.: Футбол. Тет-а-тет
Валерий Четверик: «Моя безумная жизнь в безумном футболе продолжается»
У
роженец станицы Новоархангельской Тихорецкого района Валерий Четверик рано покинул родной край: в 18 лет он отправился вслед за отцом в Набережные Челны, где возводились первые линии могучего завода «КамАЗ». В 1981-м по возвращении из армии Валерий Васильевич возглавил заводскую команду, которую сначала вывел во вторую союзную лигу, затем привел к шестому месту в чемпионате России-1994 и участию в Кубке Интертото, а в 1995-м под российским флагом возил на всемирную Универсиаду в Японию сборную, возвратившись оттуда с бронзой. Черпая знания у Константина Бескова, Павла Садырина и Валентина Иванова, впоследствии он обыгрывал их команды с крупным счетом, чем приводил болельщиков по всей республике Татарстан в состояние восторга. Кроме того, на заре 2000-х Валерий Васильевич 3 года работал по приглашению Евгения Гинера в Академии ЦСКА, в которую в свое время возил на просмотр кубанцев Андрея Топчу и Александра Орехова. Но при всем при том, корреспондент «Независимой спортивной газеты» постарался сосредоточить внимание собеседника на кубанском периоде его жизни. И о дружбе с Александром Молдовановым, знакомстве с Сергеем Галицким и Евгением Муравьевым, а также работе в «Кубани» и новороссийском «Черноморце» известный тренер и функционер Четверик поведал с большим удовольствием.
фото: sports.ru
ЕСЛИ ТРЕНЕР НЕ УЧИТСЯ, ТО ЕМУ ПОРА ЗАКАНЧИВАТЬ
- Валерий Васильевич, насколько мне известно, вы уже как 15 лет живете в Москве. Каким попутным ветром оказались на родной земле?
- Приехал в Тихорецк проведать семью. Родители вернулись из Набережных Челнов на Кубань 16 лет назад, и сейчас отцу уже 83, а мама на днях отпразднует 78-й день рождения. Здесь проживает и младший брат Николай, являющийся нынче атаманом и депутатом Совета Алексеевского сельского поселения Тихорецкого района, а также детским футбольным тренером в центре подготовки спортсменов «Труд». А еще в Крымске на учебно-тренировочной базе «Гигант» я повидал поигравшего у меня в «КАМАЗе» Александра Горбачева, который в качестве главного тренера «СКА-Энергии» вывозил туда свою новую команду на предсезонный сбор. Саша прошел игроком школу московского ЦСКА, в 1996-м приглашался на просмотр в киевское «Динамо» президентом украинского клуба Игорем Суркисом, а последние 4 года работал вторым тренером в калининградской «Балтике», так что опыта ему не занимать.
- Много ваших «птенцов» из «КАМАЗа» впоследствии реализовало себя в футболе в новой роли?
- В минувшем сезоне Роберт Евдокимов с оренбургским «Газовиком» дошел до полуфинала Кубка России, где уступил московскому «Локомотиву» Божовича лишь в серии пенальти, Андрей Талалаев сумел сохранить для нижегородской «Волги» прописку в ФНЛ, а Володя Клонцак вернул родной для меня «КАМАЗ» в первую лигу. Кроме того, в конце июня главным тренером выступающего в зоне «Запад» второго дивизиона владимирского «Торпедо» был назначен Женя Дурнев, уже возглавлявший команду ранее. В работе каждого из ребят чувствую свою школу, поскольку я им не раз повторял: «Относитесь к подопечным так, как в свое время относились к вам». А посмотрев на одну из тренировок Горбачева в «СКА-Энергии», я снял висевший тогда у меня на груди свисток и сказал: «Саша, пришло твое время».
- Прочите вышеперечисленным молодым тренерам славное карьерное будущее?
- У ребят есть главное - профессиональное отношение к делу, но порой им не хватает настоящего тренерского совета. Такого, какой я в свое время получал от Павла Федоровича Садырина, Валентина Козьмича Иванова, Константина Ивановича Бескова и других мэтров отечественного тренерского цеха. Сначала я у них учился, впитывал каждую деталь, а потом обыгрывал 1:0 «Локомотив» Юрия Семина в 1993-м и «Динамо» Константина Бескова в 1995-м, 5:2 и 6:0 - «Спартак-Аланию» Валерия Газзаева в 1993-м и 1994-м, 2:0 - «Спартак» Олега Романцева в 1995-м… Не стеснялся перенимать опыт и у своих футболистов, в частности, у Ивана Яремчука, прошедшего школу великого Валерия Васильевича Лобановского в киевском «Динамо», и у поигравшего за сборные Союза, СНГ, Украины и России Ахрика Цвейбы. Ведь учиться тренеру никогда не поздно, а если он говорит, что все знает, то ему пора заканчивать.
- Чего еще кроме совета не хватает начинающим российским специалистам?
- Нужно избавить наших профессионалов от пагубной компании агентов и непонятно откуда берущихся менеджеров. Но это должно идти «сверху», а на исполкомах РФС сейчас творится черт знает что. Уже полгода вся страна только и говорит, что о контракте Капелло, выплате ему компенсации, а когда будем говорить о футболе? Считаю, нужно приглашать на пост главного тренера сборной не фартового Хиддинка, «слепившего» из звезд команду, а отечественного наставника-психолога уровня Семина, Газзаева и Слуцкого, способных создать из имеющихся футболистов звездную команду. Я двумя руками за то, чтобы давать шанс молодым игрокам - сам в свое время открыл в «КАМАЗе» для большого футбола Руслана Нигматуллина, Платона Захарчука, Андрея Новосадова, Евгения Варламова. Но ни в коем случае нельзя, как в матче нашей сборной с Австрией, выпускать вместо получившего травму Василия Березуцкого мальчика из дубля ЦСКА Чернова. Он-то более-менее справился, а если бы «сломался» изнутри? Это неправильно!
- Тогда как нужно подпускать молодежь к основе сборной?
- В 1995-м мы с моими ребятами из «КАМАЗа» как студенческая сборная России приняли участие в летней всемирной Универсиаде в японской Фукуоке, где стали третьими. Причем в матче за бронзу разгромили 3:0 Украину, а в полуфинале пропустили от хозяев решающий гол за 2 минуты до конца встречи. К тому моменту уже было известно, что через 7 лет Япония и Южная Корея принимают чемпионат мира, и как же я был удивлен, когда в 2002-м в составе японской сборной увидел тех бывших студентов, что играли против нас! А мы, в свою очередь, совсем не дорожим нашими ребятами. Куда делись те парни, которые выиграли юношеский Евро в 2006-м? Почему не играют в составе команд премьер-лиги ставшие в 2013-м лучшими в Старом Свете юноши? Потому что их места занимают легионеры из условно 129-й по счету страны в рейтинге ФИФА…
- Другими словами, вы согласны с ужесточением лимита до «6+5»?
- Лучше бы приняли закон, как в Англии: у нас могут выступать только иностранцы, сыгравшие за свою национальную команду определенное число матчей. Главное, чего не хватает нашему футболу - это профессионализм. В первую очередь нужно создавать специальные курсы для футбольных менеджеров, а также разобраться с системой лицензирования тренеров: на данный момент инструкция по выдаче лицензии категории «PRO» толще толкового словаря Ожегова! С другой стороны, у нас есть примеры грамотного менеджмента - это «Краснодар» Сергея Николаевича Галицкого и ЦСКА Евгения Ленноровича Гинера. Лично знаком с обоими и каждый раз восторгаюсь, как они, сумев добиться успеха в бизнесе, добились его и в футболе. Так, с Галицким я впервые повстречался в феврале 2013-го в Турции, где его команда на сборе играла с киевским «Динамо». Он уже был обо мне наслышан, а одну из его первых фраз я запомнил навсегда: «Еще пару лет назад я представить себе не мог, что мы когда-нибудь сыграем с динамовцами Киева!» А я думаю, что скоро такая встреча произойдет в официальных матчах - в Лиге Европы, например, или Лиге чемпионов…
ГИНЕР, ГАЛИЦКИЙ И МОЛДОВАНОВ - ЕДИНОМЫШЛЕННИКИ
- В конце 2000-го незадолго до этого возглавивший ЦСКА Евгений Гинер пригласил вас на должность спортивного директора клуба. Согласились без раздумий?
- Я болею за ЦСКА с чемпионского сезона-1970, когда в концовке второго дополнительного матча за золото в Ташкенте армеец Владимир Федотов забил победный гол в ворота столичных динамовцев, возглавляемых его тестем Константином Бесковым (счет матча 4:3, - прим.М.Г.). До сих пор с придыханием вспоминаю лидеров той команды: Владимир Астаповский, Юрий Пшеничников, Альберт Шестернев, Юрий Истомин, Владимир Капличный, Валентин Афонин, Владимир Дударенко, Борис Копейкин… В честь последнего во дворе я даже получил прозвище «Копа» - уж больно хотел быть на него похожим. Футболист, увы, из меня не получился: в 1973-м отец уехал в Набережные Челны на «стройку века», через 2 года, после окончания школы, я последовал его примеру, а потом - армия. Но в ЦСКА я все-таки оказался (улыбается).
- Правда, что за вас перед новым президентом клуба замолвил словечко тогдашний наставник армейцев Павел Садырин?
- Мы познакомились с Павлом Федоровичем в 1991-м, когда его ЦСКА стал последним чемпионом и обладателем Кубка страны в истории СССР. Как сейчас помню, в середине июня, во время перерыва в чемпионате, армейцы устроили турне в район Поволжья, сыграв в Казани, Перми и Ижевске с командами заведомо ниже себя классом. Мой «КАМАЗ» тогда выступал в буферной центральной зоне второй лиги, но я так упрашивал Садырина сыграть с нами, что тот волей-неволей согласился. И что вы думаете? Мы победили 1:0! После этого у нас с Федорычем завязалась дружба, и во многом благодаря ей я сумел забрать из ЦСКА того же Горбачева. А после того, как в 1999-м команду «КАМАЗ» развалили и я оказался в Москве, Павел Федорович дал знать об этом Гинеру.
- Вы приходили в клуб с уже разработанной методикой работы?
- Большое внимание уделял клубной школе. В свое время в Набережный Челнах я создал футбольный лицей имени моего друга и наставника, с которым мы были знакомы более 10 лет - Николая Николаевич Озерова. О нем можно беседовать часами, но я даже не представляю, что мэтр отечественной журналистики сказал бы о нынешнем российском футболе. Наверное, что-то в духе «такой футбол нам не нужен». Николай Николаевич был образованнейшим человеком, и в лицее его имени ребята просто не могли порочить честь моего друга: каждый должен был учить по два языка, уметь правильно держать согласно этикету вилку и ложку, а также выражаться без употребления ненормативной лексики. Выпускниками лицея, кстати, являются хорошо знакомые кубанцам Владислав Игнатьев и Алексей Козлов, которые в 1990-е подавали на играх «КАМАЗа» мячи тем же Евдокимову, Клонцаку, Горбачеву и Нигматуллину.
- С какими проблемами в армейском интернате столкнулись прежде всего?
- В великом клубе с богатыми традициями ЦСКА уже имелись все необходимые условия для работы - от меня лишь требовалось выстроить четкую систему подготовки. Все подразделения этой системы, за исключением ведомой Павлом Федоровичем главной команды, находились в моей компетенции - в частности, отбор детей в интернат и организация его жизнедеятельности. В структуре армейцев я проработал до февраля 2003-го, когда меня позвали главным тренером в новороссийский «Черноморец», но мое дело не забыто - уже как 14 лет младшая сестра Любовь Васильевна Пчелкина, с которой у нас разница в 17 лет, возглавляет интернат и претворяет в жизнь мои задумки.
- В чем заключалась ваша концепция построения работы?
- Хоть армейская школа уже тогда отличалась самодостаточностью в плане подготовки кадров для первой команды, я все равно точечно приглашал в интернат самых талантливых, на мой взгляд, парней из других команд. Так, из дубля новороссийского «Черноморца» в 2001-м я привез защитника Ивана Таранова, ныне капитанящего в «Крыльях Советов», а через 2 года забрал из стана моряков их нынешнюю звезду Кирилла Кочубея. Кроме того, в тогда уже набиравшем силу «Краснодаре-2000», созданном моим лучшим другом Сашей Молдовановым, я заприметил Сергея Самодина, который впоследствии много поиграл на Украине за днепропетровский «Днепр», а весеннюю часть минувшего сезона провел у Юрия Семина в саранской «Мордовии».
- В работу тренеров клубной Академии вы не вмешивались?
- В мою бытность спортивным директором в ней работали такие мэтры, как воспитавший Игоря Акинфеева Вячеслав Чанов, учившийся у Альберта Шестернева и Николая Маношина Владимир Саутин, а также давший путевку в большой футбол Косте Базелюку и многим другим пацанам Михаил Христич. Мы много с ними общались, и, несмотря на свой почтенный возраст, я узнавал для себя много интересных и важных нюансов, необходимых при работе с детьми. Между тем, понимал, что для выстраивания системы необходима преемственность поколений, поэтому приглашал на работу ребят, которые еще недавно защищали клубные цвета на футбольных полях. Именно так в интернате появились чемпион Союза-1991 в составе армейцев Олег Малюков, а также получивший в 2002-м тяжелейшую травму в «Кубани» Валера Минько, до сих пор успешно работающий в клубной Академии.
- Вы привели всего два примера, тогда как в вашу бытность руководителем школу пополнил с десяток молодых тренеров. Как проводился их отбор?
- В 2001-м я обратился в Московский институт физкультуры и спорта в Малаховке с просьбой предоставить студентов для прохождения практики в нашем интернате. Отбор проводил лично заведующий кафедрой футбола вуза Владимир Николаевич Левин, который предоставил мне 20 ребят, учившихся тогда на 2-3-м курсах. Затем я распределил по два студента к нашим тренерам на каждый из 10 возрастов, и в течение трех месяцев они набирались ума-разума у тех же Саутина, Чанова и Христича. Риск того, что половина из них отсеется через отведенный период времени, был велик, но я приятно удивился, когда по окончании практики 10 парней сказали мне лично: «Я хочу быть тренером». И после окончания учебы они действительно вернулись к нам.
- Евгений Гинер принимал деятельное участие в жизни Академии?
- Каждую субботу мы с Евгением Ленноровичем объезжали футбольные школы Москвы и смотрели, как играют дети. Он ведь сам занимался футболом в Харьковском спортинтернате, где воспитывались будущие звезды киевского «Динамо» и сборной страны Сергей Балтача и Владимир Бессонов, которые старше его на 2 года. Помню один момент из нашего разговора с Гинером, который характеризует его в полной мере. Дело в том, что до 10 лет детям не шьют фирменную клубную форму, но Леннорович настоял, чтобы я поговорил по этому вопросу с Сергеем Воробьевым - официальным представителем в России экипировочной компании «UMBRO», с которой у ЦСКА был партнерский договор. В результате форму сшили, но возникла проблема с бутсами - таких размеров попросту не делали. И когда я сказал об этом президенту клуба, последовал ответ: «Валера, только представь, как обрадуются дети, когда им принесут фирменные бутсы. Будем делать несмотря ни на что!»
- В плане отношения к детям ЦСКА приближается к европейским стандартам?
- В июле 1996-го в 5-м туре группового раунда Кубка Интертото мой «КАМАЗ» играл в гостях с «Мюнхеном-1860» - второй по популярности командой Баварии. Мы тогда, сенсационно победили немцев благодаря голу Миши Джишкариани и вышли в полуфинал на французский «Генгам», которому все же уступили (2:4 по сумме двух встреч, - прим.М.Г.). Мы улетали из Мюнхена только на следующий день после игры, и я решил не терять времени зря - отправился в Академию «Баварии», которая находилась недалеко от нашей гостиницы. Сказать, что я был поражен увиденным - ничего не сказать: меня от футбольного поля отделял невысокий забор, а за ним по идеально ровному газону бегали тысячи мальчишек в клубной форме! О таком же, что я понял из разговоров, мечтает и Евгением Леннорович - о системе, которая будет давать регулярные плоды. И после того, как спустя 5 лет после прихода Гинера в ЦСКА команда впервые в российской истории взяла Кубок УЕФА, я понял, что он на правильном пути.
- Вы упомянули о вашем друге Александре Молдованове. У него ведь в «Краснодаре-2000» тоже была хорошо отлаженная система, согласны?
- Саша уделял огромное внимание детям, и немудрено, что «птенцы» его проекта были востребованы на высшем уровне. Так, на просмотре в школе ЦСКА были вратари Александр Агапов и Игорь Кот, получившие благословение на славную карьеру от Вячеслава Чанова и работавшего в клубной ДЮСШ Владимира Астаповского. Еще мы отслеживали в «Краснодаре-2000» будущих звезд «Кубани» Андрея Топчу и Александра Орехова, а выступающего за желто-зеленых и поныне Артура Тлисова возглавивший ЦСКА после Садырина Валерий Газзаев сразу пригласил в 2002-м в первую команду. Александр Борисович Молдованов 15 лет назад делал то, что сейчас в несколько больших масштабах делает Галицкий - он вкладывал душу в развитие детского футбола в крае. При Университете МВД располагался клубный интернат, а неподалеку, как сейчас помню, был создан мини-зоопарк - пацаны бегали туда каждую свободную минуту посмотреть на зверушек. А следующим закономерным шагом стало создание команды второй лиги «Краснодар-2000», в которой под руководством Николая Южанина воспитывались будущие звезды кубанского футбола.
- На ваш взгляд, уход Александра Молдованова на пост гендиректора «Кубани» в августе 2003-го сказался на продуктивности работы в «Краснодаре-2000»?
- К тому моменту о проекте Саши говорили даже в РФС, и на его организаторский талант закономерно обратил внимание новый губернатор Кубани Александр Ткачев. Молдованову было сделано конкретное предложение, от которого он не мог отказаться - «Кубань» всегда была флагманом краевого футбола. И, хочу вам сказать, плоды его полуторагодичного пребывания на своем посту превышают достижения многих его последователей. О чем говорить, если именно при нем была создана вертикаль между «Кубанью» и «Краснодаром-2000», то есть кубанские молодые игроки получили шанс попасть в состав главной команды региона. Кроме того, именно Александр Борисович ездил в Москву и уговорил своего предшественника на посту гендиректора, а по совместительству главу «Роснефти-Краснодарнефтегаза» Ивана Паненко не продавать базу сторонним лицам. В результате, на ней и сейчас тренируются и проживают желто-зеленые.
ВОЗВРАЩЕНИЕ КУЧУКА В «КУБАНЬ» НЕ ПРИНЯЛ
- В разгар сезона-2003 вы были приглашены Александром Молдовановым в «Кубань» в качестве тренера-консультанта. Для чего это было нужно?
- После прихода Саши на пост гендиректора перед выступавшей в первом дивизионе командой была поставлена конкретная задача - спустя 11 лет вернуться в высшую лигу. Но при всем при том, на пост главного тренера новым руководством в конце августа был приглашен Николай Южанин, до того не решавший в своей тренерской карьере столь серьезных задач. Именно поэтому Молдованов и попросил меня стать тренером-консультантом, а мне, в свою очередь, было приятно помочь команде, за играми которой я завороженно следил в эпоху Александра Плошника, Игоря Калешина, Василия Шитикова, Юрия Чеботарева, Сергея Горюнова и других звезд 1980-х. Пусть в соперниках у нас были крепкая «Томь» и ныне прочно обосновавшийся в премьер-лиге пермский «Амкар», задачу мы выполнили досрочно: за 16 туров до финиша я уже был уверен, что мы получим путевку в высшую лигу.
- То есть финальный поединок сезона дома с грозненским «Тереком» уже не имел решающего значения?
- Формально нам нужно было не проиграть, и я был уверен, что мы добьемся необходимого результата. Ведь на той игре по инициативе Ткачева присутствовали главы всех районов края - представляете, какое внимание уделялось губернатором футболу! Искренне надеюсь, что и новый глава региона последует примеру предшественника. Как сейчас помню, мы тогда сыграли с «Тереком» 0:0, и при переполненных трибунах на церемонии награждения помимо почетной грамоты и медали я получил из рук Александра Николаевича памятные часы - для меня это был показатель качественно выполненной работы. Однако я понимал: теперь «Кубани» нужно совершить скачок на качественно новый уровень, и ей необходимо серьезное усиление под премьер-лигу. Это сейчас лидеры ФНЛ «Газовик», «Тосно» и «Томь» могут бороться на равных с командами премьер-лиги, а вот 10 лет назад такого нельзя было и представить. Да, в ноябре 2003-го «Кубань» по сумме двух матчей прошла спартаковцев Москвы в Кубке страны, но то было скорее исключение из правил - разница в классе между дивизионами равнялась пропасти.
- В таком случае, команде нужно было делать шаг вперед и по уровню клубного менеджмента, не так ли?
- Если говорить о классных футбольных управленцах в «Кубани», то, прежде всего, на ум приходит имя Евгения Ивановича Муравьева. Будучи с августа 2003-го замглавы администрации Кубани, он принимал деятельное участие в жизни команды и даже летал вместе с ней на гостевую игру с «Томью» в конце сезона - при его-то загруженном графике! Евгений Иванович искренне болеет за «Кубань», и я знаю, с какой болезненной реакцией он воспринял увольнение Виктора Гончаренко посреди прошлого сезона. Это решение руководства еще можно было бы понять, если бы не возвращение Кучука, который в мае 2013-го совершенно некрасивым образом ушел из «Кубани» в московский «Локомотив». Зато я рад, что при заключении контракта с Димой Хохловым мнение Муравьева было услышано. Я отмечал талант Димы как игрока еще в матчах за ЦСКА против моего «КАМАЗа» в начале 1990-х, а затем внимательно следил за его тренерской карьерой. В работе Хохлова с «молодежкой» московского «Динамо» меня подкупала его уверенность и хладнокровие, и надеюсь, что и в «Кубани» он проявит свой тренерский талант во всей красе.
- 9 июля Евгений Муравьев покинул пост гендиректора. Не вызовет ли это, на ваш взгляд, новую волну кадровых перестановок в клубе?
- Думаю, курирующий команду большой фанат футбола Иван Перонко этого не допустит. Он не слишком заметен, когда дело касается медийной стороны жизни клуба, но при этом последние 15 лет забота о безбедном существовании краевого футбола, и «Кубани» в том числе, целиком и полностью лежит на его плечах. Проведение Кубка губернатора, в котором на данный момент принимает участие 52 любительских команды из городов и весей Краснодарского края, а также соревнований высшей лиги чемпионата Кубани, не уступающих по своей силе второму российскому дивизиону, - все это заслуга Ивана Александровича. И, что еще немаловажно, он является хорошим кадровиком, а подтверждением моим словам является недавнее назначение на пост гендиректора «Кубани» Валерия Стаценко. Мы с Валерием Николаевичем знакомы много лет, и я всегда отмечал порядочность этого человека, который, к тому же, имеет богатый опыт работы в клубе - правда, в роли технического директора. Но, думаю, он без проблем осуществит переход на новую должность, а для менеджмента «Кубани» приход Стаценко считаю кадровым успехом.
- Насколько я знаю, именно Иван Перонко пригласил вас перед началом сезона-2003 возглавить новороссийский «Черноморец» в премьер-лиге. Как объяснили Гинеру причину ухода из ЦСКА?
- Просто сказал, что хочу поработать на родной земле, и встретил понимание - решение о моем уходе было принято на совете директоров за считанные минуты. Затем я полетел в Турцию, где «Черноморец» проводил сбор, и за 3 недели до стартовавшего в середине марта чемпионата принял команду. К тому моменту благодаря усилиям мэра Новороссийска Валерия Прохоренко, покинувшего свой пост в 2002-м, и гендиректора клуба Виктора Цапаева для футбола в городе были созданы отличные условия - клубной базе и стадиону «Центральный» на 12 тысяч мест могли позавидовать многие команды премьер-лиги. Состав «Черноморца» на тот момент тоже вселял оптимизм. Так, из московского «Спартака» в Новороссийск перед началом сезона вместе с вратарем Максом Левицким вернулся камерунский защитник Жерри-Кристиан Тчуйсе, который вместе с приглашенным мной из ЦСКА Женей Варламовым цементировал оборону. В средней линии компанию старожилам и звездам команды Саше Призетко и Льву Майорову составил Ансар Аюпов, а в нападении у нас сформировалась ударная связка форвардов Вячеслав Камольцев-Олег Терехин.
- Однако с таким составом команда вылетела из «вышки», а вы ушли с поста… после 2-х туров чемпионата…
- Считаю, мы качественно провели сборы: на Кипре разгромили в пух и прах донецкий «Шахтер» со счетом 4:1, а затем в спарринге в Москве одолели бронзового призера чемпионата Молдавии «Зимбру». Команда прибавляла в плане «физики», к опытным игрокам активно тянулась молодежь, и я думал, что в сезоне ниже восьмого места мы не опустимся. И поначалу все шло неплохо: в 1-м туре увезли очко из Ярославля при явном судействе в пользу «Шинника», а затем дома на тяжелом поле «пободались» с элистинским «Ураланом» любящего итальянский футбол Игоря Шалимова - 1:1. А потом случилось недопонимание между мной и руководством. Я чувствовал, что команда должна развиваться иначе, чем мне говорят, и в конечном счете не стал действовать по указке. И то, что команду затем постигла печальная участь, еще раз доказывает мою правоту.
ЧУТЬ НЕ ПРИВЕЗ «ЛИВЕРПУЛЬ» В НАБЕРЕЖНЫЕ ЧЕЛНЫ
- Комфортнее всего вам было работать в «КАМАЗе», который одно время гремел на всю страну?
- В 1981-м после демобилизации из армии я был на распутье: продолжать играть в футбол или переходить на тренерские рельсы? Метания длились 6 лет, в течение которых выпестованная мной команда «Труд», представлявшая прессово-рамный завод «КамАЗ», выступала в городских и республиканских первенствах. Почему такое название, спросите? Потому что еще ребенком я видел, как на стадионе в Тихорецке ветераны местного «Труда» играли с легендами московского «Торпедо», в числе которых были великие Эдуард Стрельцов и Валерий Воронин. С тех пор буква «Т» на груди стала для меня символом. После нашего выхода во вторую лигу в 1988-м нужно было примкнуть к какому-либо ведомству, но «Т» на футболках осталась - команда была переименована как раз в «Торпедо».
- Когда осознали, что сможете поднять футбол в городе на качественно новый уровень?
- Как ни странно, после страшного пожара на «КамАЗе» 14 апреля 1993 года - несколько лет завод потом не мог восстановить былые мощности. В том году мы дебютировали в высшей лиге, но поначалу выступали неудачно: после стартовой победы в «матче века» над «Уралмашем» из Екатеринбурга со счетом 3:1 последовали 5 поражений подряд, последнее из которых оказалось наиболее болезненным - 0:4 от самарских «Крыльев Советов». И вот в начале мая, через две недели после пожара, в город приехал президент республики Татарстан Минтимер Шаймиев. Прибыл он в Набережные Челны накануне нашей домашней встречи с камышинским «Текстильщиком», и я предложил ему выступить с речью перед 10-ю тысячами собравшихся на трибунах горожан. И что вы думаете? Мы выиграли 3:1, и после финального свистка трибуны начали скандировать: «Шаймиев!» После чего Минтимер Шарипович взял меня под руку и произнес: «Я-то думал, будут денег требовать, а тут… Валерий, что нужно, чтобы команда побеждала?»
- С этого момента «КАМАЗ» заручился поддержкой руководства?
- В первой половине 1990-х нам жилось лучше, чем погрязшему во второй лиге казанскому «Рубину», но многих планов мне осуществить не удалось. С одной стороны, сумел воплотить в жизнь идею с лицеем имени Николая Озерова, но, с другой, дополнительных средств на «КАМАЗ» у властей в конечном счете не нашлось. А ведь в 1994-м мы 25 туров шли в высшей лиге в пятерке лидеров и грезили о Кубке УЕФА! Увы, за 2 тура до финиша столичный «Локомотив», волгоградский «Ротор» и владикавказский «Спартак» «опустили» нас на шестую, нееврокубковую строчку. Хотя, поддержи нас тогда власти, в следующем году «Ливерпуль» приехал бы не во Владикавказ, а в Набережные Челны…
- Судя по нынешним относительным успехам команды, правительство Татарстана готово протянуть «КАМАЗу» руку помощи?
- В 2012-м из-за финансовых проблем команда вынуждена была сняться с первенства Футбольной национальной лиги, и все шло к тому, что профессионального футбола в городе не будет. Тогда завод «КамАЗ» вошел в состав концерна «Mercedes», и немецкие руководители почему-то решили, что футбольный клуб как социальный проект нецелесообразен с точки зрения затрачиваемых на него средств. Слава Богу, болельщики отреагировали на такое решение массовыми акциями протеста и обратились к руководству республики. И справедливость восторжествовала: «КАМАЗ» был включен в «вертикаль» казанского «Рубина», в которую также входит выступающий в зоне «Урал-Поволжье» второго дивизиона нижнекамский «Нефтехимик». Конечно, я рад, что мое детище продолжает жить и даже добилось права вновь выступить в первой лиге, но в душе гложет ревность - раньше и предположить не мог, что «Рубин» сможет переплюнуть Набережные Челны. Ведь в 1996-м, когда казанцы вышли в первую лигу, мы громили дома 5:0 новороссийский «Черноморец» Олега Долматова, а через год не оставили камня на камне от питерского «Зенита» Садырина - 3:0!
- Чего прежде всего пожелаете в работе с челнинцами рулевому команды Владимиру Клонцаку?
- Терпения и внимательного отношения к своим подопечным. Думаю, этих качеств Володе хватит сполна - за 7 лет в футболке «КАМАЗа» он прошел путь от буферной зоны второй лиги Союза до Кубка Интертото и студенческой бронзы в Фукуоко. То же самое касается Жени Дурнева, которому я уделил 3 года кропотливой работы, и уже в 1995-м после дублей в ворота ЦСКА и московского «Спартака» в прессе его прозвали «могильщиком московских клубов». 4 года мы работали бок о бок с Робертом Евдокимовым, после чего из Набережных Челнов Олег Романцев позвал его в столичный «Спартак». А Виктор Панченко? К 28 годам на нем многие поставили крест, но через 2 года после того, как он оказался у нас, Витя с 21 голом в активе стал лучшим бомбардиром чемпионата России-1993! Веду разговор к тому, что нашим командам не нужно покупать легионеров сомнительного качества - если профессионально относиться к своим парням, они ответят тебе взаимностью в виде результата.
- Кого еще из старых знакомых, помимо Горбачева, повидали после приезда на Кубань?
- Надеюсь, получится увидеться с Русиком Нигматуллиным - 20 лет назад я ругал его после игр за грязные бутсы, а сейчас он организовал в Краснодаре «Школу вратарей», в которой сам периодически проводит занятия. А в Крымске неожиданно для себя встретил капитана легендарной сочинской «Жемчужины» Гену Бондарука - вспомнили с ним, какую замечательную команду в свое время создал Арсен Найденов. Кстати, хотел бы сказать пару добрых слов о крымском спортивном комплексе «Гигант». В последний раз я был там 7 лет назад вместе с Сашей Молдовановым, и с тех пор благодаря хозяину комплекса Анатолию Ароновичу Нисимову в «Гиганте» созданы отличные условия для тренировок. Помимо пяти искусственных «ковров», там имеются 3 стандартных поля с естественным покрытием и 2 площадки чуть поменьше размером. Кроме того, для восстановления футболистов есть сауна и бассейн, а неподалеку расположен ресторан «Звездный», где можно вкусно перекусить. В связи с этим я задаюсь вопросом: неужели у РФС есть резон возить наши команды на сборы за границу и тратить при этом по 18 миллионов долларов в год, когда дома есть условия не хуже?
- В Тихорецке на матч «Труда» обязательно сходите?
- Был на его домашней игре с «Анапой» (2:0 в пользу гостей, - прим.М.Г.). Прежде всего, рад, что в команде свято чтят традиции и предоставляют шанс доморощенным ребятам - собственно, поэтому тихоречане добились в футболе многого. Так, будучи ребенком, я молился на земляка Николая Пинчука, в 1972-м в составе ворошиловградской «Зари» ставшего чемпионом СССР, а сейчас для тихорецких мальчишек кумиром является Рома Герус, который, знаю, в начале июля провел мастер-класс в детской ДЮСШ «Альтаир». В той же школе, кстати, работает и Иван Винников - мой двоюродный брат и в прошлом неплохой хавбек, отыгравший яркие 4 сезона за мой «КАМАЗ». Но после того как в 1994-м в игре с московским «Спартаком» Дима Аленичев случайно наступил ему на ахилл, Ване пришлось вскоре закончить с футболом.
- А вы по-прежнему в футболе или уже, как говорится, отошли от дел?
- Не так давно я выпустил в свет книгу «Безумная жизнь в безумном футболе» - под таким заголовком однажды вышла статья про меня в челнинской газете. На самом деле, эта моя безумная жизнь продолжается до сих пор. В свои 57 я уже не тренирую, но за советом ко мне, чего скромничать, обращаются часто. Начинающие тренеры просят взглянуть на их тренировочный процесс со стороны, футболисты обращаются для трудоустройства, звонят студенты - вдруг можно попасть на курсы футбольных арбитров… Вот, например, в Крымск я возил на просмотр мальчика, на мой взгляд, очень способного. Определенных успехов в переговорном процессе мне удалось добиться - теперь все зависит от него. Просто я очень переживаю за то, что к чемпионату мира в России у нас некому будет играть: построить-то построим стадионы не хуже, чем в Сочи, но кому добиваться результата? Вот и пытаюсь сделать хоть что-то, чтобы поправить ситуацию. Одним из таких мероприятий, кстати, была проведенная в Тихорецке в 2002-м мной и Сашей Молдовановым акция «Футбол против наркотиков», привлекшая внимание ветеранов кубанского футбола и сопровождавшаяся праздничным концертом. С тех пор утекло много воды, поэтому подумываю, чтобы в будущем вновь устроить в районе нечто подобное - даю слово, я никогда не забуду родную землю и всю жизнь благодарен, что родился именно на Кубани.
Максим Герасин

Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: