.: Футбол. Тет-а-тет
Константин Гордиюк: «Кубань» оставила яркий след в моей жизни»
Ц
ентральный защитник Константин Гордиюк оставил весомый след сразу в нескольких краевых профессиональных командах - новороссийском «Черноморце», краснодарской «Кубани» и сочинской «Жемчужине». Но его карьера не ограничилась выступлением только за эти коллективы. В послужном списке Гордиюка также значатся и новотроицкая «Носта», где он играл бок о бок с молодым Денисом Бояринцевым, и владивостокский «Луч-Энергия» со своими «космическими» перелетами, и новосибирская «Сибирь» во главе с искушенным тактиком Сергеем Обориным, и московское «Торпедо-ЗИЛ» с Андреем Канчельскисом в роли главного тренера. В общем, Константину было о чем рассказать в эксклюзивном интервью «Независимой спортивной газете».
- Константин, начнем нашу беседу издалека. С азов, ка говорится. Вы начали заниматься футболом в Новороссийске?
фото: Из личного архива Константина Гордиюка
- Да, в Новороссийске. Первым моим тренером был Александр Алексеевич Кочубей - очень ответственный и требовательный наставник, у которого дисциплина на первом месте. Он много общался с нами, детьми, внушал, что самый главный враг - это лень, и, если ты решил чем-то заниматься, то должен отдаваться этому делу на сто процентов, без остатка, и, в конечном итоге, при удачном стечении обстоятельств это принесет плоды.
Лет в 12 я попал в футбольной школе в другую группу, к известному в Новороссийске тренеру Александру Павловичу Сурову. Именно он подготовил меня к переходу из детского футбола во взрослый.
- В детстве у вас был кумир?
- Был. Алексей Михайличенко из киевского «Динамо». Я буквально фанател от его манеры игры и видел себя только футболистом, похожим на него (улыбается).
- А чем Михайличенко вам особенно нравился?
- Да всем! Он был прекрасно технически оснащен, проделывал огромный объем работы, мог отдать ювелирную по точности передачу, сам забить, всегда выкладывался на поле на полную катушку. Михайличенко был атакующим полузащитником, но при необходимости мог сыграть на любой позиции, кроме разве что вратарской.
- Трудно было совмещать футбол с учебой в школе?
- Никогда у меня проблем с этим не было. Я учился очень хорошо, никаких «троек». Еще до выпуска из школы мне предложили профессиональный контракт в «Кубани» из хутора Бараниковский. Дома, конечно же, был скандал, но родители, видя мое жгучее желание играть, все же отпустили меня. В итоге 11-й класс я заканчивал в Бараниковском, параллельно выступая за местную «Кубань» в профессиональной третьей лиге.
- Еще вы поиграли за юношескую сборную России, верно?
- Да, под руководством тренера Александра Сергеевича Бибичева участвовал с ней в отборе на чемпионат Европы, на который попасть, к сожалению, мы не сумели. Из той команды, кстати, в большом футболе заиграло потом много ребят: Владимир Бут, Ролан Гусев, Боря Меерович, Андрей Чичкин…
- За новороссийский «Черноморец», если память не изменяет, вы стали выступать в 1996-м при Олеге Долматове?
- Верно. Попал в команду 18-летним пацаном. В середине сезона Долматов съездил на стажировку в туринский «Ювентус», а вернувшись обратно, стал выстраивать в «Черноморце» линейную оборону. На схему 4-4-2 мы переходили одними из первых в России, учились на примере матча «Ювентуса» с «Миланом», записанного на видеокассете.
- Трудно было перестраиваться?
- Молодым ребятам - да. Совсем недавно, в детстве, нас учили одному - игре с либеро, последним защитником, и тут вдруг появляются совершенно новые принципы и основы ведения игры. А вот опытные ребята, пришедшие в «Черноморец» в 1996-м - Мархель, Масалитин, Поздняков - знали, как действовать по новой схеме, так как поиграли в Европе, где практически уже везде была линейная оборона. Ну и мы, молодые, брали со старших пример, смотрели на них, как на звезд.
- Долматов за руку водил на тренировках?
- Именно так. Перед тренировками у нас была получасовая теория, потом выходили на поле без мячей, брались за руки и учились соблюдать нужную дистанцию, чтобы не было больших разрывов между игроками. Долматов подходил к каждому и показывал, где тот должен находиться, где должен быть мяч. Все нюансы разжевывались досконально.
- И это не прошло даром?
- Разумеется. Дебют по новой схеме у нас получился, в принципе, хорошим - уже через месяц мы сыграли, действуя так, как требовал тренер, вничью с волгоградским «Ротором». Плюс не стоит забывать, что, когда Долматов в 1998 году перебрался в столичный ЦСКА, то выдал там знаменитую победную серию из 12-ти матчей подряд. Армейцы ведь тоже при нем играли по новой схеме.
- Конец 90-х выдался для «Черноморца», мягко говоря, не богатым на успехи в премьер-лиге…
- У меня отпечаталось в памяти, что в то время у команды никогда не было права на ошибку - каждый год мы боролись за выживание. Но нет худа без добра. Для меня тот период стал хорошей школой и закалкой. А в 1999-м нас спас от вылета, буквально вытащив за уши, Владимир Григорьевич Федотов, царство ему небесное… Хороший был человек и тренер.
- В 2000-м «Черноморец» возглавил Анатолий Байдачный. Фигура, конечно, нерядовая?
- Естественно! Очень эмоциональный тренер, который с помощью крепкого словца мог команду прекрасно настроить, после чего она выходила на поле и билась на сто процентов. Доходило и до бросания стаканов в стену, но все это было по делу. При Байдачном мы много бегали, были отлично подготовлены физически - в принципе, все команды у него такие.
- В чем причина того, что вы мало играли за моряков в начале 2000 года?
- Там такая история. Достаточно банальная. Сначала все шло хорошо, я наигрывался за основной состав, но потом на сборах получил травму - потянул заднюю мышцу бедра, выбыл примерно на месяц. А когда восстановился, то в команде уже сформировался прочный костяк, и ребята просто не дали мне шансов заиграть - игроки моей позиции не получали травм и дисквалификаций.
- Есть некое сожаление в связи с тем, что толком не поиграли за «Черноморец» в лучшем для него сезоне в истории?
- Ну, конечно, есть. «Черноморец» тогда занял в премьер-лиге 6-е место, громил всех и вся. Что касается потери мною места в основе - если команда играет удачно, то ни один тренер не будет менять ее состав. Я понимал сложившуюся ситуацию и после первого круга сам пошел к руководству с просьбой отпустить меня в аренду. У меня были два предложения из первой лиги - из Астрахани и Новотроицка. В итоге, поехал в «Носту».
- Бывшие игроки этой команды рассказывают, что Новотроицк - специфический город.
- И это правда. Знаете, было ощущение, будто я попал куда-то в прошлое. Приехал туда с мобильным телефоном, но оказалось, что он там не нужен - в городе не работала сотовая связь! Поэтому, например, родителям ходил звонить на телеграф. Первое, что говорили ребята в команде - и это было дико, - в Новотроицке нельзя покупать зубную пасту с фтором, потому что она разъедает эмаль. Ну а самое яркое, наверно, впечатление от этого города - металлургический комбинат, из труб которого идет дым всех цветов радуги.
- А в футбольном плане как было тогда в «Носте»?
- В игровом плане - неплохо, команду тренировал знакомый мне по «Черноморцу» Сергей Александрович Бутенко, а вот в организационном, по сравнению с Новороссийском, был большой контраст. В раздевалке, например, иной раз присутствовали какие-то непонятные люди, внешне походившие на бандитов в телогрейках. Футбол той поры, надо сказать, был своеобразным.
- В Новотроицке с вами же играл Денис Бояринцев, правильно?
- Да, и я, кстати, с ним близко сдружился. Когда он выступал потом за «Спартак», а я приезжал на выезды в Москву, то мы с ним обязательно встречались, да и сейчас переписываемся иногда.
- Когда Бояринцев играл в «Носте», было видно, что он станет в будущем широко известным игроком?
- Нет, абсолютно. Вы знаете, я всегда говорю, что мало быть просто одаренным футболистом - нужно еще в нужное время оказаться в нужном месте в оптимальном состоянии. У Бояринцева все это получилось, и в итоге он встал в один ряд с легендами московского «Спартака».
- А вы, попав в 2001-м в краснодарскую «Кубань», оказались в нужное время в нужном месте?
- Ну, можно и так сказать (улыбается). Вообще, «Кубань» оставила яркий след в моей жизни, и это не просто слова. Недавно я покупал в Краснодаре мебель, попросил посчитать и оформить доставку, а продавец-консультант говорит: «Для Константина Гордиюка - всё что угодно!» Я сначала не понял, спросил: «Откуда вы меня знаете?» На что услышал в ответ: «Когда вы играли в «Кубани», я был вашим персональным болельщиком!»
- Кто вас тогда приглашал в «Кубань»?
- Александр Ирхин. Кто знает, если бы не он, может, не было бы у меня этих 2-х замечательных лет в краснодарской команде, где я прогрессировал, а «Черноморец» потом выкупал меня за большие деньги.
- Пришедший в «Кубань» после Ирхина Долматов, как и в «Черноморце», перестраивал команду на линейную игру в обороне?
- Перестраивал, да не особо - тогда ведь практически вся Россия уже играла в линию. Но периодически все равно бывало такое, что Олег Васильевич брал игроков за ручку и водил по полю - порой футболистам нужно освежать в памяти знания и умения. Забегая вперед, скажу, что при Оборине в «Сибири» мы вообще тренировались с веревочкой.
- В «Кубани» освоились быстро?
- При Долматове я стал игроком основы, одним из лидеров команды, плюс рядом со мной выступали такие знаковые футболисты, как Терехин, Аюпов, Минько, Боков, Стас Лысенко… Недавно я видел их только по телевизору - а тут в одной команде с ними! Я был трудолюбив и брал пример со старших мастеров.
- В чем именно - в футбольных качествах или в человеческих?
- В футбольных. А в «нефутбольное время» с партнерами я практически не виделся - первый год в «Кубани» жил на базе, затем клуб снял мне квартиру.
- Старших, стало быть, уважали?
- Конечно. Это сейчас у молодых футболистов несколько искаженное отношение к старшим, а раньше такого не было. Раньше можно было и бутсой по голове получить, если ты что-то не так ответил старшему товарищу.
- В «Кубани» кто-то получал бутсой по голове?
- Нет, в «Кубани» такого не было (улыбается). Почему? Потому что опытные игроки в команде были высокого уровня, а чем выше уровень футболиста, тем лучше у него воспитание и тем меньше у него возникает желание обзываться и шпынять молодых ребят. Посмотрите: тот же Аюпов тогда недавно вернулся из Голландии, где познакомился с европейским менталитетом, а, например, Терехин пришел в «Кубань» из московского «Локомотива», по-настоящему большого клуба.
- Хорошо, выяснили: бутсой по голове молодых в «Кубани» старшие не били. А как «передавали опыт»?
- Да по-разному. Порой и замечания были, и мячи заставляли носить. Сейчас, насколько я знаю, мячи в командах только администраторы носят, а раньше бывало так: ты игрок основного состава, играешь в высшей лиге - но с утра до вечера носишь и качаешь мячи. Причем это не считалось зазорным, это было нормально.
- В 2001-м «Кубань» была довольно близка к выходу в элитный дивизион. Почему, на ваш взгляд, не получилось сделать решающий шаг?
- Я думаю, в то время мы все-таки были не готовы к высшей лиге. Команда только что вышла в первый дивизион из второго, и трудно было, конечно, сразу завоевать еще одно повышение в классе, хоть и с финансированием проблем тогда никаких не было. Чтобы пройти тот чемпионат на одном дыхании, нам не хватило стабильности, плюс в турнире были явные фавориты, которые в итоге и получили путевки в «вышку» - ярославский «Шинник» и элистинский «Уралан». А еще в том сезоне были такие моменты, что судьи элементарно «глушили» «Кубань», в том числе и в Краснодаре: прекрасно помню, как нашего вратаря Эдика Тучинского удалили ни за что, чуть ли не на ровном месте.
- Почему же сезоном позже, в 2002-м, «Кубань» не развила успех?
- Получилась какая-то непонятная ситуация: от нас все ждали, что мы рванем с места в карьер, а мы, наоборот, немножко забуксовали, и вскоре Долматова сняли. Дальше нас тренировал бывший его помощник Вячеслав Комаров - настоящий, между прочим, профессионал и очень душевный человек. Но наверстать упущенное было уже тяжело.
- Потом пришел Владимир Лагойда…
- Да, и при нем в команду стали вливаться молодые ребята. А я, проснувшись в один прекрасный день утром на зимнем сборе в Кисловодске, прочитал в газете, что меня купил «Черноморец». За мной приехала машина, я собрал вещи, сел в нее и прямо посреди сбора уехал в Новороссийск.
- Что, прямо вот так: ни о чем не догадывались, а потом вдруг узнали, что перешли в «Черноморец»?
- Лукавить не буду, я, конечно же, знал, что между «Кубанью» и «Черноморцем» идут какие-то переговоры. Даже общался с президентом новороссийского клуба. Но поначалу конкретики никакой не было. Клубы все решали между собой.
- И что же, были рады вернуться домой?
- Конечно же, я был рад, но, в большей степени, не возвращению домой, а возвращению в премьер-лигу - мне, чувствовал, просто необходим был новый вызов. Кроме того, возвращался в «Черноморец» в статусе, отличном от того, в котором покидал его: теперь я был уже не мальчиком, а зрелым футболистом. Я понимал, что прихожу именно играть, а не быть на подхвате и сидеть ждать своего шанса в запасе.
- В 2003-м в России единственный раз в истории был разыгран Кубок премьер-лиги. Какие впечатления остались от участия в этом турнире?
- Было очень интересно. Мы прошли по сетке «Ростов», владикавказскую «Спартак-Аланию», «Шинник», но в финале, к сожалению, уступили питерскому «Зениту». Изначально перед командой ставилась задача выступить в этом турнире как можно лучше, настраивались в каждом матче только на победу. «Черноморец» не выставлял на Кубок премьер-лиги никакие вторые составы, у нас всегда играла основа. А вот топ-клубы, возможно, отнеслись к Кубку премьер-лиги отчасти спустя рукава.
- Этот самый Кубок премьер-лиги нужен российскому футболу, как считаете?
- Если бы этот турнир был традиционным, то, наверно, был бы действительно интересным для всех. Но, скорее всего, организаторы посчитали его проведение нецелесообразным по причине загруженности календаря. Хотя вон в Англии и по 50-60 матчей за сезон играют в нескольких турнирах, и ничего - никто не жалуется, никто не плачет.
- Почему «Черноморец» провалил чемпионат-2003?
- Признаться, тот провал трудно с чем-то связать. Первый круг мы закончили на 10-м месте, а московский «Спартак» - на 11-м, и он отставал от нас на 6 очков. То есть у нас вообще все хорошо было. А потом… Потом пошла чехарда с наставниками: сначала главным тренером был Четверик, потом Гамула, потом Павлов, потом опять Гамула. Сезон получился скомканным в организационном плане. Но не в игровом - мы ведь выдали несколько прекрасных матчей, в том числе обыграли «Зенит».
- Разочарование было сильным?
- Ну а как вы думаете!.. Чего-то нам не хватило, и в результате в последних турах мы скатились в таблице на последнее место и вылетели в первую лигу. Ходили тогда легенды, что нас «слили» специально, потому что в том году возвращалась в премьер-лигу «Кубань». Дело в том, что «Черноморец» тогда частично финансировался тоже из краевого бюджета, а дальше якобы собирались отдавать деньги только на «Кубань».
- Вы верите в эти легенды?
- А чего в них верить? (Улыбается). Да, я могу их послушать, могу подумать о них, проанализировать, но на самом же деле мало кто знает правду. Однако факт: «Черноморец» с тех пор в премьер-лигу больше не возвращался.
- Сейчас моряки прочно застряли во втором дивизионе, «Кубань» по ходу текущего сезона протестировала зону вылета из ФНЛ. Что думаете на этот счет?
- Что касается «Черноморца»: как начались в 2003-м в клубе проблемы с финансированием, так они там и продолжаются до сих пор. В Новороссийск тогда пришел новый мэр города - Синяговский: ну, не любит человек футбол - ну, что поделаешь? Мало того, что у «Черноморца» не формировался бюджет для выхода в премьер-лигу, так у моряков и сейчас нет шансов даже на ФНЛ - денег еле-еле хватает на второй дивизион. И пока, увы, не видно никаких предпосылок к изменению ситуации: наверное, так и продолжит «Черноморец», клуб с такой славной историей, тонуть в болоте второй лиги. Очень обидно.
А вот «Кубань»… Знаете, ко мне обращались, просили, чтобы я присоединился к акции «Живи, «Кубань». Я согласился, выложил в интернете свой снимок в командной форме. Но, честно говоря, судя по тому, что команда зимой тратила деньги на один заграничный сбор, на другой заграничный сбор, а затем - весной - мало-помалу стала подниматься в турнирной таблице, можно предположить, что с бюджетом у нее более-менее все в порядке. Во всяком случае, есть свет в конце тоннеля. Вообще, «Кубань» - это команда из столицы края, и, я считаю, что даже слухов не должно быть о ее финансовой несостоятельности. «Кубань» есть «Кубань», это команда с большими традициями, с большой историей, с огромной армией болельщиков. Такие команды, конечно же, не должны пропадать. У них попросту нет на это права.
Что думаю о неровном выступлении «Кубани» в нынешнем сезоне? Менеджеры выбирают тренеров, тренеры собирают игроков или работают с теми, кто у них есть в наличии. Те турнирные показатели, которые демонстрирует команда, - априори результат деятельности руководства клуба. Как говорится, «не стреляйте в пианиста - он играет, как умеет», вот так и с имеющимися в распоряжении футболистами. Значит, с игроками такого уровня «Кубань» заключала контракты. Видимо, есть проблемы в управлении клубом. Ко всему прочему, «Кубани», конечно же, нужен постоянный и мощный владелец.
Сейчас, мы видим, что команда медленно, но верно поднимается вверх. О чем это говорит? Всего не знаю, я не внутри клуба нахожусь, но, думаю, это говорит о том, что жизнь потихоньку налаживается. Вероятно, в клубе постепенно идет исправление ошибок, выправление ситуации. Кроме того, новый тренерский штаб команды, похоже, нашел способ из имеющегося «игрового материала» в конкретных условиях выжимать максимум, сумел объединить футболистов общим идейным замыслом, подобрать для исполнителей оптимальную и наиболее эффективную концепцию игры. В противном случае, «Кубань» и весной барахталась бы на задворках ФНЛ, как это было минувшей осенью. Я бы искренне хотел, чтобы клуб креп, команда и дальше прогрессировала и решила задачу возвращения в премьер-лигу в кратчайшие сроки.
- Болельщики «Черноморца» относились к вам хорошо, несмотря на период игры в «Кубани»?
- Приведу вам такой пример: в 2004 году, когда в клубе была очень плачевная финансовая ситуация, у меня обострилась травма, полученная еще во время выступления за «Кубань», и встал вопрос об операции. Так вот, новороссийские болельщики сами собирали мне деньги на операцию в Германии. Также, насколько я знаю, чуть ли не свои средства на нее выделял один из руководителей клуба Бачир Хут. В итоге только благодаря грамотно проведенной немецким доктором Пфайфером операции я и смог продолжить карьеру дальше.
- Константин, а как летом 2004-го вы оказались в «Луче-Энергии» из Владивостока?
- Меня туда пригласил бывший тренер «Черноморца» Сергей Александрович Павлов, который возглавил тогда «Луч». Дальневосточная команда получала большое внимание от губернатора, который приезжал даже на тренировки по нескольку раз в неделю, то есть проблем с финансированием не возникало. В результате, Павлов сколотил хороший коллектив из опытных ребят, а в 2005-м мы еще немножко укрепились и без проблем вышли в премьер-лигу. Как с начала турнира захватили лидерство, так на первом месте чемпионат и закончили, набрав аж 92 очка.
- Постоянные длительные перелеты - одна из самых ярких характеристик того времени?
- Ну а как же! Такое было ощущение, что летаешь с одной планеты на другую. Для адаптации футболистов поддерживали медикаментозно - таблетки, капельницы. Но все это, естественно, было легально (улыбается). И грамотно устроено: перед спаренными выездными матчами мы за несколько дней до них улетали в Москву и останавливались там в спортивном центре «Бор», где раньше, кстати, базировалась и наша сборная.
- В 2005 году «Луч» вышел в премьер-лигу, однако на следующий сезон вы во Владивостоке не остались. Почему?
- У меня истек срок действия контракта, и мне предложила очень хорошие условия новосибирская «Сибирь».
- А в «Луче», что же, новый контракт не предлагали?
- Речь о нем шла, но, если честно, я сильно подустал там морально из-за всех этих сумасшедших перелетов. Хоть и оплачивалась наша работа достойно, однако все равно было, прямо скажем, тяжеловато. И я был внутренне не против того, чтобы сменить обстановку.
- И даже возможность вновь поиграть в премьер-лиге не прельщала?
- Даже так. Кроме того, у меня, не скрою, были опасения по поводу своего будущего в «Луче»: я доподлинно не знал, останусь ли на новом уровне игроком стартового состава. Обычно же как происходит: команды, выходящие в премьер-лигу, меняют состав процентов где-то на 70. А в Новосибирск меня приглашали изначально как лидера команды, поэтому я и решил выбрать синицу в руках, а не журавля в небе.
- Не пожалели, что ушли в «Сибирь»?
- Ни капли. Во-первых, Новосибирск - очень большой город, третий по численности в России, мне он понравился. Во-вторых, тренером «Сибири» сначала был Анатолий Викторович Давыдов, легенда питерского футбола, а потом - Владимир Файзулович Файзулин, под их руководством было интересно тренироваться и играть. В-третьих, руководство ставило задачу в скором времени выйти в премьер-лигу и год давало на раскачку. Наконец, тогдашний мэр города Владимир Филиппович Городецкий, который сейчас является губернатором Новосибирской области, хорошо поддерживал «Сибирь». И выступали мы довольно-таки неплохо: в 2006-м заняли 7-е место, а в 2007-м для повышения в классе нам не хватило совсем немного, стали 3-ми. И еще один нюанс. В 2007-м у меня произошел разрыв крестообразной связки коленного сустава, а тут как раз закончился контракт с «Сибирью». Так вот - клуб сначала продлил со мной контракт еще на 1 год, да еще и отправил на операцию в Германию. Так что в Германии на операциях у доктора Пфайфера я побывал дважды. В общем, я очень благодарен «Сибири» за такое отношение ко мне.
- В 2008-м главным тренером в «Сибирь» пришел Сергей Оборин, сделавший себе имя успешной работой в пермском «Амкаре». Что можете рассказать о нем?
- У него были свои взгляды, он полностью перестроил в команде тактику. При нем я узнал, что значит постоянно играть по схемам: например, при начале атак у меня как у защитника было 4 шаблона действий, и всё. Конечно же, завершающая стадия атаки - это другое дело, там требовалась какая-то импровизация, но в обороне при Оборине все было очень жестко. Если тренер сказал, что великий Мальдини при малейшей опасности выбивает мяч на 20-й ряд трибун, то, будьте добры, делайте точно так же.
- А если сделать по-другому?
- А если по-другому, то тренер недоволен. А если тренер недоволен, то можно очень быстро присесть в запас. Поэтому все делали то, что требовал Оборин.
- И были недовольны этим?
- На этот счет есть такое распространенное выражение: футболисты всегда чем-то недовольны (улыбается).
- В середине сезона-2008 вы ушли из «Сибири» в аренду в барнаульское «Динамо». Что стало тому причиной?
- Летом я восстановился после небольшой травмы, уже начал тренироваться в общей группе, был готов играть, и «Сибири» предстоял выезд в гости к «Кубани» - а для меня же это, понимаете, был очень принципиальный момент. Но Оборин просто не взял меня в Краснодар. Оскорблением это, наверное, назвать нельзя, но это было для меня очень обидно: все-таки я был уже не в том возрасте, когда готового играть футболиста можно не брать на важные встречи. Во всяком случае, Оборин мог пообщаться со мной, объяснить причину, но никакого разговора не последовало - я просто узнал, что не лечу, и всё. В тот же день я пошел к гендиректору и попросил отпустить меня в аренду. В итоге отправился в барнаульское «Динамо»…
- …которое с вами вылетело из первой лиги.
- Там был недостаток финансирования. Меня, слава Богу, это не касалось - зарплату мне выплачивала «Сибирь», рассчитывалась день в день. Я получил в Барнауле капитанскую повязку, скрашивал, как мог, ситуацию, настраивал игроков. Но по результату получилось так, как получилось.
- Вы довольны тем, что в течение своей карьеры как следует посмотрели страну?
- Да, это было интересно. Впрочем, даже если ты играешь в первом дивизионе за одну и ту же команду команду, то все равно летаешь по всей стране. Но в моем случае действительно выпал шанс изучить Россию основательно - все клубы, за которые я играл, всегда предоставляли мне жилье, и семья путешествовала вместе со мной.
- Климат в Сибири и на Дальнем Востоке отличается от того, что господствует в Краснодарском крае. Какие наиболее яркие впечатления у вас остались от погодных условий за Уралом?
- Владивосток находится на одной широте с Сочи, но летом в любой момент погода может поменяться там буквально за 20 минут: светит солнце, и вдруг налетают тучи, тайфун, циклон - и дождь уже льет как из ведра!
- Какое самое яркое впечатление от сибирского климата?
- В конце февраля 2007-го с «Сибирью» играли дома на Кубок России против московского «Спартака» в «минус 22»: очень холодно, прямо катастрофа! Но, правда, в такой сильный мороз пришлось играть лишь один раз. А «минус 3», «минус 5» - это после 22-х, согласитесь, уже не мороз (улыбается).
- В противостоянии со «Спартаком» холодная погода «Сибири» не помогла…
- Москвичи поначалу хотели взять нас малой кровью, вышли на игру почти все в шапках, плохо двигались, и первый тайм мы выиграли 1:0. А в перерыве Федотов, возглавлявший в ту пору «Спартак», своим игрокам такой нагоняй устроил, что на второй тайм они вышли без шапок и в итоге обыграли нас со счетом 3:1. Но дело, конечно, не в морозе. Просто спартаковцы были объективно выше классом.
- А вы слышали этот федотовский нагоняй?
- Нет, раздевалки на новосибирском стадионе находятся далеко друг от друга. Но учитывая то, что в такой мороз бразилец снимает шапку, я уверен, что нагоняй был, и нагоняй серьезный (улыбается). Это я про Моцарта говорю. Помните, был у «Спартака» такой опорный полузащитник?
- Вернемся в конец 2008-го. После барнаульского «Динамо» вы вернулись в «Сибирь» из аренды?
- Мой контракт с «Сибирью» закончился, Оборин оставался в клубе, и я даже не думал о том, чтобы продолжать карьеру в Новосибирске. Вернулся домой, в Новороссийск, на меня вышел «Черноморец», я встретился с его главным тренером Николаем Николаевичем Южанином, но, если честно, меня не устроили предложенные финансовые условия.
- А вскоре вас позвали в сочинскую «Жемчужину», верно?
- Да, так и было. Я сказал Южанину, что принимаю предложение «Жемчужины», он пожелал мне удачи. Хоть сочинский клуб на тот момент и выступал во второй лиге, я подумал, что можно сначала сделать шаг назад, чтобы потом - два вперед. «Жемчужина» была очень амбициозным проектом, организация там была на высшем уровне, финансовые условия очень привлекательные, сравнимые с теми, которые были в ведущих командах первого дивизиона. Президентом клуба был Дмитрий Якушев, состоятельный московский бизнесмен, для команды с его подачи делалось абсолютно всё. Устраивались салюты после каждой домашней победы, съемки в рекламе, участие в различных акциях…. На гостевые матчи мы ездили не автобусом, а, можно сказать, чартерным поездом: для нас был выделен специальный вагон, который цепляли к разным составам.
- Олег Василенко, тренировавший тогда сочинский клуб, - своеобразный наставник?
- Весьма. Я восхищался, насколько он культурный и профессиональный тренер. Он вносил инновации в тренировочный процесс: например, вместо старого доброго теста Купера при нем у нас появился иностранный «йо-йо тест». Функциональная подготовка на сборах была просто на высоте, чемпионат мы прошли на одном дыхании. Вышли в первый дивизион, а меня признали лучшим защитником зоны «Юг».
- Василенко - сильный психолог?
- Он, считаю, очень хорошо настраивал команду, причем поднимал эмоциональный фон не криком, как тот же Байдачный, а спокойным тоном. В пример Василенко нередко приводил «Барселону», грамотно внушал, что мы сильнее соперников.
- Бывший полузащитник «Кубани», «Ростова», «Анжи» и ряда других клубов, в том числе, и «Жемчужины», Константин Зуев рассказывал мне как-то, что в 2010-м Василенко в перерыве одного неудачно складывавшегося матча вдруг изменил схему «Жемчужины» на ту, которую раньше команда никогда не отрабатывала. В 2009-м в сочинском клубе было что-то подобное?
- Нет. Команда была играющая, и у нас не бывало такого, что игра не шла.
- Если все в Сочи было так хорошо, то почему же вы не остались там на первый дивизион-2010?
- Новый гендиректор клуба Саная вызвал меня к себе и, несмотря на наличие у меня действующего контракта, предложил искать другую команду, потому что, по его словам, «Жемчужина» брала курс на омоложение.
- Как затем попали в столичное «Торпедо-ЗИЛ»?
- Знаете, на протяжении карьеры поиск новых команд как-то не занимал у меня много времени (улыбается). Ездил на сбор в Турцию с владимирским «Торпедо», а как только прилетел оттуда в Москву, мне позвонил главный тренер «Торпедо-ЗИЛ» Андрей Канчельскис, пригласил в гостиницу, там мы встретились, и он сразу предложил мне контракт.
- Канчельскис рассказывал про свои выступления за «Манчестер Юнайтед»?
- Да, много рассказывал. Он очень компанейский, всегда был с ребятами в довольно-таки близком контакте, то есть мы не чувствовали, что вот это Андрей Канчельскис - звезда, один из лучших легионеров в истории российского футбола.
- Каким был при Канчельскисе тренировочный процесс?
- Были необычными при нем разминочные упражнения, а все остальное, в общем-то, выглядело стандартно. Сейчас, по прошествии времени, я думаю, что Канчельскису все-таки больше подходит роль функционера, чем главного тренера. На мой взгляд, он, прежде всего, имиджевая фигура, человек-бренд, если угодно. Была у нас в «Торпедо-ЗИЛ» такая история: Канчельскис на неделю куда-то пропал. Сидим в столовой - и тут по «Первому каналу» Канчельскиса показывают! Оказывается, он снимался для одного шоу.
- «Торпедо-ЗИЛ» не смогло выйти в первый дивизион…
- Мы стали вторыми в зоне «Запад», очень обидно. Тогда кто-то снимался из первой лиги, и «Торпедо-ЗИЛ» выразило желание занять место этого клуба, но по непонятным причинам ПФЛ отказала. После этого владельцы «Торпедо-ЗИЛ» решили вообще расформировать команду.
- Костя, далее вы выступали за геленджикскую «Олимпию» во втором дивизионе. Как туда попали?
- Мой друг Олег Терехин, поехавший в саратовский «Сокол» помощником к Чугайнову, позвал с собой и меня. Я съездил на сбор «Сокола», потренировался, но не такие великие мне там предлагали финансовые условия, чтобы в уже серьезном по футбольным меркам возрасте на них согласиться. А в «Олимпию» меня позвал ее владелец Сергей Николаевич Шишкарев, сказал: «Будешь играть, сколько сможешь, а в дальнейшем хочу видеть тебя в структуре клуба». Я обрадовался: Геленджик и Кабардинка, где базировалась «Олимпия», рядом с Новороссийском. Ну и полтора года переходный - с системы «весна-осень» на «осень-весна» - сезон я играл за «Олимпию», параллельно думая о перестройке на новую жизнь.
- И как она прошла, эта самая перестройка?
- Нормально. Все получилось гладко: завершив профессиональную карьеру, я занялся строительным бизнесом. Параллельно выступал за геленджикский «Спартак» в высшей лиге чемпионата Кубани, а сейчас играю за команду «Скайлайн» в мини-футбольном чемпионате Новороссийска: три раза в неделю тренируемся, по выходным бегаем. Без футбола не могу никак, всё еще не наигрался (улыбается).
- Ваши дети занимаются футболом?
- Нет. Старшему сыну, Глебу, 17 лет, и делать это я ему запретил, так как не вижу перспектив занятий футболом в Новороссийске, он сосредоточился на учебе. А младшего, Тимофея, которому 8 лет, отдал в секцию каратэ.
- Денис Попов, под руководством которого вы играли за геленджикский «Спартак», сейчас главный тренер майкопской «Дружбы». Как думаете, у него большие перспективы на тренерском поприще?
- Понятно, что человек поиграл на высоком уровне, стал в ЦСКА чемпионом страны, но многое будет зависеть от того, как он будет развивать и совершенствовать свои тренерские способности дальше. Конечно, хочется пожелать Денису удачи - надеюсь, он пополнит цех сильных кубанских тренеров. Еще желаю удачи моему хорошему товарищу Женьке Калешину, хочу, чтобы у него в «Кубани» всё получилось.
- А сами не задумывались над тем, чтобы стать тренером?
- Понимаете, в наши дни сделать это сложно - многие тренеры старой гвардии варятся в одном котле, сменяют друг друга. Сейчас многое завязано на агентской деятельности, и чтобы иметь успех, нужен сильный протеже. В свое время у меня не было какого-то толчка в этом направлении, жизнь повела в другую сторону. Возможно, я бы мог получить тренерское образование, но сейчас об этом не думаю - моя нынешняя жизнь меня практически полностью устраивает.
Давид Арутюнов



Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: