.: Футбол. Тет-а-тет

Юрий Семин: «Кубань» идет по пути «Милана» и «Интера»

фото: Александр Кузьменко
Б
иография нынешнего тренера саранской «Мордовии» Юрия Семина, даже в сжатом варианте, известна едва ли не каждому любителю футбола в нашей стране. Славная спартаковско-динамовская игроцкая карьера, тренерские триумфы в московском «Локо» и киевском «Динамо», работа в сборной России - обо всех этих жизненных вехах лучшими журналистами страны написаны целые талмуды. Однако за всем блеском великих имен и титулов почему-то ускользает трехлетний отрезок на рубеже 70-80-х, когда Семин своей игрой в футболке «Кубани» вводил краснодарских болельщиков в состояние неописуемой радости. Работа с культовым для Краснодарского края тренером Виктором Корольковым, переполненные домашние трибуны, дебют желто-зеленых с Юрием Семиным в составе в высшей лиги Союза - разве этот период не заслуживает должного внимания? Стремясь устранить несправедливость, корреспондент «Независимой спортивной газеты» сумел-таки «выловить» наставника саранской дружины за несколько дней до повторного матча его команды с «Кубанью». И пусть время для интервью в последний момент резко сократилось ввиду позднего возвращения «Мордовии» с тренировки в гостиницу, изначальная цель была достигнута - воссоздавая кубанский период своей карьеры, собеседник явно вошел во вкус.
ФИЛАРМОНИЯ И РЫБА
- Юрий Палыч, честно сказать, после долгого возвращения с тренировки вид у вас уставший - даже совестно задавать вопросы.
- Задавайте, не бойтесь, я и не в таких переделках бывал (ироничная улыбка). Хотя столь долгая дорога до гостиницы в наши планы не входила - всему виной пробки. Краснодарские пробки, мне показалось, даже большими, чем московские. Поэтому очень трудно передвигаться по городу.
- И все же, надеюсь, заторы на дорогах не стали для вас символом современного Краснодара?
- Нет, конечно. У вас за последние годы построили много новых красивых зданий, а те, что постарее, активно реставрируются, оттого тоже смотрятся недурно. И все-таки начало марта - не самый лучший период для путешествия в Краснодар: еще не распустилась зелень, делающая город неповторимо красивым. Именно таким он остался в моей памяти.
С другой стороны, на этот раз, наконец, удалось съездить в район Восточно-Кругликовской улицы, увидеть стадион и академию «Краснодара» - впечатляет! Честно сказать, такого я действительно нигде не видел. Новый стадион кардинально отличается от старой доброй «Кубани», соответствует уже европейским стандартам. Но ведь это и хорошо: значит, футбол в городе и регионе в целом будет развиваться еще быстрее.
- А удалось ли посетить полюбившиеся еще за годы игроцкой карьеры краснодарские места?
- Город городом, но с особой теплотой вспоминаю озеро Четук, на берегу которого раньше располагалась база «Кубани», а теперь база «Краснодара» - побывал там, посмотрел, как все изменилось. Что касается краевой столицы, то любимое место у меня - улица Красная, олицетворение города. Конечно, прогулялся, вспомнил былое, восхитился, насколько она преобразилась за это время. Как ценителю искусства мне было любопытно снова заглянуть в местную филармонию: в свое время я бывал там часто, особенно старался не пропускать концерты Кубанского казачьего хора. Бесспорно, жители края могут им гордиться.
- Какие еще пункты значились в вашей «туристической программе»?
- Заглянул на Кооперативный рынок - нужно было домой местной рыбы прикупить, очень вкусная она у вас (улыбается). Никогда не забуду, как тогда, когда я здесь играл, продавцы на этом рынке не хотели брать с меня денег. Приходилось уговаривать, представьте, чтобы взяли плату! Вообще, конечно, край здесь футбольный. Помнится, когда выезжали командой с поощрительными визитами в так называемые совхозы-«миллионеры», встречали нас там всегда хлебом-солью, и обязательно всем колхозом - а ну-ка, «Кубань» приехала! Ну как, скажите, после этого мы могли играть, не выкладываясь по полной программе?
- Общеизвестно, в конце 70-х, когда желто-зеленые рвались в высшую лигу, билетов на стадион «Кубань» было не достать.
- До 1980-го стадион был одноярусным, и только в год дебюта команды в «вышке» по велению первого секретаря крайкома партии Медунова его вместимость увеличили до 40 тысяч. Причем, второй ярус, насколько помню, возвели чуть не за полгода, так что эту стройку определенно можно назвать «народной». Но, хоть количество мест вдвое возросло, ситуация с билетами не улучшилась: все равно их покупали в кассах за рубль, а потом перепродавали за десять. Дефицит был страшный! Чего уж говорить, если у нас, футболистов, перед первым домашним матчем в высшей лиге с московским «Локомотивом» болельщики спрашивали «лишний» билетик…
- Переходя в 1978-м в «Кубань» как раз из «Локо», могли себе представить, что так скоро встретитесь с бывшей командой на высшем уровне?
- Я изначально был в этом уверен. Во-первых, видел, как старались председатель ДСО «Урожай» Федор Михайлович Коркишко и начальник команды Владимир Николаевич Середа, чтобы у нас все было и мы ни в чем не нуждались. Видел заинтересованность в лице самого Сергея Федоровича Медунова, по инициативе которого в 1979-м отремонтировали базу «Четук» - до того момента мы жили там в совершенно спартанских условиях, как в общежитии. Первый секретарь, когда бывал на тренировках, проводил длительные беседы с нашим тренером Виктором Корольковым, и, что главное, они всегда о чем-то договаривались, то есть наблюдалось полное взаимопонимание.
- Быть может, дело в том, что Виктор Георгиевич обладал природными харизмой и даром убеждения?
- Не слукавлю, если скажу, что тогда Корольков поднял «Кубань» с колен. Буквально за три сезона он вывел команду из второй лиги в высшую - такое, поверьте, удается немногим. Помню, на первой тренировке перед сезоном-1978, когда Георгич создавал новый коллектив для решения серьезных задач, нас собралось буквально человек восемь. Помню, он выстроил нас у кромки поля, и после первых же слов тренера стало понятно: от нас ждут результатов. Серьезных.
«КОРОЛЬ» И ЧЕМОДАНЧИК
- Значит, переход в «Кубань» стал для вас, 32-летнего футболиста, не лебединой песней, а очередным серьезным спортивным вызовом?
- Я переехал в Краснодар по двум причинам - тренер и болельщики. На тот момент в клубы уровня московских «Спартака» и «Динамо» меня уже не звали, но решать серьезные задачи по-прежнему хотелось. Я прекрасно знал, что там, куда приходит работать Корольков, обязательно будет успех, потому сразу согласился на его приглашение. А еще был наслышан о местной культуре боления и не обманулся в ожиданиях: когда в первых же домашних играх, выйдя на поле, увидел переполненные трибуны, мурашки пробежали по коже.
- Нынче во время прогулки по улице Красной вас, наверное, на каждом перекрестке окружали толпы поклонников?
- Нет, все было поскромнее, но подходили, просили автограф, интересовались, как у меня сейчас дела, вспоминали наши матчи… Бесспорно, мне было интересно здесь играть. Более того, уверен, провел бы больше сезонов, если бы не серьезная травма, полученная 8 ноября 1980-го в домашней встрече с ростовским СКА (победа желто-зеленых 2:0, - прим.М.Г.) По-медицински она звучит так: разрыв акромиально-ключичного сочленения в плечевом суставе. А до этого в сезоне я сломал еще палец и два ребра! После чего решил, что организм, видимо, уже не выдерживает нагрузок, надо заканчивать.
- И буквально сразу по завершении карьеры вы поступили на тренерские курсы. Давно вынашивали эту идею?
- Дело в том, что раньше не было такого: захотел - записался на курсы. В советское время направление на обучение в Высшую школу тренеров нужно было заслужить, а я только-только повесил бутсы на гвоздь. Поэтому до сих пор очень благодарен краевым руководителям той эпохи, выхлопотавшим на высшем уровне для меня направление. Если бы не они, даже не знаю, как бы дело повернулось. А так я выучился и в конце сезона-1982 даже вошел в тренерский штаб «Кубани».
- Выходит, вы сходу примерили на себя роль наставника команды высшей лиги?
- Я не был официально главным тренером: все три месяца, что находился в клубе, его постоянно подыскивали. И в итоге нашли - команду по окончании сезона возглавил Александр Петрович Кочетков, а я ушел на самостоятельную работу в душанбинский «Памир», где проработал три года.
- И все-таки как оцените свой тренерский дебют? Вы оказались в «Кубани» в тот момент, когда она уже стояла на вылет…
- На самом деле, когда я вернулся в клуб, все были уже морально готовы к понижению в классе. А по-другому и быть не могло: если сравнить потенциал команды в 1980-м и двумя годами позже, мы увидим большую разницу. По подбору игроков «Кубань»-82 заметно уступала соперникам и, считаю, заняла по итогам чемпионата свое место. Для сохранения прописки в элите стоило перед сезоном приглашать более качественных футболистов, чего не произошло.
- Быть может, проблема в том, что к тому моменту был окончательно разрушен фундамент, заложенный еще Корольковым?
- Вы правы, как раз Георгича команде и не хватало. Прекрасно помню его чисто человеческие качества и выстроенные отношения «игрок-тренер», послужившие определенным примером для меня. Он прекрасно знал, как вести себя с подопечными на поле и за его пределами, потому атмосфера в коллективе была потрясающая. Я тоже, кстати, сторонник такого подхода. А еще Виктор Георгиевич заработал в футбольных кругах себе славу сильнейшего психолога, и мне довелось на себе это прочувствовать.
- Сможете вспомнить хотя бы один самый яркий пример, как он воздействовал на команду?
- Например, такой интересный случай. В октябре 1979-го мы играли в Ярославле с местным «Шинником», прямым конкурентом за путевку в высшую лигу. Ситуация сложилась таким образом, что нам достаточно было «зацепить» хотя бы ничью, и задача по повышению в классе была бы практически решена. Но нам думалось, что такие вопросы - кого пускать в «вышку», а кого нет, - решаются на высшем уровне, потому не все зависит от нас. И что вы думаете? Перед матчем Корольков куда-то уехал, а его помощник Валентин Гроховский пустил слушок, будто Георгич отправился в Москву, в центральный совет «Урожая» - «пробивать» нам премию за победу. Два дня уже тренируемся, а «Короля» все нет и нет, нет и нет…
- И что же, до поединка команда главного тренера так и не увидела?
- Объявился он только на предматчевой разминке, уже в Ярославле, причем, нес в руках массивную сумочку. Кто-то из ребят сразу подметил: «Глядите, парни, Георгич нам премию привез!» (Смеется). Шутки шутками, а этот эпизод сыграл тогда громадную роль. Мы бились на поле за себя и «за того парня», бегали как угорелые и в концовке встречи вырвали-таки ничью - 2:2. После игры все ждали Королькова с заветным чемоданчиком, а он… опять пропал! Тогда мы все поняли, но обижаться на тренера даже не думали. Настроение после достижения цели было хорошее, так что по пути из Ярославля в Москву остановились в ресторане «Сказка» и отпраздновали, пусть несколько заранее, выход в высшую лигу. А потом уже были премии, телеграммы из крайкома партии с поздравлениями…
ТЕЛЬНЯШКА И ШАШЛЫЧОК
- Насколько понимаю, оригинальных моментов в «багаже» Королькова насчитывался вагон и маленькая тележка?
- На подобные штуки он действительно был мастер. Например, когда игра не идет, «Король» вместо теории и тренировочных занятий вывозил нас вместе с женами на море. Мы там играли в футбол, отдыхали, а Корольков даже мог выпить вместе с нами по фужеру вина. Такое часто бывало после неудач, и ведь помогало! Сейчас, конечно, этого не сделаешь, поскольку раньше мы были едины ментально, а теперь в командах много иностранцев - они могут не понять или понять неправильно.
- А по какому принципу, на ваш взгляд, Корольков комплектовал команду?
- Он обладал чутьем на футболистов, сразу замечал в игроках нужные ему качества. В первую очередь, приглашал матерых ребят, имевших опыт выступлений в высшей лиге - меня, Толю Рыбака из одесского «Черноморца», Володю Комарова, с которым мы вместе выступали за «Локомотив». Но однажды его чутье распознало бомбардира в пареньке в тельняшке - я сначала подумал, что тот из морфлота выписан. Это был Саша Плошник. Мощный, физически одаренный, но, как оказалось, техника на первом этапе у него сильно страдала. Георгич заметил, что мы, приезжие, на Сашу косо поглядываем, собрал нас и говорит: «Только не учите его своему футболу и не дергайте парня. Вот увидите, вы будете бегать, в пас играть, а он начнет забивать. Если же кто ослушается, того выгоню, а Плошника оставлю». И ведь как в воду глядел! Так «парень в тельняшке» из Крымска вырос в настоящего суперфорварда советского периода, доросшего в итоге до олимпийской сборной Союза.
- Но при этом команда не заразилась этакой «плошникозависимостью», верно?
- Игра команды не зависела ни от кого - в коллективе царил дух сплоченности. На поле выходили только люди ответственные, умеющие в нужный момент выйти на пик формы и помочь добиться результата. Но олицетворял ту «Кубань» конца 70-х, конечно, Корольков. Красивый внешне, всегда в галстуке и обязательно в модном отутюженном костюме, хотя по тем временам достать качественные вещи было очень непросто. В плане стиля Виктор Георгиевич являлся преемником мэтров отечественного тренерского цеха - Бескова, Александра Севидова, Лобановского. Своим примером Корольков приучил хорошо одеваться и нас, потому даже сейчас, в свои 67 лет, я стараюсь не отставать от моды. Все-таки я человек публичный, и нужно быть образцом для молодежи.
- Корольков тоже ставил вас в пример остальным, доверив капитанскую повязку. Груз ответственности не давил?
- Капитанил я не так много, в основном когда нужно было подменить кого-то из ребят. В 1978-м повязку носил в основном Виталик Фурса, местный парень, появившийся в команде задолго до меня. Виталик являлся оплотом стабильности в обороне, был на ведущих ролях в команде и своим хладнокровием вселял уверенность в партнеров -настоящий вожак. А в 1979-м капитаном сделали Витю Батарина, тоже коренного кубанца. Корольков уловил этот тонкий психологический момент и доверял повязку в основном местным парням, дабы сгладить любые конфликты между доморощенными игроками и приезжими.
- Но стычки наверняка случались, не могла же наблюдаться полная идиллия?
- Они случались только на поле. Кто-то ошибся, не взял своего игрока, прозевал момент - в этих вопросах мы относились достаточно принципиально друг к другу. На занятиях не могло быть такого, чтобы один из нас не полностью себя отдавал делу, тогда со стороны остальных ему предъявлялись конкретные претензии. Зато потом, после матчей либо тренировок, обязательно шли большой компанией в какое-нибудь уютное кафе, заказывали шашлычок… Вот так сплачивался наш коллектив (улыбается).
- Получается, тренерам не приходилось глубоко заглядывать в командную «кухню»?
- Что касается «кухни», то был у нас свой «повар» - тренер Эдуард Дмитриевич Антонянц. Он, по природе мягкий человек, отвечал за молодых местных парней. Бывало даже, вечерами ездил к ним по домам с проверками, но в силу его доброты такие «налеты» никогда не приводили к ссорам и обидам. Пожалуй, Антонянц - один из тех важных людей, кто формировал в коллективе атмосферу доверия и позитива.
- А если не секрет, то как в команде принимали молодых? Устраивали им так называемый «курс молодого бойца»?
- Конечно, как представители старшего поколения мы давали им советы, но не более того. Дело в том, что приходившие к нам молодые люди уже что-то понимали в футболе. Взять того же Юру Чеботарева, выдающегося российского арбитра, ставшего затем рефери ФИФА, оказавшегося в «Кубани» в 1978-м после воронежского «Факела». Или, например, Володю Подобедова - местного 20-летнего паренька, добавившегося к нам уже в высшей лиге. Оба они защитники и оба вписались в командный рисунок практически без раскачки, несмотря на то, что позиция у них ответственная. С такими ребятами работать было очень легко.
ПУТЬ К ВЕРШИНЕ И БОЛЕЛЬЩИКИ
фото: Из архива Игоря Гайдашева
- Тем не менее, 1978 год ушел на налаживание командного механизма и встраивание новых игроков в схему. Так и планировалось тренерским штабом?
- На тот момент мы не были готовы к повышению в классе в финансовом плане. По величине бюджета, зарплат и премий «Кубань», всего год назад выступавшая во второй лиге, заметно уступала тем, кто пробился в «вышку» - куйбышевским «Крыльям Советов», ростовскому СКА и минскому «Динамо». Правда, весь первый круг мы шли в лидерах, но все же не выдержали напряженной гонки и финишировали лишь шестыми. Однако разочарованием результат не стал. За год клуб накопил финансовый ресурс, команда усилилась, и следующий сезон прошел на одном дыхании.
- То есть все, как принято говорить в таких случаях, было расписано по часам и минутам?
- Просто ничто не отвлекало нас от футбола. Как я уже говорил, Коркишко и Середа делали многое для команды, а направлял процесс Корольков, который в силу опыта научил их многим нюансам. Так что в организационном плане было все четко: своевременные вылеты на гостевые матчи, хорошие гостиницы, отличное питание, современная медицина. Нашим семьям из краевых «верхов» выделялись путевки на кубанские курорты, дабы мы не были озабочены такими мелочами. Ну и, конечно, зарплату нам выдавали вовремя. Пусть таких денег, как в Киеве, не платили, зато по первой лиге «Кубань» была одной из самых благополучных команд в этом смысле.
- Правда, что после выхода в высшую лигу футболисты получили в подарок по «Волге», за которыми в очередях стояло полстраны?
- Поскольку машины тогда действительно считались товаром крайне дефицитным, достались они не всем. Но никто, поверьте, обделен не был: помимо солидных премиальных, к нам на базу привезли хорошие заграничные вещи, которые тоже было не достать. В общем, мы почувствовали, что в спортивном плане сделали для края большой подарок и были за то сполна вознаграждены.
- Окончательно путевку в высшую лигу «Кубань» должна была оформить за тур до финиша, в домашней игре с харьковским «Металлистом». Тогда Королькову снова пришлось мотивировать команду «чемоданчиками»?
- Нет, мотивировала сама обстановка. Когда мы подъехали к стадиону, возле главных ворот увидели длиннющую колонну из микроавтобусов - это приехали болельщики из станиц. Их было так много!.. На каждый матч нам, футболистам, руководством выделялась определенная квота билетов, но «квитки» на встречу с «Металлистом» мы даже не успели подержать в руках - пришлось сразу раздавать знакомым, друзьям. Одним словом, настоящий футбольный бум!
- А могли себе представить такую ситуацию, что в случае осечки переполненный стадион мог эмоционально «взорваться», что привело бы к печальным последствиям?
- Что вы, такого быть не могло! За все три года я не могу припомнить ни одного случая агрессии зрителей по отношению к участникам матча. Милиционеры, само собой, на всякий случай присутствовали, но обычно тоже с удовольствием смотрели футбол. Не было также стычек между местными и приезжими болельщиками: годом позже можно было видеть картину, как кубанцы по-хозяйски приглашали киевлян и москвичей в кафе, чтобы вместе посидеть и выпить. Для меня показателен пример, когда в апреле 2012-го я ездил в Лондон на полуфинал Лиги чемпионов «Челси» - «Барселона». Англичане победили с минимальным счетом, что на фоне великолепной игры каталонцев выглядело несправедливо. Болельщики «Челси» вовсю праздновали, тогда как фанаты «Барсы» уходили понурыми, многие со слезами на глазах. Но никаких столкновений, как у нас, не было и в помине!
- У вас есть своя версия, почему на трибунах футбольных стадионов России нынче столько агрессии?
- Я сам не нахожу ответа. Ведь футбол существует для того, чтобы мы получали эстетическое удовольствие, дружили и забывали обиды. В России же это поле для битвы, где непонятно, кто за что воюет. Одно могу сказать точно: на данный момент в плане манеры боления мы идем не по правильному пути, и ситуацию нужно срочно исправлять. Тем более, у нас немало примеров из истории, как нужно поддерживать любимую команду. Да возьмите тот же памятный матч с «Металлистом». Мы победили 3:0, публика ликует, как вдруг кто-то из болельщиков поджег принесенную с собой газету. А поскольку газету принес каждый второй, вскоре трибуны визуально превратились в один большой горящий факел. Зрелище, скажу вам, непередаваемо красивое. При этом никакой истерии, напротив, одна большая радость. Вот так нужно болеть!
- Кстати, ваш гол на 40-й минуте в том матче стал третьим решающим, уложившим харьковчан «на лопатки». Тот эпизод врезался в память?
- Конечно: прошел по флангу, ударил в дальний угол, попал… Вообще, из всех своих голов за «Кубань» (их накопилось 15, - прим.М.Г.) особо запомнились только два - этот и еще один важный, со штрафного. А вот кому тогда забил, не вспомню (улыбается). В принципе, удар у меня был неплохой с обеих ног, потому бить не стеснялся. Поскольку я играл в команде на позиции инсайда, то любил часто смещаться с фланга в центр, откуда можно было смело «стрелять» по воротам.
- И все-таки поклонникам желто-зеленых вы запомнились не как голеадор, а как юркий краек, «шуровавший» по всей бровке. Скорости ведь вам было не занимать, верно?
- Наверное, больше я отличался работоспособностью, нежели скоростными данными - у нас были ребята и побыстрее меня. Что касается позиции крайка, то Корольков использовал меня на разных местах. По большому счету, куда тренер ставил, там и играл. В большей степени, конечно, занимал место на правом фланге.
ПРОФЕССОР И СУПЕРЗВЕЗДЫ
- Юрий Палыч, а сможете назвать идеальный состав команды-1979? Для облегчения задачи давайте возьмем за образец матч с «Металлистом».
- По прошествии стольких лет это трудно, разве что могу назвать лидеров. Ворота весь сезон защищал Саша Артеменко, оборону цементировали Толя Рыбак с Виталиком Фурсой, Володей Комаровым и Юрой Чеботаревым. Выделю и еще одного защитника - Женю Половинко. Женя у меня ассоциируется с Димой Сенниковым (в свое время игрок «Локомотива» и сборной России, - прим.М.Г.), пожалуй, они похожи своей высоокой скоростью. В средней линии отмечу Витю Батарина, Валеру Ерковича, Сашу Семенюкова и Игоря Калешина - нашего «Профессора», самого техничного игрока в команде. В 1980-м к этой компании добавился Володя Лагойда, знатный пенальтист. А игру в атаке определяли два футболиста - Серега Андрейченко и Саша Плошник. В целом, команда не была слишком звездной по именам, а главной ее чертой был дух победителя, привитый Корольковым.
- Уход Виктора Георгиевича по окончании триумфального сезона, наверное, поверг команду в уныние?
- Для нас это стало шоком. Ведь одно дело выйти в высшую лигу, а другое - в ней закрепиться. И я еще не разу не видел, чтобы команда, заслужившая повышение в классе, выступала дивизионом выше тем же составом. Корольков видел путь развития коллектива, хотел его значительно усилить под «вышку». Пусть кого-то из нас не оказалось бы в составе, но к нему бы поехали качественные футболисты. Увы, руководство не поддержало его планы с финансовой точки зрения, не создало нормальных условий для работы. Тогда он собрался и ушел. Хотя не думаю, что Георгич мог выдвинуть какие-нибудь супертребования. А дальше ему на смену пришли другие…
- В отсутствие «Короля» тот самый сплотивший команду победный дух начал выветриваться?
- Атмосфера внутри царила нормальная, но уже, конечно, не такая, как при нем. Ведь при Королькове мы гораздо больше побеждали, а удачные игры всегда придают уверенности. К тому же, мы верили каждому его решению, потому были такими крепкими и стойкими. Но… Жаль, конечно, что Виктор Георгиевич не смог убедить «верхи» в своей правоте. Он-то оказался совершенно прав! Еще перед началом сезона-1980 мы, футболисты, были твердо уверены, что сумеем достойно выступить в высшей лиге. Однако чемпионат показал: будь у нас еще 2-3 лидера, «Кубань» могла бы решать более достойные задачи, нежели вести утомительную борьбу за выживание.
- И все же дебют в высшей лиге Союза стал эпохальным событием для края!..
- Наша главная заслуга в том, что кубанские болельщики смогли увидеть вживую выдающихся футболистов. Вспомните только, какие игроки выступали тогда за киевское «Динамо»: Владимир Бессонов, Анатолий Демьяненко, Леонид Буряк, Виктор Колотов, Владимир Веремеев, Олег Блохин… Это суперзвезды тех времен, слава о которых гремела по всей Европе. И пусть мы уступили киевлянам дома 0:4, зато переполненный 40-тысячник увидел Футбол с большой буквы. И в этом плане мы свою задачу выполнили.
- Во время нынешнего визита успели встретиться с бывшими партнерами, поговорить по душам?
- Удалось увидеться с Плошником - посидели, тепло пообщались, вспомнили славные страницы нашей биографии. А после кубковой встречи в подтрибунке неожиданно встретил Володю Лагойду - оказывается, он сейчас директор стадиона «Кубань». Знаю, Игорь Калешин работает в клубной школе, Сергей Андрейченко тоже трудится на благо команды. Это же замечательно! В последнее время по всему миру наблюдается тенденция, когда легендам местного футбола по окончании карьеры почему-то не находится места в родном для них клубе. Поэтому рад, что «Кубань» в этом плане идет по пути «Милана» и «Интера», где патриотизм до сих пор в цене.
ПРОБЛЕМЫ «СОЗРЕВАНИЯ» И ЛИГА ЧЕМПИОНОВ
- Насколько мне известно, пару лет назад у вас тоже была возможность вернуться «Кубань». Слухи не врут?
- Чего скрывать, такая возможность однажды возникла. Это было перед тем, как я в первый раз уехал в Киев, то есть зимой 2007-го. Меня, как говорится в таких случаях, просматривали в качестве кандидата, однако я решил возглавить киевское «Динамо», поскольку тренировать клуб с такой историей - огромная честь для каждого.
- В свою очередь, зимой 2009-го вышедшую в премьер-лигу «Кубань» возглавил ваш бывший подопечный Сергей Овчинников. Советовался ли он с вами перед назначением?
- Безусловно, мы с ним разговаривали по этому поводу. К тому моменту Сергей уже успел поработать со мной в «Локомотиве» и киевском «Динамо», поэтому я ему рекомендовал принять приглашение. Другое дело, что Овчинников попал в «Кубань» в не самое лучшее для нее время. Его ситуация схожа с той, когда Корольков принимал команду во второй лиге - ей не уделялось столько внимания со стороны руководства, как сейчас, клуб только-только накапливал силы. С ребятами, я знаю, у Сергея было полное взаимопонимание, но при этом, быть может, ему не хватило опыта общения с руководством. Нынче ведь тренерам работать труднее, поскольку давление на них со стороны «верхов» заметно растет. В общем, на тот момент он, видимо, не созрел для такого большого клуба, как «Кубань». С другой стороны, фрагментами команда играла красиво, благодаря чему одолела дома с минимальным счетом «Локомотив», ЦСКА и «Спартак». Но это были лишь фрагменты.
- А что можете сказать о нынешней «Кубани»? Ведь вы внимательно наблюдали за желто-зелеными на предсезонных сборах в Турции и наверняка почерпнули много интересного.
- Во-первых, у команды сейчас очень мощный подбор игроков, причем, в качестве базиса выбрана хорошая физическая подготовка. Во-вторых, у коллектива наблюдается стабильность по линиям и позициям. В свою очередь, в каждой линии у «Кубани» есть лидер, определяющий игру команды. Поэтому, считаю, уже в этом сезоне она должна бороться за высокие места, поскольку обладает большим потенциалом.
- В первом круге вам довелось противостоять и другой кубанской команде - «Краснодару». Футбольный почерк этих двух принципиальных соперников сильно различен?
- Конечно, они разные. «Кубань» пропагандирует более силовой стиль игры, в то время как «Краснодар» делает ставку на комбинационный футбол. Кто окажется лучше по итогам сезона, покажет только время, однако, убежден, город Краснодар представлен в премьер-лиге двумя достойными командами. Которые, я надеюсь, окажутся в состоянии весной составить конкуренцию «Зениту» и московским клубам. Ведь Кубань - край спортивный и заслуживает большого футбола.
- Правда, что, будучи президентом «Локомотива» в 2007-м, вы вместе со спортивным директором Виктором Тищенко хотели основать на кубанской земле филиал академии железнодорожников?
- Да, это правда. Краснодарский край чрезвычайно богат на таланты, здесь много самородков. Да чего далеко ходить за примерами: у меня в «Локомотиве» играли Дима Хохлов и Максим Бузникин - оба из Краснодара! Поэтому мы вместе с Тищенко, уроженцем Кубани и отличным организатором, хотели основать в одной из станиц центр по подобию того, что создал Сергей Галицкий. В принципе, проект у нас был уже готов, однако в компании «РЖД» в последний момент нашу идею не поддержали финансово. С другой стороны, хорошо, что ее впоследствии воплотил в жизнь Сергей Николаевич Галицкий: такими темпами Кубань может стать кладовой кадров для сборной-2018.
- Кстати, о наболевшем. Весь Краснодарский край на некоторое время погрузился в траур, когда право проведения матчей чемпионата мира отдали не Краснодару, а не чужому для вас Саранску. Чем же столица Мордовии заслужила такую милость?
- А я вам выскажу свою точку зрению. Во-первых, право проведения уже получил один из кубанских городов - Сочи. А еще, как мне кажется, в Саранске будет легче провести столь масштабное мероприятие, чем в Краснодаре. Почему? Саранск - небольшой город, дороги там в идеальном состоянии, и его можно «закрыть» на месяц совершенно спокойно. А Краснодар так не «закроешь». Сплошная пробка! Построить здесь развязки, думаю, выйдет в десять раз дороже, нежели благоустроить столицу Мордовии. Так может, именно в этом дело?
- И все же, вспоминая о досадном решении ФИФА, становится грустно…
- Грустить не стоит, ведь большой футбол в крае не за горами (фирменная семинская добродушная улыбка). Вот и «Кубань», обыграв нас в упорном поединке, вышла в полуфинал Кубка России - до исторического успеха осталось всего два шага. Да и в чемпионате оба ваших коллектива претендуют на путевки в еврокубки. А кто сказал, что обязательно в Лигу Европы? Может, и в Лигу чемпионов, чем черт не шутит! Так что желаю кубанским командам успехов, а болельщикам - только самых радостных эмоций (подмигивает напоследок).
Максим Герасин

Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: