.: Футбол. Тет-а-тет
Николай Комличенко: «Рад, что сын меня уже переплюнул»
«У
меня не могло быть других приоритетов в жизни, кроме футбола, так как мой отец сам в прошлом профессиональный футболист и выступал за «Кубань» в первой лиге. По сей день он является для меня примером для подражания». У Николая Комличенко-младшего действительно есть, к чему стремиться, благодаря отцу. Папин рекорд по числу голов за сезон он уже превзошел, но добиться такого же признания, какое Николай Анатольевич заслужил в Майкопе, где провел большую часть карьеры, ему еще предстоит. Комличенко-старший в свое время выбрал для карьеры сына «Краснодар», а не «Кубань», в которой сам выступал под началом Олега Долматова, и о причинах своего выбора, успехах Коли, собственных жизненных вехах и будущем кубанских команд пространно побеседовал с корреспондентом «Независимой спортивной газеты».
 
СЫН ЗАБИЛ ПЕРВЫЙ ГОЛ ЗА «СЛОВАН» В ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ
- Николай Анатольевич, начнем интервью с самого свежего: ваш сын уехал в аренду на год в чешский «Слован» из Либереца. Расскажете подробности трансфера?
- Детали перехода знают только в «Краснодаре». Насколько я осведомлен, руководство клуба после успешного сезона Коли в «Краснодаре-2» решило повысить для него уровень, чтобы парень прогрессировал. Какие варианты были кроме «Слована», не знаю: поиском клуба занималась селекционная служба «Краснодара».
- А предпочтения самого Николая в этой ситуации учитывались?
- Естественно, учитывались. До этого также возникали варианты с переходом, но только когда появилась конкретика насчет «Слована», он сказал: «Да, я хочу попробовать». Что знаю об этом клубе? Только то, что в прошлом сезоне он занял 3-е место в чемпионате Чехии и в конце июля, как и «Краснодар», возьмет старт в 3-м квалификационном раунде Лиги Европы.
- Сейчас немало молодых российских футболистов едет за границу. Вы верите, что у сына получится в Чехии?
- Ему предоставлен шанс, а будущее Коли зависит от многих факторов. Считаю, нельзя в этом случае ссылаться на невезение и менталитет - теперь все зависит от его желания и умения терпеть. Он сейчас проходит со «Слованом» сборы в Чехии и уже признает, что нагрузки там достаточно серьезные. Тем не менее, 29 июня, в день рождения Коли, они играли со словацкой «Подбрезовой», и сын с пенальти забил первый гол за новый клуб. А в третьем спарринге - против команды высшего чешского дивизиона «Пршибрама» - Коля и вовсе оформил хет-трик: один мяч провел с пенальти, еще два - с игры.
- В апрельском интервью «Независимой спортивной газете» Николай сказал, что очень хочет забить за «Краснодар» в премьер-лиге. Он и сейчас намерен спустя год вернуться?
- Здесь нельзя ничего предсказывать. А вдруг у него сложится в Либереце? А может, через время в «Краснодаре» скажут: «Николай, ты нам нужен, возвращайся». В апреле он сказал так потому, что варианта со «Слованом» еще не было. Коле хочется забивать на высоком уровне, и, уверен, гол в чемпионате Чехии не менее престижен, чем у нас в премьер-лиге, особенно с учетом уровня чешского футбола.
- Что можете сказать о выступлении сборной Чехии на Евро и игре в исполнении пражской «Спарты» в еврокубковых баталиях с «Краснодаром»?
- Оценивать выступление их сборной во Франции после выступления нашей команды, на самом деле, сложно. Что же касается «Спарты», то, думаю, «Краснодар» вполне мог пройти ее, но случайный гол в начале второго тайма ответной домашней игры спутал команде все карты и решил исход противостояния в пользу чехов.
В ШКОЛЕ «КУБАНИ» БЫЛИ ПРЕТЕНЗИИ К МЕНЕДЖМЕНТУ
- На ваш взгляд, почему минувший сезон в «Краснодаре-2» сложился для вашего сына столь хорошо, что он с 24 голами стал лучшим бомбардиром всего второго дивизиона?
- Весной прошлого года у него была неудачная полугодичная аренда в новороссийский «Черноморец», где у Олега Долматова он не имел постоянного места в составе. Я сам проходил школу Олега Васильевича в «Кубани» и знаю, что у него можно попасть в немилость даже после одной неудачной игры. Стабильности в Новороссийске сын не чувствовал, но по возвращении в «Краснодар-2» он провел в сезоне 24 матча и забил столько же голов. И, я считаю, самый большой вклад в этот результат Николая внес Игорь Шалимов. Именно работой Игоря Михалыча был заложен тот фундамент, который позволил команде в целом взять бронзу минувшего сезона, а Коле обрести уверенность в себе и раскрыться.
- Однако еще весной Шалимов ушел в первую команду, а после сезона «Краснодар-2» покинули многие игроки. Значит, в ФНЛ команда выходить не планирует?
- Не думаю, что задача повышения в классе перед «Краснодаром-2» снята, но решать ее любой ценой в клубе точно не собираются. Каждый год в «Краснодаре» подрастает новая молодежь, и даже в прошлом сезоне весной играл уже несколько другой состав, нежели осенью. Поэтому ребят постарше и отпускают в другие клубы, чтобы они там играли. А с другой стороны, поскольку эти ребята в основном из нашего края, клуб в любой момент может их вернуть из аренды для решения задачи.
- Ваш сын не стал отрицать, что его связка с Андреем Батютиным была ударной в атаке у команды в минувшем сезоне. Вам жаль, что она распалась?
- После того, как в конце сезона Андрей перестал выходить в составе, его обострений по центру команде не хватало. Ведь они с Колей играли вместе с детских школ, и сын знал, куда нужно открыться и куда Батя (Батютин, - прим.М.Г.) отдаст пас. Порой эта связка играла действительно очень результативно, но теперь Андрей в «Уфе», и это факт.
- В свое время Николай был в «Кубани», однако потом вы перевели его в «Академию футбола». Почему?
- Когда мы переехали семьей в Краснодар на постоянное место жительства из Майкопа, я отвел Колю в детскую школу «Кубани». Он был там года 3, однако есть нюансы, из-за которых я его оттуда забрал. Не хочу рассказывать всю подноготную, но если в целом, то претензий к тренерскому штабу у меня нет, а вот к менеджменту… Нюансов, которые мне не нравились, было предостаточно, и я решил, что «Академия футбола» на тот момент более прогрессивная школа в организационном плане. Причем по нашему пути тогда последовало сразу 7 человек.
- А как затем появился вариант с «Краснодаром»?
- 3 года сын провел в «Академии футбола», а когда в академию «Краснодара» начали одними из первых набирать ребят Колиного - 1995 года рождения - возраста, мне стало понятно, что эта школа - не калиф на час. Следующим шагом для нас стало попадание в академию, хотя у «Краснодара» к тому моменту, когда мы пошли на просмотр, уже играли отличные футболисты этого года, собранные Кузнецовым со всей России. Однако в товарищеской игре Коля забил «Краснодару-2000» гол, хорошо провел матч, и после этого мы сразу с руководителями академии ударили по рукам.
- На ваш взгляд, в чем особенность сербского тренерского подхода в академии «Краснодара»?
- В независимости и требовательности главного тренера школы Александра Марьяновича.
Человек приехал со стороны и не знает местных авторитетных футболистов и в том числе детских тренеров. А перегибает он палку в своей работе или нет, судить не мне.
- Что вы подразумеваете под фразой «перегибает палку»?
- Я подразумеваю его требовательность по отношению к другим тренерам. Знаю, части из них не нравится такое отношение, и то же самое касается некоторых родителей. Но чтобы оценивать его работу, нужно дождаться конкретных результатов. А их, результаты, пока что оценивать, по моему мнению, рано: выпускники академии только появляются.
БУЗНИКИН РАБОТАЛ С НИКОЛАЕМ ИНДИВИДУАЛЬНО
- В марте нынешнего года ваш сын дебютировал в молодежной сборной России в матче с Германией. Как отец, что скажете о его игре?
- Даже несмотря на проигрыш, я поставлю ему твердую «четверку». В первом тайме, по моим подсчетам, он не проиграл соперникам ни одного единоборства, а если бы еще забил в концовке матча, дебют выдался бы шикарным. Другое дело, что нападающие зависимы от партнеров, и Николай тоже. Он как наконечник атак работал на завершение действий команды в атаке, а в игре с немцами мяч до него доходил нечасто. Тем не менее, с точки зрения технико-тактических действий его дебют считаю вполне даже удовлетворительным.
- В последнее время вы принимаете в карьере сына меньшее участие, чем раньше?
- Дело в том, что весь последний сезон с ним персонально работал Евгений Николаевич Бузникин, который выразил руководству инициативу поработать с Колей индивидуально. Он вызывал его после игр на анализ, так что после каждого домашнего матча слышал от сына: «Иду к Николаичу на «разбор полетов». И поскольку с ним работали Шалимов и Бузникин-старший, я стал меньше ему подсказывать и только иногда мог указать, что с той или иной позиции он точно не забьет и туда открываться не нужно.
- Часто слышал от уже закончивших карьеру футболистов фразу «хочу, чтобы сын меня переплюнул». Вы того же мнения?
- Скажу следующее. В минувшем сезоне был момент, когда Коля забил 20 мячей и решил надо мной подшутить: мол, пап, ты же в Майкопе максимум 20 забивал. На что я ответил ему: «Сынок, зато в славянской «Ниве» я в один сезон забил 22». У него на тот момент еще оставалось 4 игры в чемпионате, и за 2 матча он отличился дважды, а затем в игре со ставропольским «Динамо» отметился дублем и меня перегнал. И я действительно горд, что сын меня переплюнул.
- Интересно, как вы охарактеризуете состояние форварда, когда он забивает за сезон 20 и больше мячей?
- Конечно, это говорит в том числе о силе коллектива. Если поставить того же форварда в команду-аутсайдер, он столько не забьет, как бы ни старался. Что касается «Краснодара-2», то команда в прошлом чемпионате работала на результат, а Коля был наконечником, который воплощал моменты в голы. Понятное дело, что из раза в раз забивать по столько мячей сейчас могут только Роналду и Месси - даже Ибрагимович при всем его величии уже не тот, что раньше. Поэтому в большинстве случаев такие голевые серии из разряда «прорвало». Например, в Майкопе я несколько сезонов подряд забивал по 5 мячей, а на шестой взял, и забил 20…
- Не могу не спросить у вас как у нападающего о мячах, которые запомнились вам больше всех.
- Часто вспоминаю с друзьями мой самый первый гол в карьере, который забил в 1992-м за «Ниву». Помню, тогда мой кум получил травму, и тренер с бровки начал мне кричать: «Коля, иди сюда, выходишь на замену!» А шла 90-я минута, и счет был 1:1… Я вышел за новую для себя команду, последовала подача со штрафного, я пробил головой - и судья указал на центр.
СОЛОМАТИН ПЫТАЛСЯ ПОЛИТЬ БАЧМИЗЫЧА ГРЯЗЬЮ
- Вы начали профессиональную карьеру в 19. Не считаете, что поздно стартовали в большом футболе?
- Я родился в станице Пластуновской, а станичную футбольную школу с краснодарскими не сравнить. Поэтому первое серьезное футбольное образование получил, когда в 18 лет поступил в Кубанский институт физкультуры и попал в команду Центра олимпийской подготовки, которую тренировали легенды кубанского футбола Владимир Казаков, Виктор Батарин и Игорь Калешин. Год провел в этой команде, а потом уехал в Славянск.
- Эти футбольные мэтры по-новому открыли для вас футбол?
- Естественно, для меня в тренировочном процессе было много нового. Единственное, чем я выделялся в лучшую сторону - это здоровье и выносливость, поэтому изначально в институте ходил параллельно и на футбол, и на легкую атлетику. Однако через полгода окончательно сделал выбор в пользу футбола. Правда, в «квадрате» на тренировках я был всегда дежурным, поскольку у нас в станице такого не преподавали, но тот сезон в ЦОПе отыграл удачно за счет того, что много бегал и забивал.
- Из ваших слов можно сделать вывод, что голами восполняли отсутствие техники…
- Поначалу техника и вправду не была моим козырем, но за 15 лет карьеры определенные навыки, конечно, появились. Этому я как учился сам, так и меня научили. Так, у Ешугова в «Дружбе» я порой играл полузащитника, да и Долматов в «Кубани», бывало, ставил на фланг. Все это было в рамках эксперимента, но в средней линии я как раз технику свою и оттачивал.
- В 1995-м вы перебрались из «Нивы» в выступавшую в первой лиге майкопскую «Дружбу». Как поступило предложение?
- Оно поступило как раз после сезона, когда я забил 22 мяча. В ноябре Владимир Саныч Бражников, который тогда тренировал «Ниву», ушел в «Кубань» во вторую лигу, но меня с собой не позвал. А Ешугов в «Дружбе» доказал, что умеет доводить парней из аулов до уровня первой лиги, видит в футболистах «изюминку». Потому я и согласился перейти в «Дружбу» после успешного сезона и не жалею - с Бачмизычем (Ешуговым, - прим.М.Г.) мы проработали бок о бок 4 года, пока он не ушел в «Кубань».
- Экс-футболист «Кубани» Андрей Соломатин в свое время рассказывал о 3-х схемах Ешугова - «подсолнух», «скрепка» и «капкан». Что это такое?
- Это ничто иное, как попытки футболистов, которые покинули «Кубань» при Ешугове, полить Софербия Бачмизыча грязью. Соломатин в сезоне-2004 почти не играл, вот и рассказывал потом, что тренер команды заставлял играть во что-то непонятное. Не спорю, методы у Ешугова были очень оригинальные, но он большой мотиватор, это бесспорно. Бачмизыч мог так с тобой поговорить перед матчем, что на поле ты выходил с одной мыслью: «Есть игра - и больше ничего».
- Многие работавшие с Софербием Ешуговым футболисты называют его мастером по физической подготовке. Тяжело было переносить его нагрузки?
- За время работы с Ешуговым я, пожалуй, пробежал по всем горам в Адыгее (улыбается). Но если без шуток, то его нагрузки не сравнить со школой Валерия Васильевича Лобановского или того же Валерия Овчинникова, о чьих тренировках ходят байки и по сей день. Более того, за хорошую работу Ешугов мог и снизить нагрузку, поэтому каждый старался сделать 2-3 лишних рывка на тренировке. И я хочу в этом интервью сказать Софербию Бачмизычу большое спасибо. Благодаря его вере в меня я прошел хорошую школу первой лиги и почувствовал уверенность в себе, что для молодого игрока важно.
ПРИ ДОЛМАТОВЕ В «КУБАНЬ» ПРИШЛИ БОЛЬШИЕ ДЕНЬГИ
- По вашему мнению, кто в «Дружбе» второй половины 90-х был самой заметной фигурой?
- Бесспорно, это наш капитан Тамаз Еник. Конечно, можно назвать и Костю Лепехина, игравшего затем в питерском «Зените», Азамата Паунежева, который вызывался в молодежную сборную России, Русика Кунихова - «майкопского Марадону», или стабильно игравшего Мурата Зекоха. Но Тамаз был лидером как на футбольном поле, так и за его пределами. Такому профессиональному отношению к футболу я научился именно у него: Еник нам, молодым, показал, что такое настоящая команда и футбольная дружба.
- В Майкопе чувствовали себя комфортно?
- Да. Из сезона в сезон проводил по 70-80 процентов матчей и забивал. Правда, в первой лиге забивал максимум по 5 мячей за чемпионат, а прорвало меня после вылета команды во второй дивизион: в 1999-м отличился 11 раз, а в следующем сезоне - 20. Чувствовал ли себя в Майкопе звездой? Совершенно нет. Вел там спокойную, размеренную жизнь, после футбола обычно гулял с семьей по центру города. Более того, за всю карьеру в «Дружбе» я не раздал ни одного автографа: впервые свою роспись поставил уже в «Кубани».
- Из «Дружбы» в «Кубань» перед сезоном-2001 вас отпускать, небось, не хотели?
- С этим переходом связана интересная история. Дело в том, что в последнем туре сезона-2000 во второй лиге «Дружба» играла с «Кубанью», и если бы мы отняли у краснодарцев дома очки, в первую лигу вышел бы ростовский СКА. В начале матча мы пропустили, но в конце я имел шикарный момент - бил в упор, но мяч попал в плечо Эдику Тучинскому и отлетел в поле… Быть может, если бы тогда забил свой 21-й гол в сезоне, меня бы в «Кубань» на следующий год не взяли.
- Это правда, что в «Кубани» в бытность главным тренером команды Олега Долматова платили деньги, которых не видели некоторые команды даже высшей лиги?
- Действительно, с приходом нового тренерского штаба и именитых футболистов в клубе впервые появились столь большие деньги, которые предназначались под задачу. Особенно после «Дружбы» разница в уровне зарплат казалась космической: пожалуй, больше, чем в «Кубани», я нигде не зарабатывал. В калининградской «Балтике» в 2002-м условия были почти такие же, но все равно чуть похуже, а в Казахстане, где я в 2004-м играл за «Семей» из Семипалатинска в местной суперлиге, материальные условия отходили на второй план из-за отсутствия результата и различных околофутбольных нюансов.
- После Майкопа в «Кубани» почувствовали уже более высокий профессиональный уровень во всем, даже в мелочах?
- Это особенно сильно ощущалось после игр, когда возле автобуса нас встречали фанаты - чувствовался более высокий уровень ответственности за результат. Моя жизнь тогда проходила по схеме «квартира-автобус-тренировки», и если появлялось свободное время, чтобы хоть сходить поиграть в боулинг, принимал это за счастье.
- Ваш бывший партнер по «Кубани» Сергей Андреев рассказывал в интервью нашей газете, что тренировки Долматова порой напоминали шахматы. Согласны с ним?
- Да, у нас были чисто теоретические занятия, когда мы отрабатывали хождение по полю для того, чтобы выдерживать линии в игре. Чтобы показать нам, куда нужно двигаться в той или иной игровой ситуации, Олег Васильевич каждого чуть ли не водил за руку. Так, группа атаки, куда помимо меня входили Олег Терехин, Эмиль Цацкин, Максим Ермак и серб Александр Комадина, отрабатывала за тренировку розыгрыш «стандартов» по 50 раз: в результате знали назубок, кто куда должен бежать и кто откуда должен замыкать.
ОБЫГРАЛИ «ЧЕРНОМОРЕЦ» ЕЩЕ ДО «ВАЛЕНСИИ»
- У вас есть досада, что в том году «Кубань» задачу повышения в классе так и не решила?
- Претенденты на выход в высшую лигу просматривались с первых туров, и еще весной было понятно, кто какие задачи будет решать. По итогам сезона повышение заслужили ярославский «Шинник» и элистинский «Уралан» с не менее звездными составами, чем у «Кубани», и с не менее приличными условиями. Поэтому лично у меня особого осадка от 3-го места нет, поскольку таких конкурентов опередить было непросто.
- Какие яркие впечатления от того сезона врезались в память?
- Одно из самых ярких впечатлений - это майская домашняя игра с казанским «Рубином». Мы тогда сыграли вничью - 1:1, но на трибунах было под 25 тысяч зрителей, в первой лиге! А еще запомнился матч с «Черноморцем» на Кубок страны. Новороссийцы тогда еще играли в высшей лиге, и за неделю до их первой домашней встречи в Кубке УЕФА с испанской «Валенсией» мы выиграли в Краснодаре - 2:0. В целом, сезон выдался памятным. На Терехина, Аюпова и других звезд болельщики ходили в большом количестве, а при полных трибунах играть вдвойне приятнее.
- Не жалеете, что судьба в итоге привела вас в «Кубань»?
- Вообще, изначально после «Дружбы» у меня был реальный вариант со ставропольским «Динамо», которое возглавлял тогда Борис Стукалов. Я уехал с командой на зимний сбор в Болгарию, имел личный разговор с главным тренером и руководством клуба. Но однажды в моем номере в гостинице раздался звонок - на проводе был тогдашний гендир «Кубани» Федор Щербаченко: «Ты не подписал с ними контракт? Тогда, как вернешься со сбора, созвонимся». В итоге 7 марта я прилетел в Краснодар из Болгарии, а 8-го улетел на сбор на Кипр с «Кубанью». В 5-ти товарищеских играх забил 3 гола, и через неделю со мной подписали контракт на 1 год. И о таком развитии событий не жалею.
- Рассчитывали, что по окончании чемпионата с вами продлят контракт?
- После того сезона из команды убрали 8 человек, и я оказался в их числе. Задача повышения в классе перед командой не снималась, нужна была свежая кровь, и я осознавал, что шансов остаться у меня нет. Как для нападающего сезон-2001 для меня оказался нефартовым: в 23-х матчах я забил всего 3 мяча. Некоторые моменты из того времени вспоминаю до сих пор: как можно было с той позиции не забить? В итоге в команде остались Терехин, Цацкин и Ермак, а я уехал обратно в Майкоп.
- Вы оцениваете период в «Кубани» как пик вашей карьеры с точки зрения уровня команды и задач, которые перед ней ставились?
- Как уроженец Кубани, конечно, оцениваю именно так. Я значусь как человек, игравший в «Кубани», неважно, в какой именно период, это уже статус. В премьер-лиге мне поиграть не удалось, отрезок в Казахстане удачным никак не назову, а «Дружба» и «Нива» уступали «Кубани» по своему уровню. Были еще «Балтика» и «Нефтехимик» из Нижнекамска, но это тоже не тот уровень, тем более что там я играл совсем недолго.
- Со слов Евгения Калешина, он закончил карьеру, когда перестал ощущать стресс после игры. А вы почему повесили бутсы на гвоздь?
- После «Кубани» я играл в «Дружбе», «Балтике», «Нефтехимике», анапском «Спартаке», «Семее», и все это в течение 2-х лет. Кратковременность пребывания в командах, частая их смена мне быстро надоели, тем более что семья осталась в Краснодаре, и везде я жил один. В то же время, меня усиленно зазывал в свои ряды краснодарский «ГНС-Спартак» в лице Игоря Поповского, который предложил сочетать футбол с работой в налоговой службе. В итоге Игорь Георгиевич собрал по крупицам классную команду, и я стал ее частью.
В ОХОТЕ И ФУТБОЛЕ ОБЩЕЕ - АЗАРТ
- По именам состав «налоговиков» 10-летней давности впечатлял?
- В свое время в команде играли братья Коваленко, Эмиль Цацкин, Максим Ермак и Стас Лысенко, и это заслуга, прежде всего, Поповского. Именно по его настойчивым просьбам я закончил в Казахстане, вернулся в Краснодар, поступил на второе образование и в то же время играл за «ГНС». С тех пор уже 12 лет работаю в налоговой инспекции.
- Президент клуба Иван Перонко по-прежнему принимает активное участие в его жизни?
- Конечно, поскольку это его детище. Иван Саныч очень футбольный человек, и когда я был в «Кубани», Перонко вместе с Михаилом Михайловичем Крапивным входил в состав попечительского совета клуба. Он большой хозяйственник и дипломат, а всех его титулов не перечесть. Успехи «ГНС-Спартака» в краевых соревнованиях за последнее десятилетие во многом говорят за него.
- С 2012-го вы «пылите» не за спартаковцев, а в команде «Милиция» на первенство Краснодара. Еще остались в вас спортивные злость и азарт, есть порох в пороховницах?
- Когда ты выходишь на поле, то даже на тренировке хочешь выиграть, забить, обвести. Например, совсем недавно моя команда проиграла в «двусторонке», и я сказал всем спасибо и быстро ушел из раздевалки, так как знал, что надо мной будут подшучивать победившие (улыбка). Это еще раз доказывает: в футболе всегда есть место неподдельным эмоциям.
- Знаю, что вашими хобби являются охота и рыбалка. Можно ли здесь провести аналогии с вашим футбольным амплуа?
- И там, и там есть азарт. Когда летят утка или мяч, ты в них целишься, а потом бац - и получаешь кайф, если попал, и разочаровываешься, если промазал. Особенно аналогии уместно приводить именно между охотой и футболом, с рыбалкой сложнее. Обычно мы ездим на охоту вместе с Эмилем Цацкиным и Костей Коваленко, которые тоже знают, что такое азарт. Как правило, охотимся в горах либо в полях Каневского и Выселковского районов. Брал ли с собой сына? Когда был помладше, он пару раз участвовал в процессе, а сейчас с его графиком трудно выбрать время.
- Младшая дочь Кристина тоже пошла по спортивной стезе?
- В свои без малого 16 она у нас разносторонняя. Сначала позанималась гимнастикой - не понравилось, потом пошла на танцы - тоже нет… Пока что она у нас в творческом поиске. Но сказать, что дочь такая же заядлая спортсменка, как сын, не могу.
- А как вы сейчас смотрите футбол - как зритель или как эксперт?
- Если смотрю матчи не с участием сына, то просто наслаждаюсь футболом как обычный зритель и не забиваю себе голову тактикой. На мой взгляд, когда ты рассматриваешь игру как шахматы, то и кайф от ее просмотра уходит, поэтому я испытываю от футбола опять же азарт, только уже болельщицкий.
- Вы придерживаетесь мнения, что в современном футболе растворяются яркие личности, и он стал более командным?
- Нет, такого ощущения у меня нет. Футбол прекрасен в свою эпоху, и лично я не склонен сравнивать тех же Месси и Марадону. Раньше люди кайфовали от того футбола, сейчас - от нынешнего, и это нормально. Например, на Евро все наслаждаются игрой Исландии, и кто скажет, что командный футбол - это плохо? В то же время, футбола без личностей быть не может. Причем таковыми могут быть не только бомбардиры, но и те, кто настраивают остальных на победу. Буффон в сборной Италии - типичный тому пример.
- Насколько, несмотря на работу, вы сейчас погружены в современный футбольный процесс?
- Может, я осведомлен обо всех процессах и не на уровне агентов и руководства клубов, но, по крайней мере, новости, различные тенденции и результаты матчей отслеживаю и о футболе могу поговорить где угодно и с кем угодно. Пристально ли слежу за чемпионатом Европы? После выступления сборной России у меня наступила определенная апатия, и вновь начал смотреть все матчи уже с раунда плей-офф.
- Тем временем не за горами старт чемпионата России в разных лигах. Чего ждете от «Краснодара» и «Кубани» в грядущем сезоне?
- Для «Краснодара» последние два сезона оказались удачными. В позапрошлом сезоне тон в игре команды задавали Жоаозиньо, Широков и Ари, в прошлом прекрасно отыграли Смолов и Мамаев. Но нам, зрителям, всегда хочется большего, поэтому после «Спарты» у многих болельщиков наступило определенное разочарование. Надеюсь, в новом сезоне ажиотаж вокруг «Краснодара» не утихнет, и к нам в рамках Лиги Европы вновь приедут команды уровня дортмундской «Боруссии». Что до «Кубани», то пока доходящие до меня слухи вполне оптимистичны, и с новым амбициозным руководством и Даном Петреску у руля команда по всем раскладам должна возвращаться в премьер-лигу. Конкурентов, конечно, достаточно, но я верю, что эта задача решаема.
Максим Герасин

.: Другие материалы рубрики


Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: