.: Футбол. Европейские студенческие игры-2016. Итоги
Михаил Астапов: «Наш результат в Хорватии оцениваю двойственно»
К
ак мы уже сообщали, совсем недавно команда Кубанского госуниверситета вернулась из Хорватии, где приняла участие в Европейских студенческих играх. Подтвердить свой чемпионский титул, завоеванный в 2014-м в голландском Роттердаме, нашим студентам не удалось, но бронзовые медали парни не упустили. Подробнее о выступлении команды на турнире и ее ближайших планах корреспонденту «Независимой спортивной газеты» рассказал ректор КубГУ Михаил Астапов.
фото: КубГУ
- Михаил Борисович, итоги выступления команды в Хорватии можно оценить по-разному: с одной стороны, завоевали бронзу, а с другой, не отстояли титул…
- Могу сказать, что и у меня столь же противоречивые чувства. Перед Играми ставилась задача занять 1-е место, и она не была выполнена, что не вызывает положительных эмоций. В то же время, команда обосновалась на 3-й позиции, завоевала бронзовые медали, причем в призовую тройку мы попадаем уже на третьем крупном европейском турнире кряду. Сам по себе это факт отрадный, и он не позволяет назвать выступление команды неудовлетворительным.
- Насколько сложным выдался поединок за 3-е место с командой университета Штроссмайера из хорватского города Осиек?
- Для нас это был момент истины. Но поскольку хорватская команда не восстановилась от проигрыша португальцам в серии послематчевых пенальти в полуфинале, то сложилось впечатление, что соперник заметно нас слабее. В итоге мы уверенно победили 3:0, хотя счет мог быть и крупнее.
- Пожалуй, особняком из матчей команды КубГУ на турнире стоит игра с дружиной из немецкого Бохума, в которой наши парни уступили 0:4. В чем причины такого крупного поражения?
- Мы уже 7-й год выступаем в европейских соревнованиях и за это время с учетом последнего поражения от немцев проиграли всего 4 раза. Трижды уступили со счетом 1:2, и в этом смысле разгром от команды Бохума стал для нас ушатом холодной воды. Эта игра стоит особняком и требует дополнительного анализа, и здесь стоит говорить о целой совокупности факторов. Прошлогодний проигрыш этой команды нам на групповом этапе чемпионата Европы со счетом 0:3, по словам ее тренера, стал занозой, которая не давала им целый год спокойно жить и заставляла работать с утроенной энергией. И хотя в финале они тогда нас одолели в серии пенальти, для них победа над нами в основное время была важным психологическим моментом.
- То есть немцы превзошли наших студентов именно в психологии?
- Не только. В футболе есть вроде бы несущественные детали, которые, однако, в совокупности дают полную картину. Таковой деталью стал эпизод из нашего четвертьфинального поединка с командой университета Бабеш Боляи из румынского города Клуж-Напока, когда на самой последней минуте матча второе предупреждение за разговоры получил ключевой игрок нашей полузащиты Даниил Фомин. Мы оказались без опорника, который являлся очень значимой фигурой в организации нашей игры.
- В итоге, как я понимаю, тренерскому штабу пришлось прибегнуть к кадровым перестановкам?
- Мы с тренерами перед матчем устроили «мозговой штурм» и пришли к выводу, что немецкая команда будет действовать против нас так же, как и в прошлом году - запрется в своей штрафной и начнет отбиваться. Исходя из этого, придержали трех футболистов основного состава на второй тайм, что стало, как выяснилось, большой ошибкой.
- Игра с первых минут развивалась не так, как вы предполагали?
- С самого начала пошел открытый футбол, а преимущества «по исполнителям» для такой игры мы не имели. Не было в этом году у нас Лобкарева, который на Евро забил немцам 3 гола, не было Комличенко, Мустафаева и Батютина, а с ними мы действовали бы по-другому. В итоге в конце первого тайма пропустили необязательный гол после контратаки, однако у меня в перерыве встречи не было опасений, что мы не сумеем сравнять счет, что это нам не под силу. В начале второго тайма выпустили тех исполнителей, которых придержали изначально, и рисунок игры вроде бы изменился в нашу пользу. Но дальше произошел эпизод, который, по сути, исход матча и предопределил.
- Судя по всему, вы имеете в виду удаление защитника Андрея Золотова?
- Да. На 3-й минуте второго тайма Золотов, который столько выручал нас на турнире и забил головой мяч португальцам в поединке в группе, совершил необъяснимое действие: его подтолкнул в игровом эпизоде кто-то из немцев, и Андрей не нашел ничего умнее, кроме как зарядить обидчику локтем в лицо. Эту встречу из-за ее сложности судил арбитр, который обслуживает матчи высшей лиги чемпионата Хорватии, и он совершенно справедливо показал Золотову сначала желтую, а, увидев на лице немца кровь, затем и красную карточку. Команды продолжили играть в открытый футбол, но преимущество немцев в игрока предрешило судьбу матча. В течение 2-х минут они забили 2 мяча на наших ошибках, а в концовке встречи провели еще и четвертый гол.
- Что интересно, в финале команда Бохума уступила коллективу португальского университета Минью, который вы обыграли в группе. Чем это объяснить?
- Это объясняется тем, что свой финал немцы сыграли еще против нас. Я видел вживую их финал с португальцами и подметил, что немцы вообще не напоминали в этой встрече самих себя образца полуфинала. Против нас они выплеснули все эмоции и с учетом нашей победы над португальцами, видимо, решили, что после победы над нами они их точно одолеют. К слову, они первыми забили гол, но команда университета Минью, как и в игре с нами, по всем статьям тяжелейшей, показали себя очень организованной командой. Постепенно они переломили ход поединка, сравняли счет и, имея преимущество, забили еще и второй гол.
- Португальская команда чем-то напоминала вам их соотечественников, которые победили на французском Евро?
- Да, определенно национальные футбольные черты присутствовали не только у этой команды, но и у многих других на Играх. Немецкая команда, например, предстала очень организованной и хорошо готовой физически. Нас они перебегали, что также стоит отнести к одним из важных факторов их победы. Я жил неподалеку от студенческого городка и слышал, как вся немецкая команда в день финала вместе с тренерами побежала на озеро Ярун, очень живописное местечко в пределах Загреба. Они там основательно работали над атлетизмом. А в прошлом году на Евро они и вовсе бегали по асфальту при температуре около 40 градусов по Цельсию! Все говорили, что они просто сумасшедшие, но в итоге Германия выиграла чемпионат. Португальцы же, как и национальная команда этой страны, играли в техничный футбол, действовали тактически грамотно, а еще вели себя по-мужски, по-джентльменски, что приятно удивило.
- Какие команды вам еще понравились на этом турнире?
- Понравилась команда швейцарского университета Лозанны, с которой мы играли в группе. У нее в нападении вышли три афроазиатских футболиста, и вообще эта команда по своему техничному и искрометному стилю похожа на сборную Швейцарии, каковую мы видели на чемпионате Европы во Франции. А норвежцы в матче с нами показали футбол, чем-то похожий на исландский, и эту организованную и рослую команду мы победили с трудом.
- Насколько ровным оказался состав участников турнира, коих набралось 16?
- Особенность турнира заключалась в том, что откровенно слабых команд не было. Пожалуй, несколько выпадал лишь коллектив университета имени Эразма Роттердамского из Нидерландов, а остальные участники были в состоянии дать бой фаворитам. Например, футболисты Загребского университета уступили в четвертьфинале соотечественникам из университета Штроссмайера со счетом 0:4, но при этом сыграли в группе с футболистами из Бохума вничью 3:3, причем немцы дважды отыгрывались. Вообще, турнир получился достаточно интересным.
- Что можете сказать об условиях проведения именно футбольного турнира на этих Играх, матчи которого проходили только в Загребе?
- Я не знаю, сколько всего стадионов в Загребе, но мы играли на шести! Они небольшие, но их объединяло одно - отличный газон. Ни одного плохого поля, даже тренировочного, я в Загребе не видел. Что касается погоды, то она испортилась только на пару дней, один из которых был выходным, поэтому никому природные условия не мешали. Судейство на турнире было квалифицированным и непредвзятым, а арбитраж хорвата в полуфинале наши ребята назвали лучшим на турнире. Поэтому непростую атмосферу, сложившуюся в мире вокруг России, в Загребе мы не почувствовали.
- На протяжении турнира у команды КубГУ наблюдалась большая ротация в составе. С чем это было связано?
- Когда за 7 дней играешь 6 матчей, постоянная ротация при наличии равнозначных футболистов является необходимостью. Нам помешала травма Семена Белоровского, который получил повреждение в поединке с португальцами, но остальные футболисты были здоровы и готовы были играть. Например, защитник Манук Манукян выходил на замену чаще, чем в стартовом составе, но, считаю, он провел свой лучший чемпионат за нашу команду из числа всех предыдущих. А Хан Нгок Вьет, который четырежды выходил в «старте» и дважды на замену, вполне мог бы получить приз лучшему игроку.
- Кто на этих Играх в команде был незаменимым игроком?
- Футболистов, которые провели все матчи без замен, двое - это центральные защитники Евгений Нестеренко и Юрий Журавлев. Если последний играл за нас в прошлом сезоне на Евро и в первенстве Национальной студенческой футбольной лиги и с его возможностями мы были знакомы, то Нестеренко, который учится в нашем вузе на 2-м курсе, ранее за нашу команду не выступал. Мы понимали, что у него есть определенный уровень, но как он впишется в наш коллектив, не знали. И я с удовольствием хочу отметить, что он оказался не только прекрасным игроком, но и не менее прекрасным человеком, который органично вписался в наш состав.
- Кого еще можно отнести к ключевым футболистам?
- Группа игроков провела по 6 матчей, и один из них - голкипер Николай Москаленко, которого мы поменяли в самой концовке матча за бронзу, чтобы дать шанс выйти на поле нашему второму вратарю. Также в 6-ти поединках выходили на поле Хан Нгок Вьет и Алексей Красноруцкий, трижды появлявшийся в основном составе и «на замене». А вообще, самой стабильной у нас была линия обороны: справа в основном выходил Алексей Селиванов, в центре - Нестеренко с Журавлевым, а слева - Андрей Золотов. В результате, если не брать в расчет поединок с немцами, в остальных 5-ти матчах мы пропустили всего 1 гол. Однако при этом у нас возникли проблемы в атаке, поскольку наблюдался дефицит нападающих. В прошлом году мы привлекали Николая Комличенко, а в этом приходилось вынужденно использовать в паре с чистым форвардом Сергеем Бабенко игроков центральной линии.
- Вас это обстоятельство сильно смущало?
- Поначалу да, но потом игра наших атакующих полузащитников меня переубедила. Так, лучшим бомбардиром команды с 3-мя мячами стал Хан Нгок Вьет, один из которых он забил со «стандарта» в верхний угол, а еще один - с центра поля. Кроме него, по 2 мяча на счету Дмитрия Прокопенко, который хорошо себя зарекомендовал, и Сергея Бабенко. Еще у нас забивали Амаль Вардания, Максим Малыш и Андрей Золотов. Всего мы забили 10 голов, но в Роттердаме в 5-ти матчах отличились 18 раз, и тут есть, над чем задуматься.
- А как во время турнира обстояло дело с микроклиматом внутри коллектива?
- Нам удалось решить проблему, которую решаем каждый год, относительно стирания граней между любителями и профессионалами. Я всегда говорю ребятам: «На некоторое время у вас на груди эмблема одного клуба. Сейчас мы единый коллектив и исповедуем футбол, в который должны играть». И я убежден, что если бы попросил стороннего наблюдателя разделить наших футболистов на любителей и профессионалов, никто бы правильно этого сделать не смог - ребята дополняли друг друга и были сплоченным коллективом.
- Михаил Борисович, теперь до следующих европейских стартов целый год…
- Да, на следующий день после завершения турнира я открыл календарь и выяснил, что чемпионат Европы, на который мы уже отобрались как победители прошлого розыгрыша НСФЛ, пройдет с 23 по 30 июля в португальском Порту. Кстати, университет Минью представлял город Брагу, однако и команда политехнического университета Порту нам знакома, мы с ней тоже играли. Но Евро только через год, теперь для наших ребят первоочередной задачей будет победа в новом розыгрыше студенческой Лиги. Мы начнем к ней готовиться либо в конце августа, либо в начале сентября.
- Насколько трудно игрокам и тренерскому штабу переключаться с международных стартов на внутрироссийские соревнования?
- Это всегда тяжело. Плюс к тому, мы будем испытывать серьезные сложности из-за того, что в новом сезоне НСФЛ будут еще большие ограничения по числу профессионалов в заявке команды на сезон: теперь таковых может быть трое. В то же время, число игроков команд мастеров у нас после Игр-2016 увеличилось: так, Николай Москаленко стал футболистом «Кубани-2», плюс идет разговор о смене статуса одного нашего полузащитника. Все это создает некоторые проблемы кадрового характера.
- На ваш взгляд, уровень студенческой Лиги в новом сезоне возрастет?
- Во втором розыгрыше он был выше, чем в первом, и, я думаю, тенденция продолжится. Число команд, которых в прошлом сезоне насчитывалось 16, не изменилось, и с сентября по май они сыграют по 15 матчей - какие-то на нейтральном поле, какие-то на чужом. В Краснодаре «пулька» пройдет в марте 2017 года, а завершать чемпионат команды будут, скорее всего, в мае в Крыму.
Максим Герасин
Итоговое положение команд в студенческих Европейских играх-2016: 1. Университет Минью (Португалия); 2. Университет Бохума (Германия); 3. Кубанский госуниверситет (Россия); 4. Осиекский университет Штроссмайера (Хорватия); 5. Загребский университет (Хорватия); 6. Университет Монпелье (Франция); 7. Университет Камило Хосе Села (Испания); 8. Университет Бабеш Боляи (Румыния); 9. Университет Альмерии (Испания); 10. Университет Вюрцбурга (Германия); 11. Университет Клагенфурт (Австрия); 12. Университет Лозанны (Швейцария); 13. Университет Ювяскюля (Финляндия); 14. Университет Анадолу (Турция); 15. Университетский колледж Согн-ог-Фьюране (Норвегия); 16. Университет имени Эразма Роттердамского (Нидерланды).

Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: