.: Футбол. Тет-а-тет
Налдо: «Переход в «Краснодар» - мой осознанный выбор»
П
осле продажи в лондонский «Фулхэм» изрядно пошумевшего на Евро-2016 исландца Рагнара Сигурдссона у «Краснодара» образовалась вакансия в центре защиты, и заполнил ее клуб в то же самое «трансферное окно». Из Лиссабона был выписан 28-летний бразильский защитник Налдо, который уже 4 года как играет в Европе, а в минувшем сезоне помог «Спортингу» попасть в Лигу чемпионов. Бразилец стал основным партнером капитана черно-зеленых Андреаса Гранквиста в центре обороны «быков» и даже забил гол в победной игре с «Ростовом», а во время паузы на матчи сборных согласился дать большое интервью корреспонденту «Независимой спортивной газеты».
ПОСЛЕ 1:7 ОТ ГЕРМАНИИ В ДУШЕ БЫЛА БОЛЬ
- Налдо, по приезде в Краснодар вам сразу организовали экскурсию по новому стадиону клуба. Увиденное впечатлило?
- Я был впечатлен и не боюсь сказать, что от одного только вида этого величественного сооружения меня захлестнули сильные эмоции. А затем удивление сменилось гордостью от того, что буду регулярно играть на этом красавце-стадионе, и я благодарен президенту клуба Сергею Николаевичу Галицкому за такую возможность.
фото: Андрей Шрамко, ФК «Краснодар»
- По цветовой гамме стадион «Краснодара» во многом схож с ареной «Спортинга» «Жозе Алваладе». Их можно сравнить?
- Да, сходства есть, однако я бы все-таки воздержался от сравнений. У каждого клуба есть свой стиль, в том числе по части домашнего стадиона, и у «Спортинга» с «Краснодаром» эти стили разнятся. И это, считаю, совершенно нормально: каждый уважающий себя клуб хочет быть уникальным и строит столь же уникальные стадионы.
- Можете с ходу назвать стадион, произведший на вас самое сильное впечатление?
- Как у бразильца у меня не может быть других вариантов кроме легендарной «Мараканы». Это великий стадион, который у каждого гражданина Бразилии вызывает яркие эмоции и своей историей, и своим внешним видом. Правда, я побывал на нем в тот момент, когда там проводились отделочные работы при подготовке к чемпионату мира-2014, но даже в таком виде арена оставила у меня неизгладимое впечатление.
- Вокруг чемпионата мира и Олимпиады в Бразилии разразилось невероятно много скандалов. Для вашей страны эти спортивные события были радостью или проблемами?
- Конечно, в такой спортивной стране, как Бразилия, не могли не радоваться проведению столь масштабных и значимых соревнований мирового уровня. Но проблема в том, что чемпионат мира и Олимпиада отвлекли значительную часть финансовых средств, которые должны были быть направлены на улучшение систем образования и здравоохранения, где у нас огромные трудности. Из-за всего этого их сдвинули на второе место, а грандиозная по своим масштабам коррупция еще больше возмутила бразильцев. Собственно, именно сильное народное негодование и привело, в конечном счете, к импичменту президента.
- После 1:7 от Германии в полуфинале домашнего мундиаля отношение бразильцев к своей сборной изменилось?
- Мне трудно говорить за всех, так как в день того полуфинала я был в Италии и смотрел матч по телевизору. Но мне было очень больно смотреть ту встречу, обидно до слез, и я уверен, что точно такие же эмоции испытывали мои соотечественники. Теперь остается верить, что на чемпионате мира в России сборная реабилитируется за тот позор.
- Знакомы ли вы с тренерским почерком нынешнего наставника сборной Бразилии Тите и верите ли в его перспективы на этом посту?
- Я играл в свое время против его «Коринтианса» и могу сказать, что это тренер с очень высокими моральными качествами, благодаря которым он быстро завоевывает авторитет у футболистов. Тите постоянно анализирует свою работу, много трудится, и я уверен, что в данной ситуации именно такой наставник и нужен нашей национальной команде. Он два раза приводил «Коринтианс» к чемпионству в Бразилии и завоевал Кубок Либертадорес, самый престижный международный трофей Латинской Америки, и я хочу пожелать ему добиться успеха со сборной.
- Халк, играя в России, при прежнем наставнике сборной Дунге регулярно получал вызовы в национальную команду. А вы надеетесь попасть в сборную из «Краснодара»?
- Разница между мной и Халком в том, что он игрок атаки, а я защитник. И если ему было достаточно забить много голов в еврокубках и чемпионате и таким образом привлечь к себе внимание тренера сборной, то мне в этом плане тяжелее. Поэтому чтобы заслужить хотя бы просто вызов в сборную, мне нужно очень много работать.
- Ваши соотечественники Марио Фернандес и Жоазиньо стали гражданами России. А как лично вы относитесь к натурализации?
- Считаю, что если игрок собирается жить в России и хочет играть за сборную этой страны, то ничего плохого в этом нет. Все-таки российская национальная команда имеет авторитет в Европе и мире и будет принимать чемпионат мира, а каждый футболист вне зависимости от национальности хочет сыграть на столь грандиозном турнире. Поэтому если ребята пожелали получить русский паспорт и добились своего, могу за них только порадоваться.
НОВЫМ РОНАЛДО БЫТЬ НЕ ХОТЕЛ
- При переезде в Краснодар у вас не было мысли перевезти сюда семью?
- Здесь со мной моя супруга, которая сопровождает меня везде, куда бы я ни поехал. Что касается родственников, то семья у меня большая, у каждого свои проблемы, поэтому вся родня живет в Бразилии. Родители, которые уже на пенсии, порой приезжают ко мне месяца на 2-3, но перевозить их в Европу я не хочу, поскольку резкая смена климата в их возрасте нежелательна.
- Вы выросли в мегаполисе Сан-Паулу. После него Краснодар для вас провинция?
- Я родился в Сан-Матеусе, который формально считается одним из 31 района огромного города Сан-Паулу. Но в реальности это отдельный городок, очень скромный и бедный, где процветает преступность и орудует мафия, а на улицах свободно продают наркотики. Однако мне повезло, что с малых лет родители отдали меня на футбол, и во многом благодаря им я сейчас здесь, в Краснодаре.
- А в каком возрасте вы начали заниматься футболом?
- В 8 лет. Причем, что интересно, с этого возраста я сразу начал играть в обороне. У нас в стране ведь все хотят быть новыми Роналдо, играть в атаке, но я с малых лет был лучшим в обороне и нашел свое призвание. Правда, при этом мне все равно пришлось выдержать большую конкуренцию по позиции с другими ребятами, но я был лучше. Моим кумиром всегда был защитник сборной Бразилии Лусио, успешно выступавший в Европе за «Баварию» и «Интер», и я до сих пор на него равняюсь.
- В Бразилии вы ни в одной команде не задерживались больше чем на год. Почему?
- Дело в том, что мой первый клуб «Унион Сан-Жуан» долгое время не соглашался меня продавать, а потому отдавал в аренду в другие бразильские команды выше рангом. Те по истечении года желали продлить арендное соглашение, однако тут уже я отказывался: мне хотелось попробовать себя в других командах.
- Для многих бразильцев футбол - это в первую очередь путевка в красивую жизнь. Для вас тоже?
- Нет, все-таки на первом месте у меня стоит любовь к футболу, и это естественно - для нашей страны эта игра сродни религии, а футболисты сборной приравниваются к национальным героям. Однако, чего скрывать, на втором месте в моих приоритетах стояли действительно деньги - все потому, что моя семья очень бедная и мне банально нужно было зарабатывать, чтобы всем своим родным помочь выбраться из нищеты.
- Правда ли, что чемпионат штата Сан-Паулу в Бразилии популярнее, чем первенство страны?
- Да, это абсолютная правда. Только вдумайтесь: внутри штата насчитывается около 20 команд - на полноценную лигу наберется! Другое дело, что из этого числа лишь 4 могут реально бороться за Кубок штата - это «Сан-Паулу», «Сантос», «Коринтианс» и «Палмейрас». Зато за противостоянием этих крутых клубов следит не только штат Сан-Паулу, но и вся страна.
- После Сан-Паулу вы играли в других крупных городах страны Белу-Оризонти и Порту-Алегри. Где вам было комфортнее жить?
- Однозначно - в Белу-Оризонти, поскольку это один из самых спокойных городов моей страны, и жить там гораздо комфортнее, чем в Сан-Паулу. К тому же, там я выступал за один из самых титулованных бразильских клубов «Крузейро», который обеспечил мне все условия для жизни, так что жаловаться мне было не на что. А потом я перешел в аренду в «Гремио» из Порту-Алегри, где мне тоже понравилось. Там вкусная еда, мягкий климат, а еще у каждого штата Бразилии своя самобытная культура, с которой тоже было интересно познакомиться.
- Какие из бразильских дерби, в которых вы принимали участие, вам больше всего запомнились?
- Вообще, у нас в стране 12 больших клубов, матчи между которыми считаются дерби, и «Гремио» и «Крузейро» в их числе. Но больше всего мне запомнились два матча в составе «Крузейро», за который я выступал в 2011-м. Один из них - это поединок с «Коринтиансом» в Сан-Паулу на их домашней арене «Пакаэмбу», в котором мы победили со счетом 1:0. Та победа была важна для нас как в плане психологии, так и в турнирном отношении. А вот в последнем туре чемпионата нам предстояло дерби с другим грандом из Белу-Оризонти - «Атлетико Минейро», и мы тогда одержали разгромную победу - 6:1, скрасив в целом неудачное выступление в чемпионате.
- На ваш взгляд, культура боления в Южной Америке сильно отличается от той же европейской?
- Разница существенна. Меня расстраивает, что в Бразилии часто после крупных матчей случаются беспорядки, и изменить ситуацию не получается. Проблема кроется в том, что болельщики разных бразильских клубов, в отличие от европейских, просто не уважают друг друга. Но я верю, что когда-нибудь это прекратится.
МАТЧ С «БАРСЕЛОНОЙ» - ПОКА ЛУЧШИЙ В КАРЬЕРЕ
- В «Гремио» вы играли под началом экс-тренера «Реала» Вандерлея Люшембурго. Как вам работалось с этим специалистом?
- Люшембурго в команде все уважали. У него своя футбольная философия, которая нам, игрокам, очень нравилась, и при нем «Гремио» показал неплохой результат - стал третьим в чемпионате-2012. Но самое важное, что мы уважали Люшембурго и как тренера, и как человека.
- В Бразилии вам доводилось играть против Неймара?
- Да, за «Крузейро» против его «Сантоса». Тогда Неймар уже был таким же техничным, но менее ответственным, чем сейчас. Думаю, что выступление на домашнем чемпионате мира и переход в «Барселону» позитивно сказались на его карьере, парень начал быстро взрослеть, набираться жизненного опыта. Считаю, он правильно поступил, не уехав в Европу слишком рано, но и не затянув с отъездом.
- А вы, в свою очередь, уехали играть в Европу лишь в 25. Разве для бразильца это не поздно?
- Я не могу сказать, что запоздал с этим решением, просто так сложились обстоятельства. Еще раньше мною интересовались португальская «Брага» и один из турецких клубов, но, во-первых, их интерес был не слишком предметным, а во-вторых, мой клуб в Бразилии отказался меня отпускать. А потом закрылось «трансферное окно», и шанс был упущен.
- Но летом 2013-го вы все-таки перебрались в Европу. Как это случилось?
- «Удинезе» предложил мне 4-летний контракт, и клуб из Удине в данном случае договорился с моим агентом по цене. Но так как в Италии, согласно лимиту на легионеров, могут одновременно играть только 3 иностранца не из Евросоюза, то меня отправили на 5 месяцев в испанскую «Гранаду», управляемую семьей владельца «Удинезе» Поццо. А из «Гранады» меня сразу отдали в аренду в «Болонью», где я адаптировался к итальянскому футболу, после чего летом перешел в «Удинезе».
- Не боялись ехать в Италию, не зная языка?
- Нет, страха не было. Я был готов учить итальянский, поскольку понимал, что заключил контракт на долгий срок и другого выхода у меня нет. А еще ситуацию облегчало наличие в составе «Удинезе» других бразильцев, которые помогли мне адаптироваться. Но, прежде всего, стоит отметить, что мою боязнь ехать в Европу побороло горячее желание играть в одном из сильнейших мировых чемпионатов.
- Как долго вы привыкали к европейскому образу жизни?
- У меня адаптация прошла довольно быстро. Осложнялась ситуация тем, что я приехал в Италию зимой и поначалу не мог привыкнуть к морозам. Например, первый мой матч за «Болонью» я сыграл против «Интера» на миланской арене «Джузеппе Меацца», и тогда в холодную погоду меня согрела лишь наша гостевая победа со счетом 1:0. К тому же, в этот непростой период меня здорово поддержала жена, которая «заглушала» мою ностальгию по родине традиционными бразильскими блюдами.
- Нынешний символ «Удинезе» - его президент Джампаоло Поццо, превративший клуб в успешный бизнес-проект. Вы знакомы с ним лично?
- Лично с Поццо я не знаком, но знаю, что он ходит на все домашние матчи команды. Он действительно превратил «Удинезе» в успешный бизнес, покупая и продавая футболистов в большом количестве, но партнеры по команде, встречавшиеся с ним, рассказывали мне, что Поццо еще и очень хороший человек.
- В апреле этого года объявил о своем уходе из стана удинцев легендарный для клуба человек - Антонио ди Натале. Ощутимая потеря для команды, на ваш взгляд?
- Для фанатов «Удинезе» уход ди Натале - конец целой эпохи. Антонио в Италии многие считают этаким «золотым мальчиком», но на самом деле он боец, каких поискать. На поле он был для нас лидером, а за его пределами другом, и на его плечах при большой текучке кадров лежала роль клубного идеолога. По моему мнению, ди Натале так же важен для «Удинезе», как для «Ромы» ее «император» Тотти. Кстати, последний, несмотря на серьезный по футбольным меркам возраст, по-прежнему хорош, и мне в матчах с римлянами было тяжело играть против него.
- В вашем единственном сезоне в «Удинезе» команда дошла до полуфинала Кубка Италии, но невнятно выступила в чемпионате. Почему такой перекос в результатах?
- Потому что это два совершенно разных турнира. В Кубке мы настраивались на каждый матч как на последний и прошли по сетке «Интер» и «Милан» во многом на морально-волевых. Но в чемпионате в матчах с этими же командами у нас возникали проблемы во многом потому, что нам уже не хватало эмоций.
- В начале октября валлийский «Суонси» уволил Франческо Гвидолина, с которым вы работали в «Удинезе», всего после 7-ми туров чемпионата. Вам симпатичен этот специалист?
- Да, Гвидолин, на мой взгляд, очень квалифицированный тренер. У него много идей и концепций, он этакий футбольный теоретик, но в такой лиге, как Англия, от тебя требуют, прежде всего, результата. В Италии он плодотворно работал очень много лет, выводил не так уж и давно «Удинезе» в групповой раунд Лиги чемпионов, однако в «Суонси» ему не дали столько времени на строительство команды, сколько дал ему Поццо. Но думаю, что он без работы надолго не останется.
- Чему лично вас научил опыт выступлений в итальянском чемпионате?
-Я начал больше вникать в командную тактику: тренеры хотели видеть от меня на поле больше агрессивности и требовали, чтобы я чаще атаковал соперников с мячом. В Италии я научился играть жестко, но в рамках правил, и усвоил такие нюансы, которые позволяют мне быстро читать даже самые сложные игровые ситуации.
- Вы поиграли в Испании, Португалии и Италии. В каком из этих чемпионатов вам как защитнику пришлось тяжелее?
- Думаю, в испанском. В Ла-лиге в принципе очень высокий уровень футбола, в том числе в плане игры в обороне, и на тебя как на защитника ложится большая ответственность. Я это понял в «Хетафе», за который сыграл в сезоне-2014/15 30 матчей.
- Домашняя нулевая ничья с «Барселоной» - венец вашего годичного пребывания в стане «Хетафе»?
- Конечно. Другим командам уровня «Хетафе» «Барса» обычно забивает по 5-6 мячей, да и нас в матче второго круга на «Камп Ноу» она разбила в пух и прах со счетом 6:0. Но в родных стенах мы сумели сдержать великую тройку Месси-Суарес-Неймар и были этому очень рады. Я в той игре буквально разрывался на части, пытаясь угадать, кто из них в тот или иной момент матча возьмет на себя инициативу. Неймар - дриблер, Суарес отлично завершает, а Месси может вообще всё, но мы сдюжили. Наверное, это пока что лучший матч в моей карьере.
ГОЛ «РОСТОВУ» ДЛЯ МЕНЯ ЗНАКОВЫЙ
- В июле 2015-го «Удинезе» продал вас в «Спортинг». Не боялись в португальском топ-клубе плотно сесть на лавку?
- К тому моменту у меня был в активе хороший сезон в «Хетафе», который я провел по большей части в стартовом составе, и переход в «Спортинг» воспринимал как заслуженное повышение по карьерной лестнице. Это был вызов для меня, и я готов был доказать, что приглашение в топ-клуб стало неслучайным.
- В дебютном матче за лиссабонских «львов» вы завоевали Суперкубок Португалии в противостоянии с «Бенфикой». Обидно было в итоге уступить чемпионство «орлам», отстав от них всего на 2 очка?
- В нашей победе в Суперкубке, на мой взгляд, велика заслуга нашего наставника Жорже Жезуша, который тогда только пришел в «Спортинг» из «Бенфики» и ее хорошо знал. Но по ходу чемпионата мы допустили чуть больше ошибок в играх с малыми командами, чем наши конкуренты, и из-за этих досадных потерь упустили чемпионство.
- Насколько велики стилевые различия между футболом, который демонстрируют португальские гранды «Бенфика», «Порту» и «Спортинг»?
- Они велики, бесспорно, но ни у одного из этих клубов нет закрепленного стиля. Скорее всего, тренеры подбираются руководством этих клубов с учетом каких-то особенностей клубной философии, но все равно наставник привносит свои штрихи в футбол команды. Например, Жезуш в «Спортинге» давал нам те тактические наработки, которые вывел и опробовал за годы работы в «Бенфике», но с учетом другого подбора исполнителей мы играли не в тот футбол, в какой при нем играла «Бенфика».
- Матчи «Спортинга» в квалификации Лиги чемпионов с ЦСКА запомнились в том числе скандалами вокруг судейства. У вас тоже есть претензии к арбитрам?
- Да, я тоже считаю, что в матче в Москве арбитр допустил ошибку, которая стоила нам путевки в групповой раунд турнира. Минут за 10 до конца матча, когда один гол позволил бы нам пройти дальше, Слимани забил после подачи углового, но чешский судья почему-то гол отменил. А ведь прими он другое решение, все могло пойти иначе…
- Могли себе представить, что через год вы вновь сыграете с ЦСКА, но уже в рамках чемпионата России?
- С одной стороны, если скажу, что мог представить, то слукавлю. С другой, я был готов, что летом в клубе решат подыскать для меня новую команду, поскольку в конце прошлого сезона я играл немного и даже был отправлен на некоторое время во вторую команду. Поэтому когда поступило приглашение из «Краснодара», я был заинтересован в переходе. Когда в клуб поступил официальный запрос о трансфере, президент «Спортинга» Бруну де Карвалью сразу пообщался на тему моего перехода с Жезушем, и тот согласился меня отпустить. Тогда все стало ясно окончательно.
- Насколько тяжелыми оказались переговоры о вашем переходе?
- Все получилось очень быстро, и поскольку к тому моменту «трансферное окно» было близко к закрытию, основная стадия переговоров прошла всего за неделю. После того как стороны окончательно договорились, я начал искать информацию о клубе в интернете, и меня сразу приятно удивило, что команда закончила прошлый сезон на 4-м месте и регулярно играет в еврокубках. А еще мне нравится амбициозность «Краснодара», то, что клуб все время движется к новым вершинам.
- В одном из интервью вы заявили, что португальская лига сильнее российской. То есть выходит, что пошли на понижение?
- В том интервью я поторопился с выводами. Мое мнение было основано на том, что в Португалии маленькие клубы могут биться с грандами на равных, а в России есть 3 или 4 команды, которые изначально сильнее остальных. Но после того как мы сумели в Москве сыграть вничью с ЦСКА и при определенных раскладах даже имели шансы на победу, я поменял свое мнение.
- Какое значение для вас имеет забитый вами гол в ворота «Ростова», принесший команде победу?
- Для меня гол в принципе является очень редким явлением: в последний раз я забивал за «Понте-Прету» 5 лет назад, но это было во второй по силе бразильской лиге. Выходит, что «Ростову» я забил первый свой гол на высшем уровне!
- Вратарь «Краснодара» Станислав Крицюк, не так давно выступавший за «Брагу», хорошо говорит по-португальски. Это помогает в игровых ситуациях?
- Конечно, это помогает. Особенно когда нам приходится во время матча много играть в обороне. «Право», «лево» - эти слова на русском я уже выучил, но в игре могу что-нибудь перепутать, поэтому подсказ Стаса на португальском для меня очень важен.
- Бразильцы команды помогают вам освоиться в новой обстановке?
- Да, ребята всегда готовы помочь. Жоазиньо, Вандерсон и Ари дают много советов в бытовых вопросах, и мы часто собираемся все вместе в свободное время, чтобы классно провести досуг. С остальными ребятами из-за языкового барьера мне пока еще трудновато найти общий язык, но уверен, что со временем эта проблема исчезнет.
- Многие легионеры отмечают, что в России футбол очень атлетичный. Вам в такой футбол играть комфортно?
- Хочу признаться: после Португалии и Испании, где упор делается на технику, мне пока трудно адаптироваться к российскому чемпионату, где больше контактной игры и больше единоборств. Но у меня есть итальянский опыт, поэтому наверняка я максимально быстро перестроюсь и впишусь в местные футбольные реалии.
- «Краснодар» проповедует техничный футбол низом. От вас как защитника тоже требуется определенный уровень индивидуального мастерства?
- Да, в «Краснодаре» центральный защитник тоже должен быть техничным. Например, когда ты выходишь на перехват, помогаешь партнерам поменяться флангами или просто выбиваешь мяч, то должен включать в эти моменты голову и думать, какое решение будет полезнее для команды. И мне такой подход по душе.
- С «Краснодаром», как и в свое время с «Удинезе», вы подписали контракт сроком на 4 года. Можно ли сделать вывод, что уезжать обратно в Европу вы не планируете?
- Все футболисты хотят играть в топовых командах и лигах, и я считаю, что «Краснодар» - это большой клуб по российским меркам. Мы имеем шикарную инфраструктуру и очень квалифицированный состав, и мне хочется стать значимой частью этой команды и помочь ей выступить успешно во всех турнирах в текущем и в последующих сезонах.
Максим Герасин

.: Другие материалы рубрики


Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: