.: Футбол. Тет-а-тет
Станислав Крицюк: «В «Порту» есть Касильяс, в «Бенфике» - Жулио Сезар. Куда я должен был переходить?»
Н
овобранец «Краснодара» 25-летний Станислав Крицюк рассказал в интервью корреспонденту «Matchtv.ru», как боролся с недоверием тренера в «Браге», почему он пока не круче Касильяса и зачем ему нужно было возвращаться в Россию.
фото: ФК «Краснодар»
- Станислав, вы в «Краснодаре» считанные дни. Главное, что впечатлило за это время?
- Я был знаком только с двумя футболистами - Сергеем Петровым и Федором Смоловым, с ними мы играли за молодежную сборную страны. А «Краснодар» - большой футбольный клуб, где все выстроено на очень высоком уровне. Это я и ожидал увидеть. Люди здесь знают, к чему стремятся.
- Есть мнение, что в «Краснодар» нельзя попасть без разговора с Галицким.
- Видимо, возможно. С Галицким мы пока не общались.
- До отъезда в Португалию вы играли во втором дивизионе за «Академию». Многие тренеры в России убеждены: дубли средних европейских клубов не слишком сильнее наших низших лиг.
- Сразу скажу: вторые составы португальских клубов сильнее, чем клубы второго дивизиона в России. Если всюду в Европе вторые команды заявляются во второй по силе дивизион - что тут говорить? Вот в Португалии во второй лиге играют команды «B» от «Порту», «Спортинга», «Бенфики» и «Браги». Это сделано очень грамотно, молодежи прогрессировать куда проще. Знаю, в России есть «Спартак-2» и «Зенит-2», но их создали только сейчас. Хотя должны были давно.
- В «Браге» и даже в аренде в «Риу Аве» у вас не все получалось. Когда желание сорваться обратно в Россию особенно накатывало?
- Многие пишут, что я начинал во второй команде «Браги». Нет, приезжал я в первую, был там вторым вратарем первые полгода. Я сидел в запасе, но мне почему-то не давали играть во второй команде - по-моему, это мне бы помогло. Летом говорили: Ким, возрастной вратарь, уйдет, и ты будешь конкурировать за основу. Но назначили другого тренера - Жезуалдо Феррейру - и после отпуска меня без причины сослали во вторую команду. Взяли нового вратаря из «Браги Б», продолжая утверждать, что все отлично. Я ничего не понимал. Тогда я думал сменить обстановку, однако по разным причинам это не удалось. Зимой 2014-го меня арендовал «Риу Аве». Там я после второго матча получил травму, через месяц они взяли другого вратаря, потому я не играл до конца сезона.
- Адаптация давалась вам тяжело?
- Я, наверное, интроверт, не слишком разговорчивый. Общения было не так много, как хотелось бы, хотя команда все равно попалась дружная, все могло быть гораздо тяжелее. Кроме того, любая смена клуба мне изначально нелегко дается. Тут все сошлось. Уезжаешь в другую страну с другим образом жизни, не зная языка, а тут тебе еще и говорят одно, а делают другое. Вернуться на родину, где все по-другому, - нормальное желание.
- Что остановило?
- Сперва не получилось вернуться в Россию, а потом решил: как бы тяжело ни было, надо все преодолеть. Внутри оставалось чувство: возвращаться побежденным не хочу. Я приезжал в Португалию не для галочки, а чтобы доказать: недооценивают меня зря. Если бы я тогда вернулся в Россию, то проиграл бы, а это я не люблю больше всего на свете. Были в Португалии разные трудности, не только травмы, но и поучительные моменты: какое-то время я был недоволен своим положением, тем, что мне не дают играть.
- Кто вам помогал?
- Моему представителю Александру Толстикову хочу сказать спасибо, родителям, девушке Юле. С моим первый тренером по вратарям, Алексеем Валерьевичем Антонюком, всегда были на связи, если нужно было посоветоваться или что-то поправить в игре. Он составил специально для меня программу занятий, и я дополнительно по ней работал практически все эти годы. Это он слепил из меня то, что я сейчас собой представляю.
- Португальский язык успели выучить?
- Общение по-португальским было сведено в основном к тренировкам и играм. К тому же, друзья с Украины появились. Однажды нам дали два выходных, и я съездил к парням в Лейрию. Больше такой возможности не было, а они ко мне не приезжали. В обещанную мне школу в Браге я в итоге отходил суммарно месяца 2-3, даже меньше. У нас с Юлей было не так много времени, а когда было, уже учителя не могли уделить нам время. Неорганизованно все это было. Первое время был русскоговорящий преподаватель, потом он ушел, нам обещали другого, в итоге на время школа прервалась. Потом начали учить португальский с помощью английского, и опять с перерывами. Сейчас я могу поддержать беседу на португальском, но не общаться на нем свободно.
- Брага - город красивый, но чем там заняться?
- Провинциальность на меня не давила. Я же не в Москве вырос, если некуда сходить - это не проблема. К тому же, я домосед, лучше с девушкой побуду. Брага меня полностью устраивала, хотя, конечно, не в первое временя. Тогда много что было в тягость. Зато уже скоро я наслаждался жизнью в Португалии.
- Поначалу вы говорили, что зарплата в «Браге» примерно такая же, как в тольяттинской «Академии». Когда вам ее повысили?
- В прошлом году. В контракте был пункт: играю первые 5 матчей в чемпионате - мне повышают зарплату.
- Самая большая зарплата в «Эшториле» - 200 тысяч евро в год «грязными».
- В «Браге» в среднем так же. Но надо учитывать, что в Португалии налоги гораздо выше - чуть ли не до 50 процентов в зависимости от доходов.
- Премиальные были не за матчи, а за выполнение задачи?
- Да нет, за матчи. 450 евро за победу. Перед матчами с «Порту», «Спортингом» или «Бенфикой», естественно, обещали увеличить.
- После вашего эффектного матча с «Бенфикой» в Лиссабоне вас должны были наградить щедро.
- Не помню уже, сколько дали. А матч с «Бенфикой» не один такой был-то, кстати.
- Стадион «Браги» в скале - самый необычный в вашей жизни?
- Наверное, да. Бывали стадионы поуютнее, но у нашего была своя атмосфера. Она очень импонировала. Все-то к овальным привыкли, посовременнее, а тут камни. Отличный антураж.
- В детстве вы занимались боксом. В Португалии удавалось поспарринговать?
- В Португалии у меня был знакомый, который занимается боксом и кикбоксингом. Нечасто получалось, во время сезона с этим сложно. Вот в Тольятти в качестве альтернативы другой физнагрузке побоксировать хорошо - и то с друзьями, в отпуске. Хотя, конечно, лучше лишних травм себе не наносить.
- Приходилось применять знания на практике?
- Были всякие жизненные ситуации, и достаточно. Тольятти - не самый спокойный город, и когда тебя припирают к углу, постоять за себя нужно. Не только словами доказывать, но и кулаками. Однако афишировать или тем более выставлять это напоказ ни к чему.
- «Круче, чем Акинфеев», «Лучше, чем Касильяс» - после вашего отъезда в Португалию российская пресса выходила с такими заголовками. Это не давило?
- Это только слова. Может, я кое-что доказал в Португалии, но это не Англия и не Германия, к Португалии у многих скептическое отношение. В России же я еще не доказал ничего.
- Вы наверняка знаете, сколько мячей Акинфеев пропускает в Лиге чемпионов. Как реагируете на эти цифры?
- О коллегах говорить неправильно. Пропускает вся команда, а не один вратарь. Назовите мне человека, которого вы готовы поставить на место Игоря. Нет такого? Вот вам ответ.
- Вы рассказывали, что игроки «Браги» спрашивали, зачем вы уехали из России. Что вы им отвечали?
- Всегда хотел играть в Европе и до сих пор хочу. Вариант с «Брагой» показался мне привлекательным. А в России молодым игрокам пробиться тяжело, тем более вратарям, которым требуется опыт. Кроме того, селекционные службы в России в среднем работают не очень хорошо и редко дают шансы молодежи. В Португалии, как видите, это налажено вплоть до продажи игроков за большие суммы.
- Российский чемпионат сильнее португальского, а «Краснодар» сильнее «Браги». Но от «Браги» недалеко до «Порту» или «Бенфики».
- В «Порту» есть Касильяс, в «Бенфике» - Жулио Сезар и вратарь, под которым я сидел в «Риу Аве», когда получил травму, в «Спортинге» - Руй Патрисиу, вратарь сборной Португалии. Куда я должен был переходить?
- Но вы уже опережали в газетных рейтингах Касильяса.
- Давайте начнем с того, что предложений вообще не было. Я мог бы подождать до лета - и то, если бы и перешел куда-то в Европе, то, скорее всего, в Испанию, в какой-то середняк. Это неплохо, но, во-первых, удовлетворить финансовые запросы «Браги» получается не у всех. В Португалии достаточно игроков, который давно никуда не уходят, и за них просят большие деньги. Во-вторых, адаптация в новом клубе. В-третьих, кто пообещал бы взять меня сразу в основу даже на таком уровне? Наконец, если я буду играть в «Краснодаре», шансов пробиться в сборную России - и, возможно, на Евро-2016 - больше.
- Много ли вы знаете игроков, которые за последние годы переходили из России в топ-клуб?
- Немного, но почему нет? Я хочу большего, хочу прогрессировать среди лучших игроков. Я за то, чтобы игроки переходили в топ-чемпионаты: это заставляет прогрессировать. Но все от конкретного случая зависит. Тех, кто остаются в России, тоже можно понять. Ты на хорошем счету, получаешь хорошие деньги, а как выйти из зоны комфорта? В 90-е и позже у нас были игроки, которые уезжали, допустим, из московского «Спартака» в Европу и не показывали такого высокого уровня, как дома. Адаптироваться к новой стране, соответствовать новому уровню получалось не у всех. Сейчас менять стабильную, понятную жизнь на неизведанное тоже непросто, вот игроков и одолевают сомнения. Да и платят у нас не на порядок меньше, чем за рубежом. А не получится у тебя в другой лиге - карьера пойдет по наклонной, тому есть много примеров. Но я считаю, рискнуть стоит.

Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: