.: Футбол. Тет-а-тет

Эдуард Саркисов: «Арарат» - это было круто!»

Н
овороссийск - родной город для многих людей, оставивших в советском и российском футболе далеко не самый скромный след. Среди таких личностей и Эдуард Саркисов, в бытность свою футболистом игравший против самых что ни на есть звезд отечественного футбола, а сейчас как тренер сходу добивающийся призовых мест у штурвалов коллективов-дебютантов зоны «Юг» российского второго дивизиона. В интервью корреспонденту «Независимой спортивной газеты» 43-летний специалист обстоятельно прошелся по всем этапам своей достойной карьеры, поделился мнением по актуальным в отечественном футболе темам, а также не преминул назвать (ну куда сейчас без этого?) свою версию главных фаворитов бразильского мундиаля.
фото: ФК «Витязь» Крымск
- Эдуард Рачикович, насколько мне известно, в новороссийскую футбольную школу вас в возрасте 6-ти лет привел отец. Так ли это было на самом деле?
- Да, мой папа сам играл в футбол на профессиональном уровне - за новороссийский «Цемент», выступавший в классе «Б» союзного чемпионата. Именно он стал тем человеком, благодаря которому я оказался в детской футбольной школе.
- На какой позиции он сам действовал?
- Правого полузащитника или правого нападающего - в зависимости от нужд команды. Отец обладал высокой скоростью, поэтому его и выгодно было использовался на фланге.
- Отец поначалу учил вас футболу, разбирал вашу игру?
- Ну, конечно, пока я ребенком был, папа делился со мной своим видением некоторых моментов, беседовал со мной, подсказывал, указывал на ошибки.
- Что можете сказать о своем первом тренере Анатолии Ивановиче Буткове?
- Я считаю его одним из лучших - именно детских - тренеров в Новороссийске. Он же и футболистом был отменным, «капитанил» в «Цементе». А через его тренерский выпуск прошло множество игроков, затем светившихся в командах мастеров. Чем запомнился? Тем, что умел не только объяснить, но и показать. А также тем, что много времени проводил с нами, пацанами, на игровых площадках, на футбольных полях. Великолепный человек, конечно, Анатолий Иванович, я благодарен ему за многое.
- А кто из ставших затем знаменитыми игроками тренировались с вами тогда в новороссийской детской школе?
- Виталий Бут, прежде всего. Мастер спорта СССР, кстати, как и я. Он потом играл в московских «Локомотиве» и «Динамо» и вместе со мной в «Черноморце». Болельщики со стажем, конечно, знают его...
- Какие интересные истории того времени можете припомнить?
- Ну, это не единичная история... Тогда не было разделения по возрастам, в детских командах были смешанные составы. И был со мной такой парень - Андрей Пирогов, он тоже в своей карьере на хорошем уровне поиграл - и в первой лиге, и в высшей. Так вот, он меня старше на год, и вместе с другими старшими пацанами гонял меня с тем же Виталием Бутом: то им хлеба надо было купить, то еще что-то. Мы их не слушали, убегали от них, а они нас «воспитывали» потом (смеется).
- В 1989 году вас приметили тренеры из Ворошиловграда...
- Да, команды из этого города, ныне именующегося Луганском, частенько приезжали играть с нами в Новороссийск. И после одного такого матча я им понравился, и они пригласили меня в ворошиловградский интернат. А в то время, знаете ли, очень престижно было попасть в футбольный интернат.
- Я вот навел справки, и обнаружил, что за ворошиловградскую «Зарю» ни одного матча вы так и не сыграли. Не врет статистика?
- Официально не сыграл. Но на самом деле в одной игре я принял участие.
- И каким же образом?
- Под другой фамилией.
- ???
- Это был матч Кубка Советского Союза в Ярославле с «Шинником». На него повезли группу интернатовских ребят старшего возраста плюс нескольких игроков «Зари». Почему? Потому что команде через два или три дня предстоял важный поединок чемпионата страны, и тренеры не хотели сильно нагружать игроков и рисковать возможными травмами. Так вот, человек восемь из интерната нас взяли, и мы играли под чужими фамилиями, так как не было нас в заявке.
- И никто не заметил?
- Повезло - никто (улыбается).
- Кто работал тренерами в интернате?
- Валерий Романович Шиханович, Владислав Михайлович Проданец - первый тренер Сергея Юрана. Как видите, наставники там с именем были, такие - строгие, школа очень приличная была.
- Что-то в Ворошиловграде напоминало о том, что «Заря» была чемпионом СССР-1972, причем, она стала первым чемпионом Союза, не будучи представителем столицы республики?
- Когда я там был, в конце 80-х, «Заря» выступала лишь в первой лиге, так что по игре «золотых» времен не чувствовалось. Но был огромный красивый стадион, оставшийся с тех пор, и очень много людей на него ходило, люди любят там футбол сильно. Наверное, вот эти вещи и напоминали, что действительно ворошиловградская команда когда-то становилась чемпионом большой страны.
- Почему вы в 89-м покинули «Зарю» и вернулись в «Цемент»?
- Ну, я закончил учиться в интернате и надо было что-то делать дальше. Вернулся домой, а там Арсен Юльевич Найденов, которого, к превеликому сожалению, уже нет в живых и которого знает весь российский футбольный мир, меня, совсем молодого пацана, забрал в «Цемент», который тогда тренировал.
- И вы сыграли в «Цементе» свои первые 9 профессиональных матчей.
- Да, Арсен Юльевич выпускал меня на 5-10 минут в тех встречах, где, в принципе, все решено уже было, когда мы выигрывали 3:0 или, скажем, 4:0, чтобы я не попадал в «мясорубку». Он мне постоянно говорил: «Ты подожди, сынок, ты еще наиграешься». В моем первом матче со «Спартаком» из Орла, точно помню, я вступил в игру где-то минуте на 80-й при счете 4:0 - и сделал его 5:0.
- Неплохой такой дебют. И в каком амплуа вы играли?
- Я практически всегда был центральным полузащитником и лишь короткий промежуток времени в Новороссийске под руководством уже Олега Васильевича Долматова действовал в центре поля чуть справа. Ну а так моя родная позиция - центр полузащиты.
- Как оказались в Армении, Эдуард Рачикович?
- А вот как. На трибуне в Новороссийске оказались просто приехавшие к другу отдыхать спонсоры ереванского «Арарата». И как раз на той игре с орловским «Спартаком», в которой я вышел в конце матча и забил пятый гол. Видите, всего за 10 минут успел им приметиться (улыбается).
- И позвали они вас к себе?
- Они узнали, что в моих жилах течет в том числе и армянская кровь - папа у меня армянин, а мама русская. И после этого все сомнения у них, наверное, автоматически отпали, ведь армяне, это все знают, очень ценят своих соотечественников. Так вот, после игры они мне сказали: «А не хотел бы ты в «Арарате» ереванском поиграть? Мы можем этому поспособствовать». И я...
- И вы не смогли отказать.
- Ну, естественно! Посудите сами: «Цемент» играл в первой, а «Арарат» - в высшей лиге СССР.
- Что дальше?
- Через две недели мне пришел вызов, я поехал в Ереван на просмотр, после чего вскоре подписал контракт. Там первый год - 90-й - выступал за дублирующий состав, а весь 91-й отыграл за основу «Арарата».
- Это вы в первый раз оказались в далеко не чужой вам Армении?
- Нет, я в Ереване до того уже один раз был, когда в составе ворошиловградской команды играл на первенстве Союза среди интернатов.
- И Ереван, безусловно, занял почетное место в вашем сердце?
- Это какой-то магнит для меня. Во-первых, там особые люди, все добродушные, ко мне очень хорошо относились. Во-вторых, армяне без ума от футбола, это для них без вопросов спорт номер один. А в-третьих, Ереван - это же красивейший город со старинной архитектурой, да и вся Армения прекрасна своими святыми местами. Резюмируя, мне в Армении было невероятно комфортно, я часто вспоминаю те два года, что довелось пожить и поиграть там.
- А над «Араратом» ранних 90-х витал дух великого «Арарата» 70-х?
- Да. Тренером у нас был Армен Владимирович Саркисян, один из творцов золотого дубля-1973. Буквально все напоминало о прошлых успехах: и красавец-стадион «Раздан», и люди, прекрасно помнившие о великих достижениях своей любимой команды и грезившие о возвращении на пьедестал. Чемпионские традиции там были явно ощутимее ворошиловградских.
- Мастера спорта вам за полуфинал Кубка дали?
- Да. В 1991-м мы заняли 7-е место в чемпионате, а также вышли в 1/2 финала Кубка Союза, в котором, к сожалению, проиграли. Но, тем не менее, всем полуфиналистам полагалось звание мастеров спорта СССР, как сейчас - России, и я со своими товарищами, естественно, получил его.
- Вы еще застали в Ереване нынешнего тренера «Томи» Александра Подшивалова, в свое время в более чем ста матчах защищавшего ворота «Арарата»?
- Да, застал. А еще там были такие классные игроки, как Альберт Саргсян, Саркис Оганесян, который после «Арарата» в «Локомотиве» московском играл, Ерванд Сукиасян, впоследствии выступавший за киевское «Динамо», Вардан Хачатрян - все ребята местные, ереванские. Еще были такие великолепные футболисты, как Ашот Хачатрян, Бабкен Меликян… - большое количество прекрасных мастеров, в общем!
- Какие матчи в составе «Арарата» больше всего вам запомнились?
- Да в первый год все игры запомнились! Но больше всего мне в душу запал первый матч - это против московского «Спартака». В самих «Лужниках» я играл против таких футболистов, как Федор Черенков, Василий Кульков. Это была моя первая игра за основной состав «Арарата», и сразу «Лужники»! Да, мы уступили там 2:3, но получили массу непередаваемых ощущений. Еще особенная игра - с минским «Динамо» дома, когда наш вратарь Александр Подшивалов встал в ворота с поломанным мизинцем, ему там лангетку наложили. В конце матча, когда мы вели 1:0, в наши ворота поставили пенальти, и Подшивалов, представляете, этот 11-метровый вытащил, причем, именно своей травмированной рукой! Он испытывал, естественно, сумасшедшую боль, но, тем не менее, нас выручил. Вообще, все матчи в составе «Арарата», особенно в Ереване - отлично отпечатались в моей голове. Мы обыгрываем московский «Спартак» дома 2:1, а там Черчесов, Мостовой, Карпин, Шалимов, тот же Валерий Шмаров... В общем, я играл против реальных звезд. Хотя только начинал, молодым пацаном был - и сразу против таких мастеров, которые потом блистали в том числе в Европе и мире.
- Почему же вы тогда покинули такое «сладкое» местечко?
- Суровые реалии жизни вмешались. В конце 1991 года развалился Советский Союз, Россия и Армения стали разными государствами. Мне в «Арарате» предлагали контракт, хороший, нормальный такой контракт, тренеры уговаривали остаться в Ереване и играть в первенстве Армении. Но мой дом - Новороссийск, и я принял решение вернуться в город, где живут мои родные и близкие. Тем более город-то этот тоже футбольный.
- Тогда в Новороссийск в первый раз пришел Олег Долматов.
- Да, как только Олег Васильевич принял «Цемент», то сразу же мне последовало предложение, от которого я, ясно дело, не стал отказываться. Перед «Цементом», затем ставшим «Гекрисом», а впоследствии «Черноморцем», была поставлена задача в течение двух лет выйти в высшую лигу России. То есть были достойные цели и задачи, так что не зря я остался дома играть.
- Да, не зря, тем более поставленную задачу команда выполнила - в 1994 году вышла в высшую лигу. Как отмечали тот, безусловно, значимый для Новороссийска успех?
- Бурно отмечали (улыбается). Весь город торжествовал, и мы, игроки, праздновали, как могли. Нас руководство наградило ценными подарками в виде очень дорогой бытовой техники, денежными призами. После сезона у нас был банкет, а после банкета всем футболистам с их женами клуб организовал незабываемую поездку в Объединенные Арабские Эмираты.
- За 4 года выступлений за клуб города-героя, с 92-го по 95-й, вы забили 21 гол. Каким образом вы по большей части отличались?
- Вообще, столько мячей - очень неплохо для моей позиции центрального полузащитника. Хотя голов 7-8 я провел с «точки» - какое-то время был в команде штатным пенальтистом. Ряд голов забил, когда мячи вылетали за штрафную после фланговых прострелов, и я бил с дальних дистанций и попадал в цель. Да и головой забил несколько мячей, помню. Это были обычные, в общем-то, голы, назвать их какими-то шедеврами... Нет, шедевральных мячей в собственном исполнении вспомнить не могу.
- А какие матчи в тот период в составе моряков особенно запомнились?
- Ну, вы знаете, особняком всегда стоят поединки, выводящие команду на другой уровень. Для «Черноморца» это была встреча дома с пермской «Звездой» (ныне «Амкар», - прим.Д.А.), которую мы выиграли 4:1 и которая перевела нас в высшую лигу. Еще яркая встреча, это также домашняя - с нижнекамским «Нефтехимиком». Мы играли при очень сильном норд-осте, был полный стадион, я забил два гола. Запомнились еще матчи на Кубок России, в которых мы проходили команды высшей лиги, такие, как «Ростсельмаш» (ныне «Ростов», - прим.Д.А.), сочинская «Жемчужина». Дошли однажды до четвертьфинала, где уступили владикавказской «Алании». Я в той злополучной игре, кстати, не реализовал пенальти. Это тоже запомнилось, к сожалению (улыбается). Ну и как было не запомнить матчи такого плана, как 8:0 против элистинского «Уралан». В нашу пользу, разумеется. Наша команда очень сильна была, мы обыгрывали практически всех. Рекорд, который установили в 1994 году в плане забитых голов, до сих пор никем не побит. И вряд ли, мне кажется, будет кем-либо превзойден - ведь мы забили в тот сезон 103 мяча!
- С чем связываете такие внушительные успехи моряков?
- В первую очередь, такие впечатляющие показатели - результат превосходной работы тренерского штаба, и, в первую очередь, Олега Васильевича Долматова. А такие футболисты, как Виталий Бут, Хазрет Дышеков, Сергей Бурдин, Арамаис Епископосян, Лев Майоров, Альберт Догузов, Андрей Жиров, Андрей Шкурин, Аркадий Красавин, Андрей Пирогов тот же, новороссийский парень, - обладали незаурядным мастерством. Словом, командочка была что надо! В нашем составе, пожалуй, не было звезд первой величины, но была настоящая команда - очень сыгранная, мощная...
- Можно пойти по пути Анатолия Байдачного и Дениса Попова, назвавших «Черноморец» образца стыка веков командой-звездой без игроков-звезд и окрестить так и «Черноморец» середины 90-х, когда там выступали вы?
- Можно, а почему нет? Ни первостатейных звезд, ни денег больших у клуба не было, но Долматов сумел собрать всех нас в одно время в одном месте и действительно вылепить команду-звезду.
- Расскажите поподробнее про Долматова.
- Олег Васильевич, несомненно, очень сильный специалист, глубоко разбирающийся в футболе, человек со своим мнением, со своим взглядом на игру. Он ведь, не забывайте, сам выступал на высоком уровне, причем, был по-настоящему великим футболистом - защищал цвета легендарного московского «Динамо», а со сборной СССР становился серебряным призером чемпионата Европы-1972! Много времени уделял тактике, очень требовательный человек. Личность, одним словом!
- Ну и подошли мы потихонечку к краснодарской фазе вашей карьеры. Как оказались в краевой столице?
- Это довольно любопытная история. В 1995-м в «Черноморце» произошли реформы, клубу была нужна свежая кровь, пригласили много новичков, и сложилась такая ситуация, что я почувствовал: мне, пожалуй, стоит уйти. Я понял, что, если в «Черноморце» останусь, то место в основе у меня вряд ли будет. А играть-то, конечно, очень хотелось. И тут поступило предложение от ярославского «Шинника». Это была команда первого дивизиона, со своими целями и задачами. И я уехал с ней на сбор в Турцию. А там рядом, в гостинице буквально через дорогу, квартировала «Кубань», тоже на сбор приехавшая. И с краснодарцами приехал Андрей Пирогов, про которого я уже не раз говорил, мой товарищ по «Черноморцу». И мы с ним встретились на улице, обнялись, разговорились, значит. Он и спросил: «А не хочешь ли ты играть поближе к дому?» А я действительно хотел играть поближе к дому, поскольку у меня семья, маленький ребенок. И я подумал... хотя нет, подумали мы вместе с Пироговым. И очень серьезно подумали, полночи думали.
- И как же вы думали?
- А вот как. Андрей взял целую сумку с пивом и с этим «добром» ночью пришел ко мне в номер. И, значит, мы сидели, пили пиво и рассуждали о том, могу ли я оказаться в «Кубани». И вот после очередной бутылочки Андрей Пирогов наконец сказал, что он непременно пообщается насчет меня с тренером краснодарцев Владимиром Бражниковым и что наверняка все будет нормально.
- И что же?
- Да, на следующий же день он действительно переговорил с Бражниковым и президентом «Кубани» Владимиром Середой, который также находился в Турции. Ну и зовет меня Андрюха потом на встречу с ними. Я пришел, мы пообщались с Середой и Бражниковым. И, надо сказать, оперативно нашли точки соприкосновения, быстро обо всем договорились, и вскоре я просто перебрался из одной гостиницы в другую и стал футболистом «Кубани».
- А что, в те времена можно было вот так запросто нарушать режим?
- Конечно же, нельзя! Но Андрей Пирогов сказал мне: «Другим способом я с тобой договориться не смогу» (смеется).
- Ваш первый тренер Анатолий Бутков в свое время трижды оказывался в краснодарской «Кубани», но желто-зеленая дружина так и не стала для него родной из-за, как он признавался, не самой благоприятной атмосферы в клубе. Вам же каково было в стане самой популярной команды края?
- Знаете, в «Кубани» я провел три хороших сезона, играл с очень хорошими футболистами, такими, как Станислав Лысенко, Мурат Гомлешко, Сергей Лысенко, Владислав Великодный… Что касается психологической обстановки, то она была тоже хорошей, мы вот до сих пор дружим, созваниваемся. Просто в первые два года, которые я там играл, была финансовая стабильность, а на третий возникли очень серьезные проблемы с деньгами, отчего и появился некоторый дискомфорт. Но все равно это рабочий момент. Кроме того, я - с высоты лет - считаю, что в 98-м финансовая обстановка неважная у нас была только из-за того, что мы плохо играли.
- Это с высоты прожитых лет вы сейчас так говорите, а тогда, мне рассказывали, были даже какие-то забастовки игроков…
- Нет, мы не бастовали, тогда такого не было. Просто кого не устраивало положение дел, кто не хотел оставаться, те просто уходили из команды. Я же, как видите, никуда не ушел, остался до конца, отработал с «Кубанью» контракт полностью. А чуть ранее, кстати, договорился с Владимиром Николаевичем Середой, что доигрываю сезон без зарплаты, без премий, без ничего, а затем ухожу. Просил только: трансфер мне отдайте чистый.
- А как же жили без денег, раз не платили?
- Трудно, конечно, было, у всех же семьи, понятное дело, деньги нужны. Были большие задержки, однако с нами какими-то частями все равно расплачивались, а вот премиальных мы не получали, не все положения наших контрактов были выполнены. Но, опять скажу, виной всему послужила все-таки наша игра, я думаю. Неудачная игра. Ведь когда команда побеждает, когда команда на ходу, тогда, как практика показывает, находят и деньги.
- Но «Алания» - противоположный пример: текущее второе место и расформирование.
- Так во Владикавказе такие зарплаты были, что люди могли получить деньги за месяц и жить потом на них целый год! А у нас были зарплаты маленькие, совсем маленькие, когда я играл. Нам хватало просто на жизнь, на быт, и всего на месяц. А сегодня футболисты такие деньги получают, особенно премьер-лиге, да и первом дивизионе тоже, что на них можно преспокойно жить год, а то и больше. Во всяком случае, я лично на такое жалованье жил бы год.
- У множества российских команд сейчас тяжело с финансами: нижегородская «Волга», «Торпедо» из Армавира, нальчикский «Спартак», волгоградский «Ротор» тому яркие примеры. И это еще без учета потерявших за последний год профессиональный статус «Металлурга-Кузбасса», белгородского «Салюта», «Алании», мурманского «Севера». Каков, на ваш взгляд, рецепт финансового благополучия, не считая хорошей игры?
- Рецепт один - изначально реально оценивать клубам свои возможности. Зачастую же бывают на бумагах вот такие вот (широко разводит руками) сумасшедшие зарплаты, сумасшедшие подъемные и премиальные пишутся, и откуда они только берутся, из каких побуждений или расчетов, я не знаю. И очень часто все это оказывается мыльным пузырем. А на самом деле нужны реальные расчеты. Допустим, на сегодняшний день мы можем платить столько-то, мы и футболистов подбираем под эти зарплаты. Но зато это будет стабильно, и команда будет жить без потрясений. Вот как, например, мы сейчас живем в Крымске с «Витязем». У нас абсолютно средненькие зарплаты, но они стабильные. При этом мы создаем все-таки игрокам все условия для того, чтобы они думали только о футболе. Кого не устраивают наши зарплаты - что ж, никаких проблем, мы все понимаем, отправляйтесь туда, где платят больше. А кого устраивают наши финансовые условия и, в свою очередь, футболист устраивает нас, тогда мы начинаем работать вместе. Стабильность - великая штука.
- А в Славянске-на-Кубани, где вы работали до Крымска, куда она делась?
- В «Славянском», между прочим, тоже была стабильность. Все было хорошо, пока главу Славянского района Анатолия Владимировича Разумеева после наводнения губернатор края не перевел на работу в Крымский район. На его место в Славянске-на-Кубани пришли люди, которым, если откровенно говорить, футбол был не очень интересен. В результате, местные власти перестали уделять нам внимание, прекратилось финансирование, и клуб закрылся.
Тут, коль уж затронули эту животрепещущую тему, очень важно отношение к футболу и вообще к спорту первого человека, первого лица того или иного региона. В нашем случае - таких бы глав, как Разумеев, побольше. Очень важно, что он серьезно и трепетно относится не только к футболу, но и к спорту в целом. Ведь речь идет об оздоровлении нации, у детей, у подрастающего поколения появляется заинтересованность в физическом развитии и настрой реализовать себя. Разумеев в этом плане большой молодец, конечно.
- Раз уж вы вспомнили о наводнении... В 2012 году стадион «Витязь» был смыт водой, и на сегодняшний день функционирует лишь одна его трибуна. Планируется ли увеличение вместимости арены?
- Есть такой план, насколько знаю. Я не скажу, что строительство будет прямо завтра, но в проекте все это есть, и мало-помалу в Крымске будет выстраиваться полноценный уютный стадион.
- Эдуард Рачикович, вернемся в прошлое, на 15 лет назад. В «Кубани» из игроков остался только голкипер Александр Перов, все остальные ее покинули. Конкретно вы оказались в ныне уже не существующем иванофранковском «Прикарпатье». Почему именно там?
- Мне позвонил Анатолий Байдачный и пригласил в свою «Жемчужину» из Сочи на зимние сборы. Я поехал, там тоже были большие финансовые проблемы, но команда готовилась к сезону в высшей лиге. Ну вот, я с «Жемчужиной» тренировался, и вдруг, откуда ни возьмись, мне домой, тогда мобильных телефонов не было, звонит тренер Анатолий Заяев с Украины и приглашает в ту самую команду - «Прикарпатье» из Ивано-Франковска. Зовет на четыре месяца, отыграть второй круг в высшей лиге Украины. Тогда украинский чемпионат уже по системе «осень-весна» проводился. Команда шла на последнем или предпоследнем месте, сейчас точно не помню, и стояла задача не вылететь из турнира. И скажу, Заяев предложил очень неплохие по тем временам финансовые условия. Я подумал, с супругой посоветовался и принял решение поехать играть на Украину. Отыграл там вот эти самые четыре месяца и вернулся домой.
- И чем запомнился Ивано-Франковск?
- Западная Украина понравилась мне своей природой, там есть очень красивые, просто-таки великолепные места. А еще - любовью людей к футболу. Украинский футбол всегда отличался от российского тем, что он был более мощным, атлетичным. А люди... Я не знаю, что сейчас творится, но я там жил и никаких проблем не испытывал в плане того, что я русскоязычный. Там добродушные люди, любили футбол, любили спорт, мне там было комфортно. Плюс ко всему, хорошая была команда, хороший был тренер Заяев.
- «Прикарпатье», я прочел в справочниках, играло летом 1999 года переходный матч за место в высшей лиге Украины и победило «Черкассы» - 3:1. Вы участвовали в той встрече?
- Ну, там целая история была. Я приехал домой, контракт у меня с «Прикарпатьем», по-моему, уже закончился. Но, тем не менее, мне позвонили и сказали, чтобы я отправлялся в Киев на эту самую игру за место в украинской «вышке». Я вообще не знаю, откуда она взялась, эта игра. Приехал в Киев, как положено, хотя мог не приезжать. В той встрече был на замене, но на поле не вышел.
- Из «Прикарпатья» никто в сборной Украины не играл, верно?
- Да, «сборников» у нас не было, команда же не самого высокого уровня была, на вылет стояла.
- Я почему спросил. Эпический матч сборных России и Украины с голом «Шевченко - Филимонова» состоялся, когда вы уже покинули «Прикарпатье». Обсуждали «это дело» со своими украинскими экс-одноклубниками?
- Нет, я с ними не созванивался, особо близких друзей там себе не нажил. Мало, наверно, времени бок о бок провели, поэтому и не успели по-настоящему сдружиться.
- А тогда, осенью-99, нигде не играли?
- Возвращаясь с Украины, я уже задумывался о завершении карьеры игрока. Возраст у меня по тем временам был приличным - 29 лет. А в низших лигах играть не хотел. Кроме того, в свое время переболел гепатитом «A», и восстановление уже было не то, и я решил завязывать с футболом.
- Но не завязали…
- Прошло уже примерно 8 месяцев, как не играл в футбол, и вдруг мне поступил звонок от Арсена Юльевича Найденова, который меня вот таким (пригибает ладонь к земле) маленьким пацаном брал в новороссийский «Цемент» после ворошиловградского интерната, я вам уже рассказывал. А он был тогда, в 2000-м, тренером в «Жемчужине». Позвонил и сказал: «Приезжай, будем работать. Я постараюсь тебе помочь, сделаем тебе нормальную зарплату, приезжай». Я ему объяснил, что уже 8 месяцев не играл, набрал килограммов 10, наверно, лишнего веса, на что он мне ответил: «Это не важно. Приезжай, вес сбросим быстро». Я приехал, он на меня посмотрел, улыбнулся, спросил: «Готов терпеть?» - «Да, готов». Мы переговорили с ним по моим условиям, и я начал работать. Действительно, 10 килограммов, как сейчас помню, сбросил за каких-то 4 недели. Было тяжело. И это, конечно же, неправильно, потому что я сейчас как тренер понимаю, что это просто издевательство над организмом было. Но тогда-то этого не знал, вес сбросил, и весь 2000 год выступал в «Жемчужине».
- Расскажите поподробнее о том сезоне.
- Да рассказывать-то особо нечего. После первого круга шли на седьмом месте, но в итоге вылетели. И я уже окончательно решил закончить с футболом. Потому что сам твердо решил для себя, что не хочу играть во «вторых лигах». И, по сути дела, я в них никогда и не играл.
- В Сочи с вами играли Сулейманов, Богатырев, другие известные ребята…
- Да, Назим Сулейманов, Тимур Богатырев - большие футболисты, а Гоча Гогричиани так вообще!.. Незаурядных ребят и в самом деле хватало. Но время такое было - нестабильное. И это не могло не сказываться на судьбе футбольных клубов.
- Эдуард Рачикович, как вы решили стать тренером?
- Я вообще в своей жизни ничего, кроме футбола, не умел, поэтому всегда мечтал, как говорится, до конца дней связать себя именно с футболом. Сразу не получилось: хотел работать в детской школе «Черноморца», но там все места были заняты. А я не хотел кого-то как-то подсиживать, что-то такое «мутить», это не в моих правилах. И мы договорились с Владимиром Васильевичем Княжевым и его сыном Евгением. Владимир Васильевич был директором ДЮСШ «Черноморец», а Женя тренером там. А договорились о том, что как только место у них освободится, они сразу возьмут меня работать к себе в школу. А в то время, пока я был не у дел, мне помог Виталий Бут, который к тому времени был уже преуспевающим бизнесменом. Он чуть пораньше меня футбол оставил. Виталий взял меня к себе на работу техническим директором своего спортивного комплекса. Я работал для поддержания семейного бюджета, так сказать. Очень благодарен, естественно, Виталию за помощь. Ну а когда появилось вакантное место детского тренера, меня сразу же, как было оговорено с Княжевыми, позвали. Виталий Бут, он все это прекрасно, конечно же, знал, пожелал удачи. И я отправился в детскую школу «Черноморца». Евгений Княжев как раз пошел выше по карьерной лестнице, а я принял его возраст - детей 1992-го года рождения. Потренировал их 8 месяцев, а затем был приглашен в дубль «Черноморца» - помощником главного. Пошел, поработал там тоже 7-8 месяцев под руководством Александра Павловича Сурова. Затем очередное повышение: пригласили уже в первую команду - ассистировать Игорю Васильевичу Гамуле. Потом, когда он ушел, в конце сезона я 10 матчей исполнял обязанности главного тренера «Черноморца», выступавшего во втором дивизионе.
- Нравилось шагать по тренерской стезе?
- Очень! Я довольно быстро понял, что это, как говорится, моё. Другими словами, шел на работу с удовольствием.
- Что же дальше?
- Потом была Высшая школа тренеров. Александр Иванович Никишин, тогдашний директор «Черноморца», меня и Льва Майорова отправил в ВШТ - клуб оплатил нам обучение. Мы удачно там отучились и вернулись в Новороссийск уже дипломированными специалистами.
- Сейчас у вас какая тренерская лицензия?
- Категории «A». До «PRO», лицензии высшей категории, остался один шаг, но я не спешу. Надо еще на этом уровне поработать, опыта поднабраться. А так, в ближайших планах, разумеется, получение лицензии «PRO», открывающей более широкие перспективы.
- В 2007 году вы тренировали анапский «Спартак-УГП». Что за «зигзаг судьбы»?
- Да, было дело. Я как раз вернулся из ВШТ, и появился шанс поработать самостоятельно. «Спартак-УГП» остался без футболистов и договорился с «Черноморцем» о том, что пацаны из новороссийского дубля и я, как их главный тренер, переезжаем в Анапу и играем за эту команду во второй лиге. И вот поехал с этой необстрелянной молодежью, абсолютно необстрелянной! Тем не менее, мы неплохо выступали, старались, мои ребята прогрессировали. Как раз тогда у меня почти все матчи играл Артур Миносян, который минувшей зимой перешел из «Черноморца» в нижегородскую «Волгу» и уже выступал в премьер-лиге. Так вот, ребята были совсем молодые, но это была хорошая школа и для них, и для меня. С зарплатами были проблемы, с деньгами вообще - большие проблемы, о премиальных мы даже не мечтали, играли, можно сказать, за идею. Нас кормили, нас поили, мы играли. Всё. Но, честно говоря, у меня никаких обид ни на кого нет. Пусть не очень хороший, но это был все-таки опыт, который в дальнейшем мне пригодился.
- Лев Майоров, насколько знаю, в Анапе тоже с вами был…
- Да, Лев помогал. Потом он остался там главным тренером, а я ушел в связи с тяжелой обстановкой, с безденежьем.
- Следующий ваш опыт - ШБФР - Школа бразильского футбола в России. Расскажите об этой страничке в вашей карьере.
- При участии Сергея Шишкарева в поселке Кабардинка была открыта эта самая Школа бразильского футбола. Меня пригласили работать там в качестве старшего тренера: были различные возрасты, у них свои наставники, а я стал для всех, своего рода, куратором. Но тренерам я не мог ничего нового рассказать, потому что там были специалисты, которые сами прекрасно все знали. Мы общались, спорили, комментировали все вместе, а потому очень даже приятные у меня впечатления остались от той работы. Интересно было. Для тренера это очень важно - попробовать все: и детский футбол, и футбол в академиях, и футбол во вторых лигах. Я получил богатый опыт, поработав в контексте разных направлений.
- А настоящие бразильцы в ШБРФ были?
- Детей-бразильцев не было, но бразильцы-тренеры приезжали. Это была целая программа. Они приезжали на месяц-два, проводили здесь тренировки, тестирования. И не только детей, но и нас, тренеров, учили бразильской системе. Другой момент - детей наших возили в Бразилию - человек 20, наверно, там побывало. Полтора месяца там находились, тренировались с бразильскими ребятами в их академиях. Но что-то опять произошло, я не знаю нюансов, и школа, увы, прекратила свое существование. А пока я в ней работал, успел получить предложение от Николая Николаевича Южанина, глубокоуважаемого мною человека. Он принял «Черноморец» в 2009 году и позвал меня помогать ему. Вот так я вновь стал тренером новороссийской команды.
- А в 2010-м оказались уже в дубле «Черноморце», как так?
- К сожалению, Николай Николаевич сезон-2009 не доработал до конца, я некоторое время после его ухода исполнял обязанности главного тренера. Клуб вылетел из первого дивизиона, хотя команда неплохая была. Но что-то не пошло, и всё тут. В итоге, вылетели во второй дивизион. В 2010-м «Черноморец» принял Хазрет Дышеков, а я перешел на работу в дублирующий состав.
- Расстроились?
- Я был не против, никаких претензий. Так как работать тренером - это работать тренером, дубль - не дубль, а все равно работа, опыт. На тот момент так сложилось, отнесся к произошедшему философски, и ушел тренировать дублирующий состав «Черноморца», ничего страшного в этом не было.
- А почему оказались затем в Славянске-на-Кубане?
- Благодаря Анатолию Разумееву. Мы живем с ним в Новороссийске в одном доме и были знакомы задолго до моей работы в «Славянском». Мы с ним много общались, он прекрасно знал, что я бывший футболист и действующий тренер. А футбол он очень любит, постоянно интересуется им, ходит на стадион регулярно. И когда Анатолий Владимирович стал главой Славянского района, то просто не мог не вернуть туда профессиональный футбол, ведь там в свое время были сразу два профессиональных клуба - «Славянск» и «Нива». Разумеев официально обратился ко мне с просьбой помочь ему в этом деле, быть главным тренером команды. Я, в принципе, долго не раздумывал, согласился и поехал в Славянск-на-Кубани.
- За счет чего с двумя дебютантами зоны «Юг» - «Славянским» и «Витязем» - вам удавалось сходу брать бронзу соревнований?
- В первую очередь, за счет такого отношения к футболистам, в результате которого они чувствуют, что нужны, что приносят пользу, что могут прогрессировать. То есть речь о соответствующем микроклимате в коллективе. Ну и, разумеется, сами футболисты демонстрировали свои лучшие качества, в чем мы им максимально старались помочь. Кроме того, я ведь приглашал игроков, которых знал, с которыми когда-то уже работал. Ну и самый главный секрет наших успехов - это отношение к команде, к ребятам руководства этих клубов. Речь, понятно, прежде всего, об Анатолии Разумееве, ведь он, как вы знаете, был президентом сначала «Славянского, а ныне «Витязя».
- Скажите честно, выход «Витязя» в первый дивизион значится в планах?
- Нет, пока про ФНЛ говорить еще очень рано. Опять же, чтобы туда выходить, нужно прекрасно понимать, что ты можешь завтра в плане финансов. ФНЛ - это большие деньги. Это очень большие деньги, которых у нас сейчас попросту нет. В Крымском районе нет каких-то мощнейших предприятий, поэтому есть только один вариант - если командой заинтересуется какой-то богатый спонсор. Найдем такого, тогда можно подумать и о первом дивизионе. Зная нашего главу района, нашего президента клуба, не сомневаюсь, что ФНЛ в планах у него есть. И это, кстати, очень важно. Потому что в футболе чрезвычайно важно никогда не останавливаться, постоянно прогрессировать. Я, разумеется, тоже хотел бы тренировать команду, которая ставит перед собой значимые задачи. Так что, чем черт не шутит. Но пока, повторюсь, рано Крымску в ФНЛ.
- Зато инфраструктура в Крымске уже есть - спортивно-оздоровительный комплекс «Гигант» хорош.
- Да, это частный спорткомплекс, его директор - Анатолий Аронович Нисимов. Кстати, я хотел бы выразить ему огромную благодарность через вашу газету за то, что он предоставил нашей команде СК «Гигант». Мы здесь живем целый год, готовимся к матчам, восстанавливаемся после игр. Это действительно отличная футбольная база, тут для футбола есть все необходимое. При этом «Гигант» постоянно расстраивается: Анатолий Аронович на месте не сидит, пытается улучшать спорткомплекс, строит новые объекты, поля и так далее и тому подобное.
- Вы следите за дублем «Витязя», выступающим в краевых соревнованиях?
- Если честно, в этом году на играх резервистов мне побывать не удалось. В прошлом же сезоне я систематически приходил на матчи с их участием. Просто сейчас перестали совпадать мое свободное время и поединки дубля. Но как только будет появляться возможность, я устраню этот пробел. По крайней мере, нахожусь в постоянном контакте с тренером резерва Александром Войтенко и директором ДЮСШ Максимом Прокопенко, которые рекомендуют мне подтягивать некоторых ребят-дублеров к основе «Витязя».
- Скажите, а стоит ли заявлять дубли во взрослые турниры, раз их там почти неминуемо ожидает несусветное количество пропущенных мячей?
- Стоит. Это же хоть и горький, но все равно опыт, а про опыт я вам уже не раз говорил. Тем более, тех, кто выделяется там своей игрой, мы привлекаем к тренировкам с основным составом, и я считаю, что это должно быть для них даже большим стимулом, чем просто игра в футбол на первенство края - ребята обязательно должны стремиться в главную команду попасть.
- Сменим тему. Поговорим о том, о чем говорят сегодня все. Чемпионат мира смотрите?
- Конечно.
- Что вас впечатлило больше всего в прошедших матчах, Эдуард Рачикович?
- Вы знаете, я не смотрю чемпионат мира просто как болельщик или как человек, который делает ставки. Я пытаюсь анализировать, находить что-то новое, что потом можно будет применить в своей работе. Если брать в общем, меня очень поражает количество забитых голов и количество судейских ошибок.
- И что вы уже конкретно высмотрели?
- Ну, скажем, то, что некоторым командам приносят успех новые схемы - той же Голландии, той же Коста-Рике, которые играют в три центральных защитника, и очень успешно.
- Поделитесь своим мнением о выступлении сборной России.
- Правильно говорят, что у нас один Кержаков имел опыт выступлений на чемпионате мира. Для ЧМ-2014 Россия оказалась сырой командой. У наших ребят ощущалась нехватка опыта, невооруженным глазом видна была их зажатость. Да, парни старались, заметна была их отдача, к ним не может быть никаких претензий по поводу того, что кто-то там отбывал номер. Однако следует признать: не было в нашей сборной человека, который повел бы остальных за собой своими индивидуальными и креативными действиями. Роман Широков мог бы таким стать, но он отсутствовал. Алан Дзагоев же выпускался на поле почему-то ненадолго...
- Кто ваши фавориты турнира?
- До начала чемпионата я считал фаворитами немцев, бразильцев и аргентинцев. Аргентинцы выглядят, прямо скажем, не очень. Хотя в четвертьфинальном поединке с Бельгией показали свою силу. Бразильцы тоже не демонстрируют суперигры. Пока наибольшее впечатление производят немцы.
- В полуфинале как раз сойдутся Германия и Бразилия. На кого ставите?
- Спросите что полегче… (Улыбается). Изначально, конечно, шансы - 50 на 50. За бразильцев, разумеется, фактор родных стен. Играют они на сумасшедшем патриотическом настрое. Самоотдача фантастическая! Однако Германия выглядит более сбалансированной командой. Командой, что называется, созревшей для чемпионства. Трудно сказать, чем дело кончится, но я нисколько не удивлюсь, если в финале окажутся именно немцы. И выиграют титул.
Давид Арутюнов, Крымск - Краснодар

Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: