказать, что Лев Иванович не пытался меня переучивать. К моменту прихода в «Динамо» мне было 22. Нельзя сказать, что я был уже состоявшимся вратарем, но определенные навыки у меня уже были. И Яшин однажды спросил, почему я делаю так, а не иначе, на что я ему ответил: «Лев Иваныч, мне так удобно». На это он мне сказал: «Ну, раз удобно, так и делай».
- Какую помощь вам оказывал Яшин в «Динамо»?
- Поначалу он оценивал меня как с профессиональной, так и с чисто человеческой точки зрения. А потом у нас сложились очень хорошие отношения, и его доброжелательность ко мне без малейшей тени злорадства помогала, особенно если я ошибался. Он всегда мне говорил в утешение: «Ты пока свои 500 голов не пропустишь, вратарем не станешь».
- Каким он был в общении?
- Очень простым. Тысячу примеров можно привести, как он это демонстрировал. И когда мы выезжали за границу, бывало, полчаса ждали, пока он всем автографы раздаст! Другой мог бы отмахнуться и уйти, а он каждому уделял внимание. И это, пожалуй, главное, что я пытался у него перенять.
- Вы были на похоронах Льва Ивановича?
- Да. Народу было очень много: люди шли и шли потоком, посчитать было невозможно.
- Примерно столько же, сколько прощалось с Владимиром Высоцким?
- На похоронах Высоцкого я как раз не был, поскольку в этот момент мы были на сборах перед домашней Олимпиадой-80.
- Какие у вас воспоминания остались от московских Игр?
- Организация была на порядок лучше, чем в 1972-м, потому что в Мюнхене был теракт. В целом все прошло очень здорово. Мы видели не все соревнования, потому что были на сборах, но даже обстановка на стадионе производила неизгладимое впечатление. А сама церемония закрытия Игр до сих пор из меня слезу вышибает…
- Закрытие Игр в Сочи не было таким трогательным?
- Олимпиада в Сочи была помпезной, а Игры в Москве - душевными и теплыми.
- Давление на футбольную сборную перед Олимпиадой было сумасшедшим?
- Все от нас ждали только победы, другой результат вообще не рассматривался. Но когда мы проиграли сборнй ГДР в полуфинале, для меня это была такая же трагедия, как «золотой» матч с ЦСКА в Ташкенте. Хорошо, что мы все-таки завоевали бронзовые награды, иначе шок был бы сильнее.
- В руководстве страны бронзу не сочли за хороший результат?
- Разумеется, нет. Мы понимали тогда, что наше выступление было провальным. Да, страна завоевала много медалей, но мы не выиграли в футболе, а это был большой удар по имиджу. А вот в эпоху новейшей российской истории наша сборная вообще на Олимпиаду не попадает…
- Очевидно, что российский футбол в кризисе. Что нам надо менять?
- На мой взгляд, нужно вернуться к советской системе в детско-юношеском футболе. Я не знаю, насколько это возможно, но разница между нынешним положением дел и тем, что у нас было в СССР, огромна. Могу только сказать добрые слова в адрес футбольного клуба «Краснодар», что оно построило отличную академию и организовало там селекционную работу по всему Краснодарскому краю. Это пример того, как надо работать.
- На ваш взгляд, на Кубани действительно много талантов?
- Когда я после моосковского «Динамо» приехал в Краснодар, меня принял второй секретарь крайкома партии Владимир Николаевич Щербак, и мы с ним много разговарили о развитии футбола в крае. Тогда я ему сказал: «Владимир Николаевич, посмотрите, какой у вас край богатый! Тут мягкий климат, много богатых совхозов и колхозов, только целевая система нужна - тогда не пришлось бы меня приглашать». И в «Краснодаре» это понимают.
- В «Кубани» еще недавно играл ваш воспитанник Евгений Фролов. Советовали ему ехать именно сюда?
- У нас был с ним разговор. Женя сказал, что его приглашают в «Кубань», я высказал ему свое мнение. Я воспринимал клуб по своим воспоминаниям: тогда у болельщиков это был любимый клуб всего края. И я ему сказал: «Женя, езжай, даже не думай!» К сожалению, у него получилось немного не так, как я ожидал.
- Чем вас привлекла «Кубань» после «Динамо»?
- Когда закончил играть в «Динамо», мы с ветеранами команды поехали в показательный тур по Краснодарскому краю. Тренером «Кубани» тогда был бывший московский торпедовец Володя Белоусов, и он после одной из игр чемпионата позвал меня в команду. В «Динамо» у меня в последне время не складывалось, а мне хотелось еще поиграть. Я играл в Краснодаре и до этого на переполненном стадионе, поэтому, зная об огромном интересе к футболу в регионе, долго над предложением не думал.
- Ощущали, что приехали в «Кубань» в ранге звезды?
- Меня принимали на уровне первых руководителей края, и я чувствовал уважительное к себе отношение. В целом, у меня сложились очень хорошие отношения и с футболистами команды. И даже с Сашей Плошником с его непростым характером мне удалось наладить нормальный контакт.
- Почему у Плошника непростой характер?
- У него на все было свое мнение, своя точка зрения, от которой ни под каким предлогом он не отступал, кто бы ему что ни говорил. Это, естественно, иногда встречало неприятие у остальных, но в игре это уходило на десятый план. Саша был профессионалом до мозга костей, и без Плошника «Кубань» не была «Кубанью».
- Чем выделялась его связка с Игорем Калешиным?
- Игорь был тонкий игрок и мог выдать Саше очень умный пас. Тот проходил соперников, как нож сквозь масло, и забивал. Эта связка в игре «Кубани» была определяющей.
В «КУБАНИ» РЕШИЛ - ЕСЛИ НАПОРОЛ, ДОЛЖЕН ИСПРАВЛЯТЬ
- Кто определял лицо «Кубани» в обороне?
- Юра Чеботарев и Вася Шитиков. Они были разноплановыми игроками: один действовал в центре обороны, а другой на фланге. Это были футболисты очень хорошего уровня. В целом, «Кубань» тех времен сейчас в премьер-лиге, думаю, была бы твердым середняком - как минимум на уровне 8-10-го мест.
- Ваш коллега по амплуа Александр Балахнин как-то рассказывал в интервью «Независимой спортивной газете», что многому научился конкретно у вас. Чему, как думаете?
- Уж не знаю, чему он у меня научился, ведь Саша был уже готовый вратарь. Он сам все прекрасно умел и, собственно, показывал это в игре. Впоследствии меня уже посадили на лавку, и в воротах играл Балахнин. Он был классным вратарем.
- С кем в «Кубани» вы общались больше всех?
- Ближе всех был с Юрой Чеботаревым и Игорем Калешиным. Во многом мы сблизились из-за жен: моя супруга сдружилась с супругами ребят - Любой и Валей соответственно.
- Сейчас с кем-нибудь из той «Кубани» общаетесь?
- Практически нет. Я хотел бы приехать, но мешает работа - занят сейчас в организации «Юный динамовец». Недавно в Москве встретился с Андреем Юдиным, а Васю Шитикова видел, когда приезжал в Абрау-Дюрсо. С остальными, кроме Сережи Горюнова, я связь потерял, но передаю всем большой привет!
- Как считаете, почему в 1982-м краснодарская команда покинула высшую лигу?
- У меня нет убеждения, что наш вылет случился по какой-то одной причине. Что-то у нас в игре сломалось, и после успешного первого круга команда «посыпалась». Честно говоря, для «Кубани» были созданы все условия, чтоб мы успешно выступали. Причина была в нас самих.
- В какой момент поняли, что вылета не избежать?
- После матча с «Шахтером» в Донецке. Нам нужно было выигрывать, но сделать этого не удалось. Мы к тому моменту были психологически надломлены, а в концовке чемпионата после серии неудач у нас появились мандраж, боязнь ошибиться, неуверенность в себе. И всё это на нас давило.
- Почему вы решили остаться в «Кубани» даже в первой лиге?
- Считал и считаю: если ты напорол, ты должен и исправлять. На мой взгляд, уйти именно в тот момент с моей стороны было бы пепорядочно.
- Команда могла в 1983-м или 1984-м вернуться в «вышку»?
- Мне кажется, в коллективе произошел кардинальный надлом, и это помешало вернуться нам в высшую лигу. Преодолеть этот надлом так и не удалось.
- Тогда «Кубань» возглавлял Александр Кочетков. Что о нем скажете?
- Считаю его умным тренером. Правда, именно он перестал ставить меня в состав. Кочетков ко мне подходил и говорил: «Наверное, тебе надо отдохнуть». И ставил Сашу Балахнина.
- При Кочеткове вспомнили школу Бескова?
- У них действительно было схожее отношение к футболу. Тренировочные упражнения у Александра Петровича были похожи на упражнения у Константина Ивановича, и они оба уделяли очень много времени работе с мячом и «квадратам».
- Но Кочетков был более авторитарным тренером, разве нет?
- Бесков тоже был авторитарным, и в отношении футбола у них не было компромиссов. А вот Гавриил Дмитриевич Качалин, с которым мне посчастливилось работать в столичном «Динамо», ставил на первое место не футбол, а человека.
- В чем это выражалось?
- У меня до сих пор осталось в памяти, как мы с Геной Еврюжихиным и женами уехали на кинофестиваль, а Качалин сидел с нашими детьми! Я очень сомневаюсь, что Кочетков и Бесков были на такое способны.
- У Качалина были общие с Бесковым тренерские черты?
- Они оба выстраивали доверительные отношения с футболистами. Гавриил Дмитриевич очень редко кого-то ругал, самым бранным словом у него было слово «негодяй». А Бесков был более требовательным в плане функциональной готовности. И если Качалин за нарушение режима мог пожурить и отпустить, Константин Иванович этого не прощал. Тех же Витю Аничкина и Валеру Маслова он за проколы оправлял в воинскую часть и даже сажал на «губу»…
- У Лобановского было то же самое?
- У них с Бесковым футбол был на первом месте - все остальное, по сути, не существовало. Но в таких условиях рано или поздно «наедаешься» футболом, и Бесков порой не мог понять, когда нужно немного отпустить вожжи. У Лобановского же все было настолько выверенно, что до пресыщения футболом дело не доходило, и чередование отдыха и нагрузок четко регламентировалось. Он знал, когда добавить, а когда отпустить.
- Валерий Васильевич держался с футболистами на дистанции?
- Лично у меня с ним, я считаю, были максимально близкие отношения, какие могут быть между тренером и игроком. Я часто приходил к нему и делился своими проблемами, даже бытовыми. Иногда он сам спрашивал: «Как у тебя дома дела?» До его прихода в «Днепр» я жил в одной комнате в коммуналке с родителями и сестрой, а Валерий Васильевич мне обеспечил двухкомнатную квартиру!
- Лобановский не вмешивался в работу вратаей?
- Тогда еще не было тренеров по вратарям, и мы занимались в общей группе. А когда в клубах ввели эту должность, вратари стали больше играть ногами. Помню, я столкнулся с этим впервые на сборах в Болгарии - специальный тренер проводил занятия с голкиперами. После такого занятия у меня болели все мышцы! А это потому, что нагрузка была совсем другой, чем при работе в общей группе.
- Получается, вы были вратарем-самоучкой?
- Выходит, что так. Я старался подсматривать что-то на тренировках и в матчах у других вратарей и больше уделять себе внимания в плане анализа. Сейчас это, к сожалению, встречается реже.
- Кто для вас сейчас лучшие вратари мира?
- Мануэль Нойер и Джанлуиджи Буффон. Еще мне нравится молодой парень в «Милане» - Доннарумма. У парня большое будущее. Все они - вратари почти без слабых мест. Они в совершенстве играют на выходах и на линии и отлично руководят обороной.
- Говорят, Буффон никак не может бросить курить. Для вас это дико?
- Лев Иванович Яшин курил с 14 лет до самого последнего своего дня, но это ему не помешало стать великим вратарем. Тот же Марадона позволял себе вещи куда более кринимальные, но при этом был великим футболистом. В случае Буффона его талант и работоспособность сделали из него великого игрока, а курит он или нет - дело десятое.
- Слышал, что в «Кубани» Александр Маховиков часто нарушал режим…
- Когда он играл в московском «Динамо», за ним такого не наблюдал. Саша был работоспособным и режимистым, и, честно говоря, для меня это новость.
- Как вы отнеслись к «выходке» Мамаева и Кокорина после чемпионата Европы?
- Безусловно, парни избалованы деньгами. Но, мне кажется, пресса слишком раздула этот момент. Если бы я, например, сделал то же самое, на это наверняка не обратили бы внимания.
- Но грубое нарушение Кокориным правил ПДД вы оправдывать не будете?
- Опять же, меня много раз штрафовали за то, что одним колесом заехал на одну слошную линию. Но никто ж об этом не говорит! Просто Кокорин богатый человек, его имя у всех на слуху, и журналисты специально разжигают к нему вражду.
- Согласитесь, в «Зените» Кокорин не прогрессирует.
- Конечно, соглашусь. А все потому, что большие деньги портят людей. Мне кажется, он сейчас в своей жизни проходит те же стадии, какие проходил Смолов в «Динамо». И если он их не пройдет столь же благополучно, как Федор, то закончится как футболист.
- Считаете его уход из «Динамо» в «Зенит» ошибкой?
- Этот поступок многое говорит мне о его личности. Лично я выражаю благодарность тем же Антону Шунину, Алексею Козлову, Себастьяну Хольмену, которые, несмотря ни на что, остались в команде и пошли на сокращение зарплаты. Таких людей я уважаю, а к тем, кто, как Кокорин, ищет клуб побогаче, отношусь по-другому.
- Алексей Козлов и Антон Соснин пришли в столичное «Динамо» из «Кубани». Как они вам?
- Соснин, на мой взгляд, пока что не реализовал себя, но у него еще все впереди. Козлова в последнее время преследуют травмы, однако он очень хороший игрок. Я хорошо отношусь к нему чисто по-человечески за его решение остаться в «Динамо».
- В команде еще при Андрее Кобелеве появилось много молодых игроков. Они могут в ближайшее время стать ее лидерами?
- Не уверен. Пока что ни один из них не оправдывает ожиданий. Не вижу среди них того, кто мог бы стать лидером.
- Явным лидером является Кирилл Панченко. Игра команды строится вокруг него?
- Конечно, нет! Калитвинцев не строит игру вокруг Панченко, он исходит из того подбора футболистов, какой у него есть. Да, Кирилл приносит много пользы и регулярно забивает, но сказать, что все играют на него, будет абсолютно неправильно.
- Вам нравится работа Юрия Калитвинцева в «Динамо»?
- Тренера оценивают по результату. И раз он есть, значит, тренер все делает правильно. Я не слишком приветствовал изначально его назначение, поскольку считал, что в «Динамо» и без того много достойных кандидатов на тренерский пост. Но результат и качество игры убедили меня в правильности выбора.
- Скажите, а за «Краснодаром» вы случайно не следите?
- Слежу. И с интересом. Мне кажется, что Игорь Шалимов еще не выстроил в команде ту игру, какую он хочет ей привить. У него и у Олега Кононова совершенно разные подходы. Футбол команды при Кононове мне нравился, он был комбинационным, а стабильность результата достигалась за счет крепких тылов. Шалимов же пытается, как мне кажется, соединить в «Краснодаре» итальянскую надежность в обороне со спартаковской разудалостью в атаке. Пока у него это, считаю, не получается.
- Может, для создания нового игрового стиля Шалимову нужны новые игроки?
- Состав у команды стабильный, не хочу никого выделять. Даже травма Крицюка не стала фатальной. Может быть, не хватает пары-тройки игроков на отдельные позиции. Касаемо двух зимних новичков, мне нравится только Клаессон. Это типичный скандинав, который выжимает максимум из тех моментов, которые у него есть. От южноамериканца Рамиреса я лично ждал какой-то феерии, но пока этого не вижу.
- За две краснодарские команды переживаете в равной степени?
- «Краснодар» мне близок по-футбольному, а «Кубань» - по-человечески. И я хочу, чтобы первые в будущем стали чемпионами, а вторые в кратчайшие сроки вернулись в премьер-лигу.
Максим Герасин

.: Другие материалы рубрики


.


Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: