.: Футбол. Тет-а-тет
Александр Будаков: «Думаю, Петреску может вернуться в «Кубань»
И
мя Александра Будакова прочно вписано в историю «Кубани». В первую очередь, этот вратарь знаменит на всю страну голом, который он забил за краснодарский клуб в матче первого дивизиона с «КАМАЗом» в 2010 году. Но на этом подвиги Будакова в том сезоне не закончились: по его итогам он был признан лучшим голкипером первого дивизиона по версиям ПФЛ и «Спорт-Экспресса». Поиграл Будаков за желто-зеленых и в премьер-лиге в 2011-м, и пусть далее карьера Александра пошла на спад, тем не менее, он остается фигурой, которую забыть невозможно.
- Александр, для начала расскажите, как вы попали в футбол.
- Ну, как все дети попадают в футбол? Просто родители отвели меня в футбольную секцию в Магнитогорске, где мы жили, а дальше пошло-поехало. Помню, что еще в детском саду я любил гонять мяч, так что у родителей просто не было другого выбора, кроме как отвести меня на футбол (улыбается).
фото: Чемпионат.com
- Кто был вашим первым тренером?
- Сергей Николаевич Яговкин. Он очень рано закончил свою игровую карьеру, в 23-24 года, и сразу стал тренировать нас. Хороший тренер, и у него вышел вполне хороший выпуск - много ребят из числа его воспитанников поиграли во второй лиге, а я даже попал в московский «Локомотив». Хочу сказать, что в наше время, к сожалению, в Магнитогорске футбол умирает, поэтому многие местные наставники, которые могли бы и сейчас воспитывать талантливую молодежь, в том числе и Сергей Николаевич, теперь не работают в спортивной школе.
- Правда ли, что до 12-ти лет вы были полузащитником и только потом стали вратарем?
- Ну, я просто так всем говорю. Что сначала играл слева в полузащите, а лет в 12 мне лень стало бегать, и я встал в ворота. Хотя не знаю, правда это или нет (смеется).
- Расскажите, как переходили в московский «Локомотив» в возрасте 15-ти лет.
- У меня на тот момент уже был контракт с магнитогорским «Металлургом-Метизником», выступавшим во втором дивизионе, и за мной в Магнитогорск приезжал тренер-селекционер и параллельно директор интерната «Локомотива» Линьков. Но мне самому, наверное, не хотелось уезжать в столицу, не хотелось что-то менять в 15 лет. Однако Линьков свозил меня и моего отца в интернат в Москву, показал, какие там условия, и отец, увидев все это, сказал мне: нет, домой возвращаться тебе нельзя, здесь тебе будет намного лучше.
- И действительно там было намного лучше, чем в Магнитогорске?
- Да, конечно! На тот момент у «Локомотива» был лучший интернат в России. Там все было идеально, постелено синтетическое поле, что редкость для тех времен. Я ни грамма не пожалел, что туда уехал. Надо было, наверно, вообще намного раньше уезжать. Хотя я в любом случае ничего не потерял - только приобрел, попав к хорошему тренеру вратарей - Михаилу Васильевичу Васильеву, плоды работы которого видны невооруженным глазом. Можно просто по годам рождения перечислить известных вратарей, его воспитанников: 84-й год - Александр Криворучко, 85-й - я, 86-й - Давид Юрченко, 87-й - Антон Коченков. То есть в каждой возрастной группе он воспитал полноценного вратаря, который способен играть на высоком уровне.
- Вы говорили в одном из интервью, что многому научились в «Локомотиве» у известных вратарей - Овчинникова, Хапова и Нигматуллина. Чему?
- Ну, не то чтобы научился, наверно, правильнее будет сказать «почерпнул» от них что-то полезное. Я попал в первую команду «Локо» 18-летним пацаном, и понятно, что не был им конкурентом. Меня больше взяли в основу так, чтобы я учился, высматривал что-то, набирался опыта. Наверное, больше я смотрел на Сергея Ивановича Овчинникова, потому что он тогда больше остальных играл в воротах. Мне всегда нравилось, как он ставил себя в коллективе - он на самом деле Босс, это не просто прозвище. В коллективе он был авторитетом на уровне Юрия Павловича Семина, и мне всегда это нравилось в нем.
- За взрослый «Локомотив» вы сыграли только один матч, на Кубок?
- Да, в чемпионатах России я не играл за «Локо». Но попал в заявку на домашний матч 1/8 финала Лиги чемпионов против «Монако». В той встрече мы выиграли 2:1, а на выезде в ответном поединке проиграли 0:1, так что в четвертьфинал не прошли.
- Чувствуете какую-то недосказанность в связи с тем, что не поиграли как следует за основу железнодорожников?
- Посмотрите, какие у меня были конкуренты! Зауру Хапову было тогда около 40-ка лет, но он был в полном соку. На тренировках такое творил, что я даже думал: ё-моё, как можно в таком возрасте быть в таком порядке?! Плюс, понятное дело, Нигматуллин - не самый последний вратарь, пускай он уже вернулся из Италии и находился не на пике своей карьеры. В принципе, наверно, у меня не было шансов заиграть в «Локомотиве», я там никогда не был ни вторым, ни даже третьим вратарем. Меня просто подтаскивали, подтягивали к основе, как часто делают с молодыми ребятами, не более того.
- В 2005 году вас отдали в аренду в подольский «Витязь»?
- Да, и это было, конечно, незабываемо…
- Почему?
- В первом же матче за «Витязь», на Кубок, меня удалили на 5-й минуте, и один из руководителей клуба сказал мне: «Нам такой вратарь не нужен, и деньги мы тебе платить не будем». Я собрал вещи и поехал обратно в интернат, тренироваться с дублем «Локо».
- В 2006-м вы выступали за новороссийский «Черноморец». Это был ваш первый серьезный опыт?
- Да, для меня «Черноморец» - это полноценный дебют в мужском футболе. Я очень рад, что оказался в Новороссийске, хотя поначалу не хотел особо туда ехать. Мы играли в 2006 году во втором дивизионе, перед нами стояла задача выйти в первый, но конкуренты были тяжелые - ростовский СКА и владикавказский «Спартак» (в 2006-м «Алания» была переименована в «Спартак», - прим.Д.А.). В «Спартаке» тогда еще выступали люди из высшей лиги, такие, как Базаев, Ковтун, Колька Цыган - у Владикавказа очень хорошая «банда» была. Мы в том сезоне проиграли всего 5 матчей, но заняли в итоге только третье место.
- Игорь Гамула, тогдашний наставник «Черноморца» - тот еще персонаж?
- Хочу сказать большое спасибо Игорю Васильевичу. Конечно, это хороший тренер, и у меня с ним связаны особые эмоции. Уникальный человек, я больше не видел тренеров с таким отношением к футболу, с таким чувством юмора, как у него. Это незабываемый опыт, я очень рад, что мне посчастливилось немного ощутить это на себе (смеется).
- Как Гамула шутил?
- Всем рассказываю следующий случай. Я приехал в «Черноморец» вместе с Артемом Воронкиным, который последние полгода играл в Армавире. Мы приехали, нас встретили, привезли на базу. Как обычно, командное построение, Игорь Васильевич представляет новых футболистов. И говорит, цитирую: «Ну вот, ребят, приехали два футболиста из дубля московского «Локомотива» - Артем, Саша, знакомьтесь. Правда, хрен его знает, помогут нам или нет» (Смеется). Вот таким было наше знакомство с Гамулой. Мы с Артемом друг на друга переглянулись, я думаю: ну да, нормально…
- А еще как шутил?
- Ну, на самом деле это такие, больше командные дела. Внутри коллектива он всегда любил посмеяться над ребятами, спрашивал, какие есть «свежачки»: ему всегда было интересно знать, чем живет коллектив, кто где-то набедокурил, где что смешное произошло. И, узнав про кого-то что-нибудь новенькое, он всегда того подкалывал. Жаль, что сейчас Гамула работает в «Ростове» с молодежью, потому что она его, наверное, не в полной мере воспринимает. Состоявшимся футболистам, думаю, с ним было бы проще, так как они поначитаннее, больше повидали жизнь, чем молодые. Так что, надеюсь, Игорь Васильевич еще возглавит какую-нибудь взрослую команду.
- После «Черноморца» вы перешли в «Сибирь». Чем запомнился новосибирский опыт?
- После второго дивизиона я шагнул на ступеньку выше - в первый. Дмитрий Вениаминович Радюкин, тогдашний тренер команды, дал мне шанс, я им воспользовался, стал в «Сибири» первым вратарем. Очень хорошо помню кубковый матч, который мы проводили в Новосибирске с московским «Спартаком» и проиграли 1:3. Начинали играть в минус 16 градусов, а заканчивали при минус 22-23. Недавно я видел рейтинг самых «страшных» матчей России, и эта встреча входит в «топ-3». Павлюченко тогда травму получил, выбыл из строя надолго. На самом деле, это издевательство над футболистами - играть в такой минус. Потом, когда я был в московском «Торпедо», мы с Денисом Бояринцевым часто вспоминали тот матч, говорили, что да, страшнее момента в жизни не было.
- После «Сибири» вы вновь поднялись на ступеньку выше - в премьер-лигу, в «Крылья Советов»…
- Да. Но в «Крыльях» я не играл, а клуб накрыли финансовые трудности, и ребята из Самары стали разбегаться. Однако команда подобралась по составу просто сумасшедшая! Ян Коллер, Ярошик, Аджинджал, Женька Савин, вызывавшийся в сборную, Влад Игнатьев, Влад Кулик, Шишкин, Белозеров, Калачев… - что ни футболист, то фамилия! Даже в Лиге Европы мы сыграли, правда, проиграли в отборочной стадии ирландскому «Шэмрок Роверс». Должны были проходить, но там команда уже шла по наклонной, денег не платили больше, чем полгода, настроения были не самые лучшие в коллективе, и как-то тяжело ребятам давался этот момент. На выезде уступили 0:1, дома вели даже 3:0, но потом два гола пропустили…
- Следующий ваш клуб после «Крыльев Советов» уже «Кубань». Кто позвал вас в Краснодар?
- Сергей Доронченко, на тот момент спортивный директор «Кубани». Тогда в «Кубань» из Самары переходил Влад Кулик, ну, он и посоветовал меня тоже взять, краснодарцам ведь нужен был вратарь. Тогда, как я уже сказал, из Самары народ разбегался, и все легко могли уйти из «Крыльев Советов» свободными агентами.
- 2010-й в вашей карьере самый лучший?
- Наверное, это лучший в моей жизни момент. Забить гол «КАМАЗу», стать автором лучшего гола сезона, лучшим игроком сезона «Кубани», лучшим вратарем первого дивизиона…
- За счет чего «Кубань» на одном дыхании прошла весь чемпионат-2010?
- За счет того, что мы действовали на поле просто и прагматично. Дан Петреску говорил нам: «Никто не вспомнит, как мы играли, главное - выйти в премьер-лигу». Мы играли, по большому счету, в примитивный футбол - «бей вперед, игра придет». Использовали очень много длинных передач из зоны обороны в зону атаки, а впереди была задача выиграть подбор, навязать борьбу и развивать атаки. Кроме того, в команде были собраны футболисты хорошего уровня, так что должны были выигрывать первый дивизион легко, что мы и сделали.
- Какие впечатления у вас остались от работы с Даном Петреску?
- Любой футболист, если играет у какого-то тренера, тот ему нравится, если не играет - не нравится. У Петреску я играл. Да, кто-то его считал тираном, кому-то не нравились его постоянные собрания, слишком много дисциплины, то, что нужно было обязательно вместе ходить на завтрак. Меня же Петреску всем устраивал, мне было очень комфортно. Потому что он ничего сверхъестественного не просил, а порядок всегда должен быть. Главное, чтоб мы решали задачу - выигрывали, это самое-самое. В 2011 году он сделал меня капитаном, так что мне вообще грех на что-то жаловаться. А сейчас мне хотелось бы, чтобы Петреску вернулся в Россию, еще здесь поработал. Да, в «Динамо» у него не сложилось, но, думаю, со временем он еще вернется, может быть, даже в ту же самую «Кубань».
- До того как вы забили гол «КАМАЗу» от своих ворот, мечтали отличиться в официальном матче?
- Да нет, не мечтал. Вообще, хочу сказать, для меня гол «КАМАЗу» был не первым серьезным событием в карьере. В «Локомотиве» я отбил как-то 3 пенальти в одном матче. Меня однажды спросили: «Ты отбивал 3 пенальти в одной встрече, забивал гол - многое в твоей жизни уже сбылось. А чего еще ты хочешь?» На что я ответил, что хочу пенальти головой забить. Но это так, ради шутки (смеется).
- После гола «КАМАЗу» почувствовали себя знаменитым?
- Не то чтобы знаменитым, но интерес к моей персоне, естественно, повысился. У меня стали брать много интервью, люди приходили на базу поздравлять, макеты «КАМАЗов» дарили. Но то был первый дивизион, мы играли через два дня на третий, так что расслабляться было некогда. Плюс на тот момент нам оставалось всего несколько побед, чтобы окончательно решить задачу повышения в классе. Все в команде жили ожиданием выхода в премьер-лигу.
- То есть звездная болезнь вам не грозила?
- Да нет. А что, ну, забил - и забил. Ребята на тренировках давали мне мяч, говорили: на, повтори, как ты сделал. Но я даже близко не добивал, бил метров на 30 ближе. В матче с «КАМАЗом» в мою пользу сложилось много факторов: и поле было скользкое, и мяч удачно лег на ногу, и, может быть, ветер удачно подул. Все прекрасно понимали, что мне повезло, что это случайность - захотеть забить и реально забить с такого расстояния никогда не получится. В таких голах всегда громадная доля везения и удачи.
- В 2011-м на «Кубань» оказывалось большое давление со стороны болельщиков, которые устали от постоянных вылетов команды из премьер-лиги?
- Я особо не помню, чтобы было какое-то давление. Лично я раньше никогда не играл в премьер-лиге, и мне очень хотелось почувствовать, что это такое. И в команде осталось много ребят из числа тех, кто добывал путевку в премьер-лигу.
- Тем не менее, это не мешало на новом уровне достойно выступать…
- Совсем не мешало. Ребята очень долго ждали этого момента, они были голодны до премьер-лиги. Первый матч в чемпионате, я помню, мы проиграли «Рубину», потом потихоньку-потихоньку дело пошло-пошло-пошло, мы стали набирали очки, в первом круге постоянно шли в тройке, а два круга закончили на шестом месте.
- Какие матчи вам запомнились в 2011-м?
- Наверное, победы над такими командами, как московский «Спартак», столичное «Динамо», «Рубин», который мы обыграли на выезде. То есть мы побеждали грандов, «Кубань» шла в гору. Плюс мне запомнился сэйв, который я сделал в матче против «Динамо» на выезде, который мы проиграли 0:1. Тот мой сэйв попал на первое место в рейтинге «вратарских спасений» - сэйв тура, короче, сделал (смеется). Головой пробивал Кураньи - я удар парировал, потом добивал Семшов - и я уже лежа отбил мяч ногами.
- Вы покинули «Кубань» в конце 2011-го - почему?
- Все банально. У меня закончился контракт и мне не предложили его продлить. Ставший в ворота Саня Беленов заиграл уверенно, и до сих пор доказывает, что соответствует нужному уровню. Кроме Беленова, в «Кубани» остались вратари Стас Намашко, Богдан Карюкин, так что я, по большому счету, и нужен-то краснодарцам не был.
- Как это? До того были нужны, а тут вдруг стали не нужны?
- Закончился контракт, мне никто ничего не предложил - ну, я же не пойду проситься, правильно? Так что стал искать варианты продолжения карьеры в других командах. В итоге поехал в Нальчик. Да, «Спартак» из премьер-лиги в том сезоне вылетел, хотя на зимних сборах команда играла очень хорошо. Имелись предпосылки сохранения прописки, но…
- Можно сказать, что после «Кубани» ваша карьера пошла на спад?
- Можно. Пик моей карьеры, надеюсь, пока не закончившейся, пришелся на время в «Кубани». Даже во вторую сборную меня оттуда вызывали.
- Кстати, что вы думаете об этом проекте - «вторая сборная России»?
- Мне хотелось бы сыграть за нее не против олимпийской сборной Белоруссии, а со взрослой сборной, которая стоит пониже в рейтинге, - с Буркина-Фасо, например. Если бы противостояли нормальным национальным командам, это больше бы походило на международный опыт. Но лично мне во второй сборной все равно понравилось. Было интересно поработать с Юрием Красножаном, который в нальчикском «Спартаке» с обычными футболистами обыгрывал грандов и занял в итоге 6-е место в 2010 году. Кроме того, вратарей во второй сборной тренировал Виталий Витальевич Кафанов, который Бердыеву раньше помогал в «Рубине», а сейчас помогает в «Ростове». Еще мне во второй сборной нравилось общаться с ребятами, против которых играл во внутреннем чемпионате. Помню, там с Гранатом общались, с Юсуповым, его я знаю еще по интернату «Локомотива».
- Последний клуб в вашей карьере на данный момент - московское «Торпедо». Какие воспоминания вынесли из стана черно-белых?
- Мне за «Торпедо» удалось сыграть только один матч в премьер-лиге - против «Мордовии». Уступили 0:1, хотя должны были выигрывать, кучу моментов не реализовали. Что врезалось в память, так в первую очередь то, что у этой команды большие традиции, и я рад, что стал ее частичкой. Плюс мой лучший друг болеет за московское «Торпедо». Запомнились фанаты, которые всегда переживают за команду, постоянно проводят акции, порой даже провокации… Недавно вот Шустиков умер, Сергей Викторович, очень жаль. Он очень многое отдал «Торпедо», я с ним пересекался в Самаре. Очень обидно, в 45 лет…
- С прошлого лета вы свободный агент?
- Да. После того как покинул «Торпедо», никакие возникавшие варианты продолжения карьеры мне не нравились. Я бы не сказал, что их совсем не было, но играть в командах, которые не решают и не хотят решать никаких задач, мне как-то не особо интересно. Сейчас, думаю, у меня должны появиться более приемлемые варианты. Буду надеяться, что серьезная команда сделает мне предложение. Мне ведь всего 30 лет. Посмотрим, как дальше жизнь будет складываться.
- Согласитесь выступать во втором дивизионе?
- Я думаю, что мне еще рано во второй дивизион. Мне ведь и летом предлагали остаться в московском «Торпедо», пролонгировать контракт, но я отказался. Собственно, потому, чтобы не играть во втором дивизионе.
- Но форму вы как-то поддерживаете?
- Я последние полгода не впустую провел. С лета все время тренировался с дублем «Кубани», спасибо руководству краснодарской команды за это. Надеюсь, что сейчас куда-то поеду, кому-то помогу.
Давид Арутюнов

Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: