.: Футбол. Тет-а-тет
Алексей Зинин: «Краснодар» будет наверху через 2-3 года»
С
портивный директор «Краснодара» Алексей Зинин в эксклюзивном интервью «СС» рассказал о поиске новых игроков, потенциальной замене Федору Смолову, влиянии лимита на российский футбол и многом другом.
ВСЕ ПРОЗРАЧНО, НИКАКОЙ ГРЯЗИ»
- До вашего прихода в «Краснодар» должности спортивного директора в клубе не было. Ее утверждение потребовалось для того, чтобы сделать шаг вперед?
- Думаю, этот вопрос лучше адресовать президенту клуба.
- «Краснодар» выходил на вас напрямую? Или кто-то посоветовал вас Сергею Галицкому и Владимиру Хашигу?
- В свое время я предложил «Краснодару» Вандерсона. После того, как бразилец раскрылся, полгода работал с клубом на аутсорсинге. Определенное представление друг о друге у нас сложилось. На протяжении всего последующего времени мы тепло общались с генеральным директором Владимиром Хашигом, и эпизодически - с президентом Сергеем Галицким. Поэтому, когда в августе Хашиг позвонил с вопросом: мог бы я в теории переехать из Москвы в Краснодар, неожиданностью это не стало. Тем более что внутренне уже начал испытывать потребность работы в клубе. Нужен был новый вызов.
- Вам и до этого предлагали поработать на серьезных должностях в других клубах РФПЛ. Почему согласились только сейчас?
Алексей Зинин (слева) и Сергей Галицкий
фото: Андрей Шрамко, ФК «Краснодар»
- «Краснодар» - клуб, который мне понятен. Здесь ты можешь сосредоточиться на работе, воплощать свои идеи, не тратя время на внутреннюю политику. Здесь есть абсолютно прозрачная система ценностей, никакой грязи. И, что особенно важно, здесь при наличии возможностей есть площадка для роста.
- Чем еще зацепил «Краснодар»?
- Когда я прилетел на переговоры, меня встретили и отвезли на строящийся стадион, который потряс своей продуманностью. Галицкий и Хашиг потратили больше половины своего выходного, чтобы рассказать, как живет клуб и к чему стремится. Помню, когда стояли на поле, я сказал: этот стадион создан для того, чтобы на нем звучал гимн Лиги чемпионов. Сергей Николаевич ответил: «Давайте вместе подумаем, как эволюционным путем, без спешки можно приблизить этот день». Через три недели я прилетел для знакомства с коллективом и проведения финальных переговоров, прежде всего, в части функционала. В итоге подписал контракт на два «трансферных окна», которые планируем использовать для переформатирования команды.
- Как работается с начальником селекционной службы Максимом Бузникиным?
- Хорошо работается со всеми, с кем работаю. Селекционная служба «Краснодара» это не только Максим, но и Евгений Бузникин, его отец, Юрис Лайзанс, Дмитрий Нечипоренко, Владислав Ковалев. Есть еще большая группа людей по всему миру, с которыми я работал на протяжении последних лет в рамках своего трансферного агентства. Они не получают зарплату в клубе, но иногда помогают добывать нужную информацию. Со всеми принцип работы один: человек может порекомендовать игрока, изложить свою точку зрения. Зачастую у меня уже есть свое мнение, но важно узнать другие взгляды, чтобы выявить нестыковки, копнуть еще глубже. Плюс селекционеры клуба помогают не только расширять список потенциальных новичков, но и в последствии сокращать его, из условных двухсот кандидатов на позицию отбросив примерно половину, что прилично экономит время.
«БОРУССИЯ» ВЕЛА РАМИРЕСА С 17 ЛЕТ
- Как появился вариант с Рамиресом, который стал одним из главных открытий весны в РФПЛ? Можете описать процесс с самого начала до заключения контракта?
- Важно было четко сформулировать, игрок на какую позицию и с какими характеристиками нам нужен. В последние годы «Краснодар» старался не покупать молодых легионеров, поскольку был неудачный опыт. К тому же, из-за лимита левый защитник не должен быть легионером. Мы вышли за рамки этих двух ограничений, создали новую концепцию. Роль фланговых защитников в современном футболе, особенно для атакующих команд, возросла в разы. Нам нужен был человек со скоростью, с хорошей левой ногой, способный обыграть один в один. После того, как согласовали с главным тренером типаж игрока, я по своим каналам сделал запрос. Рамирес вошел в двадцатку кандидатов сразу от трех источников, на что трудно было не обратить внимание. Наши селекционеры тоже дали по эквадорцу положительные отзывы, особо высоко отметив его созидательно-атакующий потенциал. Достаточно быстро Рамирес стал для меня фаворитом из числа 30 человек в категории: «Атакующие фланговые защитники не старше 23-х лет. Эконом-варианты. Без подтвержденного уровня». Другое дело, что всего было 8 ключевых категорий и 2 дополнительных. Основные мысли крутились вокруг того, игрока из какой именно категории взять. Ведь если ты, например, на фланг обороны приобретешь миллионов за 5 темнокожего атлетичного парня с опытом в чемпионате Франции, то ты в любом случае не прогадаешь.
- Другое дело, малобюджетный эквадорец из чемпионата Венгрии.
- Здесь можно выиграть по-крупному, но вероятность промаха больше. Трудно дать гарантии, что такой человек сможет, тем более быстро, заиграть в чемпионате с совершенно другой интенсивностью, плотностью, в команде, где цена ошибки высока. Поэтому когда берешь игрока только с набором качеств, без подтвержденного уровня, многое зависит от того, какие игровые условия будут созданы человеку на новом месте. Презентацию футболиста мы разделили на две части: «Что он нам может дать» и «Минусы и недочеты, которые смущают». Оба ролика заняли примерно по четыре минуты, и главный акцент я сделал именно на втором. Игорь Шалимов, посмотрев, успокоил: «С этим и с этим разберемся». Плюс удалось собрать много дополнительной информации по игроку, в том числе, получить отзывы из дортмундской «Боруссии», которая отслеживала эквадорца с 17-летнего возраста. Станислав Черчесов, кстати, работая в «Легии» тоже проявлял интерес к Рамиресу.
- Как прошли переговоры?
- После первой же беседы с Рамиресом, а потом и с его агентом (это было еще в конце октября) сразу же родилось ощущение, что это тот защитник, который нам нужен. Лео рос в тяжелых условиях, без матери, в детстве в их дворе даже не было мяча, и он с друзьями сутки напролет играл в футбол кокосом. Он прекрасно помнит, откуда он вышел и очень серьезно относится к жизни. В общем, в середине ноября Владимир Хашиг слетал в Венгрию и все окончательно урегулировал. В итоге финансовые затраты на приход Рамиреса составили совсем символические деньги. Уже сегодня нам за эквадорца готовы предложить в 3,5 раза больше. Единственное, не следует спешить с оценками. Да, Рамирес начал здорово, но полноценный вывод можно делать хотя бы по прошествии 2-х кругов. Пока мы, например, не видели Лео в противостоянии с армейцем Марио Фернандесом, который и стоит в 10 раз больше, и статус имеет в 10 раз выше.
- Кто просматривал игрока в Будапеште?
- Вживую его никто не просматривал. Скажу крамольную мысль: это далеко не всегда обязательно. Сегодня есть такие ресурсы для изучения игрока по видео, что при наличии продуманной системы изучения и качественном сборе информации просмотр вживую теряет прежнюю значимость. Если составлю двадцатку лучших трансферов и находок, к которым причастен, то там, пожалуй, не будет ни одного игрока, по которому выводы делал, находясь, на стадионе. Более того, просмотр отдельно взятой игры не только отнимает уйму времени из-за перелетов, но и может направить по ложному следу. Не стану развивать эту тему, она слишком объемна. Да, ездить иногда необходимо, но только когда не хватает информации, и ты не можешь понять какой-то важный нюанс. Экспертные поездки нужны, прежде всего, для того, чтобы «наводить фокус», чувствовать уровень чемпионата. Если понимание этого есть, можно не ездить. Более того, когда отправляюсь смотреть кого-то, - чаще, как раз того, кого брать не собираюсь.
- Как это?
- К такой особенности пришел не сразу, после двух ошибок, примерно на третий год работы в скаутингово-трансферной сфере. Ну, вот смотрю игрока и вижу: не тот, кто нужен. А о человеке приходят фантастические отзывы, у него роскошная сопроводительная история, все в один голос говорят: надо брать, тем более это не самый сложный трансфер, и так далее. То есть умом понимаешь: вариант классный! Но при этом каким-то образом четко знаешь: клубу его брать не стоит. Тогда едешь смотреть вживую, и уже картинка складывается полностью. Так случилось и этой осенью. Съездил в Бельгию и Францию, вернулся, пересмотрел по видео те же матчи и игроков, за которыми наблюдал, и тут же целенаправленно пересмотрел Клаессона. Сравнил - и успокоился: именно швед, тот, ради кого можно рисковать.
ШАЛИМОВ НАШЕЛ КЛАЕССОНУ МЕСТО ЗА 2 МИНУТЫ
- Когда мне поступило предварительное предложение от «Краснодара», прикинул план возможных первых шагов. Там был пункт: «Продать Ахмедова и взять на его место Клаессона». У меня есть тетрадочка, в которую записываю «уникальные варианты по соотношению цена-качество», и Клаессон взялся как раз из этой тетрадочки. Просто всегда хочется найти еще более оптимальный вариант, и в «Краснодаре» мы потратили много времени и усилий, чтобы примерно за такие деньги отыскать более высокий уровень. Очень ценю тот объем информации, который переработал наш селекционный отдел. Примерно каждые две недели, пройдя очередной круг поисков, возвращался к кандидатуре Клаессона и понимал: пока он фаворит. Потом протестировал это решение на наших селекционерах, которые тоже Виктора знали и оценивали весьма неплохо. Галицкий, когда увидел шведа, сразу меня поддержал. Единственное - я планировал Клаессона как идеального «двенадцатого игрока», который может закрыть не только любую позицию в центре полузащиты, но и при случае на фланге. И везде дать конкретику. А Шалимов сразу разглядел в Клаессоне левого вингера. Буквально через 2 минуты просмотра уже записал его на эту позицию.
- По Клаессону переговоры были сложнее, чем по Рамиресу?
- Возникло две загвоздки. Классон не хотел ехать в Россию, а его клуб - шведский «Эльфсборг» - выставлял за игрока сумму, которая нас не устраивала. Предметный интерес к Виктору проявляли клубы из Германии, Италии, Голландии, Турции, Украины, Китая. В итоге весь процесс занял полтора месяца, но мы дожали ситуацию и уложились именно в те финансовые рамки, которые себе намечали: не вышли за 2 миллиона. В сравнении с Ахмедовым, которого продали за 7 миллионов, Виктор оказался очень выгодным для нас активом.
- Когда стало окончательно ясно, что трансфер Клаессона состоится?
- Мы не метались, выдерживали свою линию, и Витя с каждым общением становился все более открытым. В середине января он со своей девушкой и с агентом прилетал в Краснодар для более плотного знакомства и медосмотра. Все сотрудники клуба сработали идеально. Убежден, любой трансфер - совместный труд всего коллектива. В данной ситуации это проявилось особенно четко. Виктор и его агент остались в восторге от увиденного. Юлия же до последнего не хотела решаться на отъезд из Швеции, но уже по дороге домой поддержала любимого. Мы отправили следом сотрудника для подписания заранее согласованного контракта.
- Гранквист как-то повлиял на принятие решения?
- Полагаю, да. Андреас - значимая часть команды, он всегда с клубом и на начальной стадии несколько раз общался с Виктором. Жена Гранквиста, в свою очередь, общалась с девушкой Клаессона, уверяла, что поможет во всех вопросах.
- Первые серьезные шаги на трансферном рынке Скандинавии сделал ЦСКА. Там действительно кузница талантов?
- Талантов не больше, чем в других регионах. Но шведы и даже выступающие там по нескольку лет африканцы с бразильцами профессиональные, неизбалованные, ментально правильные парни, которые умеют ценить хорошее отношение. Они совершенно не боятся холода, склонны к быстрой адаптации. И скандинавский рынок очень экономичный для нас.
С РАСКРУЧЕННЫМИ НЕ РАБОТАЕМ
- Как вообще проходит поиск неизвестных футболистов? Клаессон и Рамирес явно из таких.
- Найти не сложно, сложно из сотен найденных выбрать именно того, кто в своей ценовой категории сможет принести клубу наибольшую пользу. И важно грамотно выстроить процесс адаптации.
- Вы работаете с известными игроками?
- С сильно раскрученными - нет, это иррационально. Возрастные новички на излете «Краснодару» не нужны, поскольку мы омолаживаем легионерскую часть команды. Из больших чемпионатов нам реально зацепить лишь тех, кто в начале пути, но еще не достиг пика, не обрел широкой известности. Однако даже тех, у кого потенциал европейских звезд только начинает проглядываться, привезти в Россию очень сложно. Сейчас, например, на одной из позиций у нас отвалился уже 38-й кандидат из категории «топ-потенциал». Мы отказались от так называемой российской надбавки за трансферы и зарплаты, сейчас жестко придерживаемся установленных нами финансовых границ, пытаемся донести до европейского рынка информацию: «Краснодар» переплачивать не будет.
- Вопрос по Эбуэ Куасси. Игрока покупали с прицелом на продажу?
- Куасси появился в «Краснодаре» до моего прихода благодаря директору клубной академии Араму Фундукяну. Знаю только, что стоил он совсем символические деньги. Так получилось, что осенью из-за наших кадровых потерь он сыграл несколько матчей. По набору данных Куасси представлялся классным активом, но люди еще не разобрались в его минусах. Мы разобрались. Этой весной он бы не проходил в состав, даже не мог бы выходить на замену, - его цена упала бы в разы. Поэтому воспользовались моментом и продали его в шотландский «Селтик» за деньги, на которые провели всю трансферную кампанию. При этом допускаю: со временем Куасси будет стоить гораздо больше, чем мы за него выручили. Но для этого он должен постоянно играть.
- Есть клубы, работающие на продажу игроков, а есть - на трофеи. К чему будет стремиться «Краснодар»?
- Мы изменили механизм поиска игроков, введя несколько ограничивающих критериев, включая возраст, и добавив прогноз на дальнейший трансферный потенциал. То есть заложили вариативность: хотим иметь выбор - оставлять или продавать - в зависимости от ситуации.
НА ЛЕТО УЖЕ ПОДПИСАЛИ ТРЕХ НОВИЧКОВ
- Расскажите о работе с Шалимовым. Насколько часто контактируете?
- С Игорем Михайловичем живем рядом. Раз в неделю приезжаю на базу, созваниваемся перед играми. После матчей обязательно ужинаем все вместе: с президентом, генеральным и коммерческим директорами. Обсуждаем матчи. Так что контактируем часто.
- Обсуждаете возможных новичков с Шалимовым?
- Эту часть внутренней кухни позвольте не комментировать, она слишком многогранна.
- При всем уважении - Шалимов уже проиграл 2 турнира из 3-х, в которых участвовал «Краснодар». Есть ли вопросы к его работе?
- Не нужно разделять, кто проиграл. Не выиграли мы все, работающие в одном клубе. Задача каждого - дать максимум того, что можем. Если у меня есть вопросы или идеи, делюсь ими с главным тренером. У нас хороший человеческий контакт и абсолютно открытый рабочий диалог.
- Какова задача-максимум для команды после вылета из Кубка России и Лиги Европы?
- Турнирные цели остались прежними, но сейчас мы решаем, прежде всего, стратегические задачи. Создаем будущее, закладываемый невидимый со стороны фундамент, который в течение 3-х последующих сезонов позволит нам выйти на новый уровень. Это касается подходов к работе, усиления всех сфер клубной деятельности и так далее. Стремимся к тому, чтобы в ближайшем будущем «Краснодар» стал базовым клубом российской «молодежки», утвердился в качестве такого для юношеских сборных страны. Наращиваем обороты и в селекции для первой команды. Уже подписали 3-х новичков на лето, к маю будут новые приобретения.
РЕШЕНИЕ ПО СМОЛОВУ ПРИМЕТ ГАЛИЦКИЙ
- Предположим, Смолов уедет летом в дортмундскую «Боруссию». Насколько сложно будет найти ему замену?
- Имея нападающего такого уровня и такой востребованности, спортивный департамент обязан быть готов к тому, что в любой момент клуб может его продать. Замену Феде мы нашли еще осенью. Есть 10 человек, каждый из которых способен дать нам многое. Наблюдаем за ними в каждом туре и при этом продолжаем искать еще более сильные варианты. Но это вовсе не означает, что Федор уедет. Он очень значимый, ключевой для нас игрок, у которого с клубом длительный контракт. Вдобавок, решение по Федору будет принимать наш президент, у которого нет пиетета перед западными клубами, и которого большими цифрами не удивишь.
- Лимит серьезно осложняет поиск игроков?
- Лимит вообще никак не влияет на поиск игроков. Просто изначально нужно учитывать правила игры и выжимать в этих рамках все, что можно.
- Вы работали с игроками до эпохи лимита и сейчас. Уровень российских футболистов упал?
- Да. Голодных до успеха стало гораздо меньше. Поэтому парни с горящими глазами, готовые пахать «через не могу», такие, как Илья Жигулев, могут стремительно подниматься вверх.
- Верна ли информация, что Владимир Быстров покинет «Краснодар» в конце сезона?
- Готов говорить только о том, что уже сделано. Публично детализировать наши планы на лето, тем более комментировать слухи, не стану. Обо всем узнаете по факту.
КЛУБ ЖИВЕТ БЕЗ ВЫХОДНЫХ
- Насколько близок «Краснодар» к образцово работающему клубу?
- От каждого дня работы и нахождения здесь получаю удовольствие. Иногда даже пытаюсь отправить семью на недельку в Москву, чтобы с чистой совестью быть на работе допоздна. Утром и вечером - по дороге в офис и обратно, обязательно вхожу в чашу стадиона, смотрю на поле, трибуны. В обед минут 15 гуляю по академии. И до сих пор не знаю, сколько у нас полей: 24, 25, 27? Но видя их, испытываю эйфорию. Мне нравится, когда в 12 часов ночи президент клуба звонит, чтобы обсудить игру мальчика 2000 года рождения, а генеральный директор в воскресенье присылает на изучение игроков, которых ему предложил, условно, французский агент. Клуб, который живет футболом 24 часа в сутки, без выходных, рано или поздно придет к своей цели.
- Чего не хватает «Краснодару», чтобы стать топ-клубом РФПЛ?
- Титулов. Их можно добыть быстрее, если влить большие финансы в трансферы и зарплаты. Мы же идем разумным бережливым путем, не перескакивая ступеньки. «Краснодар» обязательно будет наверху - надо еще подождать 2-3 года.
- Вы начинали как журналист «Советского спорта». Потом работали в московских «Спартаке» и «Локомотиве», основали компанию, которая занималась трансферами игроков. Сейчас - «Краснодар» и должность спортивного директора. Как вам это удается?
- Я не добился каких-то больших высот, чтобы рассуждать о том, что у меня чего-то получается. Просто люблю мечтать и делать то, что интересно, по максимуму, на каждом последующем этапе снижая количество допускаемых ошибок.
- Тренерскую лицензию получить хотите?
- Нет.

.: Другие материалы рубрики





Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: