.: Футбол. Тет-а-тет
Анатолий Сальников: «Стать футболистом мне помог характер»
Ж
изнь известного в прошлом игрока и тренера «Кубани» Анатолия Сальникова полна зигзагов. В 1962-м воспитанник омского футбола приезжал в составе новосибирского СКА в Краснодар на матчи финальной «пульки» союзного класса «Б», а через 2 года по рекомендации Темира Хурума перебрался на Кубань. В составе желто-зеленых он провел 7 полных сезонов, но после перелома ноги оказался не нужен новому рулевому команды Петру Щербатенко и был возвращен Владимиром Будаговым только в знаковом 1973-м, когда «Кубань» стала чемпионом России. После того сезона Сальников успешно работал детским тренером в школе, что на стадионе «Кубань», а в трудные для клуба лихие 1990-е чем мог помогал родному клубу, занимая различные должности от тренера по вратарям до оператора. Сейчас в свои почти 76 Анатолий Сильвестрович ведет совсем не ветеранский образ жизни, наставляя двух своих внуков на судейском поприще, а третьего направляя на игроцкую дорожку.
Анатолий Сальников (слева) со своим другом Владимиром Кульпановичем
фото: Александр Кузьменко
О курьезном и трагичном, серьезном и шутливом, своем прошлом и настоящем - об этом и не только ветеран желто-зеленых с удовольствием побеседовал с корреспондентом «Независимой спортивной газеты».
«КАССОВЫЕ СБОРЫ» И ШАШЛЫКИ НА СТАДИОНЕ
- Анатолий Сильвестрович, насколько я знаю, 29 января вы отпраздновали юбилей - 50-летие супружеской жизни. Раскроете секреты семейного счастья?
- Секретов особых здесь нет, просто в браке супруги, считаю, должны уважать друг друга. Ну, и без любви, конечно, никуда (улыбается). Вообще, профессия футболиста, по моему мнению, идеальна для супружеской жизни: порой я отсутствовал дома по полтора месяца, зато за это время успевал соскучиться по жене и детям. Как супруга относится к футболу? Совершенно спокойно. Что любопытно, познакомились мы с ней 3 июня 1964-го, когда я только приехал на Кубань, а о том, что я футболист, она узнала лишь спустя полтора года, незадолго до нашей свадьбы!
- А общались ли тесно жены игроков «Кубани» той эпохи между собой?
- Конечно. Так, моя супруга поддерживала хорошие отношения с женами Олега Куща и Жени Деремова, а с Ковалевыми, Игорем и Люсей, мы и вовсе дружили семьями. Поэтому, хотя на свою «золотую свадьбу» мы позвали в основном родственников, без Ковалевых, а также еще одного моего старого друга Эдуарда Дмитриевича Антонянца представить этот праздник было нельзя. А вот на 75-летний юбилей, который я отметил в прошлом году, ветеранов «Кубани» было гораздо больше: помимо Игоря Ковалева, это и Володя Будагов, и Илья Миронский, и Юра Китаев… В свою очередь, когда Миронскому в ноябре стукнуло 70, мы собрались почти в том же составе - вот так и поддерживаем друг с другом связь.
- Любопытно, сильно изменился ли у вас к 75 годам взгляд на футбол?
- Изменился, не скрою. Например, у нас никогда не было таких финансовых условий, как у нынешних игроков команд премьер-лиги, поэтому, когда еще лет 10 тому назад узнал, что средняя зарплата футболистов «Кубани» - 40 тысяч долларов в месяц, долго не мог в это поверить. Раньше, полвека назад, в команде было 14 ставок по 160 рублей и 2 ставки по 120 - по тем временам это были не такие уж и большие деньги. Поэтому важную роль играли премиальные, но их размер зависел, представьте, от заполняемости стадиона! Не любили мы, к примеру, ездить в Таллинн, потому что на футбол местные не ходили, и мы получали дополнительно лишь по 3 рубля. Зато на самые «кассовые» выезды - в Воронеж, Волгоград, Ташкент и на Украину - ехали «с предвкушением».
- А много ли народу ходило в те годы на футбол в Краснодаре?
- В первый раз я побывал на стадионе «Кубань» осенью 1962-го, когда с новосибирским СКА приехал на финальную «пульку» класса «Б», и тогда на трибунах меньше 25 тысяч не собиралось. Помню, на Восточной трибуне тогда располагался буфет, в который было не протолкнуться, а на автомобильной стоянке в огромном количестве жарили шашлыки. Правда, стоит сказать, что и в моем родном Омске на матчах местного «Иртыша», куда меня взяли сразу по окончании школы, тоже часто наблюдался «биток» - 10-тысячные трибуны стадиона «Динамо» заполнялись до отказа, а на велотреке, который окружал футбольное поле, тоже яблоку негде было упасть!
- После отъезда из Омска часто бывали на исторической родине?
- Каждый год в декабре с женой обязательно ездили в Омск, где у меня жили родители и два брата, и в Новосибирск, куда перебралась сестра. Что любопытно, в семье у нас много было долгожителей - мама, например, прожила почти 100 лет! Может, это потому, что мы из Сибири, а там люди как бы то ни было более закаленные, чем здесь, на Кубани. Я тоже не чувствую, что мне 75, но в этом мне помогают внуки, которые заряжают энергией. Двоих из них, Сергея и Алексея, я тренировал в интернате «Кубани», но они решили связать свою жизнь с судейством: первый уже судит игры молодежного первенства, а второй обслуживает поединки во второй лиге. В этом плане они пошли не в меня - в 1973-м меня пригласили судить финальные матчи «Кожаного мяча», но я по природе настолько прямолинейный человек, что решил для себя: это не мое.
- Наверняка вы с внуками после игр проводите «разбор полетов». Действительно ли футбол за полстолетия претерпел кардинальные изменения?
- Что точно могу отметить, в современном футболе скорость бега в разы выше, нежели раньше, но вот по части выносливости мы нынешним футболистам могли дать фору. Я, допустим, в детстве занимался борьбой, играл за сборную района по баскетболу, а в армии даже попал в команду мастеров по хоккею! А чтобы попасть в СКА, мне пришлось пройти фактически «курс молодого бойца»: главный тренер команды Юрий Иванович Забродин для отбора кандидатов в основной состав вывез 20 потенциальных новичков, в том числе меня, на сбор в Среднюю Азию, где в условиях сильнейшей жары давал нам огромные физические нагрузки. В итоге из всех нас в команду попал только я! Зато в сезоне-1962 я отыграл почти все матчи от звонка до звонка, на следующий год, вернувшись в «Иртыш», тоже стал твердым игроком основы, а в «Кубани», если обходился без травм, проводил за сезон по 30-40 матчей.
- А как вообще вышло, что вы оказались в «Кубани»?
- В 1963-м в «Иртыше» я играл на позиции центрального нападающего и забил порядка 20 голов, во многом благодаря которым мы пробились в финальную «пульку», проходившую в Грозном. Именно тогда меня заприметил Темир Магометович Хурум - на тот момент он был арбитром Всесоюзной категории, а в 1965-м стал начальником команды в «Кубани». Я его предложение перебраться в Краснодар воспринял с энтузиазмом, поскольку уже бывал здесь в 1962-м, и тогда мы в середине ноября ввиду теплой погоды ходили в рубашках. К тому же, в клубе мне сразу пообещали выделить квартиру недалеко от стадиона «Кубань». Помню, по приезде меня встретил тогдашний начальник команды Хангельдыев, который сразу повез знакомиться с ребятами. Но эта процедура оказалась, по сути, формальностью, так как почти против всех ребят я в свое время уже играл.
РИЖСКИЙ КОНФУЗ И СПОКОЙНЫЙ КУЩ
- Ваша карьера в стане желто-зеленых сразу пошла в гору?
- Начиналось все очень даже радужно: к сезону-1964 команду готовил Михаил Моисеевич Антоневич, который в нападении сделал ставку на физически мощных Толика Ткаченко и Юру Китаева, и на сборах эта связка себя здорово проявила. О чем говорить, если в одной из товарищеских игр мы взяли верх над самими динамовцами Киева, за которых тогда выступали Валерий Лобановский, Олег Базилевич, Йожеф Сабо, Василий Турянчик… По возвращении в Краснодар нам предстояло на стадионе «Динамо» сыграть дружеский матч с московскими торпедовцами, в составе которых блистали Эдуард Стрельцов и Валентин Иванов, и на их фоне за счет хорошей физической готовности мы смотрелись прилично. К началу чемпионата у всех в команде было настроение «Ну, сейчас мы как попрем!», но в первых двух домашних матчах мы потерпели поражения - 0:2 от рижского «Динамо» и 0:1 от «Жальгириса» из Вильнюса. Вскоре после этого уволили Антоневича и пригласили тренером Николая Тимофеевича Рассказова, а тот сразу отправил меня и Леню Пахомова в дубль.
- Но ваша «ссылка» длилась недолго, верно?
- Сезон я доиграл за дубль, в составе которого стал победителем среди дублеров второй группы класса «А», причем в финале мы одолели днепропетровский «Днепр». А по окончании чемпионата покинул свой пост Рассказов, новый наставник Алексей Николаевич Костылев вернул меня в первую команду, и с тех пор в течение 6 сезонов я был твердым игроком основы. Увы, эта сказка прервалась в 1970-м, когда я сломал ногу. Как сейчас помню, 3 сентября мы играли дома с одним из лидеров класса «А» «Кайратом», который тренировал легендарный Сан Саныч Севидов. Так вот, в нападении у алмаатинцев играл Севидов-младший, Юрий - здоровенный такой, под два метра ростом. Помню, весь матч он «возил» нашу оборону, и в один момент я не выдержал и сказал нашему правому защитнику Фофанову: «Володя, встреть ты его пожестче, чтобы знал!» И вот «Кайрат» подает угловой, Юрий принимает мяч на грудь, я нахожусь рядом и высоко поднимаю ногу, чтобы блокировать его удар. Но тут он ставит бедро, и я слышу хруст своих костей: как потом выяснилось, треснули малая и большая берцовая кости.
- Видимо, после этой травмы полностью восстановиться вам не удалось?
- Совсем нет - меня сразу отвезли в травмпункт, где наложили швы, и к Новому году я уже был как новый. Но перед началом сезона-1971 команду принял Петр Щербатенко, а он на меня не рассчитывал. Вот так, по сути, и закончилась моя карьера в «Кубани», хотя тогда мне не было еще и 30-ти! Дальше возник вопрос: что делать? Некоторое время играл на любительском уровне, пока в ноябре 1971-го Станислав Семенович Шмерлин не позвал меня в Элисту, где был в ту пору начальником местной команды. Но провел я там лишь 3 месяца - жена вот-вот должна была рожать, поэтому пришлось вернуться. А когда осенью 1973-го «Кубань» пробилась в финальную «пульку» второй лиги, которая проводилась в Сочи, сменивший Станислава Шмерлина на тренерском мостике Володя Будагов вернул меня ненадолго в команду. Потом ребята долго шутили: мол, Сальников сыграл 4 матча и стал чемпионом России! Так или иначе, а медаль и памятная лента за эту победу у меня имеются.
- У вас есть объяснение, зачем перед финальной «пулькой» уволили из «Кубани» Шмерлина?
- На самом деле, Станислава Семеновича за его порядочность и принципиальность очень любили в команде. Например, в 1967-м после 4-х гостевых побед кряду он на правах начальника команды «выбил» для каждого из нас 40 рублей сверх премиальных за победу, итого в сумме эти «бонусные» составили 200 рублей! Но эта принципиальность очень не нравилась руководителям, а потому перед решающими поединками решили утвердить на тренерском посту Будагова, хорошо знавшего всех ребят по совместным выступлениям.
- Та победа стала для вас самым ярким эпизодом в вашей игроцкой карьере?
- Если бы за ту победу нам дали звания мастеров спорта, то, наверное, с ней бы ничто не сравнилось. Но к тому моменту регламент присвоения званий изменился, и мы мастерами спорта так и не стали. А вот если говорить о самом памятном эпизоде, то им стал сезон-1967. Тогда «Кубань» возглавлял Валерий Борисович Бехтенев, и при нем мы во второй группе класса «А», читай, в первой лиге, заняли 3-е место. Хотя, если говорить по правде, обязаны были занимать первое и выходить в высшую лигу, но в решающем поединке в Риге с местной «Даугавой» произошел конфузный случай. По тогдашним футбольным правилам вратарю разрешалось перед тем, как ввести мяч в поле, обыграться с ближним защитником, только в данном случае мяч должен был выйти за линию штрафной. А перед матчем с «Даугавой» «сломался» Юра Китаев, который тогда играл в «Кубани» правого защитника, и на его место вышел 20-летний Володя Фофанов. Замечательный впоследствии защитник, но тогда еще необстрелянный. И вот в одном из эпизодов наш вратарь Олег Кущ покатил мяч на Фофанова, а на него из глубины набегал форвард «Даугавы». В данном случае нужно было все-таки зайти в штрафную - тогда Олега просто заставили бы заново разыграть мяч, но Володя, вероятно, немного подрастерялся и этого не сделал. В итоге нападающий рижан перехватил мяч и забил решающий гол, который стоил нам не только очков, но и повышения в классе.
- В раздевалке после матча, наверное, стояло гробовое молчание?
- Наверняка вы удивитесь, но после игры мы всем составом с горя пошли в ресторан. А в Риге тогда действовало правило, что ты не можешь появиться в ресторане без галстука, и нам пришлось принарядиться. Уверен, у других посетителей сложилось впечатление, что мы отмечаем какое-то большое событие! Что любопытно, пусть мы в конечном счете не стали первыми, в руководстве нас все равно серьезно поощрили - зимой мы поехали на международный турнир в Париж. Играли там, правда, сплошь с любителями, но разве это могло нас тогда расстроить! Для нас, людей, живших за «железным занавесом», во Франции в диковинку было абсолютно все. Сразу по прилете в парижский аэропорт Шарль-де-Голль буквально шокировали автоматические двери при входе в здание - у нас-то даже в Шереметьево их приходилось открывать самому. Но главный сюрприз ждал в гостинице: в холле стоял холодильник с соками и шампанским, содержимое которого пополнялось каждый день. Так что несколько недель мы чувствовали себя небожителями (улыбается).
- На самом деле, вам можно позавидовать: ведь за долгие годы в футболе вы столько попутешествовали…
- Да уж, действительно, чего только не довелось повидать! Самые экзотическими были выезды в Кировакан и Ленинакан (ныне Ванадзов и Гюмри в Армении, - прим.М.Г.) - ты вроде бы едешь на матч второй группы класса «А», второй по силе лиги в Союзе, а из окна автобуса не видишь ничего, кроме грязной речки, пары десятков домов и маленького стадиончика. А приезжая в Ашхабад, я всегда удивлялся, почему, когда на улице стояла жуткая жара, в гостинице было настолько холодно, что приходилось ночью укрываться теплыми одеялами! Но самой памятной стала поездка в Вильнюс в 1965-м. После игры мы в 6 часов утра ехали на автобусе в аэропорт, почти все из ребят спали, как вдруг раздался истошный крик вратаря Коли Рыжикова. Я поднял голову и глянул в окно - на нас сбоку летел грузовик! От удара наш автобус, предназначенный для туристов, накренился набок и пополз. Большинство из нас отделались легкими ссадинами, а вот Игорю Ковалеву и Хамзе Багапову серьезно досталось - в момент столкновения они машинально встали с мест и серьезно травмировались в результате падения. Оба в итоге остались на время в Вильнюсе, но если Хамза затем восстановился, то Игорь вскоре закончил с футболом.
- Выходит, у вас с вашим другом Игорем Ковалевым игроцкая судьба схожа - вы оба завершили карьеру в «Кубани» в силу обстоятельств.
- Это правда. И все же мне посчастливилось больше, чем Игорю, поскольку я отыграл за «Кубань» 7 сезонов и еще ненадолго вернулся в команду в чемпионском для нее 1973-м. В общей сложности за желто-зеленых я провел 226 матчей, почти все из них в стартовом составе - согласитесь, показатель вполне солидный. Причем почти всегда я играл слева в полузащите, лишь изредка в силу обстоятельств меня переводили в центр защиты. Почему именно слева? Вообще, сильная нога у меня правая, но поскольку в то время крайние хавы часто смещались в центр, на левом фланге я чувствовал себя превосходно.
- А капитанить в команде вам доводилось?
- Вообще, капитаном был Володя Будагов, но если его нужно было подменить, повязка передавалась мне. Почему? Потому, что капитан зачастую брал на себя ответственность пробивать пенальти, а я с «точки» был всегда точен - просто ставил мяч на 11-метровую отметку и бил что есть силы. Сейчас я не могу понять, отчего у того же Халка случаются серии, когда он не может забить с «точки» - да с такой «колотухой» их нужно штамповать один за другим! Вратари, кстати, нынче тоже себя зачастую при отражении пенальти неправильно ведут - перед ударом перемещаются из угла в угол, пытаясь гадать, тогда как тот же Олег Кущ всегда стоял на месте до последнего, своим хладнокровием нервируя оппонента.
- Каким у вас в памяти запечатлен этот выдающийся кубанский вратарь?
- По значимости для кубанского футбола Куща можно сравнить с еще одним заметным кубанским голкипером Александром Артеменко, но в чем Олег превосходил Сашу, так это в атлетизме. Помню, когда в том же матче с «Кайратом» Юрий Севидов в очередной раз пробил прямо в Куща, в следующем игровом эпизоде Олег не вытерпел и «зарядил» ему кулаком в челюсть - после этого тот бил по нашим воротам значительно реже. А что касается человеческих качеств, то в Олеге поражал его тихий нрав: например, когда мы приезжали в очередной город на выездной матч, все ребята, побросав в гостиничных номерах сумки, сразу отправлялись на прогулку, а он сутками не выходил из комнаты! И, тем не менее, в «рамке» он представлял из себя грозную силу.
- Если Олег Кущ был самым спокойным, то кого назовете самым «беспокойным»?
- В раздевалке заводилой долгое время являлся Володя Будагов, пока в 1969-м в команде не появился Илья Миронский. А что касается лидеров на поле, то в таковых в «Кубани» 60-х недостатка не было. Слева в обороне, к примеру, феерил Вася Рябенко - его из-за жесткой манеры игры боялась половина крайних хавов первой лиги. Тот же Владимир Эштреков, когда приезжал в Краснодар в составе нальчикского «Спартака» и московского «Динамо», убегал от Васи на другой фланг! Правый край обороны закрывал Юра Китаев, а вот в центре защиты у нас была постоянная «текучка кадров». Так, после сезона-1965 в ленинградский «Зенит» уехал Валера Рудь, в 1967-м столичные торпедовцы забрали Леню Пахомова, а через год динамовцы Москвы пригласили к себе Володю Смирнова.
- На игроков «Кубани» других амплуа тоже был большой спрос?
- Тем же Юре Горину, Жене Деремову, Володе Будагову, Толику Миронову предложения поступали не раз, но уехать решился только левый хавбек Валя Спиридонов. Когда в июне 1968-го в Краснодар на кубковую игру приехали столичные динамовцы с Геннадием Еврюжихиным и великим Львом Иванычем Яшиным в составе, он так «возил» их защитника Владимира Штапова, что с того к концу матча три пота сошло! Мы тогда «сгорели» 0:3, зато Валю вскоре забрали в московское «Торпедо».
- А у вас были предложения от команд высшей лиги?
- В 1968-м по мою душу приезжал тренер минского «Динамо» Альберт Денисенко, но от перехода меня отговорил Шмерлин. Его доводы были вескими: «Толя, в «Динамо» сейчас Эдик Малофеев, Юра Погальников, Леонард Адамов - разве ты хочешь на лавке сидеть?» Плюс к тому, на тот момент у меня только-только родился сын, поэтому от идеи ехать в Минск я отказался и ничуть не жалею. Ведь «Кубани» я принес такую пользу, что меня до сих пор иногда на улице узнают! Значит, какой-никакой след в футболе оставил.
СКОТЧ БРОВАРНИКА И «КВАДРАТЫ» НОВИКОВА
- Вы оставили в футболе след не только как игрок, но и как тренер. Мысль перейти на тренерские рельсы пришла к вам спонтанно?
- Нет, это было осознанное решение. Сразу по окончании игроцкой карьеры в 1973-м я пошел работать в школу «Трудовые резервы» к Эдуарду Дмитриевичу Антонянцу. Что интересно, в первом же выпуске у меня было два очень талантливых парня - Алексей Корнацкий и Сергей Бедный, но у обоих случилось несчастье. Бедный в 19 лет попал в «Кубань», но когда однажды он ночью возвращался домой, его так сильно избили, что выйти на прежний уровень он не смог. А Корнацкий, уникум от природы, на одной из тренировок в моем присутствии сломал бедро, так что даже мне, повидавшему многое человеку, от увиденного стало плохо.
- По вашему опыту, в силу каких причин талантливые футболисты чаще всего не реализуют свои способности?
- Первейшая причина - отсутствие характера. Например, я лично не работал с Игорем Веревкиным, но не раз видел его в игре - это был большой талант. Одно время Веревкина активно подтягивали к основе «Кубани», даже возили на просмотр в ЦСКА, но парню не хватало характера, чтобы реализовать свой недюжинный талант. Однако на своем веку я встречал и обратные примеры - Васю Рябенко, Володю Будагова и Стаса Лысенко. Они благодаря своему характеру преодолели все трудности: Стас, к примеру, компенсировал недостаток роста сумасшедшей самоотдачей на поле, и сопернику он никогда не давал легкой жизни.
- А доводилось ли вам в вашей тренерской карьере заступаться за того или иного подопечного, скажем, перед начальством?
- Конечно, доводилось, причем однажды из-за этого я лишился работы. Когда в 1983-м «Кубань» возглавил Александр Петрович Кочетков, я тренировал молодежную команду, в которой тогда играли и Сергей Марушко, и Юра Соболь, и Сергей Доронченко. Так вот, был у меня в команде защитник Эдик Мелконян, сам родом из Сочи - Кочеткову он сразу приглянулся, и тот начал подтягивать его к основе. Но однажды пришел Юра Колинько, помощник Кочеткова, и сказал мне: «Убирай Мелконяна из «молодежки». Я задал вполне резонный вопрос: «Почему?» Колинько мне ничего не ответил, но спустя некоторое время меня вызвал к себе сам Кочетков. Сидим мы молча, пьем кофе, но тут я не выдержал и задал тот же вопрос: «Почему я должен убрать Мелконяна?» Представляете, он так мне ничего и не ответил! Но через время дал знать кому надо «наверх», и спустя несколько дней в школу пришел приказ о моем увольнении.
- И вы вновь внезапно остались без работы?
- Да, только на этот раз особых вариантов не было. Что делать? Тогда по предложению Игоря Васильевича Лещенко я поступил на работу в механико-технологический техникум на кафедру физкультуры, а параллельно закончил курсы массажистов и, пока студенты на каникулах и уборке урожая, подрабатывал массажистом в бане…
- Эти навыки пригодились вам в жизни в дальнейшем?
- Пригодились, так как впоследствии я работал в «Кубани» тренером по физподготовке. Вообще, кем я только в «Кубани» ни работал! Сначала меня по рекомендации тогдашнего президента клуба Владимира Николаевича Середы осенью 1992-го взяли на должность… оператора. В мои обязанности входило записывать матчи, чтобы потом тренерский штаб во главе с Игорем Калешиным на основе моих записей мог проводить с игроками детальный «разбор полетов». Но я ведь до того никогда не держал в руках камеру! В итоге качество моей съемки тренеров не устроило, и сезон я доработал массажистом. А когда летом 1993-го команду возглавил Леонид Васильевич Назаренко, я и вовсе стал тренером по вратарям…
- Эта роль вам пришлась больше по душе, чем роль оператора?
- На этой должности я освоился быстро. Прежде всего, посмотрев на методику других тренеров по вратарям, усвоил для себя главные азы их подготовки: кувырок - прыжок, кувырок - прыжок… Больше всего мы с Назаренко мучились с Антоном Броварником, киевлянином: вратарь-то он был неплохой, но говорливый до ужаса. Однажды Васильич не вытерпел и как крикнул на весь автобус: «Броварник, сколько можно говорить! Заклей себе рот скотчем, в конце концов!» И что вы думаете? На следующий день Антон зашел в автобус, а у него голова в два слоя скотчем заклеена! То-то смеху было потом (смеется).
- Выходит, вы и с Александра Перова тоже тренировали?
- Да, причем два сезона - в 1995-м, когда он только появился в команде, и в 1998-м, когда команду на пару месяцев возглавил Андрей Поскотин. Честно признаться, до сих пор не понимаю, чего не хватило Саше, чтобы дорасти до уровня сборной России. Тренировался он в команде, мне кажется, больше всех, но, наверное, ему недоставало доверия главных тренеров. И даже когда «Кубань» в 2003-м возглавил Николай Южанин, который никогда не боялся делать ставку на молодежь, все равно Перов не стал безоговорочным номером один в воротах.
- По вашему мнению, кто из кубанского поколения 90-х в полной мере смог реализовать свой талант?
- Пожалуй, только Стас Лысенко. А вот те же Мурат Гомлешко, Владислав Великодный, Сергей Лысенко, Андрей Калашников, Алексей Герасименко, Сергей Белоус и Максим Бузникин, считаю, могли добиться большего. Особенно обидно за Лешу Герасименко: природа одарила его фантастической техникой, но не наградила стальным характером, как у того же Стаса, благодаря которому он бы мог стабильно выступать на высоком уровне. Обидно и за Макса Бузникина: в молодости, как помню, он был по-спортивному злым и напористым, но в московских «Локомотиве» и «Спартаке» почему-то почти не проявлял этих качеств. Но в 1994-м, когда все эти парни были собраны в «Кубани» под началом Назаренко, они показывали фантастический футбол и, не будь у клуба чудовищных проблем с финансами, вполне могли пошуметь и в высшей лиге.
- Задержки зарплаты в то время действительно порой длились месяцами?
- Бывало и так, что некоторым футболистам не платили и по полгода. Но так как в то время костяк команды составляли доморощенные ребята, финансовые трудности не вызывали столь негативной реакции у футболистов, как, например, сейчас. Ситуация изменилась лишь в 1998-м, когда команду возглавил Валерий Синау, который привез вместе с собой «для укрепления» игроков со всей России. Футболисты эти были, мягко говоря, сомнительного уровня, однако после побед они каким-то чудом получали, в отличие от остальных, по 2 тысячи долларов подъемных! Тогда в команде была ужасная атмосфера, и этот кошмар закончился лишь в следующем сезоне.
- Валерий Синау - самый специфичный тренер «Кубани» тех времен?
- У каждого были свои особенности и методы управления командой. Тот же Назаренко отличался внешней жесткостью, но в нужный момент мог поддержать игрока, обменяться с кем-то шутками или другими способами разрядить обстановку. А в 1995-м команду возглавлял Федор Сергеевич Новиков, в свое время работавший в московском «Спартаке» с самим Константином Иванычем Бесковым, так он терпеть не мог «квадраты» - как замечал, что кто-то из ребят в них играет, тут же начинал возмущенно кричать. Главной же проблемой была текучка тренерских кадров - порой в течение сезона менялось по три тренера! Хорошо, что в 1999-м с приходом на пост президента клуба Ивана Александровича Паненко тяжелые для клуба времена закончились, и при нем команду возглавил Софербий Ешугов, выведший ее в первую лигу.
- После прихода Ешугова в команду вы также остались в тренерском штабе?
- Нет, Софербий привел своих помощников. Но я из клуба не ушел - меня перевели на должность главного тренера дубля, с которым я работал несколько лет, пока не перешел на работу в интернат «Кубани». А после того как и этот период в моей жизни закончился, окончательно отошел от футбольных дел - даже на стадион хожу не так уж и часто. Одно время активно участвовал в ветеранском движении, даже стал в 1989-м в возрасте 49 лет вместе с «Кубанью» чемпионом Союза среди ветеранов, но вскоре после того успеха уже не стал принимать участия в турнирах. Правда, мне было очень приятно, когда незадолго до Нового года гендиректор «Кубани» Валерий Николаевич Стаценко собрал по своей инициативе за праздничным столом всех ветеранов, и меня тоже не забыли. Собралось в ресторане «Москва» порядка 40 человек, и мы вдоволь пообщались, а главное, ощутили, что клуб о нас не забывает.
ОХОТА НА СОМИКОВ И ПРАВО НА ЖИЗНЬ
- В то же время, вас часто можно увидеть на матчах зимнего чемпионата города. Этот турнир вызывает у вас интерес?
- Прежде всего, на матчах турнира я встречаюсь со старыми знакомыми или же своими «птенцами», такими, как, например, Вася Правило, который вместе со Славой Воробьевым играл у меня в сборной края в 1984-м на предсезонном турнире «Подснежник». Еще хожу для того, чтобы потом разбирать игры вместе с внуком Лешей, которые он судит. Что касается самого турнира, то в этом году, например, нет игроков, на которых стоит прийти посмотреть. Еще пару лет назад таковые были - например, за команду КубГУ играл Коля Комличенко-младший, которого я впервые увидел лет 10 назад на стадионе «ГНС-Спартак» - ух, и техника была у парня! Сейчас же, мне кажется, с мячом Коля обращается несколько хуже, чем раньше.
- За команду КубГУ в одно время с Комличенко играл и нынешний хавбек «Кубани» Владимир Лобкарев…
- Этого парня тоже стоит отметить особо. Наряду с Сергеем Каретником, мне кажется, Лобкарев выделяется нынче в «Кубани» на фоне других молодых футболистов. Хотя в целом дубль у желто-зеленых сейчас очень даже неплохой - я видел вживую не один матч «молодежки», и по сравнению с прошлым сезоном ребята значительно прибавили. Веду к тому, что у «Кубани» наконец есть глубокий и качественный резерв, и хочется надеяться, что главный тренер команды Сергей Ташуев во второй части сезона продолжит давать молодым ребятам шансы проявить себя в матчах чемпионата.
- Вы говорите, что на стадион «Кубань» почти не ходите. А смотрите ли поединки «Кубани» и «Краснодара» по телевизору?
- Регулярно. Из последних матчей мне очень понравилось декабрьское краснодарское дерби - игра получилась яркой и драматичной, ничем не хуже, чем европейские дерби. Но в целом матчи российской премьер-лиги я смотрю в меньшей степени, нежели поединки премьер-лиги английской. Так, недавно с удовольствием посмотрел матч «Ливерпуль» - «Манчестер Юнайтед», и, в первую очередь, мне понравилось, что игроки действовали с полной самоотдачой, а судья не замедлял темп игры своими ненужными свистками. Я считаю, что именно наличие характера помогло мне стать футболистом, и в нынешнем футболе приветствую то же самое - наличие мужского характера.
- Младшего внука Вениамина, который занимается в Академии «Краснодара», тоже воспитываете в духе «терпи, если больно»?
- Стараюсь прививать ему те качества, которыми обладал сам. Правда, мне не нравится, что на тренировках в Академии, когда юный футболист получает мяч, тренеры со всех сторон кричат ему: «Отдай пас! Скорее!» Мне кажется, акценты нужно делать совсем не на этом: ребенок должен уметь в первую очередь не отпасовать, а уметь работать с мячом. И для этого его не нужно ограничивать строгими рамками, стоит давать парню свободу действий, и тогда его талант раскроется в полной мере.
- Честно признаюсь, в плане подтянутости и бодрости в свои 75 вы можете дать фору даже внукам. Как держите себя в такой форме?
- Я много работаю над собой, прежде всего, хожу в бассейн и тренажерный зал. А летом, начиная с апреля, уезжаю на дачу на хутор Ленина и веду там здоровый образ жизни. На 70-летие друг Алексей Немыкин подарил мне удочки, так что теперь при каждом удобном случае мы с ним выезжаем на моей моторной лодке на Краснодарское водохранилище и ловим сомиков. Не представляете, как тонизирует этот процесс! Выезжаем, как правило, в 5 утра, а к 10 часам возвращаемся домой, обычно с богатым уловом.
- Нурбий Хакунов в интервью нашей газете однажды признался, что свое 75-летие хочет отметить на карнавале в Рио-де-Жанейро. А у вас есть мечта на ближайший юбилей?
- Надеюсь, что, когда мне стукнет 80, кто-то из внуков уже будет судить матчи премьер-лиги. Но все зависит от них - если очень этого захотят, тогда будет толк. Хочется, чтобы характером они пошли в деда. Вообще, семья у нас, за исключением сына, который пошел в строительство, спортивная: дочь, например, двукратная чемпионка России по водному поло и играла еще за сборную Союза, да и супруга тоже в какой-то мере близка к спорту - вот уже 25 лет она работает бухгалтером в клубе «Кубань». Поэтому вторая моя мечта - чтобы все в нашей семье занимались тем, что любят. Ну, и третье желание, пожалуй, тоже загадаю: недавно мне выдали новые водительские права сроком на 10 лет, и в Центре выдачи мне намекнули, мол, ждем вас в следующий раз. Так вот, хочу все-таки прийти (улыбается).
Максим Герасин



Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: