.: Футбол. Тет-а-тет
Дмитрий Воробьев: «Первые перчатки мне смастерил отец»
З
начительная часть вратарской карьеры воспитанника «Кубани» Дмитрия Воробьева, ныне тренирующего голкиперов в «Афипсе», прошла вдалеке от малой родины. В 19 лет он уехал на просмотр в донецкий «Шахтер», приглянулся клубным селекционерам и через два года стал подтягиваться Анатолием Бышовцем к основному составу «горняков». Увы, выдержать конкуренцию с другими стражами ворот Дмитрию не удалось - по истечении контракта он вернулся в Краснодар, а летом 2001-го был приглашен в «Кубань». Правда, за желто-зеленых Воробьев провел лишь одну встречу и в межсезонье уехал в аренду в ереванский «Бананц», с которым взял «серебро» чемпионата Армении, дебютировал в еврокубках и получил вызов в национальную сборную этой страны. Однако пик карьеры Дмитрия пришелся на период в донецком «Металлурге», куда его пригласили зимой 2003-го - в составе команды он провел 11 памятных сезонов. О курьезных и ярких моментах своей карьеры, «металлургах» Мхитаряне и Яя Туре, вратарских особенностях и многом другом Воробьев поведал в интервью корреспонденту «Независимой спортивной газеты».
Все в сборе: Александр Сторожук, Александр Орехов и Дмитрий Воробьев
фото: ФК «Афипс»
КРЫМСКОЕ ТАКСИ И МОЛОКО
- Дмитрий, 15 января для игроков «Афипса» начинается не любимый большинством футболистов период сборов. У вас практически полугодичный подготовительный период тоже не вызывал энтузиазма?
- Да нет, в бытность игроком я не воспринимал сборы как нечто ужасное. Ведь порой они дарят такие жизненные истории, каких просто не может случиться в сезоне. Например, однажды «Шахтер» проводил тренировочный сбор в Крыму, и мы всей командой бегали кроссы по расположенной между Ялтой и Алуштой знаменитой «царской тропе» - любимом месте для прогулок Николая II. Длина тропы составляет 6 с лишком километров, и нам нужно было пробежать эту дистанцию, поднимаясь в гору, за определенное время. Само собой, сил на обратный путь после такого кросса не оставалось. И вот однажды македонец Игор Гюзелов додумался до того, чтобы на обратной дороге поймать такси и таким образом доехать до гостиницы! От тренеров ему, конечно, потом досталось, зато теперь есть, что вспомнить (смеется).
- Говорят, что вратари в жизни чудят гораздо чаще, чем футболисты других амплуа…
- На эту тему я очень часто спорю, поскольку порой полевые игроки отчебучивают такое, что вратарям и не снилось. Но то, что отдельная вратарская «каста» существует, спорить не буду. В качестве примера могу привести то, что уже четвертый год подряд мои старые знакомые Максим Фролкин, сейчас тренирующий вратарей в дубле «Кубани», и Федя Дьяченко под новогодние праздники собирают в одном из краснодарских ресторанов киперов со всего края - послушать байки и истории, вспомнить прошлое и поболтать. В последний раз на такие «посиделки» собралось 14 человек, а через год по случаю их мини-юбилея парни хотят увеличить число приглашенных раза в два, поскольку почти все принимают это приглашение с удовольствием. Такое объединение по амплуа, поверьте, в спортивных кругах встретишь нечасто.
- В детстве, однако, мало кто мечтает стать голкипером. Как и почему в свое время вы выбрали для себя в футболе именно эту нервную и ответственную профессию?
- Поспособствовал отец. Он сам стоял в «рамке», пусть и на любительском уровне, и грезил, чтобы сын его переплюнул. Отец даже смастерил мне первые перчатки! Сначала он каким-то образом раздобыл старые перчатки Александра Артеменко (будучи в школе «Кубани», я, кстати, в 1988-м подавал этому голкиперу мячи, он тогда вернулся в стан желто-зеленых из майкопской «Дружбы»). Эти перчатки от частого использования были все в дырах, но папа сделал из них «конфетку»: верх каждой тщательно покрыл краской, а на ладонную сторону для ловли мяча пришил стельки от кед - для мягкости приема. После такого подарка я не мог не стать вратарем (улыбается).
- Не каждый в спорте добивается, чего хочет. Какие качества, по вашему мнению, необходимы в первую очередь для голкипера?
- Чтобы стать голкипером, ты должен иметь огромную силу воли. Допустим, до того, как отец смастерил перчатки, я играл во дворе в таких, какие сейчас используют на станциях техобслуживания для замены машинного масла. А тогдашние мячи «Gala» были столь тяжелыми, что при отбивании их кулаками нередко на руках лопались сосуды. Но, когда было больно, я сжимал зубы и терпел, потому что хотел повторить путь моего кумира Рината Дасаева. Он тогда многих восхищал. По сей день могу довольно подробно описать некоторые моменты из игр сборной Советского Союза на чемпионате мира-1986 и Евро-1988, когда он творил в воротах чудеса. К тому же, мы с Дасаевым оба левши, и этот факт в детстве меня еще больше вдохновлял.
- Ваша профессиональная карьера развивалась довольно стремительно, верно?
- Пожалуй. В 14 лет благодаря хлопотам тренера Сергея Григорьева транзитом через сборную края был вызван в юношескую сборную России, составленную из ребят 1976-го года рождения. Некоторое время играл за нее в товарищеских матчах, после чего меня перевели к ребятам моего, 1977-го, года рождения. В той команде будущих звезд хватало с лихвой: Ролан Гусев, Андрей Чичкин, Игорь Аксенов, Владимир Бут… Увы, в один прекрасный момент в сборную меня вызывать перестали, но во взрослый профессиональный футбол я пришел все же рано: «Кубань» отдала меня в аренду в тимашевский «Изумруд», который в 1995-м стал чемпионом края и вышел на профессиональный уровень. Что интересно, наши защитники были в разы старше меня: Юре Кунице тогда стукнуло 32, Сергею Лобко - 26, Анатолию Сорокину - 39, а еще одному нашему голкиперу Игорю Баранову - 30. И когда я стоял в воротах, а мы при этом мы побеждали, они говорили: «Спасибо, сынок, помог на молоко заработать…»
- В таком окружении процесс футбольного взросления проходил в разы быстрее, чем в школе и молодежной команде?
- Конечно. У нынешней молодежи зачастую отсутствует понимание системы «старший - младший», а я прочувствовал ее на себе в полной мере. Допустим, откажешься нести на тренировку связку мячей - получишь 6-шиповой бутсой по голове. И это не было беспределом, а считалось нормой воспитания. Ведь свою очередь, эти самые «старшие» во многих житейских моментах давали младшим, в том числе и мне, дельные советы. Так, когда после первого круга чемпионата-1996 у «Изумруда» начались большие финансовые проблемы и футболисты начали задумываться о будущем, Толик Сорокин, сам уроженец Донецка, предложил мне поехать на просмотр во вторую команду «Шахтера». Я рискнул и не прогадал. Тренером «Шахтера-2» тогда был известный в прошлом форвард донецкой команды Виктор Грачев, и я ему приглянулся. Так я в первый раз на 4 года оказался в Донецке.
БЫШОВЕЦ, ШАХМАТЫ И ПОРВАННЫЕ БУТСЫ
- К моменту вашего прихода в «Шахтер» его уже можно было назвать топ-клубом?
- При мне «золотая эпоха» «горняков» только начиналась. В октябре 1995-го во время футбольного матча в результате взрыва бомбы погиб президент клуба Ахать Брагин, и его преемником на этом посту стал Ринат Ахметов. Именно он начал вкладывать в «Шахтер» не только большие деньги, но и душу - чуть ли не каждый день приезжал на клубную базу, часто общался с игроками и знал в лицо даже футболистов «Шахтера-2»! Запомнилось, как порой он приезжал к нам на тренировки с делегацией, члены которой в большинстве своем носили крокодиловые сапоги ценой тысяч в 5 долларов. Как правило, кто-то из гостей изъявлял желание после тренировки ради забавы пробить пенальти, и на ворота как самого молодого ставили меня. Сами понимаете, в таких случаях я старался мячи не ловить - надо же было доставить гостям удовольствие!
- Соперничество с киевским «Динамо» уже тогда было частью философии клуба?
- Конечно. Когда в мае 1999-го меня включили в заявку «Шахтера» на домашний матч с киевлянами, я прочувствовал дух этого соперничества изнутри. Помню, 30-тысячный стадион «Шахтер» был заполнен до отказа и оглушительно ревел весь матч, а мимо меня, запасного, на высочайшей скорости пробегали Андрей Шевченко, Сергей Ребров, Олег Лужный… Кстати, с финансовой точки зрения противостояние «Шахтера» и «Динамо» ощущали и другие команды премьер-лиги: благодаря щедрости Рината Леонидовича даже за ничью с «Динамо» игрокам того же донецкого «Металлурга» причитались тройные премиальные!
- В какой период ощутили себя максимально близко к первой команде «горняков»?
- Когда в начале апреля 1999-го «Шахтер» возглавил Анатолий Федорович Бышовец. При нем я провел с основным составом несколько летних сборов и стал попадать в заявку на игры. Человек Анатолий Федорович, конечно, очень своеобразный, но лично у меня о нем остались наилучшие воспоминания. Помнится, в свободное время он любил играть в шахматы и теннисбол, а после поражений, даже очень болезненных, всегда в раздевалке произносил одну и ту же фразу: «Ничего, ребята, жизнь продолжается!» Что удивительно, когда мы встретились на сборах пять лет спустя, Бышовец, будучи вице-президентом «Химок», тепло со мной поздоровался, словно мы расстались большими друзьями.
- Анатолий Федорович покинул «Шахтер» в октябре 1999-го. После этого шансы на попадание в основу испарились?
- К тому моменту у меня истекал срок 4-летнего контракта, и продлевать его «Шахтер» не стал. Но полностью и не отпустил. Тогда действовало правило, по которому игрок после расторжения договора еще 12 месяцев принадлежал бывшему клубу. А когда мной интересовались другие украинские команды, «горняки» заламывали за мой трансфер такую сумму, что претенденты сразу теряли предметный интерес. В итоге я на полтора года остался без большого футбола и для поддержания формы играл в высшей лиге чемпионата края за краснодарский «Немком». И вдруг летом 2001-го мне поступило предложение от «Кубани». Желто-зеленых в тот период тренировал Олег Долматов, который изначально рассматривали меня как дублера основного голкипера Эдуарда Тучинского. Со стороны же мой приход выглядел, наверно, странно: «Кубань» со своими мощными для первой лиги финансовыми возможностями метила в «вышку», пригласив для решения этой задачи Олега Терехина, Эмиля Цацкина и братьев Коваленко, и тут появился я - по сути, человек фактически с улицы. У меня не было даже бутс! В итоге моя карьера в «Кубани» закончилась так же внезапно, как и началась.
- Что же стало причиной вашего столь скорого ухода из стана желто-зеленых?
- История поистине анекдотичная. Эдик Тучинский в том сезоне играл так уверенно, что вероятность моего появления на поле приравнивалась к нулю. В итоге мне даже не выдали новые бутсы - на скамейке я сидел в своих старых порванных 6-шиповках. А 12 августа мы играли дома с «Шинником», текущим лидером чемпионата: на трибунах, конечно, был «биток». На 30-й минуте Эдик заработал удаление, и мне пришлось выходить на поле: на табло к тому моменту горели нули. Долгое время удавалось держать ворота «на замке», но за 15 минут до конца встречи проявилась моя старая «болезнь» - не очень четкая игра ногами. В одном из эпизодов Алексей Селин откинул мяч назад, а я отпасовал его низом вперед метров на 40. Но сделал это неточно, мяч перехватил игрок «Шинника» и в касание отправил его на линию штрафной своему партнеру, а тот с ходу пробил в «девятку» - гол… Мы уступили 0:2, обещанные команде за победу тройные премиальные пошли коту под хвост, и всех собак спустили на меня. В итоге тот матч стал для меня в «Кубани» первым и последним.
- То есть Олег Долматов сказал вам открытым текстом, что на вас не рассчитывает?
- Нет, такого не было. Зимой я поехал с командой на сборы, но в клубе уже начали мягко намекать: мол, уходи в аренду, чего место занимаешь. Были варианты во второй лиге, вот только далеко я уезжать не хотел. В данной ситуации вновь помог Толик Сорокин: «Дима, есть вариант в Армении». Сначала я отнекивался, но тот факт, что «Бананц» должен был играть в Кубке УЕФА, подкупил меня окончательно. В итоге о двух сезонах в этом клубе не пожалел ни разу: с «Бананцем» я сыграл в еврокубках против швейцарского «Серветта» и израильского «Маккаби» из Тель-Авива, а на второй сезон стал серебряным призером чемпионата страны.
- Ощутили изнутри гостеприимство армянского народа?
- В полной мере (улыбается). В Ереван я летел с опасениями, что в аэропорту меня никто не встретит, но по прилете сразу увидел табличку со своей фамилией. Дальше события развивались молниеносно: меня повезли в самую дорогую гостиницу города, поселили в номер «люкс» и сказали: «Вечером едем в ресторан». Действительно, вечером клубный водитель отвез меня в лучший ресторан Еревана, где за длиннющим столом уже сидели президент «Бананца» Саркис Исраелян и ветераны «Арарата»-1973 в полном составе: они после «золотого дубля» в чемпионате и Кубке СССР считаются в Армении чуть ли не национальными героями. И все ждали меня! Затем друг за другом начали звучать тосты в мою честь, на что я, сильно стесняясь, подметил: «Простите, я только приехал, вы ведь меня даже в деле не видели…» Ответ последовал незамедлительно: «Ты наш гость, и точка!»
- Правда ли, что вам даже предлагали выступать за сборную Армении?
- Да, после того как по итогам первого моего сезона в «Бананце» я был признан лучшим вратарем чемпионата, мне поступил вызов в национальную команду. В Армении большая беда с голкиперами, так что меня рассматривали как альтернативу Роману Березовскому, но в конечном счете я отказался - подход федерации футбола к вопросу о натурализации показался мне несерьезным. А вскоре вовсе пришлось покинуть Ереван. После матча с «Маккаби» ко мне подошел тогдашний наставник донецкого «Металлурга» Александр Севидов (тезка и однофамилец известного советского специалиста), ныне возглавляющий харьковский «Металлист», и сказал, что хочет пригласить на зимние сборы с командой. Так и начался мой второй период пребывания в Донецке, который растянулся почти на 11 лет.
ПРЕМИАЛЬНЫЕ НА ТРОИХ И ИСПАНСКИЙ БАРМЕН
- Одним из акционеров «Металлурга» был нынешний главный инвестор «Кубани» и армавирского «Торпедо» Олег Мкртчан. Он уделял клубу столько же внимания, сколько Ринат Ахметов «Шахтеру»?
- Олег Артушевич появлялся на клубной базе все-таки реже, чем Ринат Леонидович в свое время, но для «Металлурга» он делал много. Чего стоит хотя бы современнейшая клубная база с шестью идеальными по качеству полями и 5-звездочной гостиницей, в которой во время Евро-2012 квартировали сборные Украины и Франции. Мкртчан вкладывал в клуб много денег и душевных сил. Как рассказывали ребята, остававшиеся в команде до последнего, он очень сильно переживал ликвидацию «Металлурга» летом 2015-го. Насколько знаю, шансов сохранить этот проект ввиду политической ситуации не было никаких, однако футболистов Олег Артушевич на произвол судьбы не бросил - некоторые из них сейчас выступают за «Сталь» из Днепродзержинска, спонсируемую городским металлургическим заводом, акционером которого является все тот же Мкртчан.
- Недавно появилась информация о больших задолженностях, накопившихся в «Стали»», львовских «Карпатах» и запорожском «Металлурге». Стране не до футбола?
- Судя по всему, чемпионат Украины вновь становится турниром фактически двух команд - киевского «Динамо» и «Шахтера». Еще год-два назад конкуренцию им могли составить харьковский «Металлист» и днепропетровский «Днепр», но сейчас те времена канули в Лету. Так, после ухода с поста президента клуба из Харькова Александра Ярославского в его руководстве не осталось фанатов футбола, готовых вкладывать в проект душу. В итоге «Металлист» летом устроил распродажу лидеров и после первой части нынешнего сезона обретается в подвале таблицы. Касаемо других клубов, все они, даже западноукраинские, испытывают в связи с крахом экономики страны громадные финансовые проблемы. И я не удивлюсь, если в новом сезоне в украинской премьер-лиге останется 8 команд, которым придется играть в 4 круга.
- Сезон-2004/2005, по итогам которого «Металлург» в последний раз в своей истории взял «бронзу» чемпионата, вспоминаете с ностальгией?
- Конечно, ведь эта награда занимает центральное место в моей трофейной коллекции. Вообще, коллекция у меня довольно скромная: помимо этой «бронзы» и завоеванного с «Бананцем» «серебра» армянского чемпионата есть еще медаль за третье место в первой лиге с «Кубанью», которую вместе с именной магнитолой по окончании сезона я получил из рук тогдашнего губернатора края Александра Ткачева. Что до того памятного сезона-2004/2005, то после первого круга я думал примерно следующее: «Я ж ни одного матча не сыграл, как же пойду за медалью?!» Но после того как у команды пошла полоса неудач, место в воротах в последних 12-ти встречах доверили мне, и в итоге мы, потерпев всего одно поражение, удержали третью строчку. Лично для меня также был приятно, когда после моего первого матча в сезоне против луцкой «Волыни» центральная спортивная газета страны «Футбольное обозрение» признала меня голкипером тура и самым успешным дебютантом чемпионата. Мы тогда, кстати, выиграли «всухую» 1:0.
- Какие еще матчи отнесете к «золотым страницам» своей карьеры?
- Победу над «Шахтером» в полуфинале Кубка Украины-2009/2010. На нас тогда никто не ставил, а на трибунах, несмотря на то, что номинальными хозяевами были мы, рябило от черно-оранжевых цветов. В итоге мы выиграли 2:1! Но как же обидно было после такой победы, когда до трофея остался один шаг, уступить в финале «Таврии» из Симферополя… В сезоне-2011/2012 «Металлург» вновь дошел до финала Кубка, но в этот раз мы встречались с «горняками», которым и уступили в овертайме - 1:2.
- Почему, несмотря на солидное финансирование, «Металлург» за последние 10 лет своего существования может похвастаться лишь «бронзой» чемпионата и финалами Кубка?
- Мне кажется, «корень» всех причин стоит искать в постоянных кадровых изменениях, как в составе команды, так и на тренерском мостике. К примеру, творцом «бронзы» был фактическим Славолюб Муслин: при нем после первого круга чемпионата мы оторвались от шедшего четвертым «Днепра» на 15 очков. При Муслине, правда, в заявке команды числилось 11 сербов, но Славо в коллективе любили и уважали, и его внезапный уход зимой, в разгар сезона, стал для нас потрясением. То же касается и голландского наставника Ко Адриансе, возглавившего «Металлург» сразу после «Порту», с которым в сезоне-2005/2006 завоевал золотые медали чемпионата Португалии. При Адриансе мы показывали очень приличный футбол, но его любовь к дисциплине раздражала легионеров, особенно бразильцев, и во многом поэтому голландцу зимой пришлось уйти.
- В «Металлурге» число легионеров действительно порой было в разы больше, чем собственно украинцев?
- В сезоне-2007/2008, как сейчас помню, в нашей заявке числилось 24 иностранца. По этому показателю мы тогда переплюнули даже «Шахтер» с его бразильцами! Только вот уровень большинства наших легионеров, которых приглашал тогдашний вице-президент клуба Дмитрий Селюк, оставлял желать лучшего, а бразильцы «Металлурга» не шли ни в какое сравнение с теми, что были у «горняков». Порой случались и комичные ситуации. Однажды на сборе в Испании к нам присоединился парень, который буквально не мог по мячу попасть. В конце концов, кто-то из ребят не выдержал и спросил: «Парень, а ты где играл?» И тот ответил: «На профессиональном уровне нигде. Я работаю здесь барменом, но Дмитрий (Селюк, - прим.М.Г.) сказал, что могу попасть в команду».
- Значит, клубная селекция отличалась неразборчивостью и хаотичностью?
- По большей части да, но были, бесспорно, и очень успешные трансферы. Например, 5 сезонов провел в «Металлурге» Георгий Деметрадзе, известный по выступлениям за тбилисское и киевское «Динамо», владикавказскую «Аланию». К моменту моего прихода в команде уже играл и 20-летний Яя Туре. По поведению ивуарийца было видно, что он не хочет надолго оставаться в Донецке, но с его талантом действительно нужно было скорее уходить на повышение: на тренировке у Яя невозможно было отобрать мяч! Еще одним попаданием «в яблочко» стал приход в команду в 2009-м Генриха Мхитаряна. Коварство его удара я прочувствовал почти сразу: мяч летит по вихляющей траектории, как радиоуправляемый, и резко «ныряет» вниз прямо перед тобой. Поражала и интеллигентная манера поведения Генриха - его французское воспитание проявлялось даже в мелочах. Касаемо бразильцев, из всего их множества выделю разве что нападающего Жуниора Мораеса, которого одно время сватали в «Кубань». А незадолго до банкротства «Металлурга» он переехал в Киев и сейчас старается закрепиться в основе «Динамо».
- В бытность игроком «металлургов» у вас были стоящие предложения от других клубов?
- Одно время, по слухам, меня хотела приобрести «Кубань», но руководство донетчан отказалось меня продавать. Зато наш капитан Слава Чечер, с которым мы в течение 8-ми лет жили на базе в одном номере, в 2010-м поехал в «Кубань» в аренду по приглашению Дана Петреску, но так ни одного матча за краснодарцев не провел и летом уехал в «Карпаты» - к Олегу Кононову. Уже зимой он вернулся в Донецк, и от работы с Олегом Георгиевичем у него остались яркие впечатления. По сути, именно благодаря Кононову о «Карпатах» на Украине начали говорить как о крепком коллективе и еврокубковом бойце.
- В «Металлурге» вы чувствовали себя номером один в «рамке», или конкуренция во вратарском цехе была высокой?
- Перед каждым сезоном ведущие спортивные украинские издания синхронно отмечали, что самая стабильная и наиболее качественно укомплектованная позиция в нашей команде - вратарская. Долгое время у нас было, по сути, три равноценных вратаря: помимо меня, это голкипер сборной Сербии Владимир Дишленкович, а также Юра Вирт, которого после великолепной игры за «Шахтер» против «Арсенала» в Лиге чемпионов-2000/2001 Арсен Венгер очень хотел видеть в Лондоне. Но, что еще более важно, у нас с ребятами были настолько товарищеские отношения, что даже премиальные после побед мы делили на троих! Почему? Потому что каждый из нас понимал: сегодня ворота защищаешь ты, а завтра - твой напарник. Конкуренция не мешала нам дружить. Поэтому когда по возвращении из Донецка в Краснодар мне из Сербии однажды позвонил Володя Дишленкович, чтобы просто узнать, как у меня дела, то с одной стороны обрадовался, а с другой - ничуть не удивился.
ДАРЫ НЕБЕС И АФИПСКИЙ МАКСИМАЛИЗМ
- Почему в один прекрасный момент вы решили прервать свою «донецкую сказку»?
- Понял, что пора заканчивать: в 36 лет былые травмы начали о себе все настойчивее напоминать. По окончании сезона-2012/2013 на полгода остался в клубной структуре в качестве тренера по вратарям в молодежной команде, а зимой 2014-го получил полный расчет по зарплате. А через два месяца началась война… С одной стороны, благодарю небеса, что вовремя уехал, а с другой, не понимаю, за что на Донецк обрушилось такое несчастье. Пострадал красивейший центр города, повреждена «Донбасс-арена», по праву входящая в пятерку лучших стадионов Европы, а на месте новенького аэропорта сейчас пепелище… Так как за почти 15 лет, что я провел в Донецке, он стал моей второй родиной, произошедшее принял с болью на сердце. Но еще хуже то, что с некоторыми ребятами, с кем общались до войны, теперь испортились отношения лишь из-за того, что они там, в Украине, а я по другую сторону границы.
- По возвращении в Краснодар не чувствовали себя здесь «чужим среди своих»?
- Нет, поскольку даже в период выступлений за «Металлург» минимум два раза в год приезжал домой, где остались семья и друзья детства. Другое дело, что по возвращении думал, что работу по профессии найти будет непросто. Но мне фантастическим образом повезло. В станице Пластуновской, куда не раз ездил к друзьям, совершенно случайно познакомился с Андреем Викторовичем Андреевым, президентом «Афипса», и он предложил вариант: поиграешь за нас в чемпионате Кубани, а впоследствии перейдешь на тренерские рельсы. Так в итоге и получилось.
- Президент клуба не раз заявлял, что задачу выхода в ФНЛ «Афипс» перед собой не ставит. В чем тогда футболистам черпать для себя мотивацию?
- Во-первых, нельзя ничего загадывать: ведь идея заявить «Афипс» во второй дивизион тоже родилась во многом спонтанно. В один прекрасный момент Андрей Викторович зашел в раздевалку и спросил: «Ребята, вторую лигу потянете?» И после синхронного «Потянем!» идея «обросла» конкретными действиями. А во-вторых, президент нашего клуба по своему характеру максималист, и промежуточные задачи его не устраивают. В прошлом сезоне в зоне «Юг» мы стали четвертыми, пропустив вперед себя армавирское «Торпедо», крымский «Витязь» и новороссийский «Черноморец» - значит, в нынешнем розыгрыше чемпионата должны выступить в любом случае лучше.
- В сентябре на тренерском мостике Софербия Ешугова сменил в недавнем прошлом его ассистент Александр Сторожук. Перемены в игре уже налицо?
- У Сан Саныча много задумок, для воплощения которых в жизнь так или иначе требуется время. Но вторая часть чемпионата стартует только в апреле, так что у нас еще есть полгода на то, чтобы реализовать эти задумки в тренировочном процессе. По сути, весь наш штаб, включая помощника главного тренера Сашу Орехова, не имеет пока большого тренерского опыта, поэтому пока что мы тоже учимся, в том числе на своих ошибках. Но самое главное, что мы занимаемся любимым делом, а не просто выполняем свою работу, - ведь футбол не терпит безразличия.
- Вы работаете с голкиперами. Будут ли зимой во вратарском цехе афипских «соколов» кадровые изменения?
- В ходе прошедшего в середине декабря недельного селекционного сбора мы посмотрели в деле многих потенциальных новичков и остановили свой выбор на двух вратарях - 26-летнем Николае Москаленко, имеющем опыт выступлений за «Краснодар» и армавирское «Торпедо», и 18-летнем воспитаннике «Кубани» Эрике Бычковском. Также планируем подтянуть к тренировкам 15-летнего паренька из нашего дубля - фамилию пока называть не буду. В российских командах собственным воспитанникам уделяется мало внимания, и «Афипс» в этом отношении хочет отличаться в положительном плане: ведь, как любит повторять Андрей Викторович, в первую очередь клуб должен готовить качественные кадры для отечественного футбола. Чем мы, собственно, и занимаемся.
Максим Герасин

Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: