.: Футбол. Тет-а-тет
Виктор Батарин:
«Футбол - это на всю жизнь»
Т
ак уж сложилось, что большую часть своей карьеры уроженец Славянска-на-Кубани Виктор Батарин провел «на чужбине». Учился уму-разуму у легенд ростовского СКА, покорял футбольные вершины в Кабардино-Балкарии, мог и в Куйбышеве в «вышке» поиграть… Но уж очень его тянуло домой. Тянуло настолько, что в один момент решил все бросить и вернуться на Кубань. Возвращение обернулось триумфом: легендарную команду-79, завоевавшую путевку в высшую союзную лигу, Виктор Иванович выводил на поле в качестве капитана.
28 января, аккурат в день выхода этого номера «Независимой спортивной газеты», кубанской футбольной звезде исполнилось 65 лет, и не отметить такое событие подробным развернутым интервью было бы просто неправильно.
Голевые рекорды и «армейские» истории
- Виктор Иванович, про цифру «65» можно сказать по-разному: с одной стороны, за 60 перевалило, а с другой, до 70-ти далековато. Вам какое мнение ближе?
- На 70 лет я себя точно не ощущаю (улыбается). Хотя, чего уж говорить, пенсионный возраст чувствуется. Почему? Работы как таковой нет. Уже не то, что было раньше, когда ты на виду у всех, но при этом вместе со всеми. А что такое пенсия? Сидишь дома да хозяйством занимаешься.
- Ну почему же только хозяйством: вы ведь сейчас матчи краевых и городских соревнований инспектируете.
- Рад, что хоть такая возможность есть. Футбол - это моя «болезнь» на всю жизнь, куда же я без него. Когда выпадает возможность, инспектирую, а так и просто посмотреть матчи не прочь. Благо, от «Академии футбола», что на улице Вторая Пятилетка, недалеко живу, часто хожу на мальчишек поглядеть. Да и за городским первенством Краснодара, что сейчас проходит, слежу активно.
- Кстати, насколько знаю, на одном из зимних чемпионатов вы за турнир 12 голов наколотили - по тем временам рекорд. Помните?
- Ох, давненько это было… Если мне не изменяет память, 1966 год. Я тогда за Кубанский пединститут выступал, а тренировал нас Лев Васильевич Шальнев - он в свое время в «Кубани» поработал. Ему тогда удалось отличную команду сколотить, и мы на том турнире сенсацию сотворили. Выступили очень хорошо, хотя играли против мастеров, которые и в профессиональном футболе не затерялись бы. А мне в итоге лучшим бомбардиром удалось стать.
- Сами от себя такого не ожидали?
- Конечно, не ожидал! Мне 17 лет было, обо мне до этого и не знал-то никто. Правда, потом узнали. Тогда, помню, на игры «зимника» народ ходил толпами, как на праздник - даже с края люди приезжали. Ну, и так получилось, что обо мне каким-то образом в родном Славянске прослышали - там как раз местный «Урожай» в класс «Б» заявлялся. Вот и позвали к себе.
- А как же учеба, неужели бросить пришлось?
- Пришлось. Молодой был, голодный до футбола - хотелось себя попробовать, да еще и на профессиональном уровне. Что такое класс «Б» лет 40 назад? Самобытные команды, отличные друг от друга по стилю и подбору исполнителей. Сейчас же во вторую лигу участников набирают для количества, а не для качества. Ведь не дело, когда на поле выходит одна молодежь - нужны и опытные мастера, которые научат уму-разуму.
- В Славянске в таких мастерах недостатка не было?
- Сплошь и рядом - опытные ребята, некоторые и уровнем выше поиграли. А молодых фактически было всего трое: я, Володя Казаков и Саша Золотарев. И то, подпускали нас к составу не сразу, а потихоньку. Где-то ошибся, напортачил - тебе сразу на это укажут, без лишних криков, просто чтобы знал. Такой подход, я вам скажу, большую пользу приносит. Взять того же Володю Казакова: после трех лет в «Урожае» в московский «Спартак» попал!
- Настолько талантливый был футболист?
- Не по годам способный парень, в атаке и в средней линии мог сыграть. В юношескую сборную Союза регулярно вызывался, что по тем временам большим достижением считалось. Талантище, конечно, был огромный. Одна беда: рано, на мой взгляд, он в «Спартак» попал. В высшей лиге нагрузки порядком выше, а в 20 лет не у всех организм к ним готов. Володю как раз здоровье и подвело.
- Поэтому, видимо, ему в «Спартаке» закрепиться не удалось?
- Может, поэтому. А может, и потому, что все-таки это Москва, это «Спартак». За красно-белых такие мастера выступали - куда там мальчишке пробиться… У меня так же было в ростовском СКА, команде высшей лиги, как раз когда меня в 1968-м в армию забрали. Я ведь на тот момент еще в атаке играл в центральной зоне, так об основе даже не помышлял.
- Почему? Настолько много кандидатов было?
- Количество не главное. Вы только в имена вслушайтесь: Валерий Буров, Анатолий Зинченко, Олег Копаев… Сплошь и рядом звезды, по многу лет в высшей лиге выступавшие - я с ними, само собой, и рядом не стоял. Но главной звездой того СКА, считаю, был все же Алексей Еськов. До сих пор удивляюсь, как его в сборную страны ни разу не вызвали - такого футболиста невозможно было не заметить.
- Говорят, Еськов умел на поле практически все…
- Поверьте, это так. Он мог обыграть соперника практически на месте, мог отдать пас на любое расстояние, здорово пробить - одним словом, талантище. На мой взгляд, один из лучших полузащитников страны в то время. Особенно это чувствовалось, когда я оказывался с ним вместе на поле. Не в официальных встречах, конечно, но в двусторонке удавалось выходить друг против друга.
- Наверное, даже нахождение рядом с такими мастерами само по себе огромный опыт?
- Это классная школа. Ведь в одно время со мной в СКА оказались и Виктор Трембач, и Николай Польщиков, и Юрий Колинько - наши, кубанские ребята. И, заметьте, все трое на высшем уровне не затерялись. Пусть и по чуть-чуть, но Геннадий Михайлович Матвеев, тренер ростовчан, уже тогда подпускал их к основному составу.
- А на вас он не рассчитывал?
- Я у него так и ходил в перспективных. Как сейчас молодых футболистов отдают в аренду, чтобы игровую практику получали, так и меня отправляли в другие команды. Полгода я провел в Белой Калитве, что в Ростовской области, еще полгода - в сочинском «Строителе». Последняя командировка, кстати, очень удачной получилась.
Курортная сенсация и первые успехи
- Тогда ведь сочинской команде самой малости до выхода в первую лигу не хватило, верно?
- Да, в своей зоне в 1969-м третье место заняли, но в финальную «пульку» попали. А она, если не ошибаюсь, в Кисловодске проходила - хозяевам мы в полуфинале и уступили. В итоге опять же третье место, только уже более престижное. И, заметьте, добились этого результата еще молодые ребята, солдаты!
- Как считаете, в чем бы главный секрет такого успеха?
- Наверное, все-таки в тренере - Василии Александровиче Васильеве. Молодежи ведь чего, в первую очередь, не хватает? Стабильности. А Васильев - человек опытный, в высшей лиге за куйбышевские «Крылья Советов» поигравший. Жесткий, дисциплинированный, но безумно преданный футболу человек. Он сам боец по натуре и нас тоже учил биться до последних минут. В итоге, грубо говоря, из горстки пацанов он сколотил вполне себе боеспособный коллектив.
- А вы главной забивной силой этого коллектива стали…
- Забил тогда действительно немало: 12 мячей за полгода - результат вполне приличный. На тот момент я был типичным центрфорвардом, «заточенным» на атаку. Открыться под передачу, обработать пас и здорово пробить - вот, в принципе, и все задачи, которые передо мной ставились. Но уже после того, как меня перевели в полузащиту, я понял, что в средней линии играть все же интереснее: там функций гораздо больше.
- Каким же образом вас «перебросили» в среднюю линию?
- Все было просто. В «Автомобилисте» из Нальчика, куда я перебрался в 1970-м, в форвардах не было никакой надобности. Василий Головко в «вышке» за СКА успел поиграть, Евгений Деремов - символ атаки «Кубани» 60-х… В общем, в нападении был полный комплект. Зато в полузащите вакансия появилась, тренер сразу спросил: «Сможешь?» Поначалу сомневался, но желание играть во мне победило.
- Не боялись не справиться? Ведь хавбек - позиция довольно ответственная.
- Потому я и носился по полю, как угорелый. «Крайков» на фланге подстраховать, в оборону оттянуться или, наоборот, подключиться к атаке - чего только не приходилось делать. Поначалу, конечно, многого не понимал, бегал попусту с квадратными глазами. Но опыт в футболе - вещь незаменимая. Поиграл некоторое время, освоился - в итоге всю оставшуюся карьеру на одной позиции и провел. Так что в Нальчике, можно сказать, в моей футбольной судьбе случился своеобразный «перелом».
- А почему изначально именно в Нальчике оказались?
- Мог вполне и в СКА остаться. Из Сочи я вернулся в Ростов на сборы, так Матвеев давай меня уговаривать: мол, у тебя талант есть, оставайся, будешь играть. А в Нальчике на тот момент работал Виктор Владимирович Кирш - они с Васильевым вместе в «Крыльях» выступали. Он к себе и позвал, причем, обещал сразу выделить квартиру в центре города. Я же тогда недавно женился, так что этот момент для меня имел значение. В итоге подумал и решил: лучше останусь во второй лиге и буду играть, чем сидеть на скамейке в высшей.
- О своем решении потом не жалели?
- Не жалел ни разу. В «Автомобилисте» я почти сразу в основном составе закрепился, так из него потом и не «вылазил». Хотя поначалу в это мало кто верил: мол, 20-летний парень, какая основа? На первых порах на большом желании «выезжал», а как голова «светлеть» начала - уже и на опыте. Главное, нельзя останавливаться на достигнутом. Что-то выиграл, чего-то добился - так продолжай в том же духе! Правда, много я встречал талантов, которые дальше так и не пошли.
- В «Автомобилисте» такие тоже были?
- Они были везде. Взять того же Александра Попова: парень регулярно в юношескую сборную Союза вызывался, а как за СКА в чемпионате выходил - на поле не видно… Вы про «Автомобилист» спрашивали? Два ярких примера - Олег Курашинов и Виталий Мирзоев: первый пару лет за московское «Динамо» выступал, а второй - за столичный «Спартак». Казалось бы, побывали в таких серьезных командах, а приезжают обратно в Нальчик - и тайма на поле не выдерживают.
- Сейчас такое с молодыми футболистами происходит сплошь и рядом.
- К сожалению, это так. Смотришь на парня: удар неплохой, и скорость при нем, и пас хороший отдать может… а глаза не горят. Не горят, и все! В чем причина? Нет стабильности и характера. Перешел, например, футболист в другую команду, у него там не заладилось - и он «сдувается». Но если не получается, то сделай так, чтобы получилось! Борись за место в составе, «грызи» землю, если нужно - и будет результат.
- Вы ведь тоже каждый раз с жесткой конкуренцией сталкивались…
- А как же, без этого никак. Пришел в команду - будь добр, докажи, что ты здесь не просто так. Так у меня было и в Нальчике. Несколько первых сезонов пришлось зарабатывать себе репутацию, зато потом уже в команде стали воспринимать как своего.
И те семь сезонов, которые я провел в «Автомобилисте» (в 1973-м переименован в «Спартак», - прим. М.Г.), можно назвать вполне успешным периодом карьеры.
- Самым успешным, наверное, выдался сезон-1970, когда команда стала чемпионом РСФСР?
- Лучших своих результатов мы добились при Кирше. Виктор Владимирович - тот случай, когда отличный футболист стал-таки талантливым тренером. Он ушел в «Крылья Советов» в 1972-м, но до этого успел привести клуб из Нальчика к двум триумфам. В 1970-м мы пусть и не вышли в первую лигу, не дотянув чуток до первой строчки, зато выиграли финальную «пульку» среди команд РСФСР. А в следующем сезоне - обратная картина: выигрываем чемпионат, зато в России лишь вторые.
Датские «каникулы» и нальчикские «звезды»
- Для Кабардино-Балкарии, наверное, победа в национальный праздник превратилась?
- Уж не знаю, как для республики, а руководство наши старания оценило. Что тут еще скажешь, если в 1971-м по окончании сезона на сборы мы поехали в… Копенгаген. Только представьте себе: из скромного городка Нальчика - в столицу Дании!
- Но ведь по тем временам за границу, да еще и в капстрану, мало кого пускали…
- Тем удивительнее, что мы все-таки выехали. Да, «шерстили» нас внутренние органы месяца три, но в Копенгаген мы отправились. Ощущения, я вам скажу, непередаваемые. А по-другому и быть не могло: мы словно в другой мир попали. Казалось, датчане живут как-то по-другому - все у них совершенно не так, как у нас. Самый элементарный пример - футбольная форма. Выходим на товарищеский матч с какой-то командой из низшей датской лиги, а они все с ног до ушей в «Adidas». Ну, и мы рядом с ними в своей…
- И что же, удалось этих «экипированных» обыграть?
- Этих-то удалось, а двум другим, более сильным, командам уступили. А вообще, дело не только в силе соперников: к полям было трудно привыкнуть. Что уж говорить, газоны у них потрясающие, зеленые на каждом сантиметре и ровные-преровные. Оттого нам и трудно было мяч остановить. Мы же привыкли, что он где-нибудь на кочке да подлетит… А там кочек не было!
- А к трибунам, которые прямо рядом с полем находятся, долго привыкали?
- В каком-то плане так даже проще играть. Нас потом повели в качестве зрителей на матч олимпийской сборной Дании - видимо, чтобы почувствовали разницу. Уверяю вас, это потрясающе. 40-тысячный стадион, кругом пение, шум, крики - атмосфера поражает. И если русские ребята на это как на чудо смотрели, то у кабардинцев вообще глаза по пять копеек были (смеется).
- На память что-то удалось из столицы Дании привезти?
- Как таковой возможности не было - нам разве что суточные выдавали, на них ничего толком не купишь. Зато мы активно с местными обменивались. Тогда как делали: везешь с собой за границу, например, бутылку вина, водки или банку красной икры - иностранцы их с руками и ногами забирали. Я так, например, на баночку черной икры для жены кулон и цепочку выменял (улыбается).
- И вот вы вернулись из Копенгагена обратно - какие ощущения?
- Как говорится, в гостях хорошо, а дома лучше. В Нальчике уже не было той суеты, которая окружала нас в Дании. На тот момент это был провинциальный курортный городок, тихий и спокойный. И ни о каких террактах, как сейчас, там слышать не слышали - в городе в основном русские проживали.
- И в команде тоже в основном русские играли?
- У нас со всей страны люди были: Евгений Деремов и Анатолий Ткаченко из «Кубани» приехали, Василий Головко - из армавирского «Торпедо», Станислав Афонин в СКА пару сезонов отыграл, Рафик Батраев вместе с бакинским «Нефтчи» бронзу чемпионата выигрывал… Компания, конечно, неплохая подобралась. А местных ребят, кабардинцев - от силы человека три. Правда, уже в конце 1970-х ставку там начали делать на своих игроков, и русских в команде осталось мало.
- Сейчас в Кабардино-Балкарии при столь печальной финансовой ситуации пошли по тому же пути: только свои воспитанники.
- Я двумя руками за такой подход. Пусть местный «Спартак» пока откажется от претензий на что-то серьезное, зато это будет именно республиканская команда. Клуб ведь зачем-то содержит свою футбольную школу, растит детей. У нас же в стране у молодых почти нет перспективы роста. Я сам задавался вопросом: почему у пацанов глаза не горят? Да, наверное, потому, что они хотят попасть в команду мастеров - но понимают, что это почти невозможно.
- Наверное, из-за того, что всем нужен сиюминутный результат?
- Совершенно верно. Всем клубам нужны уже готовые футболисты. Но большинство этих мастеров - «калифы на час». Сыграл пару матчей здорово, «засветился» - купили, ушел. У нас всё привыкли валить на тренеров: мол, нет результата. А как ему дать результат, когда состав меняется каждые полгода? Чего-то достигнуть за короткий срок можно лишь с высококлассными игроками, но это временное явление.
- Махачкалинская «Анжи» - пожалуй, самый яркий пример ваших слов.
- Пожалуй, самый яркий. Да, звезды уровня ЭтоО под руководством Хиддинка выиграли бронзу чемпионата в 2012-м. А потом что? Команда стала разваливаться, причем, еще до того, как закончились деньги. Почему? Разный уровень зарплат. Допустим, два футболиста играют постоянно в составе, являются лидерами команды. Но зато один получает в десятки раз больше, чем второй.
- Как, например, произошло с тем же Игорем Денисовым в «Зените»…
- Допустим, история с Денисовым. Его поступок, когда он наплевал на «Зенит» и махнул в «Анжи» за «длинным рублем», я не поддерживаю. Такое поведение сейчас становится тенденцией, которую нашему поколению не понять. Но я понимаю его как футболиста. В Санкт-Петербурге он был капитаном, вел команду за собой, а тут покупают Халка за 60 миллионов - и Игорь уже в тени. И ничего с этим не поделаешь.
- От подобного уже не избавиться?
- Пытаются избавиться - у нас вот уже за агентов взялись. Я считаю, пока что это главное футбольное зло. Большинству из них, уверен, футбол «по барабану» - у агента в голове только схема «купи-продай». И они продают, да еще как можно дороже, чтобы лишний кусок урвать. Оттого у нас и такая неразбериха с зарплатами, из-за которой в клубах обостряются отношения. Но полностью данную систему не переделать. Такова сейчас жизнь, которая с советских времен круто поменялась.
- В союзный период с зарплатами все было строго?
- Не просто строго - железно. В «Кубани» мы получали 240 рублей оклада - ни больше, ни меньше. И никто не смотрел на былые заслуги, из Москвы выделяли на всех одинаково. Да и чувство преданности клубу тогда не было еще пустым звуком. Цвета команды защищали свои же, кубанские ребята, и болельщики ходили как раз на своих посмотреть.
Возвращение и капитанская повязка
- Насколько я знаю, вы не раз порывались вернуться на Кубань, еще играя в Нальчике…
- Раз пять точно мог вернуться. Особенно реальный шанс представился в успешном 1973-м, когда в первую лигу вернулись. Меня тогда звали и Станислав Семенович Шмерлин, и сменивший его летом Владимир Суренович Будагов. Загвоздка была в жилье: в Краснодаре его мне не выделяли. А в Нальчике была квартира, потому там до поры до времени и оставался.
- Почему же в 1978-м все-таки решились на переезд?
- Там как получилось: в «Кубань» пришел Виктор Георгиевич Корольков, и Шмерлин, видимо, рассказал ему обо мне. Георгич сказал: «Вези». И Станислав Семенович поехал за мной в конце 1977-го в Нальчик, на этот раз пообещав помочь с квартирой. На самом деле, долго меня уговаривать не пришлось: я понимал, что это, наверное, последний шанс вернуться. Хотя на тот момент учился в Кабардино-Балкарском госуниверситете на историко-филологическом факультете. Шестой курс, выпуск на носу, а тут уезжать нужно. Так я снова из-за футбола учебу бросил (улыбается).
- И снова, как говорится, игра стоила свеч.
- Те два года, что я провел в «Кубани», и вправду можно считать одними из лучших в карьере. Лучшими и в плане коллектива, который у нас подобрался, и тренера, нами руководившего. А таких наставников, как Виктор Георгиевич Корольков, я больше не встречал. Это самородок, методы которого явно опережали время. После сверхуспешного 1979-го его и отпускать-то не хотели, наоборот, всеми силами уговаривали остаться. Но, раз он решил, значит, решил.
- На ваш взгляд, откуда у Королькова была эта черта - выводить команды в высшую лигу и после этого уходить?
- Действительно, что с карагандинским «Шахтером» и кишиневским «Нистру», что с «Кубанью» история повторялась. Точной причины не знаю, на такие темы с ним мы не общались. Может, чувствовал, что в высшей лиге все будет по-другому, включая и отношение к самому тренеру. А может, это был его фирменный почерк. Хотя, насколько знаю, его даже в московское «Динамо» звали… Видимо, чувствовал - не его это путь.
- Несмотря на прозвище «Король», в жизни Виктор Георгиевич был простым человеком?
- Конечно! Мог подойти к тебе и поговорить по душам, мог с нами в «квадрат» или «дыр-дыр» сыграть - с техникой у него все было в полном порядке. И для того, чтобы найти подход к команде, ему не нужно было произносить длинных речей. Зашел в раздевалку, сказал пару фраз - и ребята поняли, что делать.
- Я так понимаю, вы с ним лучше всех нашли контакт, раз Корольков сразу сделал вас капитаном…
- Честно, не знаю, почему он остановил свой выбор не мне. Правда, в Нальчике я тоже был капитаном, особенно в последних сезонах. Меня потому оттуда отпускать не хотели, уговаривали разными способами. Хотя в том же 1976-м, например, я мог в команде высшей лиги оказаться.
- Не в Куйбышеве случайно?
- Именно там. «Крылья Советов» тогда тот самый Виктор Кирш возглавлял - с ним мы, как и с Корольковым, тоже легко общий язык нашли. Ну, долго думать не стал - поехал. Выиграли мы предсезонный турнир «Подснежник», казалось бы, лучшего начала не придумаешь. А потом вернулся я на пару дней в Нальчик и… там и остался.
- Неужели в один момент передумали?
- Нет - уговорили. Мол, зачем тебе туда ехать, в Куйбышеве холодно, условий никаких… И тут приезжают представители из «Крыльев» - уже с ордером на квартиру на берегу Волги. Эх, такой шанс был (улыбается). Но не поехал. Не привык я команды, как перчатки менять. У меня-то и в карьере, если командировки краткосрочные не считать, всего два клуба было - «Спартак» нальчикский и «Кубань».
- В Нальчике и Краснодаре ваши капитанские функции различались?
- На самом деле, главная задача у капитана одна и та же - донести мысли тренера до остальных. Правда, у Королькова было сразу четверо избранных, с которыми он мог посоветоваться, например, по поводу состава. Но заводил в нужные моменты команду на поле и вел ее вперед все равно капитан. В Нальчике, кстати, «встряхивать» ребят по ходу встречи приходилось чаще: в «Кубани» каждый и так все прекрасно понимал.
- То есть и встряска как таковая была не нужна?
- За те три года, что Корольков тренировал «Кубань», он создал крепкий, дружный и боеспособный коллектив. Коллектив, который уже способен был решать большие задачи. Георгич произвел в команде своеобразную психологическую «ломку», привив нам дух победителей. И если еще в 1978-м мы, владея преимуществом, умудрялись порой упустить победу, то годом позже такого я не припомню.
Долгожданный триумф и кубанские легенды
- В 1979-м желто-зеленая машина набрала полные обороты.
- Набрала, конечно, не сразу. Стартовали мы не слишком уверенно, но в том особенность метода Королькова - «разгоняться» уже «по ходу пьесы». В итоге сезон мы провели чуть ли не на одном дыхании. Был у нас и так называемый «матч жизни» - это поединок в Ярославле. В том году еще действовал лимит на ничьи: если больше 12-ти накопилось, очки за «мировые» поединки не начислялись. У «Шинника» как раз к матчу с нами набралась полная «авоська», поэтому их устраивала только победа. Нам же достаточно было ничьей - и мы уже впереди Ярославля.
- Наверняка перед матчем психологически чувствовали себя как под прессом?
- Давление, безусловно, было. Чужой стадион, наполненный под завязку, сильный соперник - с этой точки зрения матч выдался непростым. Вроде носились как угорелые по полю, старались и все равно уступали по ходу матча 1:2. Однако в итоге счет сравняли. Пусть и в самой концовке, зато сравняли.
- И ответный мяч забили именно вы… Сам гол из памяти еще не стерся?
- Довольно смутно, но помню. Последовала передача Юры Семина с левого фланга вдоль ворот, я набегал по центру и замкнул пас у штанги. Радости, чего скрывать, не было предела. Такое ощущение появилось, что мы чемпионат уже выиграли! Хотя до конца еще шесть туров оставалось. Зато мы сделали главное - «отцепили» от себя главного конкурента, и в плане психологии стало гораздо легче.
- Официально же оформили путевку дома, в матче с харьковским «Металлистом»…
- Да, но тогда мы победили довольно легко. В самом начале отличился Семенюков, в середине тайма Плошник реализовал пенальти, а в концовке Семин довершил разгром. Мне больше запомнилась не сама встреча, а атмосфера. Обычно я не смотрел на трибуны, а тут глянул одним глазком - яблоку негде упасть! Люди даже в проходах сидели, лишь бы матч посмотреть. Такого сейчас, конечно, не представишь.
- Но и в последние годы на матчи «Кубани» ходит стабильно много болельщиков.
- Я бы не сказал, что на все. Лига Европы, понятное дело, собирала аншлаг, а рядовые матчи чемпионата? Совсем нет. И я скажу, почему: сейчас люди просто приходят посмотреть футбол. Так сказать, поглазеть на других, а не поболеть за своих. Да и болеть толком не за кого: своих-то, кубанских, ни одного.
- Может, и культура боления изменилась?
- Вполне может быть. В те годы чуть ли не каждый болельщик состав наизусть знал! Правда, и игроки были в команде по нашим меркам звездные. Допустим, вратарь Александр Артеменко, наша палочка-выручалочка. Саша был у нас единственным голкипером, но на любой перехват всегда шел смело, не боялся ничего. Во многом благодаря ему мы и пропустили почти меньше всех.
- Так и оборона в том году у нас была непроходимая…
- В защите располагалась наша «великолепная четверка»: Рыбак - Фурса - Овчинников -Половинко. Толя Рыбак пришел вместе с Корольковым из «Нистру» и сразу же закрепился на фланге защиты, а на другой бровке располагался Женя Половинко - наш «бегунок», очень быстрый парень. На позиции последнего защитника выступал Виталик Фурса - универсал, читавший игру, как открытую книгу, и, плюс к тому, душа команды. Чуть впереди него располагался Леша Овчинников, пришедший из московского «Локомотива» - он у нас запомнился мастерским исполнением штрафных. А если кто из четверки выбывал, их заменяли Володя Комаров или Юра Чеботарев.
- В средней линии мастеров высшего уровня тоже хватало, верно?
- Чего стоят только такие имена, как Игорь Калешин и Юра Семин! Первого можно назвать футбольным профессором: он здорово видел поле и блестяще играл левой ногой, которой мог сделать пас на любое расстояние. О втором же в бытность футболистом часто говорили: мол, артист из него хороший. Юра действительно нередко падал в штрафной, но его и вправду постоянно сбивали - защитники не знали, что с ним делать. Семин обычно выдвигался чуть вперед, а я играл на позиции опорника. Тогда же стал подтягиваться к основе и молодой Саша Семенюков.
- А что насчет Валерия Ерковича - открытия Королькова?
- Поначалу, как только он пришел, мы не могли понять: зачем его вообще взяли? Парень чисто физически не был готов к первой лиге. Но, оказывается, Корольков углядел в нем очень ценное качество - сильный поставленный удар. Это качество плюс усердие и желание застолбили за Валерой место в полузащите, а своими голами он спас нам немало очков.
- Но главной ударной силой был все же Александр Плошник?
- Такого таланта и самородка, как Сашка, я больше не встречал. Прийти после армии в профессиональную команду и забивать такие голы, который другой форвард никогда бы не забил… Конечно, к Плошнику было основное внимание приковано, в том числе и соперников. А мы на него нарадоваться не могли: в какую сторону ни ударишь, а там Плошник - и гол (смеется).
- А в паре с ним играл Сергей Андрейченко…
- Как правило, да. Серега обладал отличными физическими данными и тоже считался грозой вратарей. Был еще в команде и третий нападающий - Анатолий Абрамов, но того подводила дисциплина. Потому, несмотря на талант, в «Кубани» он толком не блеснул.
Но, сами видите, состав у нас подобрался что надо.
- И вы как капитан во главе этой звездной компании…
- Помню, в Кутаиси в первом круге я получил травму и выбыл на месяц. Думал, все, плакала моя капитанская повязка. А восстановился - Георгич говорит: «Ну что, Витя, принимайся за прежние обязанности». За то я ему очень благодарен. И вообще, о Королькове могу сказать только хорошее. Чего не скажу, например, о Михайлове, который его сменил.
Ветеранские подвиги и команда мечты
- Я так понимаю, с ним вы контакта не нашли?
- Более того, из-за него я в 1980-м и ушел. Ушел, хотя чувствовал в себе силы играть и дальше. Но с Михайловым мы придерживались разных мнений. До сих пор не понимаю: почему именно его пригласили? Человек не то, что в высшей лиге - вообще главным тренером до этого не работал! Да, чемпионом с московским «Торпедо» становился, ну так то как игрок. Тренер - уже совсем другое дело.
- При нем большие перемены произошли?
- Большие. Во-первых, поменялась обстановка в клубе. Михайлов для меня был загадкой: замкнутый, неразговорчивый, сам в себе. Еще и привез с собой своих ребят, которых «пропихивал» в состав. Порой доходило до абсурда. Был у нас Николай Егоров, вратарь, так его Михайлов переставил в… нападение. Лично я таких «маневров» не понимал.
- Он сразу заявил, что на вас не рассчитывает?
- Напротив, место в составе мне гарантировал и даже уверял, что капитаном останусь. Но понаблюдал я за его методами и понял: не будет этого. Написал заявление об уходе. Отпускать меня не хотели, но поняли, что не отступлюсь. Кстати, тогда не только я ушел: завершил карьеру и Виталик Фурса.
- Собирались повесить бутсы на гвоздь?
- Собирался - но не повесил. В Актюбинске в 1980-м играли наши ребята Владимир Суренков и Евгений Бузникин, позвали с собой. Провел я там полгода, а потом уехал домой. Желания играть, честно говоря, уже не было, да и климат там тяжелый: Средняя Азия как-никак. Потом пару лет «пылил» исключительно за ветеранов.
- С ветеранами, небось, титулов немало насобирали?
- На старость хватит (улыбается). Самое интересное, мы стали чемпионами сразу трех стран - Советского Союза, СНГ, а потом и России. Но в ветеранском футболе награды не главное - приятно было снова собраться вместе. Ведь, куда ни приезжали, всюду попадались знакомые. Так, в Ленинграде встретились с Анатолием Зинченко из СКА, в Кемерово - с Виталием Раздаевым, лучшим бомбардиром первой союзной лиги за всю историю. А однажды на турнире в Москве пересеклись с Володей Комаровым, с которым по «Кубани» знакомы. И почему-то всех этих ребят мы легко обыгрывали.
- Много сезонов в той чемпионской команде провели?
- Не так уж и мало, а закончил, когда давление начало скакать. Хотя еще в 43, например, выходил за «Колос» из Павловской на первенство края. Выходил, при этом… работая в краевой федерации. А что: в футбол по-прежнему тянуло, а здоровья еще хватало. Но рано или поздно игровой «бензин» должен был во мне закончиться.
- И, теме не менее, он довольно долго не заканчивался.
- Получается, до 1986-го и еще потом один год, 1992-й. Помню, как приехал из Актюбинска, не знал, куда податься. Предложили поехать в Новотитаровскую играющим тренером. Благо, от Краснодара не так уж далеко - поехал. Собрал снова приличную команду - Суренков, Бузникин, Софербий Ешугов там начинал левым защитником. Выиграл с Новотитаровкой первенство края - в Краснодар позвали, в команду 3-го таксопарка. А там все сплошь именитые ребята, прям «Кубань» в миниатюре! В итоге в 1986-м мы чемпионат и Кубок края завоевали. Так что на Кубани титулов я полный урожай собрал (улыбается).
- На административную работу уже после этого перешли?
- После этого позвали на должность инструктора по спорту в краевую федерацию - согласился. Начальник, правда, строгий попался, что-то все время поручал, а я понять не мог: чего он от меня хочет? Ничего, втянулся, работал себе спокойно 13 лет, а потом произошло, как в «Кубани»: пришел новый руководитель, и меня «ушли».
- Куда устроились?
- Куда меня только судьба не забрасывала. Например, два года входил в состав исполкома РФС, отвечал за нашу зону «Юг». Тогда как раз хороший коллектив подобрался, толковый, с Вячеславом Колосковым и Сергеем Родионовым во главе. А потом - везде по чуть-чуть. Даже умудрился в секретном отделе военкомата очутиться (улыбается). В общем, зарабатывал, как мог. Когда два года до пенсии оставалось, через родственников устроился помощником члена Совета Федерации России. Должность вроде звучит грозно, а на самом деле непонятно, чем ты занимаешься. Как два года выслужил, ушел на пенсию.
- До сих пор к работе тянет?
- Тянет, не скрою. Инспектирую вот когда-никогда матчи, хоть каким-то полезным делом занимаюсь. Хочется все-таки в футболе остаться, да пока других вариантов не видно. Чем в остальное время занимаюсь? А что еще делать на пенсии - телевизор смотрю. Вот уже сочинская Олимпиада на носу, будем за наших переживать.
- А за выступлениями «Кубани» и «Краснодара» следите?
- Я вот что хочу сказать. В 2003-м, когда гендиректором «Кубани» был Володя Подобедов, был образован Совет старейшин, в который вошли ветераны клуба. Этот Совет просуществовал недолго, так как Подобедова вскоре сняли, но свою значимость он доказал. Ветераны собирались вместе с футболистами, беседовали, мы кому-то что-то подсказывали - ненавязчиво, само собой. Конечно, вряд ли поэтому команда в том году в премьер-лигу вышла, но свою лепту, надеюсь, мы внесли. Тогда возникает вопрос: почему эту идею не поддержали?
- Видимо, клуб в этом не заинтересован…
- Видимо, нет. Для меня лично это уже не футбольный символ края - это просто клуб. Клуб, действующий по модной схеме «купи-продай» ради сиюминутного результата. А где свои воспитанники? Вот «Краснодар» в данном плане желто-зеленых опережает. У этой команды есть собственная стратегия на будущее, связанная именно со своими ребятами. Хоть здесь я «Краснодару» симпатизирую, однако болею все же не за него. По-прежнему предан именно «Кубани».
Максим Герасин

Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: