.: Футбол. Тет-а-тет
Сергей Бендзь: «Игровой номер в «Кубани» взял в честь сына»
П
осле того как капитан «Кубани» Игорь Армаш выбыл из-за серьезной травмы на долгий срок, повязка была доверена его партнеру по центру обороны опытному Сергею Бендзю. 33-летний воспитанник краснодарского футбола имеет за плечами чуть меньше 300 матчей на профессиональном уровне, из которых около половины провел в премьер-лиге в составе «Ростова», «Терека», «Кубани» и нижегородской «Волги». Корреспондент «Независимой спортивной газеты» встретился с Бендзем и побеседовал с ним об изменениях на тренерском мостике желто-зеленых, самых ярких моментах его карьеры и многом-многом другом.
ПЕРВЫЙ КРУГЧЕМПИОНАТА - ЭТО СТРАШНЫЙ СОН
- Сергей, с недавних пор вы капитан «Кубани». Вам комфортно в этом статусе?
- Да, безусловно. Мне очень приятно примерить на себя роль капитана. Я родился в этом городе и знаком с краснодарскими футбольными реалиями, плюс у меня уже есть опыт, которым я могу поделиться с другими ребятами. К тому же, у меня присутствуют и некие лидерские качества, раз меня выбрали. К моему сожалению, Игорь (Армаш, - прим.М.Г.) получил травму, но я готов его замещать.
фото: ФНЛ
- Был ли у вас опыт капитанства до этого?
- Я был вице-капитаном в нижегородской «Волге» и так же, как сейчас, замещал постоянного капитана. А в «Томи», предыдущей своей команде, носил повязку в сезоне-2012/13 при Сергее Передне и в позапрошлом сезоне при Валерии Непомнящем.
- Как происходил процесс передачи вам капитанской повязки в «Кубани»?
- Ее мне передал предыдущий тренер команды Дан Петреску. Одну из игр Армаш еще до травмы пропускал, и тренер по моим личностным характеристикам выбрал меня как заместителя Игоря. В итоге перед матчем Петреску в присутствии команды вручил мне капитанскую повязку.
- Вы не находите закономерности в том, что при вашем капитанстве дела у команды пошли в гору?
- Причина не в моем капитанстве, а в изменении стиля игры команды при новом тренере. Пришел новый наставник, поставил за короткое время команде игру, которую она хотела показывать и до этого, но раньше это не получалось в связи с различными причинами. В данный момент у нас начинает все налаживаться, и в первую очередь это касается нашего взаимодействия на поле. Мы начали понимать, кто куда должен бежать, кто куда должен открываться и что делать с мячом на поле.
- Евгений Калешин в интервью нашему изданию еще зимой говорил: смена тренера по ходу сезона очень редко дает однозначно положительный эффект.
- Пожалуй, его приход - тот самый редкий случай. При Евгении Игоревиче выстраивается концепция игры, которую будет видеть болельщик в ближайшие месяцы. Мы сейчас идем от тура к туру, нам нужно выигрывать матч и готовиться уже к следующему, и только так мы сможем добиться конечного положительного результата в турнире. Мы забыли, что у нас было в начале сезона, и смотрим только вперед.
- Чем тренерский подход Калешина отличается от методики Дана Петреску?
- Евгений Игоревич предлагает нам подавлять соперника во всем - в первую очередь, во владении мячом, а затем и в единоборствах, тактике и стратегии. Он проповедует более динамичный футбол, хочет, чтобы мы владели игровой инициативой. Все это Калешин дает нам на тренировках, показывая и объясняя на собственном примере. Ребятам такой подход по душе, у всех появилось огромное желание у него учиться.
- Другими словами, новый тренер по-другому раскрывает футболистов?
- Именно так. Евгений Игоревич поможет каждому из нас, как молодым игрокам, так и более опытным, чему-то учиться на каждой тренировке. В «Кубани» собрали хороших игроков, которые в своих предыдущих командах показывали неплохой футбол, но в первом круге чемпионата мы не проявляли своих лучших качеств. Возможно, это было связано с каким-то психологическим давлением на футболистов. Однако с приходом Евгения Калешина, я думаю, молодые ребята раскроются, а опытные заиграют по-новому.
- Правильно ли я понимаю, при Калешине изменился и тренировочный процесс?
- Он изменился кардинально! Тренировки стали не такими длительными, как при Дане, но при этом более интенсивными. Теперь мы делаем больше «взрывной» работы, а с мячом отрабатываем атакующие и оборонительные действия. Евгений Игоревич рассказывает, как мы должны двигаться в тот или иной игровой момент, как должен осуществляться переход из обороны в атаку, и мы его постоянно отрабатываем.
- В свое время вы играли против старшего из братьев Калешиных в премьер-лиге. Вас не смущает нынешняя субординация?
- Вы знаете, я рассматриваю его в первую очередь как главного тренера, как личность, которая хочет что-то дать всем своим подопечным, и мне в том числе. Я уверен в том, что даже мне, опытному футболисту, Евгений Игоревич может дать полезные знания. Каждый человек в процессе повседневной жизни всегда стремится узнать что-либо новое и таким образом развивается, прогрессирует, и он не исключение. Как специалист Калешин очень хочет проявить себя, это видно. Я работал со многими тренерами и вижу у него большое будущее.
- На чем основывается ваше мнение?
- Есть тренеры, которые могут грамотно выстраивать игру команды в атаке, а в обороне у них проблемы. Есть те, у кого в защите все замечательно, зато с атакой не дружат. А вот у Евгения Игоревича вся работа ведется в совокупности, и это громадный плюс. К тому же, он молодой и амбициозный специалист, и у него еще все впереди.
- Но у него нет тренерской лицензии соответствующей категории, чтоб возглавлять команду до конца сезона…
- Эта проблема решаема. Насколько я знаю, он продолжает учиться на тренерских курсах и зимой будет проходить лицензирование на нужную категорию.
- У команды состоялось полноценное прощание с Петреску?
- Как такового прощания не было. Мы улетели в Москву на игру с «Динамо», и тогда на одной из тренировок Эмиль (Карас, ассистент Петреску в «Кубани», - прим.М.Г.) нам передал пожелания Дана. На этом всё. После того как Петреску уволили с поста, мы его не видели.
- Его отставка стала для команды неожиданностью?
- Слухи по поводу отставки Дана ходили уже давно, поэтому не стала. Результата у команды не было, и все знали, что подобное может произойти в любой момент.
- Какие причины в неудачном выступлении «Кубани» под руководством Петреску вы бы обозначили?
- В первую очередь, психологические. Над командой довлел результат, и с давлением мы справиться не могли. Тех рычагов, с помощью которых Дан мог бы воздействовать на нас, у него не оказалось. Сейчас пришел Калешин, и мы стараемся забыть то, что было раньше. То, что было в первом круге, представляется мне, откровенно говоря, как страшный сон. В моей карьере такой ужасный старт в чемпионате случился впервые, и теперь мы этот стресс преодолеваем всеми силами.
В «КУБАНЬ» ПЕРЕШЕЛ ИЗ-ЗА СЕМЬИ
- Отношения у Евгения Калешина с игроками построены по-другому, нежели у Дана Петреску?
- Немного по-другому. Калешин больше общается с игроками, пытается донести до них собственные мысли, а Дану, может быть, мешал это делать языковой барьер. На этом я бы предпочел завершить проведение параллелей между тренерами. В данный период мысли у нас только позитивные и направлены на достижение результата. От «Кубани» болельщики теперь вправе ждать яркой игры, и то, что было, например, в матче с «Зенитом-2» - это вовсе не случайность.
- Хорошо, уйдем от параллелей и вернемся к фигуре Петреску. Вам приписывают фразу «Я не понимал, во что при Дане играла «Кубань». Что вы имели в виду?
- Я выразился не так. Насколько помню, в одном из интервью прозвучала следующая моя фраза: «Мы уже подошли к моменту, когда выходили на поле и не понимали, что делать». В этом проявлялись наши психологические проблемы, чувствовалась безысходность. Мы не понимали, как добиваться результата по схеме, которую предлагает нам тренер, нужно было что-то кардинально менять. Но он ничего не менял.
- Вы работали с Петреску в «Кубани» еще в первый свой приход в команду в 2011-м, когда он вывел ее в премьер-лигу. Почему тогда игроки понимали требования Дана?
- Потому что тогда был другой подбор футболистов, которые подходили под схему игры Петреску. Он пропагандирует длинный пас, и в той команде у него был высокий Ласина Траоре, из-под которого выскакивали в атаку быстрые полузащитники. На этот же раз под его схему просто не оказалось соответствующих исполнителей.
- 5 лет назад вы надолго не задержались в «Кубани» как раз потому, что под его схему игры не подходили?
- Меня приглашал конкретно Петреску, но тогда центр обороны в лице Армаша и Зелао играл неплохо, и что-то менять Дану не было смысла. В итоге за «Кубань» я вышел на 3 минуты в матче с московским «Динамо» и в основном составе на встречи с «Ростовом» и столичным «Локомотивом», однако получил небольшую травму и сел на лавку. Поэтому, когда зимой 2012-го поступило предложение вернуться в «Волгу» из Нижнего Новгорода, откуда переходил в «Кубань» летом, я решил попробовать. Здесь в основном составе я себя не видел и выбрал из двух зол наименьшее, как мне казалось.
- Почему казалось? Неужто жалеете, что тогда не остались в «Кубани»?
- Да нет, не жалею - все, что ни делается, делается к лучшему. Я живу исходя из таких соображений, и переход в «Волгу» был тогда для меня самым оптимальным вариантом.
- Этим летом вас также приглашал в команду Петреску?
- Переговоры со мной велись еще до того, как Петреску пришел в клуб. Но с приходом Дана моя кандидатура не была отвергнута, и в итоге он стал одним из инициаторов моего трансфера в «Кубань».
- У вас был персональный разговор с румыном на тему вашего места в составе?
- Да, мы с ним разговаривали. В первых 5-ти турах я не играл, и Петреску мне объяснил, что у пары центральных защитников Армаш-Миша Смирнов нет грубых ошибок, поэтому он дает им играть. Дан является приверженцем той идеи, что игроков центра обороны нужно менять как можно реже и совершать перестановку только в случае карточки или травмы.
- На какой срок, если не секрет, вы подписали контракт с «Кубанью»?
- На 2 года, до лета 2018-го. Считаю, что в свои 33 вполне способен приносить команде ощутимую пользу. В этом плане равняюсь на защитника «Милана» Паоло Мальдини, который играл до 40-ка, и, честно говоря, не вижу весомых причин, чтобы не пытаться играть так долго на высоком уровне. Если можешь, то почему нет?
- Что, на ваш взгляд, нужно, чтобы играть, как Мальдини?
- Главное, чтобы не было травм. Для этого нужно следить за своим организмом - соблюдать режим, правильно питаться. Это основные факторы. Тьфу-тьфу, по части травм мне везет - они обходят меня стороной (улыбается).
- Почему, выйдя с «Томью» в премьер-лигу, не остались в команде? Неужто не было такой возможности?
- У меня была такая возможность, но основной причиной, по которой я выбрал «Кубань», стала моя семья. Летом у меня родился третий ребенок, сын, и для того чтобы чаще с ним видеться, я выбрал место работы поближе к дому. А живу я сейчас в Ростове-на-Дону, и там же, понятно, моя семья. Поэтому «Кубань» стала для меня идеальным вариантом для совмещения любимого дела и семейных обязанностей.
- А переезжать с семьей в Краснодар не планируете?
- Сейчас мой старший сын ходит в Ростове в школу, в 3-й класс, и менять ее в таком нежном для него возрасте мы не хотим. Переход в другую школу может психологически надломить ребенка, что, сами понимаете, неправильно. Поэтому решили пока остаться в Ростове, а дальше будет видно.
- Выходит, нынче вы живете «на два дома»?
- Да, как только выпадает выходной, сразу отправляюсь в город на Дону, благо, ехать всего 3 часа. Благодаря этому я каждую неделю вижу семью, и это для меня большой плюс и подспорье в дальнейшем игроцком развитии.
- На футбол в Ростове ходите?
- У меня на это банально не хватает времени. Выкраиваю день-полтора, чтобы повидать семью, и всё. Хотя, конечно, даже за это короткое время пребывания в городе успеваю прочувствовать радость местных жителей от того, что в Ростов пришел по-настоящему большой футбол. Честно говоря, когда в 2000-х играл в «Ростове» в течение 5-ти лет, не мог даже и представить, что когда-нибудь команда попадет в Лигу чемпионов. Там очень любят футбол, и старенький «Олимп-2» уже не может вместить всех желающих увидеть вживую «ПСВ», «Атлетико» и «Баварию».
- Расскажите, как так получилось, что вы, коренной краснодарец, живете в Ростове?
- Вообще, я переехал в Краснодар лишь в 1994-м. Я родился в этом городе, но буквально через месяц-два после этого мои родители переехали в Ейск. Там обитали около 10 лет, после чего вернулись в Краснодар, где у мамы жили родители, мои бабушка с дедушкой. Здесь я поступил в футбольную школу «Олимпик», где тренировался у Сергея Константиновича Григорьева и Александра Ивановича Чугунова. У них я занимался до 17 лет, а в 1999-м мне поступило предложение от тогда еще «Ростсельмаша», команды высшей лиги - попробовать себя на зимних сборах.
- Вас отбирали сразу в первую команду?
- Тогда был совместный сбор, где просматривали игроков и в основу, и в «молодежку». Меня взяли в дублирующий состав с прицелом на основной, и с тех пор я начал играть за «Ростов». К сожалению, от «Кубани» на тот момент никаких предложений не было, и я на 5 лет связал свою жизнь с донской командой. Сначала мой контракт был рассчитан на 3 сезона, но уже через год, тренируясь с основным составом, я его переподписал.
- В то время в «Ростове» хватало местных легенд. Каково было в их окружении?
- Мне было приятно даже просто тренироваться с такими футболистами. Я был счастлив, что попал в команду высшей лиги, и радовался возможности играть бок о бок с такими звездами, как Дмитрий Кириченко, Александр Маслов и Михаил Осинов. Я смотрел на них, и мне хотелось развиваться, чтобы достичь их уровня.
ЗАКРЫТИЕ КЛУБНОЙ СТОЛОВОЙ - ПРОСТО СЛУХИ
- Против нынешнего тренера «Ростова» Дмитрия Кириченко вам довелось сыграть, когда он выступал за «Москву». Это лучший российский форвард последних лет?
- На тот момент он действительно был одним из лучших, но не скажу, что прямо самый сильный - пожалуй, в десятку лучших входит. Против него было сложно играть, так как он умел всегда находиться в нужном месте в нужное время и за счет этого забивал голы. У него было сумасшедшее голевое чутье! Кто входит в тройку лучших? На мой вкус, Павлюченко, Кержаков и Аршавин. Это те люди, которые на тот период были на первых ролях в своих клубах.
- А как же ростовская легенда Александр Маслов?
- Так, как он играл головой, мало кто вообще играет. Со «второго этажа» забивал голы, словно гвозди в стену вбивал. Против него всем защитникам было очень сложно действовать, и я кое-чему научился у него в игре головой.
- 5 октября 2003-го вы вышли вместе с Масловым в основе «Ростова» на поединок с «Ураланом» - первый свой матч в «вышке». И тут удаление на 51-й минуте…
- Я уже давно тот матч забыл, вычеркнул из памяти. Такой вот был немного неудачный дебют. Меня удалили за 2 желтых карточки, плюс один из голов в наши ворота был забит с рикошетом от меня… Ну, что поделаешь, это футбол. Я споткнулся, мне нужно было заново встать на ноги и идти вперед, что я и сделал.
- За 3 первых сезона в «Ростове» вы провели в высшей лиге 3 матча. Это следствие как раз того, что молодым центральным защитникам тренеры не доверяют?
- На тот период, в начале 2000-х, в России был бум на футболистов из-за границы, так что молодым российским защитникам действительно мало доверяли - мне не всегда даже находилось место в заявке на игру. Я делал все, что мог, но не все получалось. Но ничего, пыхтел, работал, чтобы расти как футболист, и через какое-то время уже играл в высшей лиге. И за это хочу сказать большое спасибо Сергею Николаевичу Балахнину, легенде тренерского цеха «Ростова», который дал мне дорогу в футбольную жизнь.
- Что бы с высоты лет посоветовали своим молодым коллегам по центру обороны?
- Нужно просто быть уверенным в своих силах. У нас же много хороших ребят, которые при переходе во взрослый футбол, где требуют результат здесь и сейчас, зачастую из-за одной ошибки теряют сезон. Главные тренеры боятся доверять молодым футболистам, так как они могут в одной встрече «выстрелить», а в другой допустить фатальную ошибку, которая будет стоить команде очков. А результат в России на первом месте во всех без исключения командах.
- В «Ростове» во времена бума на легионеров играли уругваец, чилиец и множество африканцев. Как взаимодействовали с этим интернационалом?
- Все эти ребята были веселые, доброжелательные, всегда подсказывали и помогали и, что характерно, неплохо говорили на русском. В команде были переводчики, но ребята сами хотели совершенствовать язык. Был у нас тогда и англичанин Тони Койл, и когда я с ним общался в последний раз, он мне сказал, что при определенном стечении обстоятельств остался бы жить в Ростове, где, в отличие от его родины, 9 месяцев в году тепло. Самый необычный легионер? Наверное, левый полузащитник Зване из ЮАР - у него в комнате все пространство было заставлено шаманскими приспособлениями (улыбается).
- В чем видите секрет футбольной молодости бывшего вашего партнера Тимофея Калачева?
- Тимофей всегда был игроком хорошего уровня, а при Бердыеве обрел вторую молодость. Курбан Бекиевич смог раскрыть его таланты, плюс Калачев всегда к футболу относился очень добросовестно, и футбол его за это вознаграждает.
- В школе на стадионе «Кубань» работает Андрей Чичкин, а в селекционном отделе «Краснодара» трудятся Максим Бузникин и Юрис Лайзанс…
- Со всеми этими ребятами я в свое время играл в «Ростове», но встретиться и пообщаться пока не удается. На матчи «Краснодара» на новом стадионе я еще не попадал, так что на футболе не пересекались. К тому же, у «Кубани» напряженный график игр, у нас не все пока получается, чего бы хотелось. Поэтому не всегда хватает положительных эмоций для того, чтобы с кем-то встречаться.
- Дела в двух главных краевых командах можно охарактеризовать так: «Краснодар» открыл стадион, а «Кубань» закрыла столовую на базе. Как вам диссонанс?
- По поводу закрытия столовой - все это слухи, которые призваны нагнетать ситуацию в клубе извне. Мы делаем свое дело, и у нас для этого есть условия - свой стадион, своя база, свои тренировочные поля. Лично мне жаловаться не на что.
- А разве, выступая за «Кубань» в первом дивизионе, не скучаете по премьер-лиге?
- Да, вы правы, скучаю. И, если честно, придя в «Кубань», я очень хочу вернуться с ней в премьер-лигу. У нас есть для этого все возможности, и единственное, чего пока нет - это результата. Тем не менее, цель у нас имеется, направление движения к ней обозначилось, и мы к ней стремимся. А дальше - как Бог даст.
- С «Ростовом» вы обыгрывали бердыевский «Рубин» и газзаевский ЦСКА. Самые крутые матчи в вашей карьере?
- Конечно. А еще в эту коллекцию я бы добавил победу в Москве над «Динамо», когда за столичную команду еще играл Данни - мы тогда победили со счетом 1:0. Ну и, конечно, не забуду поединок в Ростове в 2007-м, когда мы после первого тайма проигрывали будущему чемпиону страны «Зениту» 0:3, но после перерыва забили 2 мяча и чуть не вытащили матч.
- За карьеру вы уже забили порядка 20 мячей. В вас умер нападающий?
- В молодости я играл в центре полузащиты и большую часть голов забил в те времена. А еще часто приходится приходить на стандартные положения, и за счет роста игра головой является моим козырем. Это умение мне передал мой тренер Сергей Григорьев, который раньше тоже хорошо играл на «втором этаже», и я узнал от него много секретов.
- Когда вы почувствовали себя уже сложившимся центральным защитником?
- Думаю, когда после «Ростова» перешел в грозненский «Терек». Там в свое время был тренером Вячеслав Викторович Грозный, и он открыл для меня кое-какие новые стороны игры в обороне. Каждый тренер дает тебе определенные навыки, но переломный момент у меня случился именно в Грозном.
- А что для вас в профессии было самым сложным?
- Самые большие проблемы у меня возникали с юркими быстрыми футболистами, такими, как Кержаков или, скажем, Вагнер Лав. Я высокорослый и не очень быстрый, и со временем пришел к выводу, что с ними можно справиться, лишь придерживая их руками на грани фола.
- В связи с этим сам собой всплывает ныне актуальный вопрос о судействе. Как вы относитесь к работе арбитров в России?
- Если честно, работу рефери обсуждать не очень хочется - мое дело играть в футбол. Я не могу сказать, что в судействе на уровне премьер-лиги и ФНЛ большая пропасть. Сейчас уже нет такого, что было еще лет 7-8 назад, когда арбитры порой просто «убивали» команды. Нынче рефери судят довольно ровно, и если ошибки случаются, я считаю, это чисто человеческий фактор. Вот и все мои комментарии по судейству. Просто призываю общественность не так остро реагировать на ту или иную ошибку арбитров - они люди, а каждому из нас свойственны просчеты.
МЫ РАЗГРОМИЛИ ХОЗЯЕВ, А НАМ АПЛОДИРОВАЛИ
- Почему вы в свое время ушли из «Ростова» в «Терек»?
- «Ростов» в 2008-м играл в первом дивизионе, а мне летом поступило предложение из Грозного. «Терек» тогда шел в середине таблицы премьер-лиги, а я хотел вернуться в высший дивизион. К тому же, в «Ростове» мне на тот момент уже приелось, я хотел новых эмоций и впечатлений, за которыми и отправился в Грозный.
- «Ахмат-Арена» - самый красивый стадион, на котором вы играли?
- Один из самых красивых. Когда я в первый раз был в «Кубани», мы ездили с командой на матч открытия стадиона в румынском городе Клуж, где сыграли с местной командой «Университатя». Там тоже очень красивая арена, которая была забита до отказа, и мы еще тогда выиграли со счетом 4:0… Но, что меня поразило, после матча болельщики не стали освистывать свою команду, а, наоборот, аплодировали нам за красивую игру - меня это очень впечатлило.
- В команде из Чеченской республики вы получили позитивные эмоции?
- Первые полгода из моих полутора лет в «Тереке» прошли идеально: я сразу же влился в состав и доиграл сезон в основе. А вот следующий сезон получился для меня чуть смазанным, поскольку у нас в обороне появились игроки своих сборных словак Забавник и болгарин Илиев, и конкурировать с ними было тяжело. В итоге по окончании чемпионата пришлось «Терек» покинуть. Зимой 2010-го я подписал годичный контракт с выступавшим в первом дивизионе «Нижним Новгородом». Нам не платили зарплату порой по полгода, но в итоге мы стали третьими вслед за «Кубанью» и нижегородской «Волгой», а я получал истинное удовольствие от самого футбола.
- А в следующем сезоне вы перешли в «Волгу» и фактически потопили свой бывший клуб.
- Так получилось, что по итогам сезона-2011/12 две нижегородских команды попали друг на друга в стыковых матчах. У меня в «Нижнем Новгороде» оставалось много друзей и знакомых, но вопрос стоял так: какая команда проиграет, та и прекратит существование. Играть в этих матчах было очень сложно, но я в первую очередь профессионал. В итоге «Волга» победила по сумме 2-х встреч, и мой бывший клуб канул в Лету.
- А минувшим летом вы в составе «Томи» отправили в ФНЛ «Кубань». Нет ли у вас ощущения дежавю?
- Хорошо, что в этом случае «Кубань» продолжила свое существование. Это клуб, где я на тот момент уже успел поиграть, и мне не хотелось, чтобы команда вылетала. Однако при этом мне хотелось выйти в премьер-лигу с «Томью», которой я отдал 3 года своей футбольной карьеры - вот такая сложилась двоякая ситуация. Первый матч в Краснодаре мы проиграли с минимальным счетом 0:1, но, вернувшись домой, поняли, что у нас есть шансы победить в ответном матче. В домашней игре мы выложились на 200 процентов и победили. И, по иронии судьбы, вскоре мне поступило предложения от «Кубани» помочь ей вернуться в премьер-лигу.
- Ваш нынешний одноклубник Владимир Лобкарев до сих пор уверен, что его гол в концовке игры в Томске отнял у «Кубани» премьер-лигу. А вы какого мнения?
- Это был спорный момент. Букур в нашей штрафной в борьбе за мяч положил руку на плечо Ивану Темникову, тем самым не позволив ему выпрыгнуть, то есть румын фолил. Поэтому я считаю, что гол, который забил Володя уже после этого эпизода, не засчитан по правилам. Даже сейчас своего мнения не изменю. Это был чистый фол со стороны игрока «Кубани», и арбитр справедливо показал вводить мяч от ворот.
- В «Кубань» до прихода Евгения Калешина сватали Александра Григоряна - с ним вы работали в свое время в «Луче-Энергии». Что скажете об этом тренере?
- Александр Витальевич хороший специалист, который прекрасно умеет мотивировать своих игроков. Кроме того, он умеет неплохо ставить командам игру, что демонстрирует в этом сезоне в «СКА-Энергии», с которой идет в верхней части турнирной таблицы.
- С «Волгой» и «Лучом» вы доходили до полуфинала Кубка России. В каком из этих розыгрышей шансы выиграть трофей у вашей команды были выше?
- Думаю, шансов больше было с «Волгой». В том полуфинале с московским «Динамо» мы вели со счетом 1:0 до 73-й минуты, но злополучный пенальти спутал нам все карты. А в случае с «Лучом» мы пропустили от «Ростова» еще в первые 15 минут, и исход был решен еще в самом начале поединка. К тому же, «Ростов» при Божовиче на тот момент был на ходу, чего не скажешь о «Динамо».
- В полуфинал «Волгу» вывел ваш гол «Тереку». Этот мяч входит в тройку лучших голов вашей карьеры?
- Конечно, входит. Еще в эту тройку я бы включил важный гол за «Волгу» в ворота «Спартака» из Нальчика, который забил в первой же игре после возвращения в команду из «Кубани». А что касается самого красивого гола, то назову мяч в ворота Сергея Рыжикова за «Терек». Мы играли в 2008-м с «Рубином», когда казанцы уже стали досрочно чемпионами России, и выиграли тогда со счетом 3:1. Я в том матче сравнял счет, но гол получился курьезным: я выскочил на ближнюю штангу и с правой послал мяч в угол, хотя эта нога является у меня нерабочей.
- В «Кубани» вы раньше выступали под 5-м номером, а теперь выбрали 26-й. С чем это связано?
- В «Ростове» я играл под 23-м номером, который символичен для Краснодарского края, а в «Тереке» этот номер был занят македонцем Димовски. Ближайшим свободным был 26-й, я его взял и неплохо провел под ним осеннюю часть сезона. Под тем же номером играл в «Нижнем Новгороде», «Волге», «Луче» и «Томи» в последних сезонах. Но теперь эта цифра стала еще и датой рождения моего третьего ребенка: сын появился на свет 26 июня. Поэтому номер в «Кубани» выбрал в честь него.
- За карьеру у вас в личной коллекции накопилось много памятных вещей?
- Да, коллекция у меня большая. Самые памятные вещи? Из Нижнего Новгорода привез тарелку, на которой с одной стороны выгравирована моя фотография, а с другой - фото всей команды с подписями ребят. Также у меня есть мяч, подписанный всеми игроками «Терека» на тот момент, и запонки от футбольного клуба «Томь». А так, из каждой своей команды у меня есть мои же футболки, которые я коллекционирую. Из «Кубани» пока в коллекции есть только футболка еще 5-летней давности, с 5-м номером на спине, но это только начало, я уверен.
- Вы чувствуете себя в «Кубани» «дядькой-наставником» или стараетесь быть ближе к молодым?
- Я хочу быть молодым и стараюсь оставаться с ребятами на их уровне. Роль «дядьки», которая была в командах раньше, для меня неприемлема - я хочу быть своим в коллективе и все делаю для этого. Так, летом мы всей командой ездили на загородную базу отдыха в станице Пластуновской и играли в пейнтбол, получилось очень душевно. Тогда нам это в плане результата не помогло, однако с новым тренером, уверен, в командной атмосфере и результатах мы найдем баланс.
Максим Герасин

Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: