.: Футбол. Тет-а-тет
Эдуард Антонянц: «Футбольная жизньдлиной в полвека»
З
а более чем 50 лет своей футбольной деятельности известный на Кубани и даже за пределами нашего края тренер Эдуард Антонянц накопил такой жизненный опыт, что его интереснейшие истории можно слушать часами. С ним можно поговорить о великих московских динамовцах Игоре Численко и Алексее Хомиче, с которыми он познакомился в бытность игроком «молодежки» бело-голубых, и о культовом для «Кубани» наставнике Викторе Королькове - с ним они дружили со студенческой скамьи. Эдуард Дмитриевич с удовольствием поведал корреспонденту «Независимой спортивной газеты» также о том, как начинали его ученики Александр Липко, Сергей Шипулин и Александр Перов, почему не попали в большой футбол другие его воспитанники, и рассказал сонм разных случаев, накопившихся за период его работы помощником главного тренера в «Кубани».
фото: Максим ГЕРАСИН
«ВИТЯЗЬ В ТИГРОВОЙ ШКУРЕ» И ОШИБКИ МОЛОДОСТИ
- Эдуард Дмитриевич, 4 года назад вы покинули краевую СДЮСШОР-5, что располагается на стадионе «Кубань». За это время соскучились по работе?
- Конечно, скучаю, поэтому часто захожу в школу и общаюсь со знакомыми тренерами, а также смотрю тренировки - в эти моменты, признаюсь, сердце порой ёкает. Когда школу возглавлял Андрей Немыкин, он не раз звал меня обратно, но я вынужден был отклонить его предложения в силу семейных обстоятельств, которые не позволили бы мне работать в полную силу. И, в конце концов, я сказал себе: «Всё, Эдик, хватит». 53 года проработал тренером, причем 6 лет помощником главного тренера в «Кубани», а остальные - детским тренером. Поэтому решил, что к 77 годам свое дело я уже сделал.
- С высоты опыта можете проанализировать нынешнюю ситуацию в краевом футболе, прежде всего, детском. Какие проблемы вы считаете главными?
- Самое страшное, что на данный момент в главных кубанских командах почти нет наших доморощенных ребят. Почему? Я точно знаю, что талантливых парней на Кубани много, но они пропадают на различных стадиях своего футбольного становления, не дойдя до команды мастеров. Так, я до сих пор сокрушаюсь на предмет судьбы моего воспитанника Леши Рудовина, парня 1993 года рождения. После крупного детско-юношеского турнира в Дагомысе в 2009-м его позвали в московский «Спартак», и родители Леши решили не упускать такой шанс. После 20-дневного сбора парня оставляли в «Спартаке», и я надеялся, что он пойдет по пути Саши Липко, который в 17 лет уехал в Москву и уже через 2 года играл в основе красно-белых. Но в последний момент тренер, которому понравился Рудовин, перешел в столичный «Локомотив» и позвал его с собой, а он не захотел. В итоге вернулся Леша в Краснодар, однако в «Кубани» и «Краснодаре» в силу разных причин так и не оказался. И в расцвете сил талантливейший парень завершил свою карьеру, так толком и не начавшуюся…
- А кто из ваших воспитанников сейчас подает наибольшие надежды в молодежных командах флагманов краевого футбола?
- Пожалуй, Николай Комличенко, парень 1995 года рождения, которого я привлекал к тренировкам с ребятами 1993 года рождения. При его 193-сантиметровом росте Коля обладает прекрасной пластичностью и с каждым годом совершенствуется. Считаю, прошлогодняя командировка в новороссийский «Черноморец» к Олегу Долматову пошла ему только на пользу, и в текущем сезоне второй лиги в составе «Краснодара-2» Комличенко вместе с воспитанником Владимира Анатольевича Фофанова - Андреем Батютиным - является главной ударной силой команды в атаке. И, по моему мнению, обоих в их 20 лет уже стоит подтягивать к основному составу «Краснодара», чтобы они обретали уверенность через игры.
- Раньше молодым было проще попасть в команду мастеров, как считаете?
- Попроще. Бережнее и внимательнее к ним относились, хотя всякого рода ситуаций и тогда хватало. Могу в данном случае судить по себе: будучи десятиклассником, я поехал на первенство Советского Союза среди динамовских команд в Брянск и в итоге получил предложение от динамовцев Москвы. В столице поступил в ГЦОЛИФК имени Сталина, причем экзамен на поступление сдавал будущему арбитру международной категории Павлу Николаевичу Казакову и испанцу Руперто Санта-Марии Сагасти, звезде московского «Спартака». Моим тренером в институте был легендарный вратарь Алексей Хомич, которого во время турне «Динамо» по Великобритании осенью 1945-го английская пресса окрестила «витязем в тигровой шкуре». Вместе с будущими звездами советского футбола Эдуардом Мудриком и Игорем Численко я, правый защитник, считался одним из самых перспективных игроков юношеской команды «Динамо», и передо мной вырисовывались радужные перспективы: уже в 1957-м, в возрасте 18 лет, мог попасть в первую команду.
- Почему же тогда не оказались, в конечном счете, в первой команде?
- В этом я виноват исключительно сам. В том же 1957-м в Москве проходил международный спортивный фестиваль среди молодежи, и я должен был принять в нем участие в составе институтской команды. Но, в то же самое время, должен быть ехать с «Динамо» на зональный турнир первенства Союза в Донецк, и мой тренер Леонид Константинович Соловьев обещал мне сделать справку участника этого первенства. Но он дважды по какому-то недоразумению забыл ее сделать, и от обиды я решил сдать форму и уйти из клуба. Павел Николаевич Казаков и Сагасти уговаривали не делать этого, но я, обиженный, их тогда самым непростительным образом не послушал. В результате взял билет на самолет и улетел в Краснодар. Потом, правда, душевно мучился от содеянного, но было уже поздно. Поезд, как говорится, ушел…
- На этом московский период вашей карьеры закончился?
- Нет, вскоре я вернулся в Москву, чтобы продолжать обучение в институте, и при этом выступал на первенство столицы. Причем однажды даже вышел на поле против Эдуарда Стрельцова, на тот момент уже олимпийского чемпиона Мельбурна: считаю, он наряду с Численко относится к разряду футбольных гениев, которые в силу тех или иных причин не до конца реализовали свой фантастический талант. По окончании же института я вернулся в Краснодар и, хотя меня звали играть в команды мастеров из Армавира и Новороссийска, уже в 21 год начал тренировать детей в группе подготовки при спортивном обществе «Динамо». Через 3 года, думал, возобновлю карьеру игрока, но вышло по-другому.
- Видимо, первые тренерские успехи пришли к вам быстро?
- С ребятами из моего первого набора, среди которых был в том числе будущий капитан «Кубани» Виталик Фурса, на второй год совместной работы мы стали чемпионами России среди динамовских команд, и тогда-то я понял, что нашел свое признание. В «Динамо» проработал 7 лет, после чего перебрался в школку подготовки «Трудовых резервов», где успехи тоже пришли быстро - мы с ребятами стали победителями проходившего в Туапсе первенства Центрального совета СССР. А в 1975-м я ушел работать в футбольную школу на стадионе «Кубань», пока спустя 4 года Виктор Григорьевич Корольков, с которым мы дружили еще с институтской скамьи, не позвал меня в «Кубань» своим помощником.
- А каких принципов в плане подготовки вы придерживались при работе с детьми?
- Самое главное в этом случае - любить свое дело. Когда ты набираешь 7-летних ребят, их нужно научить азбуке футбола, куда входят остановка мяча, удар, передачи разной длины с сопротивлением и без. Сейчас многие детские тренеры делают акцент в работе на физическую подготовку детей, тогда как их для начала нужно научить обращаться с мячом на «ты». Это основа футбола.
- Как лично вы расставляли акценты в работе над теми или иными компонентами на тренировках, когда трудились в детских школах?
- Первые 3-4 года обучения уходили у меня на донесение до подопечных основ футбольной азбуки. Но при этом я не насаждал им насильственно эти основы, а позволял ребенку думать на футбольном поле и уже после того, как он совершил действие, начинал указывать ему на ошибки. Другими словами, в процессе обучения ребенок воспитывает себя сам, а ты только направляешь этот процесс в нужное русло. Что до конкретных упражнений на тренировках, то я всегда делал акцент на постановку у детей удара путем многократного повторения. Для того чтобы после удара футболиста мяч не улетал на 15-20 метров выше ворот, что частенько случается даже у игроков российской премьер-лиги, сам удар должен быть пласированным, а для этого нужно правильно оттягивать носок - тогда мяч пойдет низом, а не сильно вверх.
ПОДКРУТКА ОТ ФУРСЫ И СТРАСТИ ПО АРЕФЬЕВУ
- Вы говорите, что в премьер-лиге игроки порой бьют значительно выше ворот. Считаете, командам нашего элитного дивизиона не хватает классных исполнителей?
- По качеству состава в нашем чемпионате я выделю только ЦСКА, «Зенит» и московский «Спартак», но стоит сделать оговорку, что в этих командах тон задают иностранцы. «Краснодар» и «Кубань»? Что касается последних, то самые классные игроки, а именно Ивелин Попов, Каборе, Мельгарехо, Игнатьев и Сергей Ткачев, команду покинули, и лишь приобретение Фелипе Сантаны и Селезнева, уже признанных мастеров, позволяет «Кубани» рассчитывать на сохранение прописки в премьер-лиге в этом сезоне. «Краснодар» укомплектован гораздо лучше, но все равно вышеупомянутой троице грандов он по качеству состава на данный момент, полагаю, уступает.
- Это правда, что в свое время вы привлекли в «Кубань» не одного футболиста высокого уровня?
- Да, правда. Например, в 1966-м в анапском «Динамо» я заприметил Валю Спиридонова, который очень понравился мне высокой скоростью и филигранным владением мячом левой ногой. Привез его в Краснодар и попросил тогдашнего тренера «Кубани» Валерия Борисовича Бехтенева поставить Валю в состав на товарищеский матч с ленинградским «Зенитом», но вышел он только на последние 10 минут. Зато как их отыграл! В одном из эпизодов Спиридонов с позиции левого крайнего нападающего рванул, как ракета, на 10 метров вперед, обокрал защитника, ворвался в штрафную, обвел вратаря и забил в пустые ворота - трибуны прямо взорвались от восторга! В «Кубани» Валя отыграл два полных сезона, а в 1968-м уехал в московское «Торпедо».
- А кого вам удалось подтянуть, когда вы уже непосредственно были в «Кубани»?
- Адама Натхо я увидел пару раз в играх за команду Кубанского политехнического института и пригласил в дубль «Кубани», откуда он вскоре попал в первую команду и даже забил гол в ворота мощнейшего в ту пору тбилисского «Динамо» в высшей союзной лиге. А в 1981-м на зимних сборах в Сочи в составе «Кайрата» из Алма-Аты приметил форварда Володю Кобзева, однако он тот сезон провел в московском «Динамо», а к нам пришел уже в следующем и конкурировал за место в основном составе с Сашей Плошником и Сережей Андрейченко. Кроме того, все из той же команды политеха я пригласил в «Кубань» Володю Подобедова, начинавшего свой путь в футбол в станице Брюховецкой. И это не считая того, что для «Кубани» я в свое время подготовил Виталика Фурсу, Сашу Перова и Сережу Шипулина.
- Интересно, кто, по вашему мнению, из тех, кого вы перечислили, обладал таким ценным качеством как поставленный удар?
- В этом плане особо выделялся Фурса, который умел даже с углового закрутить мяч прямо в ворота. Таким приемом в Союзе владел еще Валера Лобановский, но он подкручивал мяч внутренней стороной подъема, а Виталик - внешней. А среди воспитанников последних моих выпусков удар поставлен наиболее правильно у Андрея Арефьева, парня 1993 года рождения. Ей-богу, двум вратарям своим ударом он даже сломал кисти рук! Таких форвардов, ростом за 190 сантиметров, но двуногих и пластичных и с отменным ударом, сейчас днем с огнем не сыщешь, однако карьера у парня пока не складывается.
- А начинал Арефьев наверняка, как говорят в таких случаях, за здравие?
- На том же турнире в Дагомысе, после которого Лешу Рудовина позвали в столичный «Спартак», Андрея заприметили скауты «Зенита», и родители одобрили отъезд своего сына в Санкт-Петербург. Но незадолго до этого мы играли товарищеский матч с юношеской командой «Кубани», и Арефьев забил 2 гола - один головой, а второй дальним ударом в «девятку» метров с 30-ти. А после матча ко мне подошли тренеры дубля «Кубани» с просьбой отдать им парня, но он-то уже в «Зените»! В итоге Андрея в числе 20-ти счастливчиков отобрали в Академию питерцев, и вскоре на турнире в Финляндии он стал его лучшим бомбардиром. И что вы думаете? Когда Арефьев вернулся в Краснодар, чтобы забрать свой школьный аттестат, к его родителям пришли представители «Кубани» и уговорили их оставить парня здесь.
- И в интернате желто-зеленых у Арефьева, судя по всему, ничего не получилось?
- Год он играл за дубль «Кубани», после чего на сборах в станице Полтавской поругался с тренером команды. Почему? В двусторонке первый состав, за который играл Андрей, со счетом 4:3 обыграл второй состав, и Арефьев оформил хет-трик. Но в одном из эпизодов, когда его команда оборонялась, тренер крикнул ему: «Чеши назад за мячом, чего еле идешь!» В итоге Андрей не выдержал и подбежал к тренеру выяснить, зачем ему, нападающему, бежать назад, когда все его партнеры на своей половине поля, на что услышал следующее: «Можешь ко мне уже не бежать, отчисляю тебя из команды». Представляете, отчислить человека, который забил 3 гола! Потом я позвонил этому тренеру узнать, в чем суть да дело, и оказалось, что он сделал это в целях «профилактики»…
- После этого карьера Арефьева в «Кубани» завершилась?
- Да, но парень без клуба надолго не остался. Месяц он тренировался у меня, и вдруг мне позвонил мой воспитанник Витя Тищенко, который тогда был начальником селекционной службы в киевском «Динамо»: «Арефьева хотят видеть в Ростове». Следующие полгода Андрей провел в дубле «Ростова», после чего клуб решил отправить его для получения большей игровой практики в одну из команд высшей лиги чемпионата Ростовской области. И как же я был удивлен, когда узнал, что Арефьев самовольно ушел из «Ростова» и вернулся в Краснодар! Его нелепый поступок настолько напомнил мне мой, когда я ушел из московского «Динамо», что в тот момент у меня сжалось сердце. В итоге сейчас парень в свои 23 играет на краевом уровне и, хотя мастерство не растерял, но утратил те кондиции, которые приобрел в «молодежке» ростовчан. Обидно за него, да и только.
- За кого из ваших воспитанников вам еще по разным причинам очень обидно?
- За Олега Шрейдера, который на год младше Арефьева. Сначала его взяли в «Краснодар-2000», а оттуда он уехал в московский ЦСКА. Вместе с армейцами ездил на месяц на турнир в Южную Америку, получил опыт, и в клубе ему намекнули: «Потерпишь еще полгода, и подпишем с тобой контракт». Но парень заскучал по дому и уехал в Краснодар. Вы представляете?! А еще обидно за Каху Халваши из того же выпуска: из «молодежки» «Кубани» его звали в молодежную сборную Грузии, однако косвенные факторы помешали ему туда поехать.
ТАЙНА УХОДА КОРОЛЬКОВА И НОВЫЙ МЕСХИ
- Эдуард Дмитриевич, вы привели примеры, по существу, отсутствия у молодых игроков характера. А кому из ваших «птенцов» внутренний стержень помог стать на ноги?
- Самым характерным был Евгений Калешин. В своей возрастной группе в компании Саши Перова, Сережи Шипулина и других ребят Женя, который играл левого хавбека, не выделялся по таланту, но при этом пробился в большой футбол благодаря именно характеру. Так, после тренировок он всегда оставался на 15-20 минут: то самостоятельно делал рывки, то отрабатывал остановку мяча. Он всегда продолжал совершенствовать свое мастерство индивидуально, и Арефьеву и Шрейдеру у Жени в этом отношении нужно поучиться.
Эдуард Антонянц со своими воспитанниками - Сергеем Шипулиным (слева) и Александром Перовым
 
- На ваш взгляд, хватало ли характера тем же Александру Перову и Сергею Шипулину, чтобы сполна реализовать свой недюжинный талант?
- Саша Перов, считаю, мог в перспективе стать вратарем сборной России, но, будучи в «Кубани», получил травму спины, которая не позволяла ему играть в полную силу. Что касается Сережи Шипулина, то игрок он был очень интересный, но в его случае трудно сказать, чего именно ему не хватило, чтобы поиграть на уровне высшей лиги. Не реализовал сполна свой талант, считаю, и их ровесник Дима Тонконоженко, который два сезона в середине 1990-х был в «Кубани», однако так и не смог закрепиться в составе, хотя в плане физической подготовки был невероятно хорош, имел, как говорят в таких случаях, два сердца.
- Тонконоженко - самый выносливый игрок из тех, с кем вы работали?
- Из воспитанников, пожалуй, да, а вот когда я работал в «Кубани», то имел удовольствие тренировать экс-московского динамовца Сашу Маховикова: столь выносливых ребят, скажу вам откровенно, больше не встречал. Плюс к тому, он для защитника настолько здорово владел мячом, что никогда на тренировках не заходил в «квадрат»! Такую технику я наблюдал в «Кубани» еще у Игоря Калешина - он мог выдать передачу как на блюдечке, буквально вложить мяч в ноги партнеру. Вообще, по моему мнению, на протяжении многих лет в команде было столько мастеров высокого класса, что с ними в составе «Кубань» могла в разные периоды своей истории добиться больших успехов. Женя Деремов, Хамза Багапов, Саша Плошник - да ведь это были настоящие звезды! Но перманентно, увы, согласия не было в тренерском штабе «Кубани», и печальная чехарда с наставниками продолжается в клубе и поныне.
- Но ведь при Викторе Королькове, по словам многих игроков «Кубани» конца 1970-х, в команде царила великолепная атмосфера, разве нет?
- Считаю, это один из лучших тренеров в истории клуба. Даже не потому, что в 1979-м он вывел команду в невероятно сильную высшую лигу СССР, а потому, что сумел создать коллектив - для тренера команды мастеров это важнейшее качество. Вот у Александра Кочеткова, который принял команду в 1983-м после ее вылета из «вышки», при всем его тренерском таланте, не было задатков педагога, оттого футболисты его побаивались. Атмосфера страха, понятное дело, сплочению коллектива не способствует, поэтому Кочеткову и не удалось вернуть «Кубань» в высшую лигу за 3 сезона. А на Королькова никто не обижался, даже если Георгич ругался на футболистов - настолько он понимал ребят. Плюс к тому, Виктор был самым настоящим кладезем футбольных знаний, причем фундаментальных, и ребята видели в нем подлинного мастера своего дела.
- А вы, случаем, не посвящены в тайны ухода Королькова из «Кубани»? Об этом до сих пор немало пересудов…
- Да, посвящен. Я вам расскажу. Дело было так. По окончании сезона-1979 ему поступили предложения от «Спартака» и «Динамо», и он, коренной москвич, понятно, не мог отказаться. Виктор уехал в столицу, а в этот момент нас с ним вызвали на заседание в Краснодарский краевой совет профсоюзов, курировавший «Кубань», - читай, на совещание краевых «верхов», на котором нужно было быть во что бы то ни стало.
- Неужто Корольков не явился на совещание?
- Нет, он приехал, но ни к чему хорошему это не привело. На заседании первый секретарь крайсовпрофа Никитюк спросил Королькова: «Виктор Георгиевич, команде предстоит играть в высшей лиге. Скажите, кем вы хотите усилиться перед сезоном?» Казалось бы, чего проще главному тренеру назвать предполагаемых кандидатов, тем более таковые, я знаю, у Вити уже были, но он почему-то ответил так расплывчато, что ни одной конкретной фамилии не назвал. Никитюк повторил свой вопрос, и Корольков вновь не дал четкого ответа. Тогда Никитюк не выдержал, встал и раздраженно сказал своему заместителю: «Виктор Георгиевич не подготовился к собранию». И вышел из зала. Чуть позднее я узнал, что крайспорткомитет уволил Георгича из команды, при этом со «Спартаком» и «Динамо» у него так ничего и не срослось.
- А у вас есть свои догадки, почему Корольков так поступил?
- При всех достоинствах Вити как тренера у него наблюдалось, так сказать, некоторое высокомерие. О чем говорить, если Корольков был единственным человеком в «Кубани», который мог в любой момент зайти к тогдашнему первому секретарю крайкома партии Сергею Медунову по любому вопросу! По моему мнению, он думал, что на заседании оценят его заслуги и не обратят внимания на такой невнятный ответ, но Никитюк подобного отношения к себе не простил. В результате, уход Королькова перед сезоном в команде посеял панику. А главным тренером «Кубани» назначили Владимира Михайлова, помогали же ему я и Володя Белоусов.
- При Михайлове обстановка в коллективе уже не была столь доброжелательной?
- На мой взгляд, он так и не смог найти общего языка с игроками. Лично мне было настолько тяжело с ним работать, что в конце концов я написал заявление об уходе из команды, но в руководстве меня ценили и уговорили-таки остаться. А уже по окончании сезона-1980 главным тренером назначили Белоусова, с которым мы дружили. Володя сам был в прошлом отличным защитником, не зря же из «Кубани» в свое время уехал в столичное «Торпедо», но у него была одна особенность: в подготовке команды он очень много внимания уделял физической подготовке. Например, однажды Белоусов мне сказал: «Я сделаю из «Кубани» команду немецкой бундеслиги!» В итоге на летних сборах-1982 он настолько нагрузил команду «физикой», что во второй части чемпионата у нее наступил спад, который-то и привел к вылету «Кубани» из высшей лиги.
- И все-таки, чем вам запомнились в первую очередь 3 сезона в союзной «вышке»?
- Прежде всего, небывалым ажиотажем. Послушайте, когда мы только вышли в высшую лигу, нас чествовали в Краснодарском театре оперетты (ныне Музыкальный театр, - прим.М.Г.): в зале собралось порядка 3-х тысяч человек и еще столько же стояло на улице! А еще не забуду, как 14 июня 1981-го к нам приехало тбилисское «Динамо», которое месяцем ранее завоевало европейский Кубок обладателей кубков - на стадионе яблоку негде было упасть, даже на ступеньках сидели люди! Помню, мы сыграли 1:1, с нашей стороны гол забил Адам Натхо, и после поединка динамовцы спрашивали насчет него: «Где вы нашли этого нового Месхи?» А еще с ностальгией вспоминаю, как мы тогда путешествовали по стране и встречались с лучшими командами страны. Киевское «Динамо», московский «Спартак», ереванский «Арарат»!.. Ох, какие же это были сильные и самобытные коллективы!
ВРАТАРСКИЕ ЖАЛОБЫ И ВЕРА В ЛУЧШЕЕ
- Эдуард Дмитриевич, в вашей карьере в «Кубани» был еще и триумфальный сезон-1987, когда команда вышла в первую лигу и стала чемпионом России…
- Да, команда под руководством Хамзы Абдуловича Багапова вернула «Кубань» на приемлемый для нее уровень, тогда как пребывание во второй лиге лично я считал позором для клуба. Золотая медаль чемпиона России до сих пор лежит дома на видном месте, но еще большей наградой стала лично для меня поездка в Африку по окончании того сезона.
- Вояж на загадочный Черный континент оставил у вас незабываемые ощущения?
- Конечно! В ту пору выезд за рубеж был невероятной диковинкой. А тут еще и экзотика. Мы посетили две страны Центральной Африки - Руанду и Бурунди - и сыграли в общей сложности 8 матчей. И каждый раз на трибунах был «биток»: в одном из городов, помню, на стадионе собралось 25 тысяч! Но больше, конечно, та поездка запомнилась не матчами, а африканской спецификой. Никогда не забуду, как мы всей командой купались в озере Танганьика, самом длинном в мире пресноводном озере, а потом кормили бананами бегемотов на берегу. А что творилось, когда мы отправлялись на матчи… Однажды автобусу, на котором ехали, преградило дорогу стадо бегущих антилоп, а в другой раз в окно, которое открыл Вася Шитиков, залетела муха цеце, знаменитая переносчица сонной болезни - ух, какой переполох начался в салоне автобуса (смеется)! Та поездка стала для меня последним ярким событием в «Кубани»: в сезоне-1988 она играла блекло, а в следующем году с приходом на пост начальника команды Георгия Безбогина я покинул команду. С того времени вплоть до 2012 года работал в футбольной школе на стадионе «Кубань».
- Скажите, за годы работы в «Кубани» при разных наставниках ваши функции как помощника главного тренера менялись?
- Функции мои не менялись: я участвовал в тренировочном процессе команды мастеров и дубля, отчего, конечно, сильно уставал. А еще на меня возлагали обязанность тренировать вратарей, так как я учился у самого Хомича. В основном работал с двумя Александрами - Балахниным и Артеменко, причем второй не раз жаловался, что я после тренировок часто пробивал им пенальти и почти всегда забивал. В чем секрет? Раньше все били на силу, как великий Эйсебио, а сейчас бьющие нередко пытаются обмануть вратаря, и после их удара мяч еле катится в ворота. На мой взгляд, это неверно: по моему мнению, удар по скорости должен быть выше средней, и если ты вдобавок пробьешь точно в угол, ни один вратарь не сумеет его взять. У того же Халка, например, удар сумасшедший, но над точностью на тренировках ему еще нужно работать и работать.
- А какие советы вы давали голкиперам для отражения пенальти?
- Я считал и считаю, что вратарь во время исполнения 11-метрового не должен гадать, куда полетит мяч, и потому говорил ребятам: «Стойте и ждите, когда игрок приготовится бить». Но если Балахнину и Артеменко, уже сложившимся мастерам, мои советы были, по сути, не нужны, то вот с Арсеном Бегларяном, моим воспитанником, парнем 1993 года рождения, мы над этим много работали. Вообще, изначально Арсен играл у меня центрального защитника, но однажды у нас заболел вратарь, и он сказал мне, что хочет стать в «рамку». Мне понравилась его реакция, и я решил оставить парня в воротах, однако при этом много с ним работал - оставлял после тренировок и бил ему по углам. Арсен от природы физически сильный и прыгучий, а в группе подготовки был еще и самым быстрым среди всех! В итоге мои плоды не пропали даром: 25 марта этого года Бегларян дебютировал в сборной Армении в игре со сборной Белоруссии, выйдя в начале матча на замену проводившему свой прощальный матч за национальную команду Роману Березовскому.
- Вы по-прежнему даете Бегларяну советы, когда видитесь с ним или созваниваетесь?
- Конечно. Я всегда говорю ему: «Арсен, не бойся играть на выходах, ведь именно это умение принесло славу великому Льву Ивановичу Яшину». Я считаю, что сейчас львиная доля голов с угловых забивается из-за того, что голкипер при подаче не идет на перехват мяча, а остается на линии ворот, полагаясь на защитников. Яшин вот не полагался. А возьмите великого «тигра» Хомича! Он расставлял партнеров по штангам и сам смело и уверенно шел на выход, забирая мяч в руки или смачно выбивая его подальше в поле кулаками. Блистательно на выходах играл и Ринат Дасаев, неслучайно, его болельщики называли «королем воздуха». А вот тот же Александр Беленов в «Кубани», например, зачастую этого не делает, что тактически неправильно и нередко приводит к «пожару» у его ворот.
- А что скажете о стиле игры современных игроков обороны?
- Честно признаюсь, мне всегда нравилась тактика игры с последним защитником, и я объясню, почему. Считаю, при игре в линию футболисты центра обороны находятся друг от друга далеко, и между ними сопернику легче проскочить и забить гол, нежели когда сзади есть последний защитник, «чистильщик», как его называли в прежние времена. А выбор линейной схемы, считаю, связан перво-наперво с отсутствием сейчас в мировом футболе большого количества классных нападающих, которых в наше время было предостаточно. Во всяком случае, в российской высшей лиге мастеров уровня Эдуарда Стрельцова, Славы Метревели и Михаила Месхи попросту нет.
- Эдуард Дмитриевич, у вас очень интересный взгляд на футбольные нюансы, вам бы хоть сейчас в команду мастеров, ваш опыт - например, в роли консультанта - наверняка бы пригодился…
- Увы, таких предложений мне не поступало, хотя я на них откликнулся бы с радостью. В профессиональном клубе работать в том или ином качестве очень интересно.
- А вы знакомы с кем-то из руководителей наших кубанских клубов?
- Кое-кого знаю. Знаком, например, с Сергеем Николаевичем Галицким. Однажды, было дело, мои ребята 1993 года рождения играли с дублем «Краснодара», усиленным четырьмя футболистами из первой команды, и во время матча мы вместе наблюдали за игрой. Мы тогда уступили 2:4, а по окончании поединка Галицкий мне сказал: «Эдуард Дмитриевич, мне понравился ваш левый хав, можно мы его просмотрим?» Он имел в виду Лешу Рудовина. Увы, смотрины так и не состоялись по причине травмы у Лешки, а так, глядишь, сложилась бы карьера у Рудовина ярко. Сергей Николаевич заприметил и Бегларяна, и он сезон провел в дубле «Краснодара», откуда уехал потом в ереванский «Улисс». Обратил внимание он и еще на одного вратаря - Альберта Аветисяна, но у того не сложилось.
- Закругляя наш разговор, задам вопрос, интересующий, уверен, многих. Как полагаете, возможно ли такое в принципе, чтобы со временем число кубанских игроков в наших краевых командах премьер-лиги все же серьезно возросло?
- На самом деле, нюансов попадания в «Кубань» и «Краснодар» очень много. Тот факт, что Алексей Миранчук закрепился в первой команде московского «Локомотива», Виталий Дьяков играет в основе столичного «Динамо», а еще один кубанский парень - Анатолий Катрич - получает от главного тренера бело-голубых Андрея Кобелева немало игрового времени, говорит об одном: в нашем крае талантов много. Я ведь перечислил далеко не всех, лишь небольшое количество имен способных ребят. Однако краснодарские клубы этих футболистов и других многообещающих парней в свое время откровенно проглядели, а значит, у них хромает селекция в отношении доморощенных игроков. Что тут скажешь? Остается надеяться, что в ближайшие годы ситуация все же изменится в лучшую сторону. Это, если хотите, моя заветная мечта.
Максим Герасин



Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: