.: Футбол. Тет-а-тет
Евгений Калешин: «Кубань» была, есть и будет»
В
отличие от своего младшего брата Виталия, в 35 лет показывающего стабильно высокий уровень футбола в «Краснодаре», Евгений Калешин уже перешел на тренерские рельсы. В прошлом сезоне он тренировал выступающий во втором дивизионе «Краснодар-2», а в сентябре 2015-го по приглашению Сергея Ташуева вошел в тренерский штаб «Кубани». Стажа Евгению пока недостает, а вот опыта работы с известными специалистами ему точно не занимать. В московском «Локомотиве» Калешин прошел большую футбольную школу у Юрия Палыча Семина, в тольяттинской «Ладе» учился у Сергея Бутенко, в Томске внимал Анатолию Бышовцу и Валерию Петракову, а в самарских «Крыльях Советов» - Леониду Слуцкому. В итоге в свои 37 Калешин имеет собственное неординарное мнение касаемо не только происходящего нынче в «Кубани», но и в том числе «минусов» и «плюсов» системы российского футбола и многого другого, о чем он увлеченно побеседовал с корреспондентом «Независимой спортивной газеты».
фото: ФК «Кубань»
КЛУБНЫЕ БАТАЛИИ И ФОТО С ДАНИ АЛВЕСОМ
- Евгений, идет уже второй год вашей тренерской карьеры. После того, как повесили бутсы на гвоздь, рассматривали другие варианты, кроме как остаться в футболе?
- Нет, не рассматривал, поскольку страсть к футболу во мне не иссякла. Причем с ранних лет я по-настоящему одержим этой игрой - по-другому в таких футбольных семьях, как наша, не бывает. В молодости, например, собирал вырезки из спортивных газет, особенно если они были посвящены моей любимой «Барселоне», за которую болею с 1988-го. Кстати, в плане клубных пристрастий мы с Виталиком антиподы: в детстве его половина комнаты была обклеена плакатами с изображением футболистов «Милана», а моя, в свою очередь, постерами с игроками «Барсы». Привил же мне любовь к сине-гранатовым цветам отец, рассказывавший в детстве маленькому Жене про Йохана Кройффа и его фантастические сезоны в составе каталонцев.
- Часто удавалось вживую посмотреть матчи любимой команды?
- Четырежды. В первый раз попал на «Камп Ноу» в феврале 2001-го, когда «Барселона» с Ривалдо и Луисом Энрике в составе и Луи ван Галом на тренерском мостике уступила 2:3 на тот момент действующему чемпиону Испании «Депортиво» во главе с блиставшим тогда Джалминьо. А вот на «класико» еще не попадал и надеюсь когда-нибудь восполнить этот пробел. Зато другая моя мечта уже исполнилась: в прошлом году мы с женой поехали в отпуск в Барселону и в очереди на экскурсию в храм Саграда Фамилия встретили самого Дани Алвеса! После того, как он купил билет, я попросил супругу сфотографировать меня с бразильцем, а тот оказался не против. Теперь в моей коллекции есть фото с выдающимся защитником «Барсы» (улыбается).
- В бытность игроком брали пример с того же Дани Алвеса в каких-то компонентах?
- Конечно, ведь он играет на высочайшем уровне уже много лет. И пусть Дани действует на правом фланге, а я чаще выходил слева в обороне, это не имеет большого значения - принципы игры на обеих бровках одни и те же. Вообще, я всегда уделял много внимания анализу действий на поле лучших футболистов мира, особенно в конце своей карьеры. К этому меня приучил отец: в детстве мы часто после матчей закрывались в комнате, и папа указывал мне на мои ошибки. И он имел на это полное право, поскольку сам был Игроком с большой буквы и прошел школу советского футбола, уровень которого для российского футбола пока недостижим.
- Профессиональным спортсменам в большинстве своем на высшее образование не хватает времени. Какое внимание этому уделяли вы?
- На самом деле, я очень хорошо учился в школе и в институт физкультуры поступил без особых проблем. Но когда в 1997-м начал играть в Майкопе за «Дружбу» в первой лиге, времени ездить в Краснодар на учебу практически не оставалось. Тем не менее, экзамены по профильным предметам я всегда сдавал самостоятельно, и диплом защитил без особых проблем. А сейчас те знания, которые приобрел в вузе, отчасти помогают мне в учебе в Академии тренерского мастерства РФС.
- Известный кубанский специалист Федор Щербаченко в интервью нашей газете однажды сказал, что как такового обучения в тренерской Академии нет. Вы с ним не согласны?
- Наверняка для тех специалистов, которые, как Федор Анатольевич, начали тренерскую карьеру в раннем возрасте, сдать вступительный экзамен не составляло труда, но для меня - как в недавнем прошлом игрока - это был большой стресс. Тренерский взгляд на футбол прямо перпендикулярен игроцкому, и нужно обладать определенными теоретическими знаниями, чтобы перестроиться с одной профессии на другую. Хоть я и имел к моменту поступления в Академию небольшой опыт работы в детско-юношеском футболе, лекции мэтров футбольной профессуры Андрея Владимирович Лексакова и Михаила Сергеевича Полишкиса произвели на меня неизгладимое впечатление. По сути, после первой сессии я стал другим человеком.
- На какой стадии находится процесс вашего обучения сейчас?
- Поскольку я много лет играл на профессиональном уровне, то имел возможность сразу поступить на обучение не на категорию «С», а на категорию «В-УЕФА». В Европе она считается базовой и предполагает лишь теоретические и методические занятия, поэтому в ноябре 2015-го поступил на обучение на категорию «А-УЕФА» - оно предусматривает стажировки. Так, вторая сессия пройдет с 31 января по 12 февраля на Кипре: во время нее мы будем и сами проводить занятия, и детально разбирать тренировочный процесс команд премьер-лиги, в том числе «Кубани». Правда, сроки обучения совпадают с датами второго нашего сбора, но Сергей Альбертович (так называют Ташуева в команде, - прим.М.Г.) и руководство клуба отнеслись к этому факту с пониманием.
БОРЬБА ИДЕОЛОГИЙ И «ЛОСКУТНЫЙ» ФУТБОЛ
- Вы упомянули об опыте работы в детско-юношеском футболе, читай, в Академии «Краснодара». Как оцениваете стартовый отрезок своего тренерского пути?
- Несмотря на то, что в Академии «Краснодара» главный тренер один - серб Александр Марьянович, я как старший тренер второй команды целиком отвечал за тренировочный процесс и подготовку ребят к матчам. Вообще, моя работа с «Краснодаром-2» отличалась двойственностью задач. С одной стороны, на данном этапе воспитанники клубной школы продолжают свое футбольное обучение, а с другой, команда принимает участие в турнире второго дивизиона, а значит, ее нужно рассматривать как мини-команду мастеров. Потому на сезон перед ребятами ставилась конкретная задача - попасть в шестерку лучших в зоне «Юг». Увы, для этого нам не хватило опыта, однако в долгосрочной перспективе вектор развития команды предполагает выход в ФНЛ.
- Какое же все-таки место в вашей работе занимал процесс обучения подопечных?
- Как ни крути, центральное. Мы затрагивали аспекты физической, технической и в том числе психологической подготовки, и я старался передать 19-20-летним футболистам те знания, которыми обладаю сам. Естественно, этот процесс проходил в рамках философии «Краснодара».
- У «Краснодара» действительно уже есть собственная философия?
- На эту тему мы общались с Сергеем Николаевичем Галицким еще 6 лет назад, когда я играл за «горожан» в первой лиге, и тогда к важности клубной философии он относился скептически. Но сейчас Сергей Николаевич уже прекрасно понимает, что в жизни клуба должны присутствовать глобальные критерии, вокруг которых строятся системы селекции и подготовки команд всех уровней, а также единая игровая модель. Другими словами, это идеология, идентифицирующая клуб и определяющая его «лицо». Например, анализируя системы подготовки голландских клубов, я пришел к выводу, что в современном футболе тактическая схема утратила свою значимость - это лишь своего рода «телефонный номер», не дающий никакой существенной информации. Например, те же «Аякс» и «ПСВ-Эйндховен» могут в одном конкретном матче использовать одну и ту же схему, но их поединок так или иначе будет представлять битву на поле двух идеологий, каждая из которых имеет свое право на жизнь. Именно поэтому с голландцев в детском футболе многие и берут пример.
- В преддверии «домашнего» чемпионата мира проблемы развития детского футбола в России вышли на первый план. В чем вы видите главные недостатки отечественной системы подготовки?
- В том, что у нас в стране детско-юношеский футбол находится в заброшенном виде. Его пытаются развивать отдельные клубы, но единой общероссийской системы не существует. У нас нет отдельных соревнований для ребят старших возрастов, а региональные турниры проводятся с большими нарушениями регламента. Красноречиво состояние дел в детском футболе характеризует официальная статистика: ежегодно наши школы и академии дают 44 тысячи воспитанников, а через 2 года в профессиональном футболе остаются лишь в среднем 2,5 тысячи. Это говорит и о качестве футбольного образования, и об отсутствии поддержки молодых футболистов со стороны РФС. Хотя на своем опыте я убедился, что талантливых ребят у нас много - им просто не помогают.
- В осенней части сезона Сергей Ташуев часто подпускал к основе «Кубани» игроков дубля. Связано ли это исключительно с кадровым дефицитом?
- Я давно знаком с Сергеем Альбертовичем, играл под его началом в «Краснодаре» и в белгородском «Салюте» и считаю его хорошим педагогом. По моему мнению, за время его работы в «Кубани» очевиден прогресс даже зрелых футболистов команды, что уж говорить о молодых. Что касается дублеров, не буду скрывать, некоторые из них изначально попали в первую команду ввиду форс-мажорных обстоятельств, но в дальнейшем стало понятно, что компетенция тех же Дениса Якубы и Саши Клещенко соответствует уровню премьер-лиги. Поверьте, когда молодой игрок создает здоровую конкуренцию зрелому исполнителю, для главного тренера это, так сказать, приятная головная боль. А Сергей Альбертович, в свою очередь, никогда не смотрит игроку в паспорт: кто лучше, тот и будет в основе.
- Тем не менее, недостаток футболистов в обойме серьезно сковывал тренерский штаб «Кубани» при определении состава на игру, верно?
- Дело в том, что футбол, который хочет видеть главный тренер в исполнении «Кубани», очень энергозатратен и требует от игроков высокого уровня физической готовности. Но в конце осенней части сезона добиться этого мы не могли, и виной тому короткая скамейка вкупе с большим травматизмом среди футболистов. В такой ситуации работа тренерского штаба сводилась к подведению игроков к конкретному матчу, но поскольку почти у всех накопились различные микроповреждения, требовать от них максимальной готовности было бессмысленно. Но отказываться от избранного стиля тренер тоже не мог, оттого во многих матчах после первого тайма команда физически «сдувалась», как воздушный шар.
- Другими словами, игрокам на вторые таймы многих матчей не хватало свежести?
- Именно так. Поэтому мы надеемся, что ребята за время отпуска хорошо отдохнули и подлечились и плодотворно проведут зимние сборы, дабы наш «лоскутный» футбол, как его охарактеризовал однажды Сергей Альбертович, трансформировался в четкий игровой рисунок. Уверяю вас, «Кубань» во второй части сезона будет показывать агрессивный и атакующий футбол, какой ранее при Ташуеве демонстрировали «Краснодар» в 2010-м и «Салют» в сезоне-2012/2013. С тех пор его методика эволюционировала в соответствии с новыми веяниями в футболе, но суть осталась прежней: игра команды должна приносить зрителю удовольствие.
БОРОДЮК И «МАКДОНАЛЬДС»
- В апреле 2015-го вы уволились из «Краснодара», а в середине сентября вошли в тренерский штаб «Кубани». Эти события связаны между собой?
- За 2 года работы в Академии «Краснодара» я прошел фактически все ступени вплоть до высшей, а именно «Краснодара-2», и мне нужен был новый вызов. Почти сразу после увольнения я переговорил с Ташуевым, и он оказался не против сотрудничества, благо хорошо знал меня по совместной работе. Кстати, последние полгода моего пребывания в Белгороде мы много общались с Сергеем Альбертовичем на темы, выходящие далеко за рамки компетенции игрока, поэтому по окончании своей карьеры летом 2013-го я сразу изъявил желание стать его помощником. Но тогда наши пути разошлись: я вернулся на Кубань, а Ташуев уехал тренировать донецкий «Металлург». Тем не менее, все это время мы находились с ним постоянно на связи, а когда ему поступило конкретное предложение от «Кубани», мы окончательно расставили точки над «i», после чего я вошел в тренерский штаб желто-зеленых.
- Решение о завершении карьеры далось нелегко, или к тому были предпосылки?
- По окончании сезона гендиректор «Салюта» предложил новый контракт, но я отказался. Почему? На мой взгляд, самая классная вещь в футболе - это стресс. В бытность игроком я получал удовольствие как от игрового процесса, так и от ежедневных тренировок, а тот адреналин, который выделяется в организме после каждого матча, вне зависимости от его исхода, мотивировал продолжать в том же духе. Но за полгода до окончания контракта с белгородцами поймал себя на мысли, что начал просто выполнять работу. В раздевалке перед игрой я не чувствовал стресса - только хладнокровие. Сначала испугался, но затем переговорил с отцом, и он сказал: «Это первый признак того, что тебе пора заканчивать». Потому завершил карьеру без лишних сантиментов и решил испытать себя на тренерском поприще.
- Молодые тренеры, как правило, поначалу в своей работе опираются на опыт более искушенных коллег. Кто для вас служит таким примером?
- Мне довелось поработать со многими специалистами, но набольшее влияние на мои взгляды оказали три наставника. В 2002-м в тольяттинской «Ладе» я имел счастье познакомиться с Сергеем Санычем Бутенко, который за год «переродил» меня как игрока, открыв секреты современного футбола. Также отмечу Валерия Юрьевича Петракова, с помощью которого я вырос в футболиста уровня премьер-лиги. Именно он после прихода в «Томь» в 2006-м переквалифицировал меня из хавбека в защитника, благодаря чему сезоны 2006 и 2007 годов стали для меня лучшими в карьере. До сих пор не понимаю, почему Валерий Юрьевич не может проявить свой талант в полной мере, но для меня он один из сильнейших тренеров советской школы. Также в тройку включу Сергея Альбертовича, умеющего максимально доходчиво разъяснять игрокам свои требования.
- В 1998-м вас, 20-летнего игрока майкопской «Дружбы», заприметил Юрий Палыч Семин. Как так вышло?
- Для меня самого стало шоком, когда в один прекрасный день я услышал в телефонной трубке голос Юрия Палыча. У меня в голове не укладывалось: откуда тренер московского «Локомотива», тогда уже топ-клуба, знает о футболисте «Дружбы»? Когда возник вариант с переходом в стан железнодорожников, я был на вершине счастья! Руководство клуба из Майкопа не стало чинить мне препятствия, и в итоге мечта стала явью. Тот «Локомотив» Валерия Николаевича Филатова и Юрия Палыча Семина по сей день является для меня примером грамотного управления клубом, в том числе по части организации футбольного хозяйства.
- Константин Коваленко в бытность игроком московского «Спартака» дивился тому, как Сергей Юран держал «виноградную» диету. В «Локомотиве» сталкивались с подобным?
- Мне посчастливилось застать в «Локомотиве» Александра Генриховича Бородюка, и мы часто в автобусе ехали на соседних креслах - так завязалось наше тесное знакомство. И вот однажды во время зарубежного сбора он увидел меня в «Макдональдсе», подошел и спросил: «Зачем ты это ешь?» А потом рассказал мне историю, как его самого в Германии журналисты однажды сфотографировали в «Макдональдсе», а на следующий день фото появилось в одной из немецких газет. Затем его вызвал к себе президент «Шальке-04» (за этот клуб Бородюк играл с 1989-го по 1993-й, - прим.М.Г.) и объяснил, что потреблять фастфуд игрокам команды строго запрещено - это вредно и просто непрофессионально. Таким вот образом Александр Генрихович объяснил мне, насколько в футболе важна каждая мелочь.
- Сезон-1999 вы провели в аренде в ярославском «Шиннике». Была ли возможность остаться в «Локомотиве»?
- Юрий Палыч выразил желание, чтобы я остался, но я не видел для себя возможности пробиться в первую команду. Тогда у «Локо» был, пожалуй, один из лучших составов в его истории: в воротах Руслан Нигматуллин, в обороне - Андрей Лаврик, Игорь Чугайнов, Олег Пашинин и Юрий Дроздов, в средней линии - Алексей Смертин, Евгений Харлачев, Альберт Саркисян и Дмитрий Лоськов, а в атаке - Заза Джанашия и Дмитрий Булыкин. И это при том, что в запасе оставались такие мастера, как Алексей Арифуллин, Владимир Маминов и нынешний наставник железнодорожников Игорь Черевченко! Я понимал, что в такой звездной компании мне места не найдется. Между тем, тогдашний главный тренер «Шинника» дружил с Семиным, и в товарищеской игре «Локо» с ярославцами на сборе в Кудепсте я ему понравился. В итоге он уговорил Юрия Палыча отдать меня в аренду. И о переходе не жалею: в Ярославле поработал с Александром Побегаловым и Беньяминасом Зелькявичюсом и получал регулярную игровую практику.
- В дальнейшем возникали варианты с переходом в один из российских топ-клубов или даже с отъездом за рубеж?
- В 2006-м в «Томи» играли хорваты Хрвое Вейич и Игор Новакович, и через них я свел знакомство с известным во всем мире агентом Шандором Варгой. Мне хотелось попробовать свои силы за границей, и Шандор предлагал варианты с одним из чешских топ-клубов, в частности, с пражской «Спартой», но не получилось. А зимой 2007-го «Томь» на сборах сыграла пару матчей с киевским «Динамо», и украинцы проявляли ко мне предметный интерес. Мы даже обсуждали вариант моего перехода с Петраковым, но до конкретики дело так и не дошло. Впрочем, я сильно не сокрушаюсь: за 5 сезонов в «Томи» команда и сам город Томск стали для меня родными, и с руководством клуба и некоторыми ребятами я по-прежнему держу тесную связь.
СИБИРСКИЙ БОЛЕЛЬЩИК И ТРОЙКА ЛУЧШИХ
- За столько лет жизни в Томске ощущаете себе отчасти сибиряком?
- В Сибири живут очень душевные люди, и когда приезжаю в Томск, сердце радуется. А еще томичи очень любят футбол. Некоторые люди скептически воспринимают памятник болельщику, установленный в 2006-м на восточной трибуне городского стадиона «Труд», но я считаю, эта скульптура передает неподдельные зрительские эмоции: она не холодная, а самая что ни на есть живая. Думаю, даже по игре «Томь» отличается от других команд - как истинно сибирская команда она проповедуют силовой, но одновременно и разумный футбол, десятилетиями определяющий «лицо» коллектива. Александр Суровцев, Эдуард Барышев, Александр Жидков, Василий Янотовский, Виктор Себелев, Сергей Передня и Александр Фамильцев - эти футболисты много лет защищали цвета «Томи» и работают в клубе на различных должностях и поныне, являясь носителями командного духа.
- Вы упомянули, что в 2006-м по инициативе Валерия Петракова стали защитником. Как произошла ваша трансформация?
- Впервые в обороне меня попробовал в «Шиннике» Александр Михайлович Побегалов. Это случилось в 1999-м во Владикавказе в игре с «Аланией» - мы тогда применили схему с тремя центральными защитниками и двумя латералями, то есть крайними, и я играл слева. Затем на этой позиции в Тольятти меня пробовали Сергей Саныч Бутенко и Хазрет Дышеков, в 2005-м в «Томи» Анатолий Федорович Бышовец тоже использовал меня как латераля, а окончательно процесс моей трансформации в защитника завершил Петраков. На самом деле, это было требование времени: на тот момент линейных хавбеков в чистом виде уже не стало, они переквалифицировались в крайних форвардов, а часть их функций начали выполнять «латеральные защитники». В итоге сезон-2006 я полностью провел слева в обороне.
- Вы по природе левша. Ощущали себя «дефицитным» футболистом?
- Действительно, найти футболиста с «рабочей» левой ногой порой очень трудно. Но есть такие игроки, как мой младший брат Виталий, которые могут играть одинаково успешно на обоих флангах. А я как ярко выраженный левша справа чувствовал себя очень некомфортно, так как правая нога у меня гораздо слабее левой. Поэтому кто уж точно на сегодняшний день является «дефицитным» футболистом, так это Виталик: крайних защитников высокого уровня, таких, как он, Олег Кузьмин и Александр Анюков, среди российских футболистов зрелого по футбольным меркам возраста попросту нет.
- В сезоне-2010 вы с 11 мячами стали лучшим бомбардиром «Краснодара», причем все голы забили с пенальти. Где научились так «стрелять» с «точки»?
- Начал бить пенальти в 20-летнем возрасте в анапском «Спартаке» - ответственности я никогда не боялся и в том сезоне, если не ошибаюсь, из 5-ти попыток реализовал все 5. В следующий раз к «точке» подошел, уже выступая за «Дружбу». В овертайме кубкового матча со ставропольским «Динамо» мы заработали пенальти, и наш капитан Тамаз Еник подошел ко мне, самому молодому игроку майкопчан, и вручил мяч: «Иди, бей». Я забил, мы прошли дальше, и затем во многих командах меня назначали штатным пенальтистом. В Томске, напротив, в «очереди» на исполнение 11-метровых я был третьим по счету, зато в «Краснодаре» как самый опытный и возрастной футболист подходил к «точке» первым. Безусловно, в этом деле есть доля везения, но и без мастерства тоже не обойтись. Удары с 11-метровой отметки я практически не тренировал, поскольку исполнять пенальти на тренировках и в игре - космическая разница. Потому за пару минут до пробития старался успокоиться и давал себе установку: «Главное - просто попасть в ворота».
- В вашей коллекции голов есть самые важные или самые красивые?
- Забивал я за карьеру не так много, но среди голов действительно есть такие, которые приносили внутреннее удовлетворение. Важный мяч, к примеру, забил «Сатурну» в 1998-м, играя за «Дружбу»: раменчане к тому моменту лидировали в турнирной таблице первой лиги, а мы, напротив, выступали неважно. Шли последние минуты матча, мы проигрывали 0:1, и тут я отличился со штрафного и помог команде слегка поправить турнирное положение. А еще важным считаю гол за «Томь» в 2004-м в ворота «Сокола»: саратовцы в том сезоне являлись нашими прямыми конкурентами за выход в высшую лигу. Помню, я тогда забил головой, и мы победили - 4:2.
- А доводилось ли вам когда-нибудь капитанить?
- Повязку капитана мне доверяли в Тольятти, а в Томске, Краснодаре, Новороссийске, где в составе «Черноморца» провел сезон-2011/12, и в Белгороде был вице-капитаном. На самом деле, это большая ответственность. Порой капитана выбирают, но зачастую он сам проявляет себя - на поле, в раздевалке и в повседневной жизни. Истинным капитаном является тот, кто может повести за собой команду как в трудные минуты матча, так и в тяжелый для клуба период. Капитан должен объединять, поощрять, высказывать точку зрения тренера и свою собственную, исполнять роль «мостика» между футболистами и руководством, уметь сглаживать углы и промолчать, когда это требуется, или наоборот объявить что-то важное. Поэтому к выбору капитана команды в нашей стране, считаю, нельзя подходить халатно.
ИНТЕЛЛЕКТУАЛЫ И СОСЕДСКАЯ ВРАЖДА
- Что вас сподвигло летом 2007-го перейти из «Томи» в самарские «Крылья»?
- К тому моменту из-за различных травм я потерял место в основном составе томичей, и летом, когда у меня заканчивался контракт с клубом, поступило предложение от самарцев. «Крылья» тогда возглавлял Сергей Оборин, который ранее несколько раз звал меня к себе в «Амкар», и в разговоре с ним я понял, что он на меня сильно рассчитывает. И, чувствуя, что мой период в Томске подходит к концу, согласился на переход. Считаю, поступил правильно: я спас для себя сезон. А с приходом Леонида Викторовича Слуцкого в начале 2008-го команда начала перестраиваться, и в Самару приехали такие игроки, как Руслан Аджинджал, Андрей Тихонов, Ян Коллер и Иржи Ярошик.
- На тренировках «Крыльев» Леонид Викторович, случаем, не цитировал Редьярда Киплинга, как на пресс-конференции перед матчем сборной России с Лихтенштейном?
- Такого не припомню, а вот цитаты из советских фильмов звучали не раз (улыбается). Не открою большого секрета, если скажу, что Леонид Викторович любит пошутить и является очень открытым и образованным человеком. Пожалуй, по уровню интеллекта его можно сравнить с Анатолием Федоровичем Бышовцем - гениальной, на мой взгляд, личностью. Перед тренировками Бышовец общался с командой по 5-10 минут, причем не обязательно о футболе: мы обсуждали все значимые события, которые происходят в мире. И каждому из событий Анатолий Федорович давал оценку, вызывая игроков на ответную реакцию.
- Любопытно, часто ли удавалось вам общаться в индивидуальном порядке с Сергеем Галицким?
- В мою бытность игроком «Краснодара» мы перебрасывались двумя-тремя словами чуть ли не ежедневно, а когда я возглавил «Краснодар-2», после каждого матча обсуждали с ним прошедшую игру. Как президент клуба, который огромное внимание уделяет детской Академии, он знает не только фамилии игроков второй команды, но и сильные и слабые стороны каждого из них. Само собой, Сергей Николаевич на все имеет свою точку зрения. Порой во мнениях мы с ним не сходились, но в том и интерес: президент видит ситуацию по-своему и готов вступить с тобой в корректный диалог.
- Какие внутриклубные традиции «Краснодара» закладывались при вас?
- К моменту моего прихода в «Краснодар» в 2009-м игра команды и традиции клуба были еще в эмбриональной, так сказать, стадии, поэтому самые опытные игроки, - Александр Перов, Любомир Кантонистов, Александр Олейник, Максим Деменко, Лаго Сантос Рикардо и я, - стремились сделать внутрикомандную атмосферу профессиональной. А еще - предельно дружеской и доверительной. Так, мы всегда делали ребятам подарки на дни рождения: сбрасывались всем коллективом, включая тренеров и персонал, и покупали новейшие модели мобильных телефонов. И даже если новый игрок пришел в разгар сезона и день рождения у него уже прошел, все равно выбирали время и его поздравляли. А еще перед началом каждого сезона традиционно жарили в окрестностях базы «Четук» шашлык - на самом деле, такие мелочи играют важную объединительную роль.
- Традициями обрастает и краснодарское дерби, и вы принимали непосредственное участие в первом из них. Та игра запомнилась?
- Да, я помню тот матч. Правда, «Краснодар» тогда крупно уступил «Кубани», которую возглавлял Дан Петреску - 0:3, но ажиотаж вокруг игры был жуткий. Вообще, я убежден, что в спортивном плане клубы из одного города должны быть врагами - ведь это только подогревает зрительский интерес. Например, лично мне неинтересно смотреть миланское и многие московские дерби, за исключением «Спартак» - ЦСКА, поскольку они утратили былой бескомпромиссный характер. Зато за испанским «класико» каждый раз наблюдает весь мир, потому что между собой встречаются непримиримые соперники. В «Кубани» и «Краснодаре», безусловно, уважают своего соседа, но при этом клубы испытывают друг к другу глубокий антагонизм. Оттого краснодарское дерби и набирает популярность.
- Согласны ли, что в нынешнем сезоне оба краснодарских дерби удались?
- На мой взгляд, августовский поединок по своему качеству был очень слабым - то ли обе команды еще не набрали форму, то ли игре не хватало того нерва, который присутствует обычно в таких матчах. А вот декабрьское дерби получилось выдающимся как по своему драматизму, так и по качеству продемонстрированного соперниками футбола. Пожалуй, по 10-балльной шкале я поставлю этой игре «десятку» - уверен, ее будут помнить долго. Я, правда, лично еще ни разу так и не выигрывал в дерби ни как футболист, ни как тренер. Ну что ж, надеюсь, у меня еще все впереди!
- А была ли у вас в свое время возможность стать игроком «Кубани»?
- Конкретные предложения мне поступали дважды. В первый раз это случилось в 2000-м, когда я еще принадлежал московскому «Локомотиву»: «Кубань», президентом которой являлся Иван Александрович Паненко, а главным тренером - Федор Анатольевич Щербаченко, играла во второй лиге. Но перспективу опуститься на две профессиональных ступени вниз я для себя сразу отверг. Второе приглашение поступило в разгар сезона-2005, когда «Кубань» тренировал Йожеф Хованец, но я уже играл с «Томью» в высшей лиге, и возвращаться в первый дивизион мне не хотелось.
- Если не секрет, как ваш отец - Игорь Викторович Калешин, легенда «Кубани», относится к «Краснодару»?
- Так получилось, что у нас с Виталиком нити судьбы связаны с обоими краснодарскими клубами. Я, например, прошел все стадии подготовки в «Кубани», в 1995-м привлекался тогдашним наставником желто-зеленых Федором Сергеевичем Новиковым к тренировкам с первой командой, а в конечном счете оказался не востребован родной командой и на излете карьеры поиграл за «Краснодар». Но для отца «Кубань» превыше всего, он всегда болеет только за нее - для него другой лучшей команды просто не существует. И это, я считаю, логично.
ПРЕОДОЛЕНИЕ «ЛИХОРАДКИ» И СТРАСТИ ПО БЮДЖЕТУ
- При Сергее Ташуеве «Кубань» выдала фееричные игры против столичных «Спартака» и «Локомотива», но в других матчах не впечатляла. Чем это объяснить?
- Очень редко бывает, чтобы смена тренерского штаба давала однозначно положительный эффект. Зачастую вслед за кратковременным эмоциональным всплеском наступает фаза стабильности, и все возвращается на круги своя с незначительным улучшением. Поэтому, как правило, смена тренера происходит в межсезонье. К сожалению, за два с половиной месяца нам не удалось стабилизировать игру команды настолько, чтобы она регулярно приносила результат, оттого вслед за качественными матчами «Кубань» проводила, так сказать, неоднозначные поединки. Пожалуй, наиболее качественной игрой, которую мы провели наиболее ровно, стала кубковая встреча со «Спартаком», когда у нас не было откровенных провалов по ходу матча.
- Во встречах, в которых желто-зеленые теряли очки, прослеживаются одни и те же проблемы игрового и иного характера?
- Любая потеря очков - это следствие ошибок. Но ошибается игрок не на ровном месте: усталость и потеря концентрации являются системными вещами. Нельзя просто сказать «От нас отвернулась удача», потому что фортуна поворачивается лицом к тем, кто много работает. А раз «Кубань» после первой части сезона находится в незавидном турнирном положении, значит, все без исключения клубные структуры отработали на недостаточно хорошем уровне. В свою очередь, вызов Владислава Игнатьева в сборную России именно из «Кубани» - это другая сторона медали: значит, в этом успехе есть заслуга всего клуба в целом, в том числе руководства и тренерского штаба.
- Можно ли назвать одним из показателей успешной работы нынешнего тренерского штаба массу трансферных слухов, что витает нынешней зимой вокруг игроков команды?
- У каждого футболиста есть свой негласный рейтинг, и если он играет плохо, тогда этот самый рейтинг падает с каждым туром. Если же игрок проявляет свое мастерство, то вне зависимости от командных результатов на него обратят внимание специалисты. Но в том, что, например, Лоренсо Мельгарехо забил 8 мячей, бесспорно, есть заслуга тренерского штаба: значит, мы выполнили свою работу качественно и правильно. Вообще, у «Кубани» на данный момент хороший состав. Может, он недостаточно хорош для премьер-лиги с точки зрения числа мастеровитых футболистов, но с ним определенно можно добиваться результата.
- Есть ли в прогрессе игроков заслуга и тренерского штаба Дмитрия Хохлова?
- Конечно, некорректно будет сказать, что при новом штабе все кардинально поменялось. Просто, возможно, мы смогли быстрее найти подход к футболистам, предложить им более интересную игру и аккумулировать все положительное, что досталось нам в наследство от предшественников. Радует, что после «лихорадки» на старте сезона «Кубань» нащупала правильный вектор развития, и теперь задача клуба - двигаться в избранном направлении.
- Не могу не спросить о финансовых проблемах клуба, но задам вопрос иначе: схожа ли ситуация в «Кубани» с той, в которой не так давно оказалась бюджетная «Томь»?
- В принципе, 99 процентов бюджетных клубов находится в схожем положении. У нас в стране нет закона, как в той же Германии, по которому государство делит акции клуба с частными компаниями. Потому и случаются противоречивые ситуации: администрация края управляет «Кубанью», но статья в бюджете на ее финансирование не предусмотрена. Я знаю, что губернатор занимается клубом, но он не может выделять огромные финансовые средства на «Кубань», учитывая проблемы в здравоохранении и социальной сфере края.
- В таком случае, раз край в 2016-м не будет финансировать «Кубань», то почему новый спонсор появится у нее, по словам губернатора, только в феврале-марте?
- Потому что в России, опять же, нет закона, позволяющего в короткие сроки передать управление клубом частным лицам. Соответственно, вкладывать в этот клуб деньги при неимении рычагов управления им никто не захочет. Поэтому нужно четко понимать, что в государственных структурах любой вопрос согласовывается очень долго. Но это проблема не только «Кубани», а всего российского футбола. Сейчас все бюджетные клубы висят на волоске - взять хотя бы «Урал» и «Ростов». Но пока не появится закон, определяющий в четком порядке организацию клуба и долю участия в его жизни государства и частного капитала, воз будет и ныне там. В свою очередь, я на сто процентов уверен, что «Кубань» в любом случае была, есть и будет.
- Как осуществляется взаимодействие тренерского штаба с руководством клуба по части селекционной работы?
- Оперативное управление клубом существует, и все структуры работают. Генеральный директор, спортивный директор и главный тренер задолго до окончания осенней части сезона определили круг отслеживаемых футболистов, и процесс идет полным ходом. От финансовой ситуации в клубе зависит только финальная стадия селекционной работы, а именно подписание новичков, тогда как ежедневный процесс поиска не прекращается ни на минуту.
- Важный момент: селекция «Кубани» будет направлена на качественное или же в первую очередь количественное усиление?
- Скажу так - в идеале нам нужно пополнение в каждую линию, однако при всем при том «Кубань» будет жить по средствам. Еще трансферные цели клуба могут корректироваться в зависимости от того, кто из футболистов зимой покинет команду, плюс мы внимательно следим за молодыми игроками, в том числе за нашими дублерами. Я прекрасно понимаю, что болельщикам интересно обсуждать слухи вокруг переходов, но сам придерживаюсь такого мнения: трансферы любят тишину.
- Можно ли утверждать, что после первой части сезона круг конкурентов «Кубани» в борьбе за сохранение прописки в премьер-лиге уже определен?
- Если проанализировать предыдущие розыгрыши чемпионата, прошедшие по нынешней системе, то весенняя часть сезона будет представлять собой отдельный мини-турнир. Так что я считаю, что в премьер-лиге совсем ничего не ясно. Кто-то весной по обыкновению провалится, кто-то долго будет набирать ход, а в первой восьмерке и вовсе все настолько запутано, что предрешить судьбу золотых медалей или путевок в еврокубки лично я бы не решился. Касаемо нас, мы постараемся пройти этот отрезок с минимальными потерями и сделать все возможное, чтобы остаться в премьер-лиге.
Максим Герасин

Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: