.: Футбол. Тет-а-тет
Ивайло Петков: «Хочется, чтобы «Кубань» жила завтрашним днем»
Л
етом 2004-го защитник сборной Болгарии Ивайло Петков приехал в Краснодар как участник чемпионата мира во Франции и португальского Евро и действующий чемпион Турции в составе «Фенербахче», а потому сразу был возведен в ранг звезды «Кубани». За полтора года в стане желто-зеленых он стал лидером команды, но в 2005-м кубанцы не решили задачу выхода в премьер-лигу, и Петков уехал обратно в Турцию. Вернулся летом 2007-го, но второй его приход в клуб также не затянулся. Принявшему «Кубань» Сергею Овчинникову Петков не пришелся ко двору. Третью попытку закрепиться в структуре краснодарского клуба Ивайло предпринял уже в должности руководителя селекционного отдела, но, увы, после ухода с поста гендиректора Евгения Муравьева в июле прошлого года на мечтах Петкова и на этот раз был поставлен крест. Тем не менее, он по-прежнему верен желто-зеленой команде, переживает за ее судьбу и согласился рассказать о перипетиях своей карьеры в «Кубани» и многом другом в личной беседе корреспонденту «Независимой спортивной газеты».
фото: ФК «Кубань»
УШЕЛ ЛЕТОМ ИЗ «КУБАНИ» ИЗ-ЗА СВОИХ ПРИНЦИПОВ
- Ивайло, прежде всего, рад приветствовать вас вновь в Краснодаре, в котором вы провели не один год своей жизни. Что привело вас на этот раз в краевую столицу?
- Прежде всего, мне хотелось узнать, как обстоят нынче дела в «Кубани» и вокруг нее. Ведь даже после ухода из клуба прошлым летом я смотрел по ТВ все матчи «Кубани» и очень переживаю за ее судьбу. Кроме того, в Краснодаре я повидался со своими друзьями и просто прогулялся по городу. Другими словами, приехал сюда не по работе.
- А с кем из бывших партнеров по «Кубани» вы сейчас поддерживаете связь?
- Виталика Калешина смог увидеть вживую только в матче «Краснодара» с «Крыльями Советов», а другие ребята потерялись из виду. Из той команды регулярно общаюсь разве что с Ромой Ленгиелом, плюс поддерживал тесную связь с Артуром Тлисовым до того момента, пока зимой он не ушел из «Кубани».
- Вы сказали, что хотели узнать о теперешних делах клуба. Полученная информация о положении «Кубани» вас шокировала?
- В первую очередь меня расстраивает, что «Кубань», в конечном счете, вынуждена вести борьбу за выживание. Не только меня, но буквально всех футбольных людей просто поразила частота смены тренеров команды в сезоне, хотя, на мой взгляд, очевидно, что каждый новый наставник не имел при себе волшебную палочку, чтобы вмиг изменить ситуацию в лучшую сторону.
- Вы тоже проработали на посту начальника селекционной службы клуба меньше 2 месяцев. Почему ваш срок пребывания в клубе оказался столь коротким?
- За 3 месяца до конца прошлого чемпионата на меня вышел тогдашний гендиректор «Кубани» Евгений Иванович Муравьев с предложением стать начальником селекционного отдела. Я с радостью согласился, потому что «Кубань» для меня второй дом, тем более у меня к тому моменту уже были связи и контакты, которые позволяли открывать мне двери офисов многих клубов, в которые обращался по тем или иным игрокам. Но так вышло, что в начале августа Муравьев ушел со своего поста, и, несмотря на то, что назначенный им спортивный директор Валерий Стаценко предлагал мне остаться в клубе, я на этот шаг не пошел. У меня просто такой принцип: если из клуба ушел человек, который пригласил меня на работу, значит, я должен уйти вместе с ним.
- В таком случае, уместно ли в силу столь недолгого вашего пребывании на посту говорить о каких-либо плодах вашей работы?
- Вы сами видели, когда в «Кубани» были совершены трансферы: Павлюченко и Аршавин пришли в августе, после нашего с Евгением Ивановичем ухода из клуба, а при мне были подписаны лишь контракты с молодыми футболистами. Хотя, чего скрывать, мы активно вели переговоры с игроками, а с тогдашним наставником команды Дмитрием Хохловым целый месяц сутками искали и просматривали футболистов. И меня расстраивает, что наша кропотливая работа ни к чему не привела.
- Быстро ли вы нашли общий язык с Хохловым, и насколько удивила вас отставка Дмитрия после первых 8-ми туров чемпионата?
- Знаю, Евгений Иванович рассматривал три кандидатуры на пост главного тренера, а на Дмитрия выбор пал потому, что планировалось комплектовать команду преимущественно из молодых игроков, и в этом случае зарубежный опыт Хохлова был как нельзя кстати. И я считаю, что на тот момент мы сделали правильный выбор. Почему у него не получилось в дальнейшем, не мне судить, но могу точно сказать, что на сборах в Словении в плане тренировочного процесса и взаимоотношений с игроками у Димы все было отлично.
- Фактически все летнее межсезонье на «Кубани» тяжелым бременем лежал запрет на регистрацию новичков. Это в первую очередь и мешало плодотворной работе?
- Да, зачастую получалось так, что мы вели переговоры с футболистами, но у клуба не было денег для покупки этих игроков или же они сами выдвигали большие требования по зарплате. Но при этом хочу отметить, что я в финансовые вопросы не вмешивался. Мы это сразу обговорили с Муравьевым, как только я приступил к работе: моя задача заключается в поиске футболистов, а всеми денежными вопросами занимается лично он. В конечном счете, мы нашли недорогих игроков, у которых тогда заканчивались контракты, но с ними лично не удалось договориться об условиях контракта.
- А можете назвать конкретные фамилии потенциальных новичков или хотя бы те позиции, которые планировалось усилить?
- Сейчас, на мой взгляд, уже нет смысла раскрывать фамилии, но могу заверить вас, что все игроки, с кем мы пытались договориться, не остались без клубов и выступают на хорошем уровне. Что касается позиций, то в первую очередь мы искали опорника на смену Каборе, который сразу сказал Евгению Ивановичу и Диме Хохлову, что хочет уйти. Еще рассматривали варианты с нападающим, а также центральным и левым защитниками. Хотели усилить всего 3-4 позиции, зато точечно и хорошими исполнителями. Акцент делали на иностранцах, но, знаю, Хохлов лично вел переговоры с русскими футболистами. В частности, при мне он разговаривал по телефону с Аршавиным, который в тот момент, когда «Кубань» была на сборах в Словении, приехал в Краснодар для беседы с губернатором. Но пополнил ряды команды он уже после моего ухода из клуба.
- Вы упомянули, что были причастны к заключению контрактов с молодыми футболистами. То есть перед вами также стояла задача искать внутренние резервы?
- Да, это так, поэтому я много общался с возглавлявшим тогда «молодежку» «Кубани» Игорем Осинькиным и давно работающим в клубной Академии Игорем Калешиным. С последним мы разговаривали о делах в интернате, и я жалею, что так и не успел хорошо ознакомиться с ситуацией в клубной школе. Ведь я вижу, что, условно говоря, на соседней улице располагается детская Академия «Краснодара», которая правильно развивается и готовит качественных игроков для российского футбола. И жаль, что в «Кубани» так и не была выстроена клубная пирамида, о которой мечтал Евгений Иванович Муравьев.
ЛИЧНО ПРЕДЛОЖИЛ ДОРОНЧЕНКО ПОПОВА И МАНОЛЕВА
- Из ваших слов можно сделать вывод, что идея создать «Кубань-2» и вывести ее в первый дивизион была не пустым звуком?
- Да, мы с Евгением Ивановичем всерьез обговаривали перспективы этого проекта. Мы понимали, что клубную молодежь нужно «обкатывать» в мужском футболе: я, например, в 17 лет начал играть в третьей болгарской лиге в команде «Чавдар», а в России в 21 год футболисты выступают только в молодежном первенстве, что в корне неправильно. В тех же Германии и Испании в этом возрасте футболисты продаются за миллионы евро, а у вас в стране говорят: «Он еще молодой, ему рано в первую команду». Поэтому планировалось перевести ребят из «молодежки» во вторую команду, добавить к ним пятерых опытных футболистов и назначить тренером Игоря Осинькина, который давно знает парней, но с уходом Муравьева эту идею никто в жизнь не воплотил.
- Еще осенью дублеры «Кубани» шли в лидерах молодежного первенства. Говорит ли это о том, что в клубе есть достойный резерв?
- Да, я в этом убежден. Когда только начал работать, мне дали три диска с записями игр «молодежки», потому что с большинством ребят нужно было переподписать контракты. Мы продлили отношения с 6-ю игроками, и, считаю, четверо из них имеют большой футбольный потенциал. Особенно выделю Дениса Якубу, закрепившегося в весенней части сезона в основном составе, а также Игоря Коновалова, который лично мне очень нравится, а Хохлов в паре матчей выпускал его на замену.
- Правильно я понимаю, с приходом нового руководства перед Дмитрием Хохловым были поставлены уже другие задачи, нежели в начале сезона?
- У Дмитрия перед его назначением на должность главного тренера был такой разговор с Евгением Муравьевым: «Будем рассчитывать на свою молодежь и старожилов команды, плюс добавим в состав 3-4-х качественных, но не очень дорогих игроков, чьи требования по зарплате будут посильны для бюджета краевой администрации». Такой вариант всех устраивал, но после прихода нового руководства мы не раз общались с Хохловым, и он мне говорил, что ситуация в клубе сильно изменилась и он не знает, к кому обращаться по тому или иному вопросу.
- В августе в клуб ненадолго вернулся Олег Мкртчан. Вы знакомы лично с Олегом Артушевичем?
- Нет, лично не знаком, знаю лишь Сергея Доронченко, который в бытность Мкртчана в «Кубани» был ее спортивным директором. Доронченко пришел еще в 2008-м, и именно он по окончании сезона сказал нам, что на нас с Ленгиелом новый тренер команды Сергей Овчинников не рассчитывает. Тогда «Кубань» вышла в премьер-лигу, и мне хотелось остаться, но никакой обиды у меня на Доронченко не осталось. Напротив, в бытность Сергея Викторовича спортивным директором я поспособствовал переходу в «Кубань» Ивелина Попова и Стаса Манолева.
- Почему вы порекомендовали руководству клуба именно этих болгарских игроков?
- Потому что на данный момент в Болгарии мало футболистов, которые могли бы помочь «Кубани» решить задачи, которые перед ней тогда ставились, а именно регулярная борьба за еврокубковые места в чемпионате. А Ивелин и Стас соответствовали этому уровню в полной мере. Правда, в нынешнем сезоне в «Кубань» мог перейти и еще один болгарский футболист, Владимир Гаджев, и мы разговаривали с ним по поводу его перехода. Он сам мне позвонил летом прошлого года сразу после того, как я ушел, и сказал, что подписал контракт.
- Ходили слухи, что контракт Гаджева вступит в силу с нового календарного года, но в итоге его в «Кубани» так и не оказалось. Расскажите, как обстояло дело?
- Когда он мне позвонил, я спросил у него: «Кто с тобой подписывал контракт? Ты лично встречался с гендиректором «Кубани»?» Он ответил, что представители клуба приезжали в Софию и договорились с его агентом о контракте, который должен был вступить в силу с 1 января 2016-го. Он спросил у меня, какая ситуация в «Кубани», и я честно ему ответил, что с момента моего ухода в клубе многое изменилось. Тогда он поинтересовался у меня, кто именно из «Кубани» мог его пригласить! Я понимаю, почему Владимир согласился на такой вариант: на тот момент он 3 месяца был свободным агентом, и «Кубань» вовремя подоспела с приглашением. Но почему он в итоге не оказался в Краснодаре, я не знаю, мы потом с ним больше не созванивались.
фото: Валерий Крачунов
- А Попов и Манолев согласились на переход в стан желто-зеленых без сомнений?
- С их стороны не было никаких опасений, поскольку мы с Ивелином и Стасом в свое время вместе играли на родине за «Литекс» и они доверились мне. Я сказал ребятам, что «Кубань» - это клуб с традициями и армией преданных болельщиков, который ставит перед собой амбициозные цели в чемпионате и Лиге Европы, и в итоге я их не обманул. Тот же Попов провел свой первый сезон-2012/13 в «Кубани» настолько здорово, что летом по его душу поступило конкретное предложение из Англии, из «Астон Виллы». Но руководство «Кубани» никуда отпускать его не хотело, и в итоге Ивелин решил остаться и помочь «Кубани» в Лиге Европы. А когда прошлым летом в московском «Спартаке» ему предложили хороший контракт, он решился на переход, и считаю, сделал шаг вперед в карьере.
- Станислав Манолев летом 2014-го тоже перебрался в столицу, в «Динамо», но уже спустя полгода вернулся в Краснодар. Он советовался с вами касаемо перехода?
- Получилось так, что Манолев пришел в «Кубань» зимой 2014-го свободным агентом, отыграл 4 месяца, а дальше все зависело от желания руководства «Кубани» видеть игрока в команде. Стас при Викторе Гончаренко хорошо себя показал, и я вел переговоры с «Кубанью», но в тот же момент появился вариант с «Динамо». Я сказал Стасу, что ему решать, где продолжать карьеру, и он предпочел «Динамо». Совершил ли он ошибку или нет в той ситуации, оценивать ему, но, признаюсь, его возвращению обратно в Краснодар при условии, что контракт с москвичами действовал еще полтора года, я был удивлен.
- Вы находите для себя объяснение, почему Станислав, игрок сборной Болгарии, футболист с богатым международным опытом, в этом сезоне так мало играл за «Кубань»?
- Трудно понять, почему тренеры не ставят игрока в состав… Возможно, потому что сами наставники не знали, сколько проработают в клубе. Плюс мы не знаем тонкостей финансовой ситуации в клубе: поверьте, ни один футболист, даже если он очень любит «Кубань», не будет играть исключительно на клубном патриотизме, его нужно мотивировать. Нынешнее состояние дел в «Кубани» напоминает мне те времена, когда я еще был игроком команды: в 2007-м в премьер-лиге нам не платили 4 месяца, а в следующем сезоне, несмотря на то, что мы шли в лидерах в первом дивизионе, за сезон у нас поменялись 4 тренера. Но из того, что знаю, могу сделать вывод, что тогда ситуация в клубе была даже лучше, чем сейчас.
- Опасаетесь, что «Кубань» вернется к временам балансирования между высшей и первой лигой?
- Это возможно, если в клубе и в администрации края не начнут думать о завтрашнем дне. Сейчас все в «Кубани» делается по схеме: «Есть деньги - будем претендовать на места в еврокубках, нет денег - делаем ставку на молодежь». И никто не думает о том, что будет завтра. Это как раз и отличает «Кубань» от других клубов, в которых я играл.
В «ФЕНЕРБАХЧЕ» ЗА НАМИ СЛЕДИЛИ 20 КАМЕР
- Скажите, а когда летом 2004-го вы переходили в «Кубань» из «Фенербахче», где стали чемпионом Турции, вам обрисовывали картины благополучного «завтра»?
- Когда я переходил тогда в «Кубань» в последние дни летнего «трансферного окна», команда уже боролась за выживание в премьер-лиге. С «Фенербахче» у меня был еще 1 год контракта, но в клубе меня хотели отправить в какую-либо другую турецкую команду, и я решил выбрать «Кубань». Я разговаривал лично с гендиректором «Кубани» Александром Борисовичем Молдовановым, и мне этот вариант показался интересным. В Краснодаре отыграл 3 месяца, после чего контракт у меня закончился, а затем пришел новый гендир, Максим Ремчуков. Он сказал, что хотел бы видеть меня в команде на будущий сезон и что перед «Кубанью» будет поставлена задача за несколько лет выйти в еврокубки. Тогда я вернулся домой, подумал и, в конце концов, подписал с «Кубанью» 2-летний контракт.
- Почему же в 2005-м «Кубань» не смогла решить задачу выхода в премьер-лигу?
- Для конечного успеха у нас все было: приличные финансовые условия, иностранный тренер Йожеф Хованец и хороший по российским меркам состав. Руководству удалось сохранить прошлогодний костяк: в команде остались ее лидеры Андрей Дикань, Любомир Кантонистов, Андрей Топчу, Рома Ленгиел, Саша Орехов, Рикардо, Андрей Ушенин, Артур Тлисов и Виталик Калешин. Мы должны были в том сезоне выходить в премьер-лигу вслед за «Лучом-Энергией» из Владивостока, но из-за того, что не поехали на выезд в Нальчик, где стадион захватили террористы, в «вышку» вышел нальчикский «Спартак».
- После того сезона вы сами не захотели оставаться в «Кубани» в первой лиге?
- По окончании сезона у меня состоялся разговор с тогдашним главным тренером сборной Болгарии Христо Стоичковым, и он сказал мне, что на него сильно давят по поводу того, что он вызывает в национальную команду меня, футболиста команды второй по ранжиру российской лиги. В тот же момент у меня появился вариант с переходом в «Анкарагюджю», который играл тогда в турецкой суперлиге, и в «Кубани» с пониманием отнеслись ко мне и моей ситуации. Однако когда команда вновь вышла в элитный дивизион, по окончании сезона в Турции летом 2007-го мы вновь связались с Молдовановым, и я вернулся.
- Если сравнить чемпионаты России и Турции, в каком из них выступать вам было интереснее?
- Разница заключается в первую очередь в том, что в Турции люди больше фанатеют от футбола. В России только ЦСКА, «Спартак», «Зенит», «Краснодар» и «Кубань» могут собирать на домашних матчах по 15 тысяч зрителей, а в Турции что ни поединок, то полный стадион. Согласитесь, гораздо приятнее играть при забитых до краев трибунах, чем на полупустых аренах где-нибудь в Уфе или Хабаровске. К тому же, сам футбол в обеих странах разный. В Турции болельщики любят техничных исполнителей, а в России играют в более атлетичный и скоростной футбол. Если там на поле появится бразилец и мастерски уберет мяч под себя, трибуны ахнут от восторга, а здесь тренер дает перед матчем установку: играем так-то и так-то, не отходим от схемы. Но при этом «Зенит», ЦСКА и «Галатасарай» в разное время выигрывали Кубок УЕФА, а значит, оба подхода имеют право на жизнь.
- А вам какой футбол больше по душе - техничный или атлетичный?
- Чувствовал себя комфортно в обоих чемпионатах, потому как у меня не было проблем ни с техникой, ни с «физикой». Для меня было важнее то, что и в Турции, и в России я имел возможность играть против футболистов высокого уровня, в противоборстве с которыми проявлял свои лучшие качества защитника.
- А против кого из звездных игроков вам приходилось на футбольном поле тяжелее всего?
- Если взять российский чемпионат, то больше всего неприятностей доставляли Вагнер Лав и Александр Кержаков - два невысоких и быстрых форварда, которые действуют нестандартно и не дают себя прочувствовать, понять то, как они поступят в следующий момент игры. А что касается мировых звезд, то наибольшее впечатление в товарищеском матче за сборную против Аргентины на меня произвел Габриэль Батистута. Помню, мы играли с ними в Буэнос-Айресе, и тогда на поле вышли друг против друга Батистута и Стоичков - два футбольных идола того времени. А еще запомнились поединки со шведами, в составе которых выделялись экс-форвард «Барселоны» Хенрик Ларссон и, конечно же, Златан Ибрагимович.
- В сентябре 1997-го в отборе к чемпионату мира во Франции вы сыграли и против сборной России. Тот поединок в Софии вам тоже запомнился?
- Да, хорошо помню тот матч. В составе российской сборной тогда были такие звезды, как Виктор Онопко, Андрей Канчельскис и Дмитрий Аленичев, но в важнейшем матче дома мы выиграли 1:0 и, в отличие от вашей команды, отобрались на мундиаль. В Болгарии от нас ждали повторения успеха 4-летней давности, когда в США сборная заняла на мировом первенстве сенсационное 4-е место, но наше выступление во Франции и в 2004-м на Евро в Португалии, когда мы не вышли из группы, лишний раз доказало, что то, увы, был единичный всплеск. В последние годы уровень футбола в стране если не падает, то, по крайней мере не растет, а потому невыход нашей команды на грядущий французский Евро не удивил.
- Станислав Манолев рассказывал в интервью нашему изданию, что главная беда болгарского футбола в нежелании молодежи ехать в Европу. Вы того же мнения?
- Это, прежде всего, проблема болгарских клубов, которые готовы отпустить молодых игроков в зарубежный чемпионат только за большие деньги. И при этом никто не думает о том, что в ведущих чемпионатах Европы наши игроки будут быстрее развиваться и нашей сборной от этого будет только лучше. Потому я и перешел летом 1998-го из «Литекса», с которым выиграл чемпионат Болгарии, в турецкий «Истанбулспор»: мне хотелось расти в профессиональном плане. И после 5-ти сезонов в этой команде я заслужил приглашение в стан одного из турецких грандов - «Фенербахче».
- На ваш взгляд, что в первую очередь характеризует «Фенербахче» как топ-клуб не только Турции, но и мирового футбола?
- Первое - это, конечно, болельщики. Вы даже не можете представить, на что способны фанаты «Фенербахче». Когда в сезоне-2003/04 мы взяли золото чемпионата, то по одной из самых длинных улиц Стамбула вслед за нашим клубным автобусом растекалось целое море людей, а на домашнем стадионе «Шюкрю Сараджоглу» команду встречали 55 тысяч фанов! Второе - президент клуба Азиз Йылдырым. Он очень любит «Фенербахче», вкладывает в него огромные деньги, и за это его ненавидят болельщики других клубов. А третье - это профессиональный подход к футбольным мелочам. О чем говорить, если за каждой нашей тренировкой наблюдали сразу 20 камер!
- А матч с каким соперником является для «Фенербахче» самым принципиальным?
- Большим событием для болельщиков является матч с другими турецкими грандами - «Трабзонспором» и «Бешикташем», однако важнейший матч сезона - это поединок с «Галатасараем». И если команда неудачно выступила в чемпионате и Лиге чемпионов, за победу в этом поединке болельщики простят ей всё.
- В нынешнем сезоне победу в чемпионате одержал «Бешикташ», тогда как «Фенер» остался вторым. В чем, как думаете, причина этой относительной неудачи?
- 9 мая я ездил в Стамбул и попал на стадион «Башакшехир Фатих Терим», где вживую наблюдал матч «Фенера» с «Истанбулом», в котором он уступил 1:2 и потерял шансы на чемпионство. В «Фенербахче» сейчас много звезд, таких, как Бруну Алвеш, Нани и Робин ван Перси, но главному тренеру Витору Перейре не удалось поставить команде игру. И даже в матче с «Истанбулом» у «Фенера» было много моментов, но реализация оставляет желать лучшего.
МЕЛЬГАРЕХО НУЖНО ПРОЯВИТЬ ХАРАКТЕР
- Правильно я понимаю, в Турции вы бываете все же чаще, чем в России?
- Чтобы проехать в Турцию из Болгарии, мне не нужна виза, и от Софии до Стамбула я доезжаю за 5 часов. А в Россию мало того, что приходится лететь на самолете, так еще и нужно проходить визовый контроль… К тому же, в Турции я отыграл 8 лет, и у меня там очень много друзей и знакомых, с которыми часто встречаюсь, а в России общаюсь в основном с болгарскими игроками, например, с тем же Петаром Заневым из «Амкара».
- Насколько я знаю, сейчас вы занимаетесь агентской деятельностью. Как и все агенты, ощущаете постоянный цейтнот?
- Вы правы, я всегда нахожусь в поиске футболистов. С недавнего времени начал ездить в Голландию и Германию, часто бываю на футболе в Турции и каждый тур смотрю по несколько игр болгарского чемпионата. В свою очередь, встречи российской премьер-лиги смотрю обычно через интернет, и в особенности поединки московского «Спартака», «Кубани» и «Амкара», где играют болгары. Мне интересно оценивать уровень команд в целом и их исполнителей в частности, я подмечаю для себя те или иные нюансы. О вашем чемпионате могу сказать то, что он является отличным трамплином для перехода в ведущие европейские клубы: взять хотя бы пример Сердара Таски, которого купила «Бавария», или уехавшего из «Кубани» в «Штутгарт» Тони Шуньича.
- Как вы оцените трансферы футболистов из «Кубани» и в «Кубань» в последние два межсезонья?
- Большим событием для истории клуба, считаю, стал приход Фелипе Сантаны, игрока высокого уровня, который приехал совсем не на закате карьеры. Что же до ушедших, то рад за Сергея Ткачева и Влада Игнатьева, которые попали в ЦСКА и столичный «Локомотив», и за Ивелина, застолбившего за собой место в основе московского «Спартака». Не все получается пока в стане красно-белых у Лоренсо Мельгарехо, но ему нужно проявить характер, чтобы заиграть. Не удивлен и тому, что хорошо вписался в игровой рисунок «Краснодара» Шарль Каборе - он футболист высокого уровня, не зря летом его хотели приобрести «Локомотив» и «Спартак». Шарль поступил очень порядочно, сразу сказав мне и Диме Хохлову, что хочет попробовать свои силы в другом клубе, и не прогадал.
- На ваш взгляд, «Краснодар» уже сейчас можно отнести в разряд российских топ-клубов, или же пока рановато?
- С каждым сезоном «Краснодар» становится все ближе к этому статусу, но топ-клубы, прежде всего, отличает стабильность результатов, а ее команде пока недостает. Второй сезон подряд ей приходится играть на «два фронта», а свежий пример «Кубани», которая не так давно выступала в Лиге Европы, показал, что футболисты оказались не готовы к игровому графику «через два дня на третий». Поэтому, на мой взгляд, «Краснодару» летом нужно усилиться, чтобы на каждой позиции у команды было минимум несколько равнозначных исполнителей.
- Федор Смолов и Павел Мамаев являются главной ударной силой «Краснодара» в нынешнем сезоне. Как думаете, эти футболисты высоко котировались бы в Европе?
- Бесспорно, они оба футболисты высокого уровня, однако в данном случае нельзя не учитывать особенности русского менталитета. В «Краснодаре» Смолов и Мамаев на ведущих ролях, но если они поедут в Германию, допустим, в «Гамбург», на их позициях будет минимум три футболиста уж точно не слабее. И если у того же Мамаева игра не пойдет в нескольких матчах кряду, включится принцип конкуренции, и на его месте уже будет играть другой исполнитель. Вспомните хотя бы пример Романа Павлюченко: в «Спартаке» он был действительно хорош, но в «Тоттенхэме» столкнулся с совсем другим уровнем и не смог проявить себя в полной мере.
- Тем не менее, Смолов и Мамаев являются одними из главных звезд российской сборной на грядущем Евро. Чего вы ожидаете от нашей команды на полях Франции?
- Честно признаюсь, на этом Евро не стоит ожидать от вашей сборной большого успеха - быть может, российская команда «выстрелит» на домашнем чемпионате мира-2018. Кого я считаю фаворитами Евро-2016? На мой взгляд, у французов очень хорошая команда. Смотрел две их товарищеских игры, и увиденное меня впечатлило. Не стал бы еще сбрасывать со счетов и Бельгию, чья сборная играет 6 лет почти одним составом, что очень важно. Ну и, конечно же, куда без сборной Германии, эта команда является записным фаворитом всех турниров. А такого сюрприза, какой на Евро-2004 устроили греки, я во Франции ни от кого не жду.
- 18 лет назад вы играли в составе сборной Болгарии на французском чемпионате мира. Тогда страна буквально сходила с ума от футбола?
- Тогда 24 часа в сутки вся Франция жила футболом. Не забуду, как в 2-3 часа ночи, когда ты уже спишь, болельщики проходили под окнами гостиницы с песнями, потому что для них каждый день был праздником. Вообще, об атмосфере крупных футбольных турниров бесполезно рассказывать, ее нужно прочувствовать самому. Для меня это был первый крупный международный турнир, и впечатления от того чемпионата мне очень дороги. Я тогда принимал участие в 2-х матчах: в Монпелье мы сыграли вничью 0:0 с Парагваем, а затем проиграли в Париже на «Парк де Пренс» Нигерии с минимальным счетом 0:1. Перед заключительным поединком с испанцами наш тренер Димитр Димитров оставил в запасе 4-х футболистов, в том числе и меня, и на стадионе «Феликс Боллар» в Лансе мы уступили 1:6…
- Выступление в Португалии на Евро стоит признать столь же неудачным?
- Мы можем гордиться хотя бы тем, что не пустили тогда на чемпионат Европы Бельгию и Хорватию, которых обошли в отборочной группе. А на Евро наш матч со шведами в итоге стал матчем открытия турнира, но стартовали мы ужасно - 0:5… Со Швецией, как и с Данией, мы традиционно играем неудачно, для Болгарии это очень неудобные соперники, и в тот раз черная полоса продолжилась. Правда, поначалу все было хорошо, создали два отличных момента, однако потом в наши ворота назначили штрафной, Юнгберг пробил - и 0:1 к перерыву. Начали второй тайм, и Ларссон в ходе контратаки забил второй и всего через минуту третий гол. А когда за 10 минут до конца Ибрагимович забил четвертый мяч, у нас в обороне и вовсе воцарился хаос.
- В следующей игре с Данией в первом тайме вы получили травму…
- На самом деле, та травма стала следствием того, что я перед Евро долгое время не имел постоянной игровой практики в клубе. То же самое случилось в «Кубани» у Аршавина - никто не может сказать, что он не футболист высокого уровня, но его мышцы оказались не готовы к регулярным нагрузкам, оттого он часто травмировался.
- В 2011-м вы закончили свою футбольную карьеру в «Литексе». Какие варианты рассматривали после того, как повесили бутсы на гвоздь?
- Еще во время выступлений в «Литексе» я получил тренерскую лицензию категории «А», но работать в Болгарии мне не хотелось. Были варианты стать вторым тренером в одной из команд Турции, однако мне хотелось стабильности, чего в тренерской профессии нет. Но потом мне начали звонить люди, интересовались моим мнением относительно того или иного футболиста, и тогда я понял, что с моими знаниями и опытом стоит попробовать себя в агентской деятельности. Однако ФИФА запрещает быть агентами тем, у кого есть тренерская лицензия, поэтому долгое время я выступал только в качестве посредника, не подписывая никаких контрактов. А сейчас уже открыл свое агентство и надеюсь в будущем развиваться в выбранном направлении.
- Как выстроена работа в вашем агентстве, и на какой футбольный рынок оно в первую очередь ориентировано?
- Если, к примеру, в Германии или Голландии мне понравился какой-либо футболист, я связываюсь с его агентом и узнаю через него, интересны ли этому игроку варианты в Турции или России. Или же, наоборот, предлагаю болгарских футболистов немецким или голландским клубам. Востребованы ли болгарские футболисты в России? Востребованы, но только если речь идет об уже состоявшихся мастерах. Молодые же болгарские игроки у вас не востребованы, так как уровень нашего футбола в последние годы заметно упал, а российским клубам, как и турецким, нужны уже готовые футболисты. В Европе молодым заиграть проще, поскольку им там доверяют.
- Стоит ли ожидать, что благодаря вашим усилиям очередной болгарский футболист последует по пути Попова и Манолева и окажется в ближайшее время в «Кубани»?
- Пока не могу ничего загадывать, так как совершенно неизвестно, что будет с клубом в ближайшем будущем, какие акценты в его развитии будут расставлены руководством. Но хочу заверить всех болельщиков, которым передаю большой привет, что я всегда готов помочь «Кубани», если мои навыки и связи окажутся для моего родного клуба полезными.
Максим Герасин

.: Другие материалы рубрики


Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: