.: Футбол. Тет-а-тет
Владимир Шевелев: «Дважды отговаривал Стаса Лысенко бросить футбол»
Д
етский тренер и по совместительству селекционер Владимир Шевелев - уникальный человек, достигший успеха на своем поприще сразу в двух видах спорта. Из воспитанных им футболистов можно было бы «слепить» серьезную команду, в которой наряду с уже завершившими карьеру Евгением Плотниковым и однофамильцами Сергеем и Стасом Лысенко тон задавали бы 25-летние Москаленко, Домшинский и Пузин - новые таланты кубанской земли. И таких талантов за долгие годы работы в краевой СДЮСШОР-5 и Академии футбольного клуба «Краснодар» Владимир Иванович воспитал не один десяток. Но еще удивительнее то, что, когда судьба предоставила этому специалисту возможность поработать с девичьей командой в возглавляемой Владимиром Будаговым школе гандбола, он с честью принял вызов - теперь его «птенцы» защищают честь кубанского ручного мяча в ведущих клубах страны.
фото: Максим ГЕРАСИН
О том, насколько трудно отыскивать таланты и доводить их «огранку» до ума, о нынешнем состоянии системы подготовки спортивных кадров в нашей стране и многом другом Шевелев поведал корреспонденту «Независимой спортивной газеты» за чашечкой душистого английского чая.
ЧЕРНОБЫЛЬСКОЕ «ОБЛАКО» И ПОСТОРОННИЕ ЛЮДИ
- Владимир Иванович, честно сказать, не думал, что представится шанс пообщаться с вами в столь размеренной обстановке.
- Это одна из немногих пауз - мы с вами пообщаемся, и я вновь окунусь в дела. С начала нынешнего года работаю в организованном моим воспитанником Стасом Лысенко частном детском футбольном клубе «Надежда», и хлопот каждый день накапливается немало: нужно обойти все общеобразовательные школы, на уроках физкультуры просмотреть ребят и пригласить самых талантливых вместе с их родителями на просмотр. А поскольку у нас работают молодые тренеры, которым в каких-то моментах не хватает опыта, я принимаю активное участие и в отборе детей. Поэтому можно сказать, что все 260 ныне обучающихся у нас ребятишек прошли через мои руки.
- Воспитываете на Кубани новых Месси и Роналду?
- Хотелось бы, конечно, но от фактов не уйдешь - в футболе наша страна отстала от ведущих держав очень сильно. Причем во всех компонентах. Я считаю, что последний серьезный «всплеск» случился в далеком 1988-м, когда сборная Союза во главе с Валерием Лобановским взяла серебро на чемпионате Европы. Так вот, из нынешней сборной России в ту команду никто не попал бы даже в запас.
- И Роман Широков не смог бы потягаться за место в заявке?
- Широков умный футболист, но ему не хватает скорости бега. А я убежден, что в современном футболе без этого компонента не достичь значительных результатов. В свою очередь, вспоминаю своего воспитанника Серегу Лысенко - в 17 лет в юношеской сборной Советского Союза он был самым быстрым, и это при росте 187 сантиметров! Не зря ведь его в 1991-м звал в Киев готовившийся принять «Динамо-2» Володя Онищенко - такой защитник киевлянам бы пригодился. Но Серега не полетел: жена не пустила.
- Неужто супруга не хотела уезжать вслед за мужем?
- Тогда вся страна еще переживала последствия чернобыльской катастрофы, и Киев находился в «зоне риска». Но я-то понимал, что парень уже перерос уровень «Кубани», поэтому позвонил в Минск старому знакомому Эдуарду Малофееву: «Васильич, мальчишку посмотришь?» После смотрин Лысенко оставляли там, но тут в дело вновь вмешалась жена: мол, радиационное облако перемещается ближе к Белоруссии… Так и остался Сережка в Краснодаре. Хотя, повторюсь, мог добиться в карьере значительно большего. С другой стороны, вышло так, что в 1991-м в основе «Кубани» выходили сразу четверо моих воспитанников - вратарь Женя Плотников, оба Лысенко, а также центральный хавбек Андрей Давидович.
- Раскроете секрет, откуда у вас такое чутье на таланты?
- Пожалуй, это качество природное. Я ведь толком футболом не занимался - разве что играл на первенство города за команду завода ХБК, на котором работал в 60-х. Но при этом был ярым болельщиком: даже уходил без разрешения начальника с работы, если «Кубань» играла. Тогда в Краснодаре наблюдался футбольный бум - даже на матчи дублеров приходило по 7-8 тысяч зрителей! Так я и заразился этой «болезнью». Но оставаться просто болельщиком мне не хотелось, поэтому подумал: а чем могу послужить на благо футбола? Решил попробовать поработать с мальчишками. В 1968-м открыл свой первый спецкласс, стал собирать команду. И, к моему удивлению, список «звездочек» стал быстро расти: Сергей Бугай, Юра Пасишнюк, Гена Шапкин, Игорь Шлюбуль, Юра Лепокуров, Коля Толак…
- Насколько я знаю, ваши успехи вскоре привлекли внимание руководителей краевой СДЮСШОР-5?
- Это случилось в год московской Олимпиады. В 1980 году. В школе я проработал долгие 15 лет, в течение которых выпустил в свет не одну сотню футболистов. А в 1995-м поступило предложение от любительского «Вагонника», в котором я работал уже непосредственно селекционером. В этом клубе трудился вплоть до момента его полного развала, ровно десять лет, а затем возник вопрос: что делать дальше? И вдруг в сентябре 2005-го появилась возможность возглавить девичью секцию в руководимой Владимиром Будаговым гандбольной СДЮСШОР. Для меня гандбол тогда уже не был «темным лесом» - дочь Оксана (ныне Свитанько по фамилии мужа, - прим.М.Г.) занимается им с 15 лет. В итоге я проработал с девчатами три года, воспитав за это время 7 будущих игроков женской сборной России. А ушел из секции лишь потому, что зимой 2008-го меня позвали в новообразованный футбольный клуб «Краснодар».
- Сразу поверили в долговечность проекта Сергея Галицкого?
- Изначально не верил, поскольку на своем веку повидал много «мыльных пузырей» - «Екатеринодар», «Колос», «Немком»… Но возглавивший первую команду Сергей Вахрушев так сильно уговаривал, что я согласился встретиться с Галицким. В разговоре обозначил ему главное условие своей работы - пусть не сразу, но через время будет создана детская Академия клуба, которую я возглавлю. За Сергеем Николаевичем, как говорится, не заржавело: всего через год Академия была создана. Я взялся за работу с большим энтузиазмом, например, подсказал Галицкому идею создания филиалов школы по всему краю, сеть которых нынче с каждым годом только разрастается. И все было тихо-мирно, пока в клуб не пришли посторонние люди. Сначала я с ними сильно ругался, но, осознав бесперспективность этого занятия, вскоре ушел с поста директора Академии на должность ее главного тренера. Затем вновь сменил пост, став начальником селекционной службы клуба, а в 2013-м, когда стало совсем невтерпеж, ушел окончательно.
- Решили взять небольшую паузу в работе?
- Нет, мне хотелось трудиться. Звали к себе московские клубы, но я не смог бы работать «по записке» и «по звонку», как принято в столице, поэтому принял предложение тольяттинской Академии имени Юрия Коноплева. Я лично знал ее создателя, который вложил в свое детище огромные средства и во главу угла ставил появление юных «звездочек». Но после смерти Юрия уже больше 10 лет Академия работает как все: ее приоритет - результаты. В Тольятти я проработал два года, а затем позвонил Стас Лысенко с предложением помочь.
АГЕЕВ - ТАЛАНТИЩЕ, ИГНАТЬЕВ - СУПЕРТАЛАНТ
- Чем, на ваш взгляд, «Надежда» отличается от других футбольных школ?
- Проблема нашего футбола в том, что у нас много игроков, но мало «игрочков» - будущих звезд, определяющих лицо команды. А все потому, что тренер в школе должен отработать определенное количество часов и давать ребенку по программе в основном механическую работу. Талантливых пацанов по стране - пруд пруди, но эта самая «механика», направленная на результат, убивает в них индивидуальность. И тренеры рады бы отойти от схемы, но не могут: не будут выполнять план - лишатся зарплаты. Вот такой порочный круг, по которому уже много лет двигается наша система подготовки кадров. И не только в футболе, кстати. Поэтому я сразу сказал Стасу: отходим от такого принципа. Пусть мы всегда будем проигрывать «Краснодару» с его сказочной инфраструктурой и большими возможностями по части отбора ребят, зато сосредоточимся на качестве.
- Что вы подразумеваете под словом «качество»?
- Приведу вам конкретный пример. С мальчишками 2001 года рождения мы работаем всего три раза в неделю, тогда как наши коллеги, как правило, проводят тренировки по два раза во все дни, кроме воскресенья. Сможет ли ребенок получать удовольствие от футбола, если его им «пичкают»? Но у тренеров в школах и интернатах нет другого выбора - иначе они не будут получать кровно заработанные деньги. Другое дело, почему наша система построена именно так? На этот вопрос, на мой взгляд, в одном из интервью после развала Советского Союза емко ответил Константин Иванович Бесков: «Вскоре российский футбол зайдет в тупик - в него пришли дилетанты».
- Месяц назад на юношеском Евро в Болгарии наша сборная для ребят 1998 года рождения взяла бронзу. Значит, не так все плохо у нас с футболистами?
- Это лишь командный результат. Но вот вспомните, сколько ребят попали в большой футбол из чемпионской команды Игоря Колыванова-2006? Лишь Прудников, Помазан и Сапета, да и те никак не могут себя толком проявить. Но в чем-то я с вами согласен - несмотря ни на что, добротные футболисты у нас есть. Во всяком случае, сужу по своим ребятам, которые попали на Евро: вратаря Дениса Адамова я в свое время привез в «Краснодар» из Ульяновска, а нападающего Влада Брагина - из Иркутска. Но больше всего пацанов, найденных нашей селекционной службой, сейчас в сборной для ребят 1999 года рождения: аж семь человек!
- Собирали парней в каждый возраст по крупицам?
- Очень много пришлось поездить по России. Ведь в селекционной службе нас работало всего четверо - Александр Рубцов, Арсен Оксузьян, Саша Подорожный и я. Ребят 1995 года рождения набирал в основном Рубцов, но я тоже внес свою лепту, привезя из Волгограда в «Краснодар» вратаря Дениса Кавлинова, который сейчас тренируется с основой. А вот последующие четыре возраста, вплоть до 2000-го, набирали уже вместе. И наши ребята уже начинают о себе заявлять: Дима Новак, Максим Старков, Олег Ланин, Илья Жигулев и Саша Агеев играют по второй лиге за «Краснодар-2», Коля Огурцов и Паша Крыжевских сейчас в аренде в нальчикском «Спартаке», а Саша Марченко - в новороссийском «Черноморце».
- Сможете определить «топ» собственных селекционных удач на черно-зеленом этапе карьеры?
- Многого жду от Коли Огурцова. Этого парня в свое время я перехватил у московского ЦСКА, но армейцы на меня не в обиде: мы ведь не загубили пацана, а предоставили ему шанс. Еще особо отметил бы Сашу Агеева - талантище, каких немного! Собственно, в прошлом сезоне он начал потихоньку подбираться к основному составу «Краснодара»: в Лиге Европы выходил дома против венгерского «Диошдьера» и в Ливерпуле против «Эвертона», а в сентябре забил гол саратовскому «Соколу» в Кубке России. Причем гол получился классный - примерно с линии штрафной с правой ноги хлестко в верхний ближний угол. Примерно такой же он забил в полуфинале турнира зоны «Черноземье», где я его впервые увидел шесть лет назад. Только тогда он «зарядил» в «девятку» без шансов для вратаря с 25-ти метров - представьте, это в 14 лет!
- Какие еще качества кроме поставленного удара отличают Агеева от остальных?
- У Сашки раньше была та же проблема, что и у Месси - недостаток роста. Сейчас он чуть подрос, но, согласитесь, 157 сантиметров с учетом нынешних антропометрических данных футболистов - это ничего. Зато какие вещи он вытворяет на поле! Мало того, что техничный, так еще со скоростью и «взрывной», может создать момент фактически из воздуха. Причем, что характерно, он не только создает, но и реализует: в том году, когда я его забирал в «Краснодар», он в четырех матчах финальной «пульки» забил девять мячей. А еще немаловажно, что Саша умеет пахать - трудолюбие у него в крови. И если продолжит в том же духе, добьется много.
- Агеев - самый талантливый из тех, кого вы привезли в «Краснодар»?
- Самый талантливый, пожалуй, нападающий Ваня Игнатьев - он родом из Сызрани, что в Самарской области. Парень настолько способный, что, хоть он и 1999 года рождения, однако тренер заигрывал его за 1998-й. Выпускал, конечно, не с первых минут, а на замену, но тот почти в каждом матче забивал! Вроде только вышел, коснулся мяча, протащил его до чужих ворот, грамотно укрыл корпусом от защитника, а сопернику остается лишь фолить - пенальти. И так почти в каждом втором эпизоде.
- Период в «Краснодаре» оказался для вас очень плодотворным. Неужели совсем не было желания остаться в структуре Академии?
- Дело в том, что основное направление развития клубной школы, выбранное Сергеем Галицким, в мелочах довольно серьезно корректируется его окружением. Помню, как однажды, еще когда Академия только строилась, у нас состоялся любопытный разговор с гендиректором «Краснодара» Владимиром Хашигом. Он мне тогда сказал что-то наподобие «Сейчас мы создадим условия и будем по детям всех обыгрывать», на что я ему ответил: «Все равно найдется тренер из условной станицы Кущевской с тремя вундеркиндами, который вас обыграет». Но Леонидыч (Владимир Хашиг, - прим.М.Г.) уступать в споре не хотел: «Ты не прав. Вот, допустим, у меня 500 мешков изюма, а у тебя всего один. Разве ты сможешь со мной тягаться?» Я не стал продолжать спор, его аргумент был убийственным. Но в голове все время крутится вопрос: как можно измерять талант мешками и килограммами?
- Смею предположить, вы были против приглашения на ответственные посты в Академии иностранных специалистов, угадал?
- Я не националист и не имею ничего против иностранцев. Абсолютно ничего. Помнится, на стажировке в Сербии мне однажды довелось побеседовать с первыми тренерами Неманьи Видича и Милоша Красича - умнейшие люди! Но те, кто едет работать в Россию за шальными деньгами, совсем другого сорта. И так не только здесь - по всей стране. Женя Плотников мне рассказывал, как в 2010-м в «молодежку» московского «Динамо», где он работал, взяли тренером по физподготовке одного голландца. А Дима Хохлов, три года поигравший в голландском «ПСВ» из Эйндховена (с 1998-го по 2000-й, - прим.М.Г.), однажды увидел того «варяга» и спросил у Жени: «Что он тут делает?» - «Работает». - «Кем?» - «Тренером». - «Да ты что?! Он, когда я в «ПСВ» играл, у нас почтой занимался!»
ДОМШИНСКОГО - В СБОРНУЮ
- Евгений Плотников и Дмитрий Хохлов уже официально вошли в тренерский штаб «Кубани». Как думаете, сдюжат они на новом для себя уровне?
- Думаю, сдюжат, потому что понимают спорт, можно сказать, на генетическом уровне. У Жени, например, мама играла на профессиональном уровне в волейбол, а отец был мастером спорта по легкой атлетике. Так что мальчик с малых лет обладал необходимыми для вратаря качествами - прыгучестью и мягкостью приема мяча. Но однажды я его выгнал из секции. Да-да, вот так взял, и выгнал. Это случилось после того, как на турнире в Днепропетровске он просто «сжег» нам игру - даже если мяч не летел в ворота, все равно умудрялся «закинуть» его в сетку. И что вы думаете? Мать отдала его в легкую атлетику, и спустя полгода Женя стал… чемпионом края по прыжкам в высоту. Вот что значит талант! В итоге, спустя полгода я вернул его в секцию, а дальше вы и сами знаете - «Кубань», ЦСКА, испанский «Реал Сосьедад», многолетняя работа тренером по вратарям в «Динамо»…
- Позиция голкипера известна своей специфичностью. С Плотниковым работали по особенной программе?
- Вратарское ремесло мне знакомо, так как за команду ХБК на первенство города я сам играл именно в «рамке». Уровень, конечно, невелик, но для отбора вратарей и работы с ними мне навыков хватало. В каждом возрасте у меня были хорошие голкиперы, а по 1990 году рождения, последнему, который я набирал в СДЮСШОР-5, «выстрелили» сразу двое: Женя Пузин, который сейчас в новороссийском «Черноморце», и Коля Москаленко, пробовавший силы в системе «Краснодар» и много поигравший в армавирском «Торпедо». Главное, что отличает этих ребят и Плотникова от тех же Дасаева и Акинфеева - это игра на опережение руками, а не ногами. Ведь, если ты играешь ногами, то выбиваешь мяч не глядя, куда попало, тогда как руками фиксируешь его и можешь сразу начать контратаку. Такой стиль можно отработать только в игровых моментах, поэтому мы очень часто моделировали на занятиях тот или иной фрагмент, при этом максимально отходя от механической работы.
- Но вы ведь сами говорили, что, если тренер отходит от «механики», то не получит зарплату?
- В этом плане меня спасал легендарный в прошлом вратарь «Кубани» Олег Аркадьевич Кущ, долгие годы работавший завучем в краевой СДЮСШОР-5. Каждый тренер должен был вести журнал тренировок - два раза в год из Москвы приезжала комиссия, проверявшая эту документацию. По программе, как я уже говорил, тренеры в школе должны заниматься с детьми два раза в день, но вскоре я понял, что таким образом банально выхолащиваю организм мальчишек. В итоге пошел на кардинальные меры: отменил все утренние занятия, оставшиеся назначил на понедельник, среду и пятницу, а в четверг и вторник проводил тренировки в бассейне. Но журнал-то мне нужно было заполнять по плану! И вот тут Олег Аркадьевич меня выручал: «Володя, я верю, что ты воспитаешь классных пацанов. Поэтому давай так - я буду заполнять за тебя журнал, а ты перед комиссией блеснешь теорией». За все годы совместной работы я его ни разу не подвел.
- У вас действительно каждый год как с конвейера сходили талантливые мальчишки…
- «Конвейера» в этом деле быть не может - если двое-трое из выпуска «стрельнули», тренер уже рад. Другое дело, что бывают так называемые «золотые» поколения, которые дарят миру сумасшедших футболистов. На Кубани таковым был 1968-й год рождения. Если бы была задача составить из тех парней «команду мечты», то в воротах между собой конкурировали бы воспитанник Володи Щегловского Сергей Давыденко, поигравший в начале 90-х за «Колос», и новороссиец Игорь Черний - очень талантливый в свое время парень (до недавних пор наставник дубля «Черноморца», - прим.М.Г.). А какая была бы полузащита! Во-первых, уроженец Хосты Игорь Ледяхов, известный всем нам по выступлениям за романцевский «Спартак». Во-вторых, Женя Княжев, за которым в конце 80-х охотились столичные ЦСКА и «Торпедо», но в итоге парень, увы, так и не раскрыл свой талант. Ну и, в-третьих, мои воспитанники Андрей Давидович и Гена Замрий - вот вам и полноценная линия. А если добавить очень талантливого нападающего Сашу Васильева из Геленджика, то сформируется мощный костяк.
- С другой стороны, из перечисленных футболистов на высшем уровне поиграл лишь Игорь Ледяхов…
- Вы не представляете, сколько у нас в крае таких парней - талантливых, но не реализовавших свой талант. И причины у каждого свои. Тот же Гена Замрий в 1986-м прилично выступал за «Кубань», но затем уехал служить в ростовский СКА, а оттуда отправился в Ужгород, где получил тяжелейший перелом ноги - и карьера пошла под откос. Андрей Давидович в 16 лет попал в юношескую команду московского «Спартака», с которой поехал на всесоюзный турнир в Тбилиси, но случилась трагедия: команда выступила не слишком удачно, и после одного из матчей ее главный тренер скончался от инфаркта. А новому тренеру Андрюха не приглянулся. Хотя парень был техничный до невозможности, во дворе мог по шесть-семь человек обвести. Его и тренировать-то, по сути, не нужно было.
- А за чей талант вам обидно больше всего?
- За талант Юры Пасишнюка. Дело в том, что хороших футболистов у меня было много, а «игрочков», как я их называю, - ни одного. Но Юрка мог таким стать, недаром у него было прозвище «Круифф»: вдобавок к светлой голове парнишка будто имел три сердца. Но лет в 12 Пасишнюк сильно заболел желтухой, и когда его сверстники набирали мышечную и весовую массу, он сидел на диете. А ведь именно в этом возрасте происходит закладка фундамента для физического развития, так что впоследствии Юре было тяжело тягаться даже со сверстниками. В итоге, поиграв в середине 1980-х в хабаровском СКА у Леонида Назаренко и в ташкентском «Пахтакоре» в первой лиге, он заканчивал карьеру в любительском «Вагоннике». Зато впоследствии смог реализовать себя на тренерском поприще, он и сейчас успешно работает& в СДЮСШОР-5 на стадионе «Кубань».
- Стараетесь следить за судьбой каждого своего воспитанника?
- За всеми не уследишь, но с большинством поддерживаем связь, тем более что многие по окончании карьеры вернулись в Краснодар. Так, из первого моего выпуска 1957 года рождения лучше всех карьера сложилась у Гены Шапкина: как-никак, был в обойме Виктора Королькова в сезоне-1979, а затем надолго уезжал играть в Актюбинск. В «Кубани» в разные годы поиграли и Коля Толак, и Игорь Шлюбуль, а центральный защитник Серега Бугай и вовсе в 1984-м был взят Константином Ивановичем Бесковым в московский «Спартак» - жаль только, ни одного официального матча за красно-белых так и не провел. Не совсем сложилось в Москве и у Ромы Шаповалова, крайнего хава: на заре 2000-х он уехал в столичное «Динамо», в котором провел четыре сезона. Но в клубе тогда творилась такая неразбериха, что талант парня по-настоящему рассмотреть не смогли, и за основу он сыграл всего ничего.
- А есть такие игроки, в чей потенциал вы верите по-прежнему?
- Верю, что еще раскроется звезда Леши Домшинского. Пусть это будет выглядеть нескромно, но, по моему мнению, в свои 25 Леша - потенциальный футболист сборной России. Почему? На юге страны ему уж точно нет равных по скорости бега. Мои слова может подтвердить и президент армавирского «Торпедо» Руслан Гомлешко, который два года назад пригласил его в команду. Однако Домшинского что в «Торпедо», что сейчас в майкопской «Дружбе» используют в нападении, хотя для этой позиции у него не хватает техники. И почему-то никто не решается поставить его на фланг обороны - уверен, там со своей скоростью он раскроется в полной мере. По быстроте его можно сравнить с Серегой Лысенко, но если второй с его ростом использовал семенящий шаг, то первому физическая мощь позволяет использовать широкий.
- Если не ошибаюсь, Домшинский вместе с Пузиным пробовали свои силы в московском «Динамо», верная информация?
- В 2010-м они ездили вдвоем на первенство Москвы, где их и просматривали селекционеры бело-голубых. Но, несмотря на то, что Леха был одним из самых быстрых игроков на том турнире, его в «Динамо» так и не взяли. Пузину повезло больше: Женю включили в состав «молодежки», за которую он провел в общей сложности два сезона. Но дальше парень столкнулся с одной из главных проблем нашего футбола - агенты. Найти покровителя со связями ему не удалось, и он начал «кочевать» по арендам, пока не оказался в новороссийском «Черноморце».
- С явлениями «агентской недобросовестности» вы сталкивались часто?
- От одного из таких «дельцов» сильно пострадал еще один мой воспитанник - Леша Уваров, полузащитник. В 2006-м, после пары сезонов в третьей лиге Германии и выступлений на Украине за одесский «Черноморец» и киевский «Арсенал», его заприметил казанский «Рубин». Я точно знаю, что в нем был заинтересован лично Курбан Бердыев, но агент Уварова сделал парню огромную гадость: путем махинаций он обманул клуб на 200 тысяч долларов и исчез. Тогда казанцы потребовали эти деньги с Леши и чуть ли не приказали ему уйти в аренду в «Анжи», но тот отказался. В итоге его, 26-летнего футболиста, оставшиеся до конца контракта два сезона «мариновали» в дубле, после чего он решил завершить профессиональную карьеру.
СЕЙЧАС Я БОЛЬШЕ НУЖЕН ФУТБОЛУ
- Сколько трагичных историй мы с вами упомянули - жуть!.. Неужто среди ваших подопечных нет таких, чьей карьерой вы были бы довольны?
- Своей главной заслугой я считаю тот факт, что дважды спасал карьеру Стаса Лысенко. Первый раз это случилось, когда Стас пошел в восьмой класс. Он тогда буквально бредил идеей попасть в юношескую сборную России по своему возрасту, но его туда не брали из-за маленького роста - это уже потом он вымахал до 180 сантиметров. Помню, долго я его уговаривал, и мои педагогические таланты все-таки взяли верх. Ну а во второй раз причина была уже совсем другая - влюбился… А как вы хотели? С талантами легко не бывает, у них всегда непростой характер. Но зато, если найти к такому ребенку «ключик», он отплатит тебе сторицей в будущем.
- Жалеете, что до серьезных титулов ваши воспитанники все же не добрались?
- Почему же не добрались - Женя Плотников в 2005-м стал чемпионом Казахстана в составе астанинского «Жениса», а еще трижды становился финалистом Кубка России с ЦСКА и «Динамо». Но самый титулованный среди моих ребят все же Радик Орловский. В 1990-м он тоже поехал по моей рекомендации в Минск к Эдуарду Малофееву, но, в отличие от Сереги Лысенко, там и остался. В итоге за пять сезонов Орловский трижды в составе «Динамо» становился чемпионом Белоруссии, после чего перешел в московское «Торпедо», с которым в 2000-м взял бронзу чемпионата России и поиграл в Кубке УЕФА. А еще после развала Союза Радик принял белорусское гражданство и провел больше 25 матчей за национальную сборную этой страны. Сейчас он живет в Минске, насколько я знаю, работает в структуре местного «Динамо». И это наш, кубанский парень!
- А сколько таких «титуляров» среди «выпестованных» вами гандболисток?
- Главным является моя младшая дочь Оксана. Например, в минувшем сезоне она вместе с гандбольным «Ростовом-Доном» стала чемпионкой России и дошла до финала Кубка ЕГФ, в котором дончанки по сумме двух встреч уступили датскому «Твис Хольстебро» всего лишь два мяча. Это уже второе ее чемпионство в карьере - первое она завоевала еще в 2007-м в составе возглавляемой Евгением Трефиловым звенигородской «Звезды». И я еще не беру в расчет, сколько раз она становилась серебряным и бронзовым призером страны, сколько раз брала Кубок России… Жаль, конечно, что в сборной России у нее не получилось столь же яркой карьеры, зато в составе национальной команды по пляжному гандболу она становилась второй на чемпионате Европы в Германии и на чемпионате мира в Рио-де-Жанейро в 2006-м.
- И все-таки кто кого в вашей семье познакомил с гандболом - вы Оксану или она вас?
- Изначально она не слишком горела желанием - ее, как и старшую дочь Ирину, привлекала легкая атлетика. Но в какой-то момент мне показалось, что природные данные позволят ей добиться успеха именно в гандболе: честно сказать, это решение пришло ко мне больше на подсознательном уровне. До того я не вникал в тонкости этого вида спорта, но как только в 15 лет Оксана добилась своих первых успехов, я стал чуть ли не фанатом ручного мяча. Правда, до того, как пришел работать в девичью секцию, не мог и представить, что смогу стать гандбольным детским тренером. Но вскоре понял, что принципы работы там абсолютно такие же, что и в футболе: поменьше «механики» и побольше творчества.
- Специфика заключалась и в том, что вам пришлось работать с женским контингентом. Насколько трудно вам было перестроиться?
- С девушками может быть два варианта поведения: либо заставить их себя бояться, либо заслужить их любовь. Я избрал второй путь. Каждой из девочек на день рождения дарил мягкую игрушку либо конфеты - не представляете, как они были счастливы! В пылу игры порой меня даже «мамой» называли (смеется). В итоге сейчас в российской суперлиге играет 11 моих девчонок: Ксюша Дьяченко в «Ростове-Дон», Катя Баркалова - в «Ставрополье», а Настя Рябцева по результатам чемпионата взяла бронзу с «Астраханочкой»… Но больше всего два года назад меня порадовала девочка из младшего выпуска Даша Русинова, ставшая в Дании в составе юношеской сборной России чемпионкой мира среди девушек до 19 лет.
- Быть может, вы рано ушли из этого вида спорта и ручной мяч в вашем лице потерял искусного кадровика?
- Никогда не говори никогда. Быть может, вскоре Оксана захочет попробовать себя в тренерской роли, и тогда я обязательно помогу ей словом и делом в плане подбора игроков. Но пока намерен связать ближайшее будущее с «Надеждой» - считаю, мы делаем хорошее дело, и грех было бы останавливаться на достигнутом. К тому же, сейчас я как специалист больше нужен футболу, чем гандболу. Пусть мне не удастся в корне изменить систему подготовки кадров, но сидеть сложа руки тоже нельзя - нужно что-то делать, чтобы ситуация изменилась в лучшую сторону.
Максим Герасин

.: Другие материалы рубрики


Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: