.: Футбол. Тет-а-тет
Роман Бугаев: «Благодарен Петреску за предоставленный шанс»
З
а 12 лет в «Кубани» воспитанник армавирского футбола Роман Бугаев прошел длинный путь от глубокого резервиста до твердого игрока основы. Он попал в первую команду по инициативе Дана Петреску в 2010-м и с тех пор провел за желто-зеленых 130 матчей. На данный момент 27-летний Бугаев один из старожилов «Кубани», который застал и Лигу Европы, и финал Кубка России, и тяжелое возвращение в пучины первого дивизиона. О главных эпизодах карьеры Роман рассказал корреспонденту «Независимой спортивной газеты».
ПРОШЛЫЙ СЕЗОН МОЖНО БЫЛО СПАСТИ
фото: Чемпионат.com
- Футболисты проводят отпуск по-разному. Где вы отдыхали этой зимой?
- Отпуск провел в Краснодаре. Поехать куда-то не было ни большого желания, ни возможности.
- Главным событием сезона для клуба стали возвращение и скорый уход Петреску. Почему у Дана не получилось во второй раз, как считаете?
- В «Кубань» вернулся почти тот же Дан, каким он был в первый свой приход в клуб, но разве что чуть менее импульсивный. А так, требования у него были те же, что и в 2010-м, ничего нового. О причинах его отставки нас в известность не поставили. Руководство нам объявило об уходе Дана, и все.
- Что поменялось в команде при Евгении Калешине?
- Евгений Игоревич, конечно, по-другому строит игру, стиль поменялся в нюансах. У кого из тренеров лучше контакт с игроками? У тех игроков, кто раньше уже работал с Даном, в общении с ним не было никаких проблем. А у новичков, наверное, с ним было меньше взаимопонимания, чем с Калешиным.
- В первую команду вы попали при Петреску. У вас с ним какие отношения?
-Я благодарен Дану за то, что он заметил меня, 21-летнего игрока, и взял на зимние сборы в 2010-м. Я прошел все 3 сбора и к старту сезона был готов бороться за место в команде. Дан предоставил мне шанс не сразу - поначалу он наблюдал за мной на тренировках и в товарищеских матчах. Я дебютировал в 8-м туре в игре с «КамАЗом» и затем выходил на поле регулярно.
- Считаете, вам повезло в тот момент попасть в команду?
- Сейчас в «Кубани» немало воспитанников клуба - Азат Байрыев, Вова Лобкарев, Женя Помазан, Игорь Коновалов. Но мне действительно повезло попасть в команду сразу, а не уходить куда-то надолго в аренду или вообще уезжать.
- А как вы изначально оказались в «Кубани»?
- В клубный интернат попал в 2004-м. В Краснодаре тогда проводился финал первенства края по моему возрасту, а я играл за команду Армавира. Заметил же меня Сергей Павлович Бондаренко, который тогда тренировал в «Кубани» ребят 1989-го года рождения. Он-то и взял меня и еще одного парня из нашей команды в интернат.
- В клубную школу вы попали в 15 лет. Вас уместно называть ее воспитанником?
- Да, потому что от того же Бондаренко я почерпнул для себя очень много. В интернат я пришел как нападающий, а впоследствии стал полузащитником, освоив новую для себя позицию. А когда в 2007-м попал в дубль «Кубани», тогдашний главный тренер Андрей Викторович Юдин поставил меня слева в защиту.
- Рассчитывали попасть в первую команду?
- Конечно. Еще со времен армавирской ДЮСШ это была моя мечта - попасть в главную команду края. А когда понял, что мечта может сбыться, решил твердо идти к цели. Я, кстати, родился в Братске, может, сибирская закалка мне тоже помогла.
- Дома вы росли в требовательной атмосфере?
- Жестких законов в нашей семье не было, но, допустим, возвращаться домой поздно, под утро не разрешалось. В Армавире, правда, и соблазнов для молодежи особо не было, так что на улице в основном играли в футбол - это было главное развлечение.
- Ваш отец занимался футболом?
- Еще когда он жил в Грозном, то хотел записаться в футбольную секцию. В августе был набор в школу «Терека», но она оказалась закрыта. Тогда отец забыл о футболе и ушел в спортивную гимнастику. Но профессионально он ей не занимался, в 18 лет ушел в армию.
- А почему вас не отдали в спортивную гимнастику?
- Говорю ж, в Армавире был культ футбола. В прошлом сезоне «Торпедо» играло в ФНЛ, и, думаю, теперь в футбольные школы пойдет еще больше детей. Плюс к тому, в городе улучшается футбольная инфраструктура, а значит, в Армавире думают о будущем.
- «Армавир» спонсируется Олегом Мкртчаном. В «Кубани» часто его видели?
- Не скажу, что Олег Артушевич часто приезжал к нам на базу, но это и понятно: человек занятой, свободного времени немного. Но когда у него была возможность, посещал наши игры и встречался с командой. Громких слов насчет огромных премиальных не говорил, зато обещал стабильное финансирование, а остальное зависело от нас. Когда видел его в последний раз? На сборе на Кипре в феврале 2016-го. Мкртчан тогда признался, что у него в бизнесе наступили тяжелые времена из-за ситуации на Украине, но пообещал по мере возможности спонсировать клуб. Что произошло потом, я не знаю.
- Считаете, прошлый сезон можно было спасти?
- Для этого нужно было в последнем туре побеждать в Екатеринбурге. Игра с «Уралом» была до гола, и когда мы первыми пропустили, то психологически надломились. Матчи с «Томью»? Перед ними у нас травмировались Хубулов, Павлюченко и Бальде, и в атаке в итоге пришлось выпускать Манолева, номинального защитника! Но даже в этой ситуации могли остаться в премьер-лиге, засчитай судья в концовке игры в Томске наш чистый гол.
- И все же «Кубань» сама виновата в вылете, согласитесь.
- В большинстве игр мы действительно теряли очки необъяснимым образом. При Хохлове мы были одними из лучших по статистике первых таймов, но в дерби и матчах с «Уфой» и «Амкаром» после перерыва упустили победы. Думаю, не случись тогда осечек, и Дмитрия Валерьевича бы не уволили. Ташуев же начал с победы над «Спартаком», но и при нем мы умудрились проиграть «Краснодару», ведя по ходу матча в два мяча.
ПРИ КРАСНОЖАНЕ ТЕОРИЮ ИЗУЧАЛИ ДАЖЕ НА ПОЛЕ
фото: Александр Кузьменко
- Весной атмосфера в команде сильно поменялась?
- Я бы так не сказал. Просто ушли из команды Игнатьев, Ткачев и Мельгарехо, которые осенью на троих соорудили большую часть голов команды. Мы, конечно, старались их заменить, но сделать это было очень сложно.
- Ташуев хорошо подготовил команду зимой?
- На сборах у нас были приличные нагрузки. На Кипре мы бегали в горку и приседали со штангой, так что на «физику» не жаловались. Но помогли лично мне эти сборы или нет, сказать не могу: при Ташуеве весной я на поле не выходил.
- Почему, если не секрет?
- Тренер не видел меня в составе. Я подходил к нему и спрашивал, рассчитывает ли он на меня, и каждый раз следовал ответ: «Тренируйся. Если будет шанс, я его предоставлю». В итоге шанса я не дождался. И таких, как я, было два-три человека. А когда Ташуев ушел, я опять вернулся в основу.
- У вас за спиной 130 матчей за «Кубань». Ощущаете себя командным старожилом?
- Наоборот, у меня ощущение, что я еще молодой. Скорее, чувствую себя не ветераном, не старожилом, а просто своим в клубе. У меня действующий контракт с «Кубанью» еще на полтора года, и мне хотелось бы играть за нее и в дальнейшем.
- За 6 лет в команде не было возможности уйти в другой клуб?
- Предложения от клубов премьер-лиги поступали в самые первые мои сезоны в команде, но уходить куда-то смысла не видел. Например, какой был смысл уходить в «Ростов» или «Амкар», если «Кубань» тогда выступала лучше? В среднем за сезон я проводил по 15-20 матчей, и меня такое положение дел в целом устраивало.
- Кроме Ташуева, кто еще из тренеров не видел вас в составе?
- Красножан. При нем я сыграл всего 3 матча - в чемпионате с «Рубином» и «Ростовом» и на Кубок с ульяновской «Волгой». И почему я толком не играл, я у него не спрашивал. В итоге почти всю осень просто тренировался и зимой на сборах хотел подойти, узнать, что со мной не так. Но в отпуске узнал, что Красножана уволили, а при Кучуке я вернулся в состав.
- Юрий Красножан походил на тренера-теоретика?
- Теории у нас действительно при нем было предостаточно. Помню, как на тренировках мы ходили по полю пешком, чтобы оттачивать тактические перемещения, и отрабатывали различные комбинации. Но при нем команда закончила осеннюю часть сезона четвертой, а значит, его методика была эффективной.
- При Кучуке весной команда выдала 12-матчевую беспроигрышную серию. Только ли его это была заслуга?
- Леонид Станиславович два месяца готовил команду к весенней части сезона, а значит, это его заслуга. Он привил нам свою футбольную философию, и при нем мы показывали уже иной футбол. Другое дело, что весной мы стартовали с высокой турнирной позиции. Это заслуга Красножана.
- Почему у Леонида Станиславовича не получилось во второй приход в «Кубань»?
- Думаю, если бы мы выиграли Кубок, этот вопрос бы отпал сам собой. Именно при нем мы обыграли ЦСКА в полуфинале, но в финале с «Локомотивом» в концовке основного времени потеряли концентрацию. В овертайме у нас не было цели дотерпеть до серии пенальти, мы атаковали как могли, но второй гол Буссуфы, по сути, решил исход игры. Хотя, считаю, гол был забит из офсайда.
- Что происходило в раздевалке после проигранного финала?
- Зашел главный тренер и поблагодарил всех за игру и за самоотдачу. А так, лично я тогда постарался переключиться на следующие игры: еще оставалось 2 матча в чемпионате. Но сделать это, конечно, было тяжело. Финальные матчи бывают раз в карьере, и потерпеть в нем поражение никому не пожелаю.
- Победа над ЦСКА - единственное светлое пятно той весны для «Кубани». В чем же крылись причины неудач?
- С тех самых пор команду преследует полоса невезения, которая продолжается и сейчас. Вспомнить хотя бы апрельский матч позапрошлого сезона в Перми с «Уфой»: мы вели со счетом 2:1, но за 2 минуты в концовке умудрились пропустить 2 гола! А когда подобное происходит несколько раз, рождается определенная неуверенность в себе. Вот некоторые команды могут повести в счете на первых минутах и удержать его до конца игры, а у нас не получается. Сколько было в этом сезоне матчей, когда мы забивали первыми, но потом пропускали и теряли очки…
- Какие матчи считаете лучшими для себя в «Кубани»?
- Матчи с «Фейеноордом». В обеих играх была сумасшедшая атмосфера, но в Роттердаме, когда против тебя болеет весь стадион, настрой зашкаливал. В ответной встрече, когда на первых минутах голландцы сначала не забили, а потом забили пенальти, нам повезло, что мы быстро отыгрались. Гол Ивелина (Попова, - прим.М.Г.) придал нам уверенности: ведь теперь хозяевам нужно было забивать два мяча, чтобы пройти дальше. Первый тайм мы дотерпели, а во втором Букур забил наш второй гол, и напряжение спало.
- В еврокубках другие скорости, чем в чемпионате России?
- Конечно. Это мы почувствовали еще в Шотландии, когда играли с «Мазервеллом». Мы смогли дважды забить во втором тайме, но до перерыва хозяева играли жестко на каждом участке поля, с чем в России я не сталкивался. Затем были «Фейеноорд» и «Валенсия», и в Испании мы на первых минутах игры вообще не видели мяча - настолько быстро играли хозяева. Однако забей тогда Сиссе после ошибки их защитника, и мы могли выиграть тот поединок.
- Играть через три дня на четвертый было в тягость?
- Если ты играешь, то нормально - лучше играть, чем тренироваться. А если, как я, пару матчей в Лиге Европы пропустил, будет сложно, потому что большинство занятий было восстановительного характера. Сейчас я скучаю по такому графику.
- В ноябре 2014-го «Кубань» принял Гончаренко. Они с Кучуком разные?
- В общении они похожи: сами уважительно относились к игрокам и требовали, чтобы и к ним относились так же. Оба могли индивидуально пообщаться с футболистом, но только в том случае, если в этом была необходимость.
- В светлом периоде при Викторе Михайловиче черным пятном стал разгром 0:6 от ЦСКА. Что это было?
- Я в той игре вышел на замену в начале второго тайма, и к тому моменту мы уступали со счетом 0:2. Была уверенность, что у нас получится вернуться в игру, но два гола подряд в середине тайма надломили нас психологически. Дальше на поле с нашей стороны была анархия.
- В вашей карьере было лишь 2 удаления, и одно из них в игре с ЦСКА. Помните?
- Да, это было в апреле 2014-го, когда мы проиграли дома - 0:4. Я не ожидал, что Соснин сыграет головой, и в итоге мяч полетел мне за спину, где его принял Думбия. Я пытался за ним угнаться, но это оказалось бесполезно: пришлось фолить.
САМЫЕ СПОКОЙНЫЕ РЕБЯТА? РАБИУ И ШАНДАО
- ЦСКА Слуцкого - самый серьезный соперник в России из тех, с кем довелось играть?
- У армейцев была слаженная оборона, поэтому против них было тяжело. Но и со «Спартаком», «Зенитом», «Локомотивом» было не легче. Любая топ-команда доставляет множество проблем в игре.
- На «Спартак» настрой всегда был особый?
- Да, ведь это клуб с именем. В Краснодар всегда приезжало много спартаковских фанов, и даже на недавней игре со «Спартаком-2» гостевой сектор был почти заполнен. Именно атмосфера делает эти игры особыми.
- Вам доводилось играть против Халка. Тяжело?
- Очень. Это почти идеальный футболист, с техникой, ударом, с отличными физическими данными. Играть против него сложно: нужно быстрее думать головой, быстрее принимать решения на поле. «Закрыть» Халка мне во многом помогали партнеры, которые в нужный момент меня подстраховывали.
- С кем еще из соперников было сложно справиться?
- Со спартаковцем Макгиди. Шотландец очень резкий, за ним трудно было угнаться. Если ты купился на его финт, то пиши пропало, поэтому с ним нужно было смотреть на мяч и предугадывать его действия.
- Тренеры используют крайних защитников по-разному. Чего требовали от вас?
- Изначально от меня требуется надежность сзади. Дальше нужно помогать партнерам в атаке за счет прострелов и подач, и в целом у всех наставников требования ко мне были похожи. Поэтому на моей игре смены тренеров почти не сказывались: у полузащитников и нападающих в этом плане было больше проблем.
- Вы в интернате были хавбеком. Вас затем не использовали впереди?
- В полузащите я сыграл много матчей при Петреску в первый его приход, но потом меня передвинули в оборону. Что у меня лучше получается? Наверное, обороняться. Все-таки в обороне я играю уже много лет.
- От чего зависит частота ваших подключений в атаку?
- От того, как и с кем мы играем. Если мы доминируем на поле, естественно, буду ходить вперед чаще. А если игра равная или же нас атакуют, само собой, буду больше думать об обороне.
- Когда простреливаете или навешиваете в штрафную, передачи выверяете?
- Не всегда мои передачи бывают выверенными. В основном тренеры требуют подавать в зону между вратарем и защитниками, где мяч должен принять наш нападающий. Тяжело на скорости за секунды определить, где именно находятся твои партнеры, поэтому подаю в основном на глаз: вижу нашего игрока на дальней штанге, значит, пасую туда.
- Много ли, на ваш взгляд, в игре крайнего защитника лишней беготни?
- Обидно бывает лишь в ситуациях, когда ты специально делаешь забегание, а тебе пас не дают - тогда ты, получается, действительно зря бежал. Но даже в этом случае ты приносишь определенную пользу, отвлекаешь на себя внимание. Мелочей в футболе не бывает.
- Когда в команде был Ласина Траоре, бровочники всегда искали его на поле?
- Нет, такого не было. Просто мы знали, что у нас есть впереди высокий нападающий, и в этом случае играть на него верхом было разумно. Почему Траоре не заиграл в ЦСКА? Не знаю даже. И там, и в «Кубани» он был единственным габаритным форвардом, так что на него наверняка рассчитывали. У каждого бывают неудачные сезоны, и у Ласины могло в ЦСКА просто не пойти.
- Кого из бывших партнеров вы считаете топ-игроками?
- Сиссе, Павлюченко, Алмейду. Еще Аршавина, но в «Кубани» ему было тяжело: Андрей до перехода в команду долго не играл и в итоге часто травмировался. У того же Романа в итоге получилось адаптироваться и помочь нам в конце сезона. А еще многие футболисты в «Кубани» заметно выросли и затем ушли в команды выше уровнем.
- В какой период у «Кубани» был самый сильный состав?
- Наверное, когда достигли пятого места в чемпионате и вышли в Лигу Европы. А еще в первый наш сезон в премьер-лиге, который был переходным. Мы тогда после двух кругов были шестыми, а в третьем круге опустились на восьмую строчку.
- В вашей карьере был пик?
- Как такового не было. Может, разве что в тот период, когда мы играли одновременно и в чемпионате, и в Лиге Европы, но это было связано с частой игровой практикой. А в целом держал свою планку на отметке «выше среднего» и старался ниже нее не опускаться. Я не могу сказать, что в каких-то матчах феерил, а в других, наоборот, откровенно провалился. Такого за собой не замечал.
- В игре удается контролировать эмоции?
- Бывает, не сдерживаюсь, но в основном стараюсь хранить эмоции в себе. Неприятных инцидентов неспортивного характера с моим участием ни во время игры, ни после нее за все время не было. Я быстро обдумываю свои действия, и такого, чтобы с кем-то спорил на повышенных тонах, не случалось. Самым спокойным я тоже не был: в этом плане у нас выделялись Рабиу и Шандао. Кто самый эмоциональный? Хубулов. Но именно в игре.
- А кто считался главным весельчаком?
- В период при Красножане им был Саша Прудников, в другие моменты каждый по чуть-чуть вносил свою лепту в атмосферу в команде. Порой ребята были у нас недолго, и им просто не хватало времени адаптироваться, хотя они те еще шутники.
- Намекаете на большую текучку кадров в «Кубани»?
- Раньше большинство футболистов выступало за нас минимум сезон, после чего уходили на повышение. При Хохлове и Ташуеве текучка усилилась, и связано это было в том числе с косвенными факторами.
- Почему, по вашему мнению, после «Кубани» игроки редко «стреляют»?
- Может, потому, что в «Кубани» им больше доверяли, здесь они были лидерами. А в топ-клубах таких, как они, много. Определенное время уходит на адаптацию, а конкуренция в команде предполагает, что ты должен быть лучшим здесь и сейчас.
- Травмы оторвали у вас большой кусок футбольной жизни?
- Тьфу-тьфу, серьезных травм у меня не было. Надрывы случались, но больше 3 месяцев я не пропускал. Лишь однажды повреждение сказалось на моей игре: перед первым сезоном в премьер-лиге надорвал связки голеностопа. То было в феврале, и дебютировал на новом для себя уровне я лишь в апреле в игре с нижегородской «Волгой».
- К чему после ФНЛ привыкали в премьер-лиге?
- К уровню футболистов. В первой лиге не столь мастеровитые игроки, и они могли тебе простить твою же ошибку, а в премьер-лиге любая осечка могла стать фатальной. А еще на высшем уровне нет проходных матчей: на одной ноге мы за все годы никого не обыграли.
- Вы говорили, у Ташуева были большие нагрузки. Это самые тяжелые сборы?
- Самые тяжелые все же были у Петреску в 2010-м. Тогда он собрал команду с нуля для решения задачи, поэтому нагрузки были очень приличными. И это было оправданно.
НА ТРЕНИРОВКАХ ПЕТРЕСКУ ЗАБИВАЛ КРАСИВЫЕ ГОЛЫ
- Есть ли в команде традиции? Например, дарить подарки на день рождения.
- Чтобы дарили друг другу подарки, такого не было. Просто по случаю праздника вместе собирались, отмечали, общались, словесно поздравляли. Бывало, конечно, кто-нибудь что-то в шутку преподносил, и не более. У меня, например, день рождения в феврале, каждый раз выпадает на сборы, а там особо не отпразднуешь.
- Вы сам по себе человек амбициозный?
- Не сказать, что слишком амбициозный, но хочу большего и при этом реально смотрю на вещи. Не в том духе, что хочу играть за рубежом и буду там играть, а думаю о том, что по жизни нужно двигаться поступательно. Для начала нужно попасть в топ-клуб, затем уже в сборную и только потом думать о Европе. Заоблачные цели для себя никогда не ставлю.
- У вас в активе два матча за вторую сборную России. Что это был за эксперимент?
- Нам объясняли, что вызывают для просмотра на перспективу, но за первую сборную из того созыва играли только Ещенко и Гранат. Ту команду возглавлял Красножан, и я сыграл в сентябре 2011-го с олимпийской сборной Белоруссии и национальной командой Литвы. Но ощущения, что я в сборной, все равно не было.
- Для вас какой город роднее - Армавир или Краснодар?
- Для меня оба родные, а еще Братск, где родился. Но сейчас я больше времени провожу в Краснодаре, в Армавире бываю довольно редко. Популярность? Сейчас, понятное дело, с учетом наших результатов о ней говорить глупо. Бывает, конечно, что подходят люди, но очень редко. Раньше это происходило чаще.
- Нет у вас злости на соседний «Краснодар»?
- Нет. Наоборот, рад, что есть такой проект и что Галицкий собственноручно создал такой клуб. Благодаря «Краснодару» у города появилось собственное дерби, которым никакой из провинциальных городов больше похвастать не может. Всегда было приятно играть в этих матчах: стадион исключительно полный, зрители болеют по-особенному, а на поле очень яркие, неповторимые эмоции.
- Вы слышите во время игры, что кричат болельщики?
- Конечно. В зависимости от нашей игры с той же фанатской трибуны слышны то слова поддержки, то нецензурные кричалки. Реагирую на них всегда по-разному, в зависимости от настроения. Если оно плохое, то ругань с трибун злит.
- Какими способами снимаете стресс после матчей?
- Самыми обычными: сижу дома или гуляю с девушкой, иду в кино или еду на море. Для меня в удовольствие просто пройтись по Краснодару, город у нас красивый. Увлекаюсь ли другими видами спорта? На базе есть стол для настольного тенниса, и в него играем часто. Полноценных соревнований с турнирной сеткой не устраиваем, а упражняемся регулярно. В компьютерный футбол играл в детстве, но сейчас забросил.
- Футбол смотрите по ТВ?
- Смотрю, причем немало. Сейчас это в основном матчи английской премьер-лиги. Были у меня мысли в отпуске 3 декабря съездить на «класико» («Барселона» - «Реал»), но, увы, не получилось.
- У вас есть в Европе клубные предпочтения?
- Болею за «Манчестер Юнайтед» с тех пор, как они в 1999-м выиграли Лигу чемпионов в знаменитом финале у «Баварии». Но кумира среди игроков у меня никогда не было: могли в разное время нравиться разные футболисты.
- Когда увидели впервые легенду «Челси» Петреску, не обалдели?
- Его игру в «Челси» не видел, только слышал о том, что он там играл. Бывало, он с нами играл на тренировках со сближенными воротами и забивал красивые голы. Из тренеров с нами порой еще играл тогдашний помощник Гончаренко Вадим Скрипченко, когда людей на двусторонке не хватало.
- Как Кучук и Гончаренко руководили тренировочным процессом?
- Все нюансы они разбирали для нас по полочкам - сначала в теории, а потом показывали на тренировках. Могли показать нам фрагменты из игр «Барселоны» или других команд и на их примере объясняли общекомандные действия.
- Вы верите в Виктора Михайловича в ЦСКА?
- Думаю, у него должно получиться. Если с БАТЭ он успешно играл в Лиге чемпионов и обыгрывал «Баварию», то почему бы ему в ЦСКА не добиться такого же успеха? Виктор Михайлович пришел в клуб с большими возможностями, и для работы на таком уровне у него все есть.
- Кучук со стороны выглядел закрытым человеком. Это так?
- В коллективе он общался и шутил, наверное, больше других тренеров. Может, с прессой он был не особо приветлив потому, что ему часто задавали каверзные и провокационные вопросы. Но на тренировках Кучук не показывал своих переживаний по поводу неурядиц с болельщиками и общественностью и привносил в команду только позитив.
- А какова сейчас атмосфера в команде?
- Есть переживания по поводу нашего положения в таблице. От зоны вылета на данный момент нас отделяет очко, но 9-очковое отставание от 4-го места вселяет в нас оптимизм. Худшая игра сезона? Наверное, откровенно провальным стал матч с «Шинником», когда мы проиграли дома со счетом 0:1. Перед той встречей в матче с «Соколом» мы обстучали все штанги, но не забили, а в игре с ярославцами у нас не получалось вообще ничего.
- Вы внимательно следите за своей личной статистикой?
- Тренеры присылают нам наши персональные показатели, и я смотрю, в чем мне следует прибавить - допустим, в единоборствах или рывках. Но только на статистику полагаться не следует, она бывает обманчивой. Например, в одном матче ты можешь выиграть 9 единоборств из 13-ти, а в другом - 2 из 6-ти. Но в среднем мой процент в этом аспекте - в районе 60-ти.
- Каково ваше поведение в единоборствах?
- Все зависит от ситуации. Например, если мяч на половине поля соперника у их правого защитника и он хочет отпасовать своему, то здесь можно сыграть на опережение. Если же следует атака на наши ворота другим флангом, тут все больше зависит от выбора позиции. Ты перестраиваешься, смотришь, где находятся футболисты соперника, готовишься к переводу мяча на твой фланг. Но решение в каждом эпизоде нужно принимать быстро.
- У фланговых игроков с возрастом теряется скорость. По себе это замечаете?
- На самом деле, скорость нужно просто поддерживать, чтобы она не падала. Например, ты не сможешь сильно усилить дистанционную скорость, чтобы носиться по полю, как ветер, но поддерживать ее на хорошем уровне вполне реально.
- Много времени проводите в тренажерном зале?
- Не запредельно много, но стараюсь заходить в «качалку» до и после тренировок. Порой остаюсь и на поле после занятий с другими ребятами, побить по воротам или поработать над точностью передач. В чем хочу прибавить? Наверное, больше забивать.
- Голов, кстати, у вас в карьере немного - всего 5. Почему?
- Так сложилось. Хорошо хоть они вообще есть (улыбается). Я ведь защитник, установку целенаправленно бить по воротам мне ни один тренер не давал. Для меня главное не дать пробить по нашим воротам, а по чужим и так в команде есть, кому ударить. Какой мой гол самый памятный? Пожалуй, первый, в 2010-м в ворота «Волгаря». Мы тогда разгромили астраханцев со счетом 6:1, а я открыл счет.
- С тех пор много воды утекло. С кем общаетесь из бывших партнеров?
- С Сосниным и Ткачевым, а с Бальде на английском переписываемся. Он сейчас идет со своим «Реймсом» в лидерах французской Лиги 2, и я смотрел по интернету их встречу с «Труа», когда он забил гол. За Ибру я только рад.
- Какие у вас жизненные ориентиры на данный момент, кроме футбола?
- В любой ситуации оставаться человеком. Если кому-то из ребят нужна моя помощь, то без проблем помогу, для меня это не в тягость. А еще хочется, наконец, создать семью - надеюсь, скоро это случится.
Максим Герасин



Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: