.: Футбол. Тет-а-тет

Игорь Калешин: «Кубань» у меня в крови»

У
слышав фамилию Калешин, кубанские поклонники футбола непроизвольно начинают прокручивать в своей голове как минимум пять вариантов: Виктор? Игорь? Евгений? Виталий? Другой Игорь?.. И это неслучайно, поскольку каждый из них оставил свой весомый след в истории и регионального, и вообще отечественного футбола.
Сегодня речь пойдет об Игоре Викторовиче Калешине - корифее краснодарской «Кубани», ее ярчайшем лидере эпохи конца 70-х-начала 80-х. Калешин блистал на поле в матчах первого дивизиона и высшей лиги СССР. Болельщики его не просто любили - обожали. Ведь он обладал удивительным умением читать игру, мылить нешаблонно, волшебно управлялся с мячом, одной ювелирной по точности передачей мог переменить ход того или иного поединка. Это был не игрок даже - игрочище! Неслучайно, зритель шел на стадион, чтобы посмотреть персонально на игру Игоря Калешина.
фото: ФК «Кубань»
После завершения игроцкой карьеры Игорь Викторович пошел по тренерской стезе и сейчас тренирует ребят интерната «Кубани». На просьбу корреспондента «Независимой спортивной газеты» об интервью он ответил охотным согласием и любезно предложил провести беседу у него дома.
Футбольные гены, «Дружба»
- Игорь Викторович, полагаю, резонным будет начать наше интервью с основания «калешинской пирамиды» - с рассказа о вашем отце. Вы помните его игру?
- Помню, конечно. Мой отец - Виктор Калешин - играл чистого нападающего, был левшой. В этом, кстати, я в него пошел - тоже левша (улыбается). Отец не обладал большим ростом, однако был очень шустрым и резким на поле, достаточно много забивал. Поиграл в Абинске, Тимашевске, но лучшие свои футбольные годы провел в Майкопе, выступая за местное «Динамо». Оно не было ведущим клубом региона, но котировалось достаточно высоко. Так вот, мой отец выиграл в его составе Кубок Краснодарского края - очень значимый в те годы трофей, и, таким образом, навсегда вписал свое имя в историю кубанского футбола.
- Увлечение отца футболом сильно повлияло на ваш профессиональный выбор?
- Разумеется. Помню, отец брал меня с собой. Они с товарищами с утра работали на хлебозаводе, потом отдыхали, а вечером шли тренироваться. С малых лет я футбол лицезрел постоянно, постоянно о нем слышал, ну и, конечно, пребывая в такой ауре, мало-помалу сам начал мечтать стать футболистом. В итоге оно, как видите, так и вышло (улыбается). Вообще, мне, наверное, было предначертано стать спортсменом. У меня ведь прочный семейный спортивный базис: отец - футболист, а сестра - кандидат в мастера спорта по спортивной гимнастике.
- Что ж, обратимся непосредственно к вашему футбольному пути. Вы воспитанник майкопской «Дружбы», так?
- Да. А началось все с того, что известный футбольный специалист Георгий Константинович Безбогин приметил меня на турнире «Кожаный мяч», который проводился в Майкопе. Приметил и пригласил в свою группу подготовки при местной команде мастеров «Дружба».
- Насколько тяжело вам дался непростой, как правило, для многих игроков период - переход из юношеского футбола во взрослый?
- «Дружбу» тогда тренировали Безбогин и Дзасохов, очень многое сделавшие для футбола Адыгеи и Кубани. Их «фишка» была в том, что они доверяли молодым. Со стороны, наверно, кто-то думал, да зачем же они этого молодого, «сырого» в состав ставят? Счет по ходу матча скользкий - 0:0 или, скажем, 1:0, а они выпускают «зеленого» пацана на замену. Казалось бы, слишком большой риск. Но нередко оказывалось, что новичок этот вовсе уже и не «сырой» и обедни не портит. Вот так и мне стали доверять…
- Что чувствовали, когда попали в основную команду «Дружбы»?
- Это было в 1971-м. Первый год я радовался просто тому, что находился в команде мастеров. Иной раз бывало подумаешь: я еще школьник, а надо же - бок о бок со мной такие опытные «волки»! Которые уже наигрались, имеют семьи, уже всё знают в футболе и в жизни. И благодаришь судьбу за то, что ты просто находишься с ними в одной команде. Первый год, кстати, я постоянно помогал старшим, не чурался дежурить, носить мячи. И был счастлив. А если вдруг замешкаешься, мячи не возьмешь - на тебя посмотрят косо те же Эдуард Верочкин, Николай Рыжиков, и ты сразу понимаешь, что допустил большую ошибку…
- Дедовщина?
- Ну почему сразу дедовщина? Мужские отношения, закалка, тренировка! Я рад, что прошел такую хорошую школу. Еще раз повторю, был счастлив находиться во взрослой команде. Раньше ведь мальчику попасть во вторую лигу союзного футбола было практически нереально. Я и сегодня продолжаю задаваться вопросом: как я туда попал? Чем таким заслужил? Был ведь маленький, дохлый, хилый. Однако тренеры, видать, разглядели во мне что-то такое. Наверное, то, что у меня футбольные «мозги», хорошая техника, что я обладал хорошим базисом. А все остальное уже потом как-то со временем наросло.
- «Четыре года Игорь Калешин был лидером родной команды, терзал оборону соперника, забивал редкие по красоте мячи» - так сотрудники официального сайта «Кубани» описали ваш период в «Дружбе». Вы согласны с такой характеристикой?
- Ну, в общем-то, да. Благо, техника позволяла, левая нога хорошая была, и я мог легко пробить и с места, и сходу, и подсечку хорошую сделать, и обводящий удар выполнить… Помню, в 1972-м мы принимали «Дилу» из Гори. Выиграли 4:1, а я забил два гола. Один из них вообще оказался сумасшедшим - мы подали угловой, последовал сброс на меня, и я, подработав мяч грудью, залупил его прямо в верхний угол.
Универсализм,голы головой
- Вы уже тогда действовали на позиции атакующего полузащитника?
- Я начинал левым полузащитником и думал, что всегда буду игроком этого амплуа: «родная» левая нога, левая бровка - что еще надо? Но потом оказалось, что могу играть и на других позициях: под нападающими, опорным. А в киевском СКА, где я потом «служил», у меня даже был опыт игры левым защитником. И, в общем-то, понравилось - часто подключался к атакам, имел достаточно времени для обработки мяча. И даже пару голов забил.
- А опорником где были?
- В «Тереке», за который выступал «двумя заходами» в 1976 и 1978 годах. В Грозном я обычно располагался ближе к атаке, но в нескольких матчах в отсутствие номинальных «волнорезов» выходил в опорную зону. Вообще, в том «Тереке» был сильный состав: Анатолий Синько, Виктор Колядко, Виталий Якушкин… Мы были прекрасно сыграны и получали удовольствие от розыгрышей в одно-два касания.
- А в роли чистого нападающего, случаем, не пробовали себя?
- В «Кубани» при Кочеткове был такой период, когда из обоймы выпали наши главные форварды - Плошник и Андрейченко, и пришлось нам выходить играть с шестью полузащитниками. Получилось так, что с Николаем Колесовым я действовал практически в атаке. А вы посмотрите на наши данные: рост у обоих 168-170 см, ну какие из нас нападающие?! Однако за счет открываний, правильного взаимодействия с партнерами мы показывали неплохой уровень и даже забивали голы.
- Да вы, Игорь Викторович, прямо универсал!
- При желании хороший игрок, поверьте, сможет сыграть на любой позиции. Абсолютно на любой. У хорошего игрока хватит ума разобраться, где какие качества надо применить. Разве что трудновато будет на месте вратаря (смеется).
- Вы, кстати, больше любили забить сами или отдать выверенный пас партнеру?
- На заре карьеры я получал больше удовольствия от того, что отдавал голевой пас. Но со временем «созрел», вошел во вкус, так сказать, и уже самому нравилось забивать. И если представлялся случай, старался его не упустить.
- Насколько знаю, болельщики называли вас «маленьким гигантом».
- Может быть, и было такое, болельщики и журналисты «ставили» мне какие-то штампы, но я не обращал на это особого внимания.
- Игорь Викторович, скажите, а головой вам удавалось забивать?
- В матче за «Кубань» против харьковского «Металлиста», помню, при подаче углового я прибежал на ближнюю штангу, «чиркнул» - и мяч в воротах. Думаю, елки-палки - головой забил! А в 1981-м мы принимали «Арарат» из Еревана, который обыграли 5:1. Тоже подача углового, опять я побежал к углу вратарской… Защитник «Арарата» «щекой» выносит мяч в поле и попадает… мне в лицо. Смотрю - мяч в воротах! Никто даже не понял, что произошло - вот такой парадоксальный гол я забил. Но мячи головой, конечно, не были моим коньком. В «Кубани» моей первостепенной задачей было отдать точный пас из глубины Плошнику, Андрейченко или Кобзеву, а дальше они уже сами разбирались.
- Учитывая ваше футбольное мировоззрение и ваш стиль игры, вы, так понимаю, сторонник атакующего футбола…
- Да, я люблю техничный футбол, испанский стиль. Но на данный момент самый «современнейший» футбол, на мой вкус, демонстрируют команды немецкой бундеслиги, тем более там работает Хосеп Гвардиола. В Германии удивительным образом сочетается все: мощь, скорость, техника, атака, давление, прессинг… Антипод Германии и Испании по «открытости», конечно, Италия, где в культ возведен закрытый футбол, однако индивидуальное мастерство футболистов на Апеннинах высочайшее, и это никакому сомнению не подлежит. Если же говорить в целом о тенденциях мирового футбола, то он, считаю, становится более контактным и интенсивным, что не есть хорошо для игроков с не самым могучим здоровьем.
- Еще один вопрос про ваши футбольные качества. Вы признаете, что обладали быстрым игровым мышлением?
- Папа с мамой заложили его в меня, научить же мыслить быстрее просто невозможно. Физические данные не позволяли мне преуспевать в контактном футболе, я не мог оказать силового давления, пойти в жесткий отбор. Поэтому брал за счет других козырей: за счет быстроты мышления, светлой головы, хитрости, розыгрышей в одно-два касания.
Два СКА, «Терек»
- В 1976-м вы, как уже говорили, выступали за «Терек». А как вообще очутились в Грозном?
- За тот год, представьте, я поменял аж три клуба. Казалось, такое невозможно, но, как видите, в моей карьере было.
- Как же так вышло?
- После того, как я получил высшее образование, меня призвали в армию. Оказался в Ростове-на-Дону. С местным СКА прошел сборы в Кудепсте, затем в составе команды СКВО участвовал во Львове в первенстве Вооруженных сил СССР. Потом ряд футболистов из ростовского СКА был отправлен по арендам. Володя Казаков очутился в «Кубани», Олег Иванов - в Нальчике, а я - в «Тереке». А вскоре приходит в грозненский клуб телефонограмма из спортобщества ЦСКА: «Откомандировать военнослужащего Калешина И.В. в киевский СКА». Это постарался Юрий Войнов, тренер киевского СКА, заприметивший меня на «вооруженке». Так я попал на Украину и отыграл за тамошний столичный СКА полгода в первом дивизионе. И неплохо, к слову, отыграл, команда у нас была хорошая, мы, например, стали обладателями Кубка Украины.
- Чем еще запомнился украинский период карьеры?
- Ужгород, Чернигов, Черновцы, Хмельницкий, Одесса, Николаев, Сумы, Горловка… Где только не побывал! Я впервые попал на Украину, и мне там очень понравилось. В первую очередь, поля везде были очень хорошего качества. А футбол украинский своеобразный: чрезвычайно жесткий, мужской. Болельщики очень любили свои команды, ходили в большом количестве за них поболеть, несмотря на то, что это был не высший дивизион.
- Удалось города рассмотреть как следует?
- У нас было крайне мало свободного времени, так что города видели за редким исключением мельком. Какие впечатления все-таки остались? Понравилась Одесса: старый город, центр, спуск к морю - всё это произвело неизгладимое впечатление. Очень своеобразный, в хорошем смысле слова, город. Ну и люди там как-то по-своему разговаривают. Акцент - не пойми какой: и не украинский, и не российский. В общем, одесский (улыбается). Все города, в которых мы гостили, были с хорошими, достойными по тем временам гостиницами. Еще хочу отметить, что уже тогда летали чартерными авиарейсами: после игры час-два - и мы уже в Киеве. Как сегодня в нашей премьер-лиге: прилетели - улетели, прилетели - улетели, практически не ездили на автобусах.
- Да, что и говорить, шикарные по тем временам условия…
- Кроме того, в Киеве у СКА была своя небольшая база, недалеко от аэропорта Жуляны. Хороший район, хорошие поля, хорошая база.
- Насколько атмосфера в киевском СКА была близка к армейской?
- Ни насколько. Никакого давления не было. Вообще. Наш тренер Юрий Войнов не был типичным «армейцем». При случае к нам приходил также генерал, дарил нам разные вещи, часы, например. Мне предлагали подписать документы «на прапорщика» и получить квартиру в районе Оболонь, но я отказался. Если б подписал, то стал бы профессиональным военным. И вот тогда начались бы, наверное, проблемы.
- Валерий Кондратенко в интервью нашей газете рассказывал, что из ростовского СКА, где он «служил», все футболисты стремились поскорее куда-нибудь сбежать…
- Да, ростовский СКА по сравнению с киевским - это было совсем другое дело. Раньше футболистов призывного возраста со всего юга России - из Ставрополя, Нальчика, Пятигорска, Краснодара, Майкопа… - всех одной большой кучей сгоняли на сборы в Ростов-на-Дону. И там действительно гоняли: чуть что, какой прокол - сразу в строевую часть. В ростовском СКА действительно было очень некомфортно, там все боялись «реальной армии».
- У вас было, как уже отмечали, два пришествия в «Терек». Какие впечатления остались от «грозненского периода»?
- Хорошие впечатления остались, чего скрывать. На стадион народ валил валом; победили, проиграли - поддержка всегда сумасшедшая, никакого хамства. Чеченцы, русские - все любили футболистов, понимали нас. Был, помню, в Грозном парк, где люди отдыхали, семечки щелкали, пивко попивали, ну и футбол обсуждали - «брехаловка», одним словом (улыбается). Что касается непосредственно футбольной составляющей, то повторю то, что уже говорил выше: стиль «Терека» мне очень подходил - играли в техничный футбол, мяч разыгрывали низом. А тренерами в «Тереке» были опытные и грамотные специалисты Муса Цаликов и Вадим Кириченко, с легкой руки которых мы и показывали столь зрелищный футбол.
«Кубань», ЧМ в Краснодаре, «копейка» Гончаренко, КМС и ЗМС
- Ну, вот мы и подошли к ключевому - кубанскому - этапу вашей славной карьеры, Игорь Викторович. Напомните болельщикам, как вы оказались в Краснодаре?
- Когда я еще играл в «Дружбе» в первой половине 70-х, уже тогда желто-зеленые приглашали меня к себе, но, так скажем, «на уровне слов». До конкретики дело не доходило. Виктору Георгиевичу Королькову, тогдашнему наставнику команды, предлагали меня приобрести, но он всякий раз отказывался - его смущали мои не самые выдающиеся габариты. Однако в 1978-м «Кубань» наконец-то не выдержала и предприняла конкретные шаги по отношению ко мне.
- И что же такое произошло, что заставило Королькова изменить свою точку зрения?
- «Терек» обыграл «Кубань» - 3:0, а я забил один из мячей, причем, головой. То был, наверное, самый важный гол в моей карьере. И вскоре Корольков позвал меня на переговоры, которые увенчались моим переходом в краснодарский клуб.
- Ваши первые впечатления от «Кубани»?
- Вы знаете, поначалу я ощущал в Краснодаре… некоторый дискомфорт.
- Почему?
- В «Тереке» были собраны игроки комбинационного плана, а «Кубань» исповедовала немного другой стиль. В Краснодаре вперед выдвигались силовые нападающие - Плошник и Андрейченко, а мне отвели роль полузащитника в оттяжке. В «Тереке» мы мяч подолгу контролировали, катали туда-сюда, а в «Кубани» Корольков требовал в одну, две, максимум в три передачи доставлять мяч форвардам. Сначала я бегал «вперед-назад», как оглашенный, голова кружилась, но потом пошло-поехало, приноровился к новому стилю. А так, в «Кубани» подобрался очень даже нормальный коллектив - играющий, дружный, все поддерживали друг друга. Плюс при таком огромном количестве народа на домашнем стадионе, какое было в ту пору, ноги у тебя сами бежали! Плохо играть было просто невозможно.
- По итогам 1980 года «Кубань» получила приз «Вместе с командой»: за то, что стадион на всех домашних матчах заполнялся до отказа.
- Перед началом сезона-1980 была народная стройка - стадион реконструировали, значительно увеличили количество зрительских мест. И в результате по количеству болельщиков на домашних матчах мы явно обошли всех своих соперников - собирали по 40, а иной раз и по 50 тысяч зрителей! На нас приезжали посмотреть на забитых до отказа автобусах болельщики из самых разных уголков края. Каждый домашний матч был сродни большому празднику. Команда и болельщики были едины, за нас болели, что называется, от души. Вспоминаю: едешь на игру в сопровождении милиции, а болельщики вокруг в огромном количестве, что-то кричат, улыбаются, машут руками… Эх, незабываемое время!
- Болельщики, знаю, ходили персонально посмотреть на игру Игоря Калешина.
- Это пусть болельщики сами и говорят (смеется).
- А вот сейчас в отношениях между поклонниками команды и руководством «Кубани» не совсем все гладко…
- Не стоит забывать, что часто менять тренеров - это характерная черта «Кубани». Давайте возьмем историю: сколько наставников побывало у руля команды? Миллион - кого только не было! Но тренеры приходят и уходят, а команда жила, живет и, уверяю вас, будет жить. Тренер - это такая «взрывоопасная профессия», и это надо понимать. А не обижаться на кого-то. Гончаренко надо было поработать в России, чтобы поднять свои котировки, все-таки белорусский чемпионат - это не то. Пусть даже БАТЭ обыгрывал «Баварию» в Лиге чемпионов. Так вот, Гончаренко в «Кубани» значительно поднял себе имидж, повысил узнаваемость, заработал неплохую «копейку». А волна негодования против его увольнения - она, считаю, искусственная, она пришла к нам из Москвы. Конечно, фанаты имеют полное право обижаться, но я не считаю это лучшим вариантом поведения. Почему такие мастера, как Тлисов, Каборе, Попов должны играть при почти пустых трибунах из-за того, что болельщики на кого-то обиделись? В итоге от всякого рода фанатских бойкотов страдает как раз команда.
Кроме того, стоит держать в уме тот факт, что «Кубань» достойно выдерживает конкуренцию со стороны российских топ-клубов. А краснодарское дерби - одно из лучших и самых бескомпромиссных в России - всего одна ничья! Так что, повторюсь, стоит не обижаться на команду, а, наоборот, поддерживать ее. Ситуация обязывает. Посмотрите, сколько в городе полей, строится стадион, скоро пройдет чемпионат мира…
- Но в Краснодаре матчей чемпионата мира не будет…
- А я думаю, что будут.
- ???
- Все к этому, есть ощущение, идет. Шансы, конечно, завуалированы, но я не исключаю того, что где-то возведение стадиона «застопорится», не уложится в сроки, и ряд матчей отдадут провести именно Краснодару. Такой вариант был бы идеальным для нас. Но то, что Краснодар отцепили от списка принимающих городов, конечно, большая ошибка тех, кто принял это решение. Однако в любом случае чемпионат мира пройдет недалеко - в Ростове-на-Дону и Сочи, а несколько команд-участниц будут базироваться на территории Краснодарского края.
- Давайте «из будущего» вернемся на 30 лет назад и вспомним то время, когда в «Кубани» «зажигали» вы. Какие у вас самые значимые впечатления от выхода в высшую лигу в 1979 году?
- После того как мы потерпели два поражения в двух выездных матчах в Средней Азии: во Фрунзе от «Алги» - 0:1 и в Душанбе от «Памира» - 2:5, в команде возникла, помню, легкая паника. Однако коллектив у нас был здоровый, дружный, и мы сами собрались, без тренеров, пообщались между собой по-мужски, на футбольном, так сказать, лексиконе. Что нам было делить? Мы делали общее дело во благо «Кубани». И после того разговора наметившийся было спад благополучно преодолели. Врезался в память один из решающих матчей - против «Шиника» в Ярославле. Сыграли тогда 2:2, нам добавили в копилку очко, а вот «Шиннику» - нет, по причине того, что он исчерпал лимит ничьих. Можно сказать, то было для нас «золотое» очко. Условия в Ярославле были не ахти: промерзшее очень плохое поле. Тогда забили я и Витя Батарин. Причем, он сравнял счет за 3-4 минуты до конца встречи ударом издалека. В том матче мы закалили характер, после него вышли уже на финишную прямую турнира. В 79-м у нас был хороший тренер, хороший коллектив, хорошее финансирование и фантастическая зрительская поддержка. Звезды сошлись на нас, и мы вышли в высшую лигу чемпионата СССР со второго места.
- Трудно было поначалу на элитном уровне?
- Да, первый год в высшем эшелоне выдался тяжелым. Мы в себя не больно-то верили, что, в общем-то, типично для дебютантов, побаивались имен: «Ой, «Спартак»!», «Ой, «Динамо»!» Но когда выходили на поле, то потихоньку убеждались, что против нас играют такие же люди, как и мы. Ко второму году нашего пребывания в «вышке» мы уже поднабрались опыта, и после 5-ти туров даже шли, по-моему, в тройке лидеров.
- 1981 год - самый яркий в вашей карьере?
- Да. Я забил 9 мячей, стал вторым бомбардиром команды - 10 провел Саша Плошник. Здорово поймал игру: удар - гол, удар - гол! Играть в средней линии и забить столько мячей - для того времени настоящее достижение. Так что 1981-й - просто песня для меня. Все получалось: и в жизненном плане, и в игровом…
- Однако в 1982-м «Кубань» ждал вылет…
- Поначалу все в том году шло хорошо, даже намека на вылет не было. Однако после того как Медунова (первый секретарь крайкома КПСС, - прим.Д.А.) «подвинули» с его должности, в клубе начались какие-то проверки, на футболистов стало оказываться непонятное давление… Кроме того, в августе-сентябре у нас был выезд на сбор в Индию, и оттуда мы вернулись просто никакие - ноги ватные, невозможно играть. Пока адаптировались, получили одно поражение, второе - и все затем в кучу, кучу, кучу, кучу… И все развалилось. Хотя мы были уже достаточно опытными, и нам казалось, что всю свою жизнь играем в высшей лиге…
- И каково было оказаться в первой лиге после высшего дивизиона?
- Вы знаете, мы ведь, считаю, могли сразу же спокойно вернуться в высшую лигу, хотя тяжело, конечно, было соперничать с грузинскими командами, которые тогда были очень сильны. В «Кубани» произошли определенные изменения: поменялось руководство, новым тренером стал Александр Кочетков, «старших» стала «разбавлять» молодежь - в команду влились Сергей Горюнов, Владимир Подобедов и другие способные ребята. Тем не менее, мы играли, что называется, на одной ноге, уверенно щелкали соперников. Когда хотели. И когда были готовы. Но в клубе стало хуже с финансами, кроме того, пик той славной команды, считаю, уже прошел, и хочешь-не хочешь, уровень демонстрируемого «Кубанью» футбола стал падать. Ко всему прочему, на нас стало ходить меньше болельщиков. Вообще, тогда было много нюансов, но это внутренняя кухня, и я не хотел бы обо всем досконально распространяться.
- Кого лично вы отнесете к главным лидерам «Кубани» той эпохи?
- В первую очередь назову Юрия Семина - он воистину прирожденный лидер, лидер по жизни. Я приведу вам такой пример. Когда я пришел в «Кубань» из «Терека», Семин был в Краснодаре ведущим игроком, действовал под нападающими. Так вот, Корольков поставил меня на его место, а самого Семина отодвинул на фланг. Я тогда подхожу к Семину, говорю: «Юр, я понимаю, что ты ведущий игрок…», а он мне сразу: «Да не переживай ты, я все понимаю. Тренер поставил меня на бровку - значит, буду играть на бровке, ничего страшного. Для меня главное - играть в основе, получать премиальные и выйти в премьер-лигу». А ведь мог Семин и затаить на меня обиду, мол, пришел пацан какой-то, и из-за него он должен позицию менять. А Корольков, кстати, угадал, уведя Семина на фланг: Юра как заведенный носился по бровке, барражировал ее всю, зарабатывал пенальти… И вообще, то, что Семин пробился в московские клубы из маленького городка Чкалова, говорит о его сильном характере. А став тренером, Юрий Павлович также прививал своим командам твердый стержень. «Локомотив» брал свое за счет того, что там по-мужски бились Маминов, Лоськов, Пашинин, Овчинников. Сейчас вот «Мордовия» под руководством Палыча лихо бьется в премьер-лиге, «щипает» лидеров, обыграла «Краснодар», «Зенит»…
- Кого еще отметите?
- Опытных игроков - Фурсу, Рыбака, Батарина…Ну и, конечно, Плошник - форвард от Бога.
- Вы уже вспомнили несколько матчей «Кубани», в которых принимали участие. А какие еще особенно отложились в вашей памяти?
- Матч с «Зенитом», завершившийся со счетом 2:2. Я тогда забил 2 мяча, счет на табло 2:0, и только подумал, что все, я герой матча - как сразу 2:2! (Улыбается). А за полторы минуты до конца встречи «Зенит» имел еще один сумасшедший момент, и мог вообще вырвать победу. Так что, какой там я герой - чуть не проиграли!..
- Я знаю, лично вам удавались выезды в Москву в сезоне-1981…
- Действительно: я поразил в Москве ворота «Динамо», ну и гол Дасаеву в «Лужниках» - это что-то! Причем, забили мы его «Спартаку» в спартаковском же стиле - сыграли дважды в «стеночку», и я, получив мяч от Плошника, «упаковал» его низом в дальний угол. Дасаев тянулся-тянулся, но так и не достал. Эффектный получился гол.
- Происходили ли с вами в «Кубани» какие-то интересные случаи?
- Да, было дело. В 1981 году тбилисское «Динамо» выиграло престижнейший в ту пору Кубок Кубков, и на волне европейского успеха приехало в Краснодар на календарный матч. А что тогда было «Динамо» (Тбилиси)? Это неподражаемый технарь Кипиани, виртуозный центральный защитник Чивадзе, да полсборной СССР! Ну, так вот, мы сыграли с тбилисцами вничью - 1:1, а после матча диктор объявлял на весь стадион лучших игроков матча. Итак, объявляет: «В составе «Динамо» (Тбилиси) лучшим игроком признан заслуженный мастер спорта Владимир Гуцаев. В составе «Кубани» лучшим игроком матча признан кандидат(!) в мастера спорта Игорь Калешин». Я потом говорю диктору, ну не могли вы не объявлять «званий»! Зачем? Представьте, какой резонанс - КМС и ЗМС!
Города
- Игорь Викторович, давайте, дабы лучше почувствовать колорит того времени, поговорим подробно о городах, в которых вы побывали на выездах. Возьмем для начала среднеазиатский регион.
- Алма-Ата - город в среднегорье, с большим количеством зелени, своеобразный такой. Я даже был в шоке, увидев огромные проспекты Алма-Аты. Приезжаешь в Ташкент - а там местное «своеобразие»: Алайский рынок, куча вкусных запахов, лепешки варят, шашлык жарят… Еще Фрунзе, Душанбе - везде азиатский колорит. Это другой мир. Там другая еда, там другая вода. И команды по-своему уникальные, практически непобедимые в родных стенах. Вообще, многие клубы мучились в Средней Азии, в 50-градусную-то жару! Пекло и воздух разреженный - поди-ка покажи свой лучший футбол! И запомнилась мне еще такая картинка из Средней Азии: как Эдгар Гесс из душанбинского «Памира» бьет с 40 метров, а мяч так и планирует в «девятку»!
- Чем запомнился Кавказ: Баку, Тбилиси, Ереван?
- Дубль в Тбилиси играл на старом стадионе и собирал на матчах 10 тысяч зрителей. Представьте себе: 10 тысяч на дубле! В Грузии, Армении, Азербайджане футбол - это все!
- А как вам Прибалтика?
- Там прохладно летом, своя культура, своя красота. Компактные города, мощеные улочки, здания в европейском стиле, костелы, везде все аккуратно, чисто… По сравнению с Азией - совершенно другой мир.
- А Москва?
- В Москве я прожил два года, когда учился в высшей школе тренеров после завершения игровой карьеры. Два года, и пять дней в неделю по четыре пары. А пролетело все - как два дня!
- Как такое возможно?
- В Москве сумасшедший ритм жизни: население - несколько миллионов, все куда-то бегут, сплошная суета стоит… Вообще, провинциальному человеку трудно прижиться в столице. В Москве мало задушевного общения, господствуют чисто деловые отношения. Туда приехал - и озираешься по сторонам, а уехал - о тебе сразу же и забыли. Вернулся же в Краснодар - здесь тебя все знают, все с тобой здороваются. Красота!
- То есть лучше всего - в Краснодаре?
- Майкоп - самый лучший город на Земле: зеленый, компактный. Это мой родной город, таким он для меня и останется. Даже сейчас меня в Майкоп тянет. Однако и в Краснодаре отнюдь не скучно. В последние 5-7 лет он развивается фантастическими темпами, чуть ли не каждый год появляется сильная команда в новом виде спорта. Почти каждый день какой-то матч: хоккей, баскетбол, волейбол, гандбол, два «футбола»… Раньше я, бывало, ездил в Ростов-на-Дону и думал, что вот, Ростов - большой город, а сейчас смотришь, где Краснодар, а где Ростов, и понимаешь, что это небо и земля.
- А в Крым как с «Кубанью» добирались? Не на пароме случайно?
- Нет, да что вы! 40 минут на самолете, и мы в Симферополе. А что такое паром, мы даже и не догадывались. Вообще, я за свою жизнь объехал столько городов!.. Иногда думаешь, неужели действительно я бывал и во Владивостоке, и Хабаровске, и Находке? Единственное, в Эстонии не был. Ну и в Мурманске еще (улыбается).
Тренерская стезя, футбольный клондайк
- Вы завершили карьеру в 1985 году, верно?
- Да. В «Кубань» пришел «вызов» из ВШТ, и меня отправили в столицу. Я, вошел в историю «Кубани» как первый человек, отправившийся в Москву получать тренерскую лицензию.
- Какой тогда был формат обучения на тренера?
- Я уже говорил, что учился в ВШТ два года. Это сейчас курсы длятся по 2-3 недели. А тогда учился, как школьник, сидел и писал конспекты пять дней в неделю. А в выходные брали детей, жен, отправлялись гулять в парк, ходили на футбол, на хоккей. Ездили на стажировки, я проводил их в «Кубани» и в ЦСКА.
- Слова какого лектора вам запомнились больше всего?
- Не могу утверждать на сто процентов, но, по-моему, это говорил Никита Симонян: «Если вы будете главными тренерами, то вам нужны хорошие, сильные помощники. Чтобы они не твердили вам постоянно «да-да-да», а чтоб подталкивали, подпирали вас. Чтобы они были вашими единомышленниками, но, в то же время, обладали своим мнением». Абсолютно верные слова.
- Будучи тренером, вы несколько раз попадали в штаб «Кубани».
- Действительно, был и главным тренером, и вторым, и исполнял обязанности главного, и был тренером по науке. Помню, были с Юрием Марушкиным на сборах, и в клуб приходит телефонограмма, извещавшая, что «Кубань» в 1992-м будет выступать в высшей российской лиге. Хороший подарочек был!
- В 2003-м вы были в тренерском штабе ассистентом Владимира Лагойды.
- Да. С того года хорошо помню спаренный выезд в первых турах по маршруту Грозный - Нальчик, из которого мы привезли 6 очков. На следующих наших домашних матчах народу был полный стадион! Плюс в команде тогда были такие игроки, на которых грех не пойти посмотреть - Алексей Герасименко, Стас Лысенко. Помню, вывел команду на разминку и вспомнил былые времена, когда болельщики заполняли стадион «Кубань» до краев…
- Сейчас вы работаете в сфере детско-юношеского футбола.
- Верно, готовлю мальчиков 2001 года рождения в интернате «Кубани». Сегодня в Краснодаре много делается для развития детского футбола: великолепные условия, множество турниров, хорошее финансирование. И конкуренция сумасшедшая, сколько школ в городе: «Кубань», «Краснодар», на 2-й Пятилетке, частная школа Станислава Лысенко… Я вам скажу, можно даже проводить в Краснодаре первенство по 2001 году, эдакую городскую суперлигу. По примеру шотландской премьер-лиги.
- Другими словами, Краснодар стал поистине футбольным городом.
- Конечно! В городе две сильные команды премьер-лиги, а уровень зимнего и летнего первенства Краснодара в любительском футболе высочайший. Студенты КубГУ - чемпионы Европы, многие из них на уровне в командах второй лиги. В городе миллион населения, и пацаны все идут и идут на футбол… Сейчас вот будет чемпионат мира, а это грандиозная реклама футболу, и еще больше, уверен, мальчишек повалит на футбол. Иной раз думаешь, откуда они все берутся? Вообще, юг России - футбольный клондайк.
- С кем вам труднее работать - со взрослыми или с детьми? Александр Перов, бывший вратарь «Кубани», говорил мне как-то, что мальчишки, когда он работал детским тренером, выматывали его так, как никто больше.
- Ну, конечно же, с детьми труднее. Во взрослом футболе многое налажено, и тренер концентрируется, главным образом, на достижении результата. А чтобы работать с детьми, ты должен обладать отличным селекционным глазом, чтобы выбирать из множества претендентом действительно лучших. И учитывать при этом, что у мальчиков с разницей в возрасте всего в несколько месяцев абсолютно разный уровень физической подготовки. Кто родился в апреле 2001-го, смотрится гораздо предпочтительнее того, кто появился на свет в сентябре того же года. А на финише может выйти наоборот!
- А «справляться» с детьми трудно?
- Ну а как же?! Детская психология - самая трудная составляющая работы профильного тренера. Ты абсолютно не знаешь, что творится в голове, скажем, вон у того 11-летнего пацана. Родители отдали его в футбол, и ты теперь должен учить его не только игре, но и дисциплине, жизни. И притом соблюдать гармоничный баланс: много ругать нельзя, потому что тогда ребенок обижается, но и чересчур хвалить, понятное дело, тоже лучше не надо - зазнаться может.
- Какие еще нюансы в работе с детско-юношескими командами?
- Детско-юношеский футбол очень непредсказуем: сегодня ты можешь крупно выиграть, а завтра крупно проиграть, причем, одним и тем же составом. Огромный положительный эффект работы тренера в этой сфере заключается в том, что каждый день ты открываешь для себя новые знания о психологии, о физическом развитии детей. Мне очень нравится моя работа, я хожу на нее как на праздник. Зимой вот у меня два выходных было, а хотелось, чтоб был всего один (улыбается).
- Во взрослый футбол вернуться не тянет, Игорь Викторович?
- Если на меня выйдут с предложением представители какого-то клуба, то почему бы и нет? У меня есть мозги, здоровье и желание поработать в профессиональном футболе (улыбается).
- Я знаю, вы долго играли за ветеранов.
- Да, много играл и много забивал. Хорошие были матчи. Например, приезжает к нам московский «Спартак» с Хидиятуллиным, Дасаевым, Бубновым в составе, а мы побеждаем их 5:3, 5:2. И не просто побеждаем, но и комбинации в игре интересные проворачиваем, и народ на нас ходит посмотреть. Когда ничего на тебя не давит, нет ни результата, ни очков, ни турнирного положения, ты действуешь на поле более раскрепощенно, позволяешь себе играть в свое удовольствие.
- На большой футбол часто ходите?
- Конечно. Мои воспитанники подают мячи на матчах дубля «Кубани», ну и я вожу их почти на каждый поединок взрослой «Кубани». Они должны воочию видеть игру мастеров и знать, к чему стоит стремиться.
- Какое у вас хобби, Игорь Викторович? Может быть, рыбалка?
- Нет, рыбалка - это не мое (смеется). Вот Виталик у меня рыбак (улыбается).
Звонки Семинаи Бердыева, «нагнутый» Ибрагимович
- Ваши сыновья тоже стали известными футболистами.
- Ну, это сам Бог велел (улыбается). Не прерывать же династию Калешиных! Сейчас вот на внуков надеемся…
- А как Евгений и Виталий начали заниматься футболом?
- Мы жили в Фестивальном микрорайоне Краснодара, и они, в общем, как и все пацаны, играли сначала во дворе, в школе, а потом стали ездить на тренировки в «Кубань». Условия были тогда, конечно, не ахти, но когда любишь футбол, эта самая любовь к нему должна пересиливать все трудности. Для этого нужен характер, а характер у моих сыновей есть. Могу сказать, что я не «подбивал» ребят заниматься футболом - они сами к этому пришли.
- Какое ваше самое запоминающееся впечатление от карьеры Евгения?
- То, как он после двух удачных лет в майкопской «Дружбе» оказался в московском «Локомотиве». Прихожу я раз вечером домой, а Женя мне и говорит: «Папа, звонил Семин». Я сразу даже не понял, спрашиваю: «Какой Семин?» Честно, до сих пор не знаю, как Палыч раздобыл наш телефон. Евгений поехал на сборы с «Локомотивом», вроде как понравился руководству, и железнодорожники подписали с ним контракт на 2 года. Однако конкуренция в составе «Локо» была сумасшедшая. Юрий Павлович говорил ему: «Давай, занимайся, работай, доказывай», хотел оставить его в команде, но Женя выбрал другой путь, он хотел играть. Его отдали в аренду в «Шинник», однако в Ярославле у него, к сожалению, не задалось.
- Пик карьеры Евгения пришелся на период в «Томи»?
- Да, в Томске он, считаю, оставил серьезный след. Фамилия Жени выбита даже на стеле стадиона в Томске среди фамилий тех, кто выводил томичей в премьер-лигу в 2003 году.
- У Виталия карьера выдалась ярче…
- У них разная судьба, но это нормальная ситуация.
- Одно время вы тренировали Виталия в своей команде…
- Да, было дело. Но такая ситуация сложилась непроизвольно. В 1997-м я тренировал дубль «Кубани», и Виталий был в моей команде. Мы выступали в третьем дивизионе чемпионата России, нашими соперниками были команды из Славянска-на-Кубани, Тимашевска… Виталий был еще школьником, каждый матч я выпускал его на замену минут на 15-20. Однако ему этого не хватало - он хотел играть больше, обижался на меня (улыбается). Однако я понимал, что на 90 минут его не будет хватать физически. Хотя исполнительское мастерство Виталия было уже на уровне.
- Трудно иметь в своей команде сына?
- Да, лучше не иметь (улыбается). Ты непроизвольно начинаешь обращать внимание на всякие мелочи, предъявляешь ему лишние претензии. В общем, ставишь для него слишком высокую планку. А если он молодой, то будет чувствовать это давление вдвойне, а то и втройне.
- Что вы сказали в напутствие Виталию, когда он уезжал играть в молдавскую «Рому» из города Бельцы?
- Сказал ему, езжай, а там: выплывешь - не выплывешь. И уехал он, кстати, один, безо всякого контроля с моей стороны. И, как видите, «выплыл». После Молдавии играл в тольяттинской «Ладе», в «Кубани», где был капитаном. Затем провел год в ФК «Москва», после чего Бердыев пригласил его в «Рубин», где Виталий отыграл лучшие годы в своей карьере.
- Приглашение Бердыева для Виталия было таким же неожиданным, как предложение Семина - для Евгения?
- Не поверите, да! Виталий поехал с ФК «Москва» на сбор в ЮАР, и там получил звонок. Поднял трубку и услышал: «Это Бердыев». Виталий сначала подумал, что это кто-то разыгрывает его. Но оказалось, что нет (улыбается). Бердыев сказал ему: «Так и так, приглашаем тебя в «Рубин». Также знаю, что Слуцкий приглашал Виталия в ЦСКА, но там что-то там не срослось.
- Какое достижение Виталия вы считаете самым значимым в его карьере?
- То, что он двукратный чемпион России, бронзовый призер, обладатель Кубка, двукратный победитель Суперкубка страны и дважды лучший игрок Краснодарского края по версии журналистов согласно традиционному опросу «Независимой спортивной газеты» - это все, конечно, великолепно. Однако истинный класс профессионала определяется выступлением на международной арене, где тебя проверяют на полную катушку. И на интернациональной площадке Виталий провел на высоком уровне четыре матча против «Барселоны». Против «Барселоны», которая олицетворяла собой высший пилотаж в мировом футболе и тогда, еще при Гвардиоле, была действительно по-спортивному зла и голодна до побед. А в домашнем матче против каталонского суперклуба в 2010-м Виталий был признан лучшим игроком встречи по версии УЕФА. А еще отмечу, что Виталий также неплохо играл против «Интера» времен Жозе Моуринью, «Челси», мадридского «Атлетико», киевского «Динамо», «Олимпиакоса»… В «Рубине» он серьезно поднял свои котировки, сделал себе имя. Для уроженца Краснодара, для игрока из провинции это, согласитесь, фантастика. И я говорю так не потому, что он мой сын, нет. Все это реальные факты, я ничего ведь не придумываю. Я постоянно «мониторю» карьеру моих сыновей, сохраняю вырезки из газет, фотографии, записываю разные факты, веду статистику, поэтому и в курсе всего.
- Я знаю, вы побывали на матче «Рубина» против «Барселоны»…
- Да. В сентябре в Казани тогда сыграли 1:1. Виталий заработал пенальти, когда его снес Дани Алвес, и Нобоа забил с «точки». Хороший матч Виталий провел, преуспел в борьбе. Через пару дней после матча я захожу в интернет и вижу, что Калешин вошел в сборную тура Лиги чемпионов. Приятно, конечно, что уж говорить!
- А матч 2010-го на «Камп Ноу» вы тоже посетили?
- Да, тоже. В декабре дело было. Помню, теплынь стояла такая, что полетели в Барселону в кожаных куртках и джинсах. «Барса» играла смешанным составом, но, тем не менее, продемонстрировала сумасшедший уровень командной игры и взяла над казанцами верх со счетом 2:0.
- А в 2009 году, что же, оба матча «Рубина» и «Барсы» пропустили?
- Увы. Особенно жалею, что не попал на победный для «Рубина» матч на «Камп Ноу». Не получилось…
- Почему?
- Я физически не мог поехать в Барселону, мне как раз в те дни надо было получать тренерскую «корочку». Но сейчас я думаю, что все-таки надо было попробовать выбраться. Когда еще такое увидишь: чтобы твой сын в составе своей команды на выезде обыгрывал «Барселону»! Наверное, это был лучший матч в его жизни, квинтэссенция его карьеры. Вот (показывает), я сохранил фотографию с того поединка: «нагнули» Ибрагимовича, Златан сидит на корточках, опустив голову, а Виталий пальцами показывает счет «2:1»
- Прямо фото «на все времена»!..
- Кроме того, я сохранил вырезку с интервью звездного полузащитника «Барсы» Хави. Там его спрашивают: «Кого бы вы могли выделить из игроков «Рубина» в 2009 году?» Он выделяет, по-моему, Домингеса. А в 2010 году - я сначала подумал, что это описка - Хави говорит, что выделяет Калешина: очень работоспособный и активный игрок. Я думаю: ничего себе! Мелочь, но приятно. Такое признание стоит даже больше всех российских медалей Виталия. А ведь не стоит забывать, что такой суперклуб, как «Барселона», исследует соперников досконально, и никакие мелочи не уйдут от его внимания.
- Каково лично вам было присутствовать на матчах главного континентального турнира Европы?
- Когда просто слышишь гимн Лиги чемпионов, даже если не играешь, все равно по телу идут мурашки. На «Ноу Камп» акустика сумасшедшая, народу под 100 тысяч - это не может не завораживать. И думаешь: да, вот это футбол! Вот к чему надо стремиться.
- Может, и Краснодар скоро услышит гимн Лиги чемпионов?
- Ну а почему нет? Все возможно. Тем более, когда в городе два сильных и развивающихся клуба. Кто знал, что «Рубин», провинциальный клуб, несколько лет назад игравший во втором дивизионе, будет чемпионом России два года подряд, выигрывая конкуренцию у московских клубов и у «Зенита»?! И что будет на равных соперничать с «Барселоной»: две ничьи, одно поражение и одна победа?!
- А футболист с идентичными вашим именем и фамилией Игорь Калешин из тульского «Арсенала» кем вам приходится?
- Это мой племянник, сын сестры. Высокий мальчишка, старательный, дисциплинированный. Вот недавно гол забил «Зениту» в Кубке. Не зря ведь Аленичев пригласил его в Тулу - сам-то Дмитрий, наверное, смыслит в футболе. С «Арсеналом» Игорь прошел путь из ФНЛ в премьер-лигу. Ему нравится в стане «канониров», ему нравится тот футбольный ажиотаж, который царит сейчас в Туле. Там голодны до большого футбола.
- Игорь Викторович, я вот смотрю по сторонам и замечаю, что ваша футбольная коллекция включает в себя не только вещи, так или иначе связанные с вами и вашими сыновьями. Вот, например, откуда у вас эта «футбольная» скатерть?
- Это сувенир, я привез его из Римини. Как видите, на ней изображена карта Италии, и вместо населенных пунктов здесь обозначены футбольные клубы, которые их представляют.
- Напоследок, Игорь Викторович, вопрос, без которого не обойтись. Вы - легенда «Кубани». Скажите, как «Кубань» относится к своей легенде?
- Здесь даже вопрос не стоит. «Кубань» - это мой второй дом, с ней я вошел в историю футбола. Более того, «Кубань», я скажу, у меня в крови. Да, с этим клубом случались и взлеты, и падения, но я как не изменял ему в прошлом, так не изменю и в будущем. «Кубань» не забывает меня и других своих ветеранов, всегда поздравляет со знаменательными датами. Сейчас я пожинаю плоды того, что сделал за свою жизнь. У меня взрослые дети, растут внуки, интересная работа, я живу в любимом городе - что еще надо для счастливой жизни? Здоровье. Здоровье у меня тоже прекрасное. Дай Бог всем такого здоровья!
Давид Арутюнов

.: Другие материалы рубрики
Наблюдать за решающими матчами своей команды, стоя у кромки поля и ощущая резкую боль в травмированном колене, - что может быть неприятнее для футболиста? Проведя от звонка до звонка почти весь турнир, грузинский опорник команды КубГУ Каха Халваши «сломался» в самый ответственный момент, перед дерби предпоследнего тура с «Буревестником». Во время этого поединка и по ходу принципиальной игры студентов с «налоговиками» казалось, будто Каха вот-вот сдернет с больной ноги ненавистные бинты и ринется на поле - кавказская кровь дает о себе знать. И чем больше в жизни воспитанника «Кубани», а ныне центрхава армавирского «Торпедо» накапливается превратностей судьбы, тем сильнее он любит футбол - игру, без которой себя не представляет. О своей спортивной страсти, желто-зеленом прошлом, вызове в сборную Грузии и зимнем городском чемпионстве Халваши поведал в интервью «Независимой спортивной газете»..


Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: