.: Футбол. Тет-а-тет
Роберт Зебелян: «С уходом из «Кубани» я поторопился»
К
то знает, как сложилась бы судьба воспитанника сочинского футбола Роберта Зебеляна, если бы в 2005-м его отец не отговорил сына в трудный период карьеры от попытки завязать с футболом, на что тот был настроен весьма решительно. И уже через год родительские увещевания обернулись сторицей - 22-летнего паренька заприметили в «Кубани», где он стал лучшим бомбардиром команды в сезоне-2006 и откуда его стали регулярно вызывать в сборную Армении. Переход в следующем сезоне в «Химки» в компанию к Роману Широкову и Андрею Тихонову казался шагом вперед, но на пике своих возможностей Зебелян решился на отчаянный шаг, вновь окунувшись в пучины ПФЛ в надежде на возрождение сочинской «Жемчужины». Увы, новый проект, несмотря на многообещающее начало, вскоре канул в Лету…
О коллизиях своей карьеры, памятной футболке Эмира Спахича, дружбе с Генрихом Мхитаряном и многом другом Зебелян поведал в откровенной беседе корреспонденту «Независимой спортивной газете».
ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ ГОГРИЧИАНИ И ЖИЗНЕННЫЙ ВЫБОР
Роберт Зебелян (справа) со своим другом Генрихом Мхитаряном
 
- Роберт, после того как в Сочи в очередной раз закончился большой футбол, ваша фамилия тоже перестала мелькать в сводках новостей. Чем теперь занимаетесь?
- Сейчас я работаю на рынке недвижимости и постигаю тонкости строительного бизнеса. Честно признаться, поначалу было очень тяжело перестроиться, но благодаря родному и двоюродному братьям, которые давно трудятся на этом поприще, азы новой профессии освоил довольно быстро. Каждый день я открываю для себя все новые и новые нюансы ремесла и при этом стараюсь вникать в каждую мелочь - ведь строительная сфера в Сочи нынче развивается семимильными шагами. В отличие, увы, от футбола…
- У вас есть ответ на вопрос, почему в последнее десятилетие самая популярная игра на планете находится в олимпийской столице на задворках?
- Ушли в прошлое те времена, когда в финансировании местного профессионального футбола львиная доля приходилась на городской бюджет. Собственно, золотая эпоха в истории местной «Жемчужины» закончилась после того, как в 2000-м ушел со своего поста первый всенародно избранный мэр Сочи Николай Карпов, активно помогавший основателю клуба Арсену Найденову в содержании его «детища». Пять лет назад не стало и Арсена Юльевича, и теперь футбол в городе существует лишь на энтузиазме местных предпринимателей, готовых вкладывать в него свои кровные средства. Но без поддержки властей вывести новые проекты на серьезный уровень развития чрезвычайно тяжело.
- В таком случае вы счастливчик, поскольку, в отличие от нынешних сочинских мальчишек, застали в детстве самый расцвет «Жемчужины».
- В этом вы правы - в то время на матчах высшей лиги я подавал мячи звездам российского футбола! Эпизоды некоторых игр до сих пор хранятся в моей памяти в виде ярких вспышек. Например, никогда не забуду, как в мае 1998-го в Сочи приехал «Ротор» с Веретенниковым и Есиповым в составе, и наши парни дали тогда волгоградцам бой - 1:1. А еще памятен победный гол Германа Кутарбы в сентябрьском поединке того же сезона с «Зенитом», когда наши победили 2:1, причем ворота питерцев тогда защищал Роман Березовский. Вот так бывает в футболе: сначала я подавал Роме мячи, а через 10 лет мы вместе играли за сборную Армении (улыбается).
- В «Жемчужине» второй половины 1990-х хватало харизматичных личностей. С кого из лидеров той команды брали пример?
- Как нападающий я старался равняться на Гочу Гогричиани - кстати, с ним позднее мы играли бок о бок за «Жемчужину» во второй лиге. Для меня он наряду с Мануком Какосьяном олицетворял найденовскую команду, которой я восхищался в детстве, и за свою жизнь я не встретил ни одного сочинского болельщика, не разделявшего моего восторженного мнения о Гоче. К тому же, Гогричиани футбольный до мозга костей человек: по сей день он не только тренирует в Сочи детей, но и держит в отличной физической форме себя самого - хоть завтра выпускай вновь на поле! А потому нет ничего удивительного в том, что в 11 лет, вдохновленный его примером, я пошел и записался вслед за старшим братом Русланом в футбольную секцию.
- С тренером в секции, насколько понимаю, вам повезло?
- Считаю большой удачей, что попал в группу к Вячеславу Васильевичу Васильеву - он и сейчас растит новые футбольные таланты в родном городе. Главным богатством детского тренера являются его воспитанники, и у Васильича наш выпуск ребят 1984 года рождения оказался урожайным. Помимо его сына Дмитрия, поигравшего в высшей лиге за «Шинник» и «Крылья Советов», в большом футболе не затерялись и мы с Эдуардом Лусикяном, ныне выступающим за новороссийский «Черноморец». Именно Васильев увидел во мне задатки нападающего, и хотя я никогда не обладал ни высокой скоростью, ни умением обыграть 2-3-х соперников, мы работали с ним над моими сильными качествами - своевременными открываниями в чужой штрафной и дальним ударом с правой ноги.
- Часто впоследствии применяли в игре свою «фишку» с дальним ударом?
- Не сказать, чтобы часто, но забивал подобным образом не раз. Самый красивый из таких мячей, как сейчас помню, «положил» в 2002-м за «Жемчужину» грозненскому «Тереку». Получилось так: едва перейдя центр поля, я увидел, что голкипер грозненцев далеко вышел из ворот, и решил «пальнуть» метров с 40-ка в дальнюю «девятку». И попал, представляете! Примерно с такой же дистанции спустя 3 года огорчил и вратаря «Краснодара-2000» в гостевом матче, когда играл уже за «Сочи-04», но этот гол не смог затмить первый по своей эффектности.
- Краснодарским «двухтысячникам» вы забивали по второй лиге чуть ли не в каждом матче. Здесь стоит искать какую-либо подоплеку?
- На матчи с этой командой я действительно настраивался по-особенному, так как провел целый год в футбольной школе «Центр-Р», на базе которой она впоследствии возникла. Попал я оттуда в конце 1999-го, после того как Вячеслав Васильевич решил пустить наш выпуск в «свободное плавание»: по его тогдашним словам, он дал нам все, что мог дать. И в тот момент отец, который сам является ярым футбольным болельщиком и посещал почти все мои тренировки в секции, поставил меня перед трудным жизненным выбором - либо учеба, либо работа, либо футбол. Я, естественно, думал только о футболе, и тогда папа договорился, чтобы меня взяли на просмотр в «Центр-Р». Однако за год моего пребывания там руководитель школы Игорь Захаряк так и не увидел во мне перспективу, и я вернулся домой.
- В тот момент в вас не преобладали упаднические настроения?
- Они возникли позднее, когда в 2003-м окончательно развалилась «Жемчужина». Для поддержания формы два следующих сезона я провел в новообразованном «Сочи-04», но в клубе была такая беда с финансами, что ни о каких спортивных амбициях не шло и речи. Тогда я заявил отцу, что бросаю футбол, на что он сказал мне: «Поздно, сынок, свой выбор ты уже сделал». Так он спас мою карьеру.
МОЛЧУН ЯКОВЕНКО И КУРИНЫЙ БУЛЬОН
- Когда «Кубань» начала проявлять по отношению к вам предметный интерес?
- На протяжении всего второго круга сезона-2005, когда я штамповал голы за «Сочи-04» во второй лиге, ходили упорные слухи, что моей кандидатурой интересуется наставник команды Йожеф Хованец. Но определенность наступила лишь зимой, когда главным тренером желто-зеленых был назначен Павел Яковенко. По его инициативе я в составе 20-ти потенциальных новичков был приглашен на смотрины на базу «Кубани», после чего нас отправили по домам с формулировкой: « Мы вам перезвоним». Честно признаться, думал, на том все закончится, но в первых числах января мне действительно позвонили из клуба: «Ты едешь с командой на сбор в Анталию».
- Как нетрудно догадаться, поездка на сбор являлась лишь авансом?
- Совершенно верно. В Турции новички тренировались обособленно, и спарринг-партнеры для нас подбирались совсем другие, нежели для первой команды. Но на втором сборе в один прекрасный момент меня нежданно-негаданно взяли с основой на вечернюю игру, и тогда же тренер впервые решил проверить меня в деле. В итоге я приглянулся Яковенко и впоследствии тренировался только с первым составом. Кстати, в коллектив я влился довольно быстро, поскольку в «Кубани» к моменту моего прихода уже играли Артур Тлисов, Александр Орехов и Константин Зуев - с ними был знаком еще по «Центру-Р».
- Имела ли место личная беседа с главным тренером?
- Это было исключено: Павел Александрович отличался крайней необщительностью. На тренировках он мог перекинуться с футболистами лишь парой-тройкой фраз, а контакт с футболистами держали его помощники и тренер по физподготовке. Методика работы Яковенко, базировавшаяся на сумасшедших нагрузках, до сих пор является притчей во языцех, но лично мне грех жаловаться - благодаря кропотливой работе уже на сборах я начал стабильно забивать, а наша связка с Шамилем Асильдаровым заработала на полную катушку уже с первых туров чемпионата.
- В конечном счете вы наколотили за сезон в первой лиге 23 мяча, Асильдаров - на 5 меньше. Не тесно было двум бомбардирам в одной штрафной соперника?
- Несмотря на нашу с Шамилем одноплановость и приверженность таранному игровому стилю, мы почти не мешали друг другу на поле. Дело в том, что командная тактика «Кубани» при Яковенко предусматривала высокий прессинг соперника - практически у его штрафной, и позиционным атакам мы предпочитали контрвыпады. В свою очередь, если мяч перехватывался кем-то из трио центрхавов Рикардо-Ушенин-Олег Иванов, мы с Асильдаровым открывались в различных точках штрафной, чтобы осложнить жизнь защитникам. А когда атака шла через фланги - левый, на котором компанию Янбаеву обычно составлял Зуев, либо правый, где феерили Тлисов и Виталик Калешин, - мы врывались в свободные зоны и по многократно наигранной на тренировках схеме замыкали фланговые прострелы.
- По статистике вы тогда забивали в каждом втором матче. Раскроете секрет успеха?
- На самом деле, в начале лета у меня случился серьезный игровой спад, когда в течение 7 встреч я никак не мог отличиться. В конце концов, Яковенко посадил меня на замену, выпуская по ходу матчей вместо Игоря Стрелкова, и результат не заставил себя ждать - в июльской встрече с «Ангуштом», когда мы победили дома 6:0, я отметился дублем, после чего меня словно прорвало. Этот пример еще раз доказывает, насколько проницательным тренером является Павел Александрович, и своими тогдашними успехами я во многом обязан ему.
- Можете предположить, почему в следующем сезоне в премьер-лиге дела у Яковенко не пошли?
- Мне показалось, после двух домашних ничьих со столичным «Локомотивом» и нальчикским «Спартаком» и поражения от «Химок» Саныч усомнился в собственной методике и психологически «поплыл». Это проявлялось в увеличении и без того больших нагрузок на тренировках, из-за чего перед поединками с «Москвой» и «Сатурном» все футболисты находились в состоянии ярко выраженной апатии. Само собой, новость об уходе Яковенко со своего поста в середине апреля в команде встретили ликованием, тем более что первый же матч в Ростове-на-Дону под руководством нового рулевого Леонида Назаренко «Кубань» выиграла. Но лично у меня отношения с этим наставником откровенно не сложились.
- Причиной недопонимания стала полярность взглядов на футбольные нюансы?
- С Назаренко у меня даже не было личного разговора - уже на второй тренировке под его началом через ассистентов главного тренера я узнал, что переведен в дубль. Без объяснения причин! За «молодежку» я забивал почти в каждом матче, но к моменту открытия летнего «трансферного окна» во мне прочно засела мысль, что ждать возвращения в первую команду при нынешнем наставнике бесполезно. В итоге после долгих раздумий решил принять предложение подмосковных «Химок», а через месяц Назаренко сняли… С одной стороны, привык думать, что все в жизни делается к лучшему, но, с другой, осознаю, что с уходом из «Кубани» я поторопился.
- Однако желто-зеленые в том сезоне вылетели, а «Химки» в дебютном для себя сезоне в элите стали 9-ми. Есть ли смысл о чем-то жалеть?
- Ваш аргумент веский, но в «Кубани» мне было комфортно как в игровом плане, так и в отношении сложившегося у нас тогда коллектива. Так, мы до сих пор очень тепло общаемся с Олегом Ивановым, Виталиком Калешиным, Сашей Ореховым, Костей Зуевым, Георгием Джиоевым, Асланом Засеевым и Андреем Диканем, а чаще всего созваниваемся с Артуром Тлисовым. Кстати, однажды я спросил у Артура, почему в последние годы тренеры ставят его в опорную зону, а не на фланг, и на этот вопрос он ответить не смог. Хотя признался, что созидать ему гораздо приятнее, нежели разрушать. Надеюсь, его талант крайнего хавбека еще пригодится «Кубани» - ведь, насколько я вижу по играм, со скоростью у Артура по-прежнему все в порядке.
- В детской Академии «Краснодара» трудится еще один ваш бывший одноклубник Лаго Сантос Рикардо. Своеобразный персонаж?
- Запомнилось, как он вместе с соотечественником Джефтоном долго не мог привыкнуть к куриному бульону, который нам давали на обед в клубной столовой - для них это блюдо казалось чем-то диким (улыбается). Но в целом Рикардо по менталитету скорее русский, нежели бразилец, и в команде Лаго был душой компании. А что он вытворял левой ногой? Фантастика! Казалось бы, все защитники в премьер-лиге знали о его ложных финтах, но то и дело на них попадались.
- Но самое неизгладимое впечатление в плане уровня мастерства на вас произвели бывшие партнеры по «Химкам» Роман Широков и Андрей Тихонов, верно?
- Что касается Ромы, я был уверен, что по окончании сезона он уйдет в топ-клуб - по уровню игрового мышления Широков был в «Химках» «инопланетянином». То же самое я могу сказать и о Тихонове, которого мы в команде запросто звали Валерьичем или Тишей. В свои 37 он был так здорово готов физически, что закрывал полностью левую бровку, и в команде даже поговаривали: мол, если Тихонов сегодня не бежит, победы не жди.
ПЕРЕВОДЧИК МУСЛИНА И СОЧИНСКИЕ РОКИРОВКИ
- На момент вашего прихода в «Химки» летом 2007-го коллектив возглавлял Славолюб Муслин. Особенности методики серба прочувствовали в полной мере?
- Муслина я бы отнес к категории европейских футбольных менеджеров, которые, особо не вмешиваясь в тренировочный процесс, пытаются руководить им на расстоянии. В неформальном общении серб общался с нами на ломаном русском, но установки перед играми по неведомой для меня причине давал на своем родном. А поскольку штатного переводчика в «Химках» не было, слова главного тренера до нас доносил соотечественник Муслина, работавший у нас массажистом. Но проблема заключалась в том, что он совершенно не знал футбольной терминологии! В итоге почти каждый раз установка заканчивалась анекдотом: массажист путался в словах, и сами игроки его поправляли…
- При Муслине вы всего дважды появились на поле в стартовом составе, в основном выходя на замену. Чувствовали по отношению к себе недоверие?
- Проблема была не в отношении тренера, а во мне самом. В команду мне пришлось вливаться с ходу, без всякой притирки, и определенное время ушло на адаптацию. А порой мне откровенно не везло: так, в сентябрьском домашнем матче с «Ростовом» я обстреливал чужие ворота со всех возможных позиций, но голкипер гостей Роман Герус в тот день поймал кураж и совершал невероятные сэйвы. В конечном счете, за 10 матчей я так ни разу и не отличился, и зимой меня решено было отдать в аренду в выступавшую в первой лиге калининградскую «Балтику». Там я вновь обрел постоянную игровую практику и зимой 2009-го был приглашен новым тренером «Химок» Константином Сарсанией обратно в команду. Но параллельно в Сочи предпринимали очередную попытку возродить «Жемчужину», и я решил помочь родной команде.
- Раз променяли возможность выступлений в премьер-лиге на тогда казавшийся авантюрным проект, значит, видели в нем перспективы?
- Содержавший «Жемчужину» предприниматель Дмитрий Якушев проявлял в ее отношении большую заинтересованность и лично являлся президентом клуба. Амбиции руководства выражались не только в поставленной перед командой задаче пройти за 4 года путь от ПФЛ до премьер-лиги, но и в беспрецедентной для российского футбола рекламной кампании. Так, когда 30-секундные ролики с нашим участием начали крутить по телевизору во время трансляций Лиги чемпионов, мы на мгновение почувствовали себя звездами! Кроме того, для решения поставленных президентом клуба задач на пост главного тренера был приглашен молодой наставник Олег Василенко, которого лично я считаю очень грамотным специалистом с современным видением футбола.
- В чем видите главные преимущества тренера Василенко?
- Олег Петрович умеет как никто другой доносить до футболистов собственные мысли. И ему необязательно что-то говорить: он может просто включить в раздевалке перед матчем документальный фильм о лучших боях великого Майка Тайсона, после чего ты выходишь на поле с максимальным настроем. Вроде бы тонкости, а какие важные! Плюс к тому, Василенко смотрит очень много футбола, был на стажировках в ведущих клубах Европы, в частности, в «Челси» и «Барселоне», и при нем «Жемчужина» показывала современный футбол с использованием высокого прессинга и акцентом на контроль мяча. В итоге первенство второй лиги в зоне «Юг» мы выиграли с 18-очковым отрывом от ставшего вторым «Ставрополья», а в следующем сезоне, несмотря на статус дебютанта первого дивизиона, к концу июля вклинились в лидирующую шестерку.
- Однако 2 августа в «Жемчужине» как гром среди ясного неба грянула тренерская отставка…
- Она стала апогеем «подводных течений» в клубе. Дело в том, что Василенко и сменивший его Зураб Саная являются друзьями детства еще со времен ставропольского спортинтерната, в котором вместе росли. После ухода из «Балтики» по окончании сезона-2009 Зураб Владимирович остался без работы, и благодаря хлопотам ассистировавшего Петровичу в «Жемчужине» Игоря Захаряка, того самого, который забраковал меня в «Центре-Р», Саная стал спортивным директором клуба. И что вы думаете? После домашнего матча с «Балтикой» нам было объявлено, что отныне главным тренером будет Саная, а Василенко станет его помощником!
- Любопытно, как на рокировку отреагировали в команде?
- На общем собрании я от лица всего коллектива задал Санае вопрос, как он мог так поступить со своим другом, на что получил ответ: «У меня не было выбора». Увы, правдолюбие часто подводило меня на жизненном пути, и за брошенную затем фразу «Выбор есть всегда» я подвергся опале нового главного тренера, за месяц превратившись из футболиста стартового состава в запасного. По счастью, в начале октября все вернулось на круги своя и Василенко был восстановлен на своем посту, но за это «смутное время» мы растеряли слишком много очков и сильно отстали от лидировавших «Кубани», «Волги», «Нижнего Новгорода» и «Краснодара».
- А если оценивать сезон в целом, то потенциал «Жемчужины»-2010 соответствовал задаче повышения в классе?
- Василенко удалось создать в команде сплав опыта и молодости, поскольку ее костяк наряду с Максимом Деменко, Рикардо, Костей Зуевым, Владимиром Шишеловым и Гией Микадзе составляли еще не заматеревшие, но перспективные Женя Осипов и Владислав Рыжков. Поэтому, уверен, при более благополучных обстоятельствах можно было вывести «Жемчужину» в премьер-лигу и таким образом спасти ее от финансового краха, который случился летом 2011-го в связи с возникшими у Якушева проблемами в его игорном бизнесе. Правда, к тому моменту меня в команде уже не было: обещанной руководством пролонгации моего контракта не последовало, и я со спокойной совестью перебрался вслед за уволенным по окончании сезона Василенко в минское «Динамо».
- Между тем, в Минске дела у вас не задались - всего 9 матчей и 2 гола. Тому есть объективная причина?
- Еще в 2008-м в «Балтике» у меня обнаружили межпозвоночную грыжу, и с тех пор эта травма не позволяла мне выкладываться на поле в полную силу. Последующие 3 года я играл фактически на уколах, но слишком долго это продолжаться не могло. Летом 2011-го перебрался из «Динамо» в казахстанский «Тобол» из Кустаная, с которым дебютировал в Лиге чемпионов в матче против братиславского «Слована», но на зимнем сборе в Анталии неудачно упал на спину и усугубил травму. Диагноз врачей был неутешителен - защемление седалищного нерва, большие нагрузки противопоказаны. По совету Ромы Березовского я съездил в Ереван, где мне устранили грыжу, но защемление осталось, и на моей карьере был поставлен крест.
- Тем не менее, в марте 2011-го вы были вызваны из минского «Динамо» в сборную Армении на домашний матч с россиянами в рамках отбора к чемпионату Европы.
- Не передать словами, как я благодарен тогдашнему наставнику сборной Вардану Минасяну за вызов, но нужно смотреть правде в глаза - выиграть конкуренцию в атаке у выступавшего тогда за «Краснодар» Юры Мовсисяна и Геворга Казаряна из донецкого «Металлурга» я не мог.
ЛОКОТЬ ХЮЮПЯ И НЕУДЕРЖИМЫЕ ИСПАНЦЫ
- Есть ли у вас ощущение, что при удачном стечении обстоятельств могли сыграть за сборную гораздо больше, чем 7 матчей?
- В том-то и дело, что обстоятельства много раз были против меня. В первый раз в сборную меня вызвали весной 2006-го, но ввиду того, что турнир первого дивизиона на время игр национальных команд не прерывается, Яковенко меня не отпустил. То же самое повторилось и в сентябре-октябре, когда «Кубань» проводила решающие матчи в борьбе за путевку в премьер-лигу, поэтому в сборную я приехал лишь на ноябрьские поединки. А в 2009-м я не мог играть за национальную команду, поскольку в таком случае считался бы в России легионером и не имел права выступать за «Жемчужину» во второй лиге. Но, так или иначе, тот факт, что я таки играл за сборную, уже греет душу.
- В своем дебютном поединке в Хельсинки против финнов вы вышли в стартовом составе. Коленки не дрожали?
- Как только зазвучал национальный гимн, не скрою, по телу пробежали мурашки. А еще раз они пробежали, когда перед стартовым свистком я расположился в чужой штрафной прямо напротив финской звезды «Ливерпуля» защитника Сами Хююпя - он оказался выше меня на голову! Никогда не забуду, как во втором тайме в сутолоке при подаче нами углового Хююпя со всей силы зарядил мне локтем в глаз. Было и больно, и досадно, но как ему ответишь-то… В общем, несмотря на поражение 0:1, тот матч я запомнил хорошо.
- В отборах к Евро-2008 и чемпионату мира-2010 армянской команде в группе соперники попались как на подбор. Какие команды впечатлили?
- Первыми выделю, конечно, испанцев. В сентябре 2008-го, спустя пару месяцев после победы «красной фурии» в финале Евро над немцами, мы уступили ей в Альбасете 0:4, и скорость игрового мышления тех же Хави, Иньесты, Серхио Рамоса и Пуйоля меня просто шокировала: мы даже не успевали уследить за мячом! На второе место поставлю, пожалуй, турков, которых мы принимали за несколько дней до вылета в Испанию на переполненном 40-тысячном ереванском «Раздане» - такой сумасшедшей атмосферы праздника я больше никогда в жизни не видел. Ну а замыкают мою импровизированную тройку бельгийцы с Компани, ван Бюйтеном, Витселем и де Брюйне в составе - техничные, по-спортивному злые и голодные до побед.
- В матчах сборных обмен футболками после матчей распространен больше, чем на клубном уровне. Успели запастись такими «трофеями»?
- Как правило, форварды устраивают подобный обмен с защитниками, поэтому самое видное место в моей коллекции занимает футболка защитника «Челси» и сборной Сербии Бранислава Ивановича - раздобыл ее после матча в Ереване в октябре 2007-го, когда сыграли с сербами нулевую ничью. А еще могу похвастать футболкой боснийца Эмира Спахича, с которым мы завязали тесную дружбу через нашего общего агента. По человеческим качествам нынешний защитник «Гамбурга» добрейшей души человек, зато по уровню жесткости и неуступчивости на поле он лишь немного уступает тому же Хююпя.
- Знаю, у вас есть футболка и Генриха Мхитаряна, одного из лидеров дортмундской «Боруссии» и сборной Армении. Поддерживаете с ним связь?
- Да, мы с Генрихом созваниваемся, когда есть возможность. А в ноябре прошлого года я даже приезжал к нему в гости в Германию и побывал на матче «Боруссии» с «Баварией» в Мюнхене (хозяева победили 2:1, - прим.М.Г.). Поэтому 26 ноября, когда «Краснодар» дома примет дортмундцев в рамках Лиги Европы, обязательно приеду на матч - уверен, атмосфера в этот вечер на стадионе «Кубань» будет не хуже, чем в свое время на «Раздане».
Максим Герасин

Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: