.: Футбол. Тет-а-тет
Александр Олейник:
«Дорогу, связывающую Краснодар и Новороссийск, выучил наизусть»
А
лександр Олейник - отнюдь не рядовая фигура в нашем футболе. Юркого технаря быстро полюбила торсида «Кубани», довольно скоро его признали своим поклонники новороссийского «Черноморца», а затем, через время, и болельщики набиравшего тогда ход «Краснодара». Уверен, запомнили атакующего хавбека и в Астрахани, и в Новотроицке, и в Оренбурге… - карьера Александра оказалась бурной и «склонной к перемене мест».
фото: ФК «Черноморец»
Не так давно Олейник оставил профессиональный футбол. Однако из «игры миллионов» не ушел. Продолжает карьеру на любительском уровне. В краснодарском «ГНС-Спартаке».
Корреспондент «Независимой спортивной газеты» на днях встретился с Александром Олейником и взял у него пространное интервью, в котором тот поразмышлял о своем житье-бытье в большом футболе. А вспомнить, как выяснилось, было что.
- Александр, насколько я знаю, вы родились 1 января. Как отмечаете два праздника одновременно?
- Обычно праздную что-то одно, и, как правило, это день рождения. Новый год же проходит, наоборот, довольно спокойно: дождался двенадцати - и на боковую (улыбается).
- То есть вы стали «новогодним подарком» родителям?
- По сути, это так: ребенком я был спокойным, особо не баловался, да и к наукам тянуло - очень географию и историю любил. Девять классов и вовсе отличником был, а потом уехал в футбольный интернат в Сочи, и там… Там уже было не до учебы.
- А родители не были против переезда? Все-таки совсем еще юное создание, и одно в экзотическом городе.
- Конечно, им поначалу это не нравилось. Они думали, что футболом на жизнь много не заработаешь. Но я все же настоял на своем и попал фактически в дубль «Жемчужины», она в то время выступала в высшей лиге. А уровень там был, я вам скажу, высокий. Пришлось привыкать к кроссам в семь утра, а на барьерах, которых я раньше в глаза не видывал, на второй тренировке руку сломал. Но зато благодаря такому серьезному подходу к делу хотя бы постепенно приличную физическую форму набрал.
- И что же, предложения от клубов были?
- Еще в седьмом классе мог в «Роторе» очутиться, но понял, что рановато. А после интерната сразу же на просмотр в ЦСКА поехал, и меня почти что взяли. Но тут Георгий Константинович Безбогин, который сборную Краснодарского края моего возраста на турнир в Болгарию возил, позвал меня в «Кубань»: видимо, я ему чем-то приглянулся. К тому же, я прекрасно осознавал, что в московском клубе наверняка попаду в дубль, а желто-зеленые тогда во второй лиге выступали, и шанс закрепиться в составе был явно повыше.
- И как же у вас в Краснодаре дела складывались?
- Дебют мой состоялся в 2000-м во Владикавказе в игре против «Автодора». Мы тогда победили. А уже в следующей встрече я забил махачкалинскому «Динамо». Играл не на самом острие атаки, а чуть под нападающими, оттого и забивал всего по пять-шесть мячей за сезон. Поначалу я, понятно, в основном на замену выходил. Однако постепенно Софербий Ешугов, тогдашний наставник «Кубани», начал мне доверять больше времени на поле. Правда, я еще в юношескую сборную России часто ездил, так что много игр пропустил по уважительной причине.
- В сборной с кем довелось поиграть?
- Со многими нынешними звездами: Кержаковым, братьями Березуцкими, Измайловым, Анюковым… Но, что самое удивительное, с таким составом мы тогда проиграли австрийцам и не попали в финальную «пульку» чемпионата Европы. Это, видимо, беда наших сборных - играем неплохо, а результата часто нет.
- Но как только вернулись в «Кубань», место в составе вам нашлось?
- Дело в том, что как раз, когда я отсутствовал, Ешугова сняли, и команду принял Федор Щербаченко. До сих пор не понимаю, чем Софербий Бачмизович тогда не угодил руководству, сия тайна покрыта мраком. Но суть в том, что и наша игра изменилась: Щербаченко был более мягким специалистом и делал ставку на удержание мяча, при нем времени мне уделялось меньше.
- В том сезоне часто бывало и такое, что желто-зеленые забивали соперникам по восемь-девять безответных мячей. Неужели уровень турнира был настолько низким?
- Откровенно говоря, многие команды действительно очень слабо выглядели. К примеру, кавказские клубы в родных стенах, как правило, давали бой, а в гостях проигрывали с разгромным счетом. Вот с кем мы действительно конкурировали, так это с ростовским СКА. Поединок в Ростове никогда не забуду: нас там просто «смяли»! Мало того, что у них в атаке двухметровый Корбан играл, так они еще и бились до последнего: кажется, у нас двое или трое ребят с рассечениями поле покинули.
- Дома достойнее сыграли?
- Да, в Краснодаре все нулевой ничьей закончилось, и за счет этого очка мы ростовчан перед последним туром опережали: оставалось только в Майкопе победить. Тогда много слухов ходило, что, мол, «Дружба» нам игру сдаст, но это был полный бред. Знаю, что с ними пытались как-то договориться, но они наотрез отказались! В итоге майкопчане нам такое ристалище устроили, что мы еле-еле минимальную победу удержали. В результате, СКА мы тогда все-таки перегнали и вышли в «стыки» за право оспорить путевку в первый дивизион.
- Не было ощущения перед играми с саранской «Светотехникой», что победа в кармане?
- Знаете, после поражения в предыдущих «стыках» от тольяттинской «Лады» такого и быть не могло: неудачу нам бы не простили. Прежде всего, болельщики. Поэтому в Саранск ехали с максимальным настроем. Особенно запомнилась первая встреча: мы выходим на поле, а там вместо травы… сплошная грязь. Играть там было невозможно, хорошо, что Володя Пантюшенко со штрафного забил. Дома же мы снова «нулевку» отстояли - и вот она, первая лига!
- Как тот сезон лично для вас сложился?
- Думаю, благополучно. И в состав успешно влился, и закрепиться там успел, и команде помог задачу решить. К тому же, за год я успел почувствовать некоторый прогресс в собственной игре, смог развить свой главный козырь - скорость. Может, поэтому меня и заметили в Новороссийске и пригласили в «Черноморец», который тогда в высшей лиге выступал.
- Сразу почувствовали, что это уже другой уровень?
- Ну, конечно. Новороссийская команда в предыдущем сезоне шестой в чемпионате России стала и в еврокубки попала. Так что, очень хотелось там не затеряться. К тому же, выпал реальнейший шанс поиграть с такими мастерами, как Лев Майоров и Александр Призетко. Майоров, к примеру, меня часто воспитывал: помню, не забил я «Ростсельмашу» из выгодной позиции, так он ко мне подошел и как стал за грудки трясти! Тогда я его не понимал, а с возрастом самому так с молодыми хотелось сделать (смеется).
- Получается, Майоров был лидером той славной новороссийской команды?
- Скорее, им был Саша Призетко, наш капитан. Причем, повязку он носил абсолютно заслуженно. Он никогда никому не «пихал», но при этом мог так объяснить человеку его ошибку, что его понимали с полуслова. Именно он, кстати, и не позволил, чтобы меня из команды выгнали.
- За что?
- Была игра второго тура с московским «Спартаком». Счет 1:1. Представляете: играть вничью с девятикратным чемпионом страны! Собрались полные трибуны, поддержка бешеная. И вот на 85-й минуте красно-белые подают угловой. Следует подача Карпина, удар Булатова - и гол. Но самое страшное заключалось в том, что… это был игрок, которого я должен был опекать! А тренером тогда Байдачный был, уж он-то известен своей вспыльчивостью. И, честно говоря, я думал, что он на разборе меня просто уничтожит, но Сашка меня спас.
- Каким же образом?
- Сказал, что там два игрока свободных было, и я переключился на второго. А Призетко непререкаемым авторитетом был, ему безгранично верили. К тому же, и ребята на мою сторону встали, коллектив у нас классный был. В общем, вскоре Анатолий Николаевич успокоился и даже в основу затем меня ставил (улыбается).
- Но все же нестабильность «Черноморца» удивляла: могли, например, армейцев обыграть, а могли и спартаковцам крупно «влететь»…
- Да нет, при Байдачном мы играли довольно стабильно. Уж что-что, а настраивать на матчи он умел превосходно: мог так завести, что мы выходили буквально умирать на поле. Ну а потом началась та самая непонятная чехарда с тренерами, когда мы и не со всеми познакомиться успевали. Помню, Борис Давидович Разинский пробыл у нас тренером… всего полдня. Он только успел тренировку провести, как тут же нового нашли! Такие дела творились, что футбол уже где-то на втором плане остался…
- В составе «Черноморца» вам довелось поучаствовать даже в евротурнире. Игры с «Валенсией» в Кубке УЕФА вызвали в городе, да и во всем регионе, разумеется, невероятный бум. Как считаете, та «Валенсия» была сильнее нынешней?
- Конечно, тут и вопросов быть не может! Думаю, в нынешнем своем варианте «Летучие мыши» вряд ли бы сумели дважды выйти в финал Лиги чемпионов. Кроме того, они же еще побеждали тогда и в Кубке УЕФА. Да и таких звезд, как Канисарес, Марчена, Айяла или Кили Гонсалес, в нынешней «Валенсии» просто нет. Плюс тренер у руля был прекрасный. Тогда же «Валенсию» возглавлял знаменитый Рафа Бенитес.
- В первой встрече дома морякам где-то не повезло, не находите?
- Это точно. «Валенсия», конечно, объективно фаворитом была. Но забей мы тогда, и на «Месталье», возможно, все было бы по-другому. А так, пропустили гол от Мисты, а сами ничего не реализовали. И у меня, кстати, реальнейший шанс был: я вышел на оперативный простор, но чуток промахнулся…
- Не снился тот момент потом?
- Снилась ответная игра, причем, в кошмарах. Мы тогда в чемпионате уже в хвост таблицы скатились, и болельщиков на нашем стадионе поубавилось, а в Валенсии - семьдесят тысяч на матче! И все кричат так, что партнера на поле не слышно. К тому же, это не то, что у нас с дорожками - там трибуны максимально близко расположены к полю, так что, впечатление жуткое было. В первом тайме нам «трешку» отгрузили, так еще и после перерыва подкинули. Правда, я уж и не видел концовку: в перерыве с сотрясением мозга в раздевалке находился…
- Ну ничего себе футбол…
- Да, мы сполна тогда почувствовали на себе, что такое европейский футбол. Борьба сумасшедшая! И любой нюансик может сказаться на результате.
- Болельщики «теплый» прием дома не устраивали?
- Да нет, ничего такого и в помине не было. Понимаете, в Новороссийске не так много театров и других подобных заведений, а потому футбол порой заменяет местным жителям все. Матч любимой команды для них - сущий праздник. Так что фанаты там все же культурнее и сдержаннее, нежели в краевой столице.
- А как болельщики обеих кубанских команд относились к вашим «перелетам» от желто-зеленых к морякам и обратно?
- Спокойно абсолютно. К примеру, как только я в 2002-м во втором круге в Краснодар вернулся, так сразу же «Факелу» воронежскому гол забил, и все про переход забыли (улыбается). Да и обратно без конфликтов перебрался: болельщики только рады были, что я вернулся. Все-таки ничьих гербов на камеру я не целовал, так что все хорошо было (смеется).
- А в «междусобойчиках» поучаствовать доводилось?
- Конечно, доводилось. Причем, так сложилось, что с обеих сторон. К примеру, в том же сезоне в первой игре я вместе с моряками победил, а во второй помог краснодарцам ничью удержать. А вообще, что касается «кубанского дерби», то болельщики «Кубани» почему-то на новороссийцев свысока смотрят, хотя тогда это были соперники разных весовых категорий. Но вот для фанов «Черноморца» это как последняя битва: именно так нас Дышеков на игру настраивал.
- Итак, «Черноморец» из «вышки» вылетел. Не хотелось остаться в элитном дивизионе?
- Почему же, предложения были, причем, солидные. На сборе в Турции, к примеру, мы жили в одной гостинице с игроками саратовского «Сокола», и их руководство пригласило меня к себе на просмотр. Помню, в контрольной встрече я дубль оформил, мною остались довольны. Но тут звонят из «Черноморца»: возвращайся. Проще говоря, меня тогда не отпустили.
- Так почему же в середине сезона новороссийцы все-таки проворонили такого ценного «бойца»?
- Там как получилось: руководству «Черноморца» поставили задачу кровь из носу вывести команду в премьер-лигу, и для этой цели они начали подбирать новых игроков. В «Кубани» они положили глаз на Терехина, но желто-зеленые одним из условий трансфера назвали мой переход в обратном направлении. Так и сделали, хотя я уезжать не хотел: во-первых, к коллективу и городу привык, а во-вторых, моряки, в отличие от «Кубани», тогда в «вышку» все-таки поднялись…
- А в «Кубань» когда приехали, обнаружили разброд и шатание?
- Такое при Долматове было. А к моменту моего прихода у руля встал Вячеслав Александрович Комаров. Вот он-то ситуацию и стабилизировал, причем, говорят, ничего почти не поменяв. Та же тактика, тот же рисунок игры, те же игроки - но отношение к футболистам иное. В итоге, итоговый результат не порадовал, но хотя бы до провала дело не дошло.
- При Комарове чувствовали доверие к себе?
- Вячеслав Александрович мне сразу же применение эффективное нашел: стал выпускать на замену. Видит, что ситуация катастрофическая, меня отправляет на поле - я забью и положение выровняю. И нас обоих это устраивало, только вот руководство на Комарова ворчало: мол, давайте ему больше игрового времени, а он все равно гнул свою линию. Не думаю, конечно, что только из-за меня, однако Комаров после того сезона ушел.
- И пришел Владимир Лагойда.
- Да, верно. Однако и ему, как и многим другим его предшественникам, по каким-то причинам доработать хотя бы сезон так и не дали. Хорошо, что пришедший ему на смену Николай Николаевич Южанин ничего менять не стал: команда была на полном ходу, костяк сформировался еще при Лагойде, так что, нужно было просто контролировать процесс, чем он с успехом и занимался.
- Финальная битва с «Тереком» врезалась в память?
- Знаете, сама встреча не была запоминающейся: все-таки скучные нули на табло не очень-то врезаются в память. А вот слезы дедушек, которые рыдали от того, что их любимая команда вернулась «в свет», то есть в премьер-лигу, не забудутся, пожалуй, никогда.
- С 2000-м этот успех в какой-то мере сравнить можно?
- Все равно это нечто другое. В первом дивизионе «Кубань» к тому моменту давно уже поджидали, а вот в элите российского футбола ее появление стало сюрпризом. Да и в истории клуба подобного рода успехов было немного, так что это событие отмечали с особым размахом. Ведь ребята были все, как на подбор: с такими, как тогда казалось, можно любые вершины покорять.
- И главной звездой, понятно, был Владимир Бесчастных?
- О-о-о, это даже сомнению не подлежит! (Улыбается). Володя приехал к нам из турецкого «Фенербахче» в еще достаточно игровом возрасте и своих лучших качеств не растерял, поэтому в Краснодаре он стал просто-напросто кумиром: как-никак за московский «Спартак» и сборную России выступал, а в национальной команде до сих пор лучший бомбардир! Насколько я знаю, клуб за него огромную сумму заплатил, и болельщики на каждой игре кричали: «Бес, мы за тебя все зерно продали, давай, выигрывай!» (Смеется).
- Какие-нибудь романцевские «штучки» за ним замечали?
- Нет, Володя, скорее всего, потому в основе красно-белых и не закрепился, что это не его стиль был. Он, кстати, частенько повторял, что не понимает, как Титов и компания в эти «кружева» играют. Бесчастных - это типичный форвард таранного типа, который особенно хорошо играет головой, на добивании и при игре на опережение. В этих аспектах ему, бесспорно, равных в «Кубани» не было.
- Кстати, о «Спартаке»: игры на Кубок России в 2003-м лично вам запомнились? Все-татки вынесли, да еще и очень эффектно, такой маститый клуб!
- А тут ситуация для меня совсем печальная: когда наши красно-белых в «Лужниках» обыгрывали, я… смотрел матч по телевизору. И причина была ни в травме, ни в отстранении - обычная ангина. Все-таки ноябрь на дворе был, вот и подхватил. Однако к ответной встрече дома выздоровел, на концовку матча вышел, но основные-то события все равно пропустил.
- И следующий сезон в составе «Кубани» вы тоже пропустили…
- Там тоже все было просто: чтобы наконец-то закрепиться в «вышке», команде потребовались известные, опытные игроки, и я, видимо, в планы руководства клуба не вписывался. Причем, узнал о том, что на меня не рассчитывают, буквально перед сборами. В списках футболиста Олейника не оказалось, и я пошел к гендиректору клуба Александру Борисовичу Молдованову, а он только и сказал: «В аренду в Новороссийск».
- Наверное, прежней радости возвращение в «Черноморец» уже не вызвало?
- Вы правы, ведь это был уже совершенно другой коллектив. В клубе в связи со сменой руководства возникли огромные финансовые проблемы, и практически все лидеры команды ее покинули. Поэтому в «Черноморец» призвали небезызвестного Александра Борисовича Гармашова, который как никто иной славится способностью из молодых ребят сколотить неплохую команду и потом… продать их подороже. Именно это и нужно было «Черноморцу», чтобы расплатиться с долгами, и серьезной задачи как таковой перед нами не стояло.
- При этом, как понимаю, еще и зарплату не платили?
- Ох, задолженности были такие, что мы попросту отказывались играть. К примеру, перед матчем с «Анжи» отказались выйти на поле, и руководству пришлось уговаривать нас! Наконец, свое веское слово сказал Альберт Догузов, наш капитан, и большая часть футболистов все же появилась на стадионе за 20 минут до начала игры. И вот представьте: без разминки, без нормальной подготовки, без перспектив и оплаты своего труда мы разгромили махачкалинцев со счетом 5:0! Это было что-то сверхъестественное, а мне посчастливилось забить первый мяч. Так после матча нас повели на обследование, и наш доктор сказал: «Парни, вас бы сейчас на допинге поймали: уровень адреналина зашкаливает!»
- Только эмоции, получается, и помогали играть?
- Конечно! Мы за счет них, наверное, и московский «Локомотив» в Кубке обыграли. Кто перед матчами с нами думал, что команда, плетущаяся в хвосте таблицы в первом дивизионе, обыграет лидера премьер-лиги? А вот и такое бывает! В Новороссийске мы их со счетом 1:0 обыграли, а в Москве бились уже не за деньги, не за себя - за клуб. У железнодорожников такие моменты были, что они за одну атаку раза два в перекладину попадали, а потом мы просто под мяч ложились, чтобы не пропустить.
- И вы забили тогда гол, который практически все решил, верно?
- Не все, конечно, но жизнь москвичам осложнил - им после этого нужно было уже три забивать. А гол кипер «Локо» Руслан Нигматуллин, по сути, сам себе «привез»: я увидел, что он далеко из ворот вышел, и пробил «парашютом», а тот мяч вроде как поймал… и выпустил из рук. Железнодорожники счет потом все же сравняли, но это не помогло - мы прошли дальше!
- Можно ли назвать тот гол самым важным в вашей карьере?
- Да нет, для меня был и поважнее - «Алании» в 2001-м. Тогда ведь он оказался единственным в матче, мы победили и сохранили шансы на сохранение прописки в премьер-лиге. Да и гол получился красивым: я тогда трех игроков соперника обвел и пробил без шансов для голкипера. Эх, жаль, что все усилия напрасны были и все равно вылетели…
- И пришлось снова возвращаться в Краснодар.
- Да, трассу между городами я выучил довольно хорошо (улыбается). «Черноморец» развалили, меня вернули из аренды. Возвращаюсь на сборы, а тренирует команду Леонид Васильевич Назаренко - как раз ждали приезда Йожефа Хованеца. На тот момент контракт у меня заканчивался, нового не предлагали, а та же «Томь», вышедшая в премьер-лигу, уже звала к себе. Тогда я подхожу к Назаренко и прошу его меня отпустить. А он мне: «Погоди, Саша, в Томск всегда успеешь уехать». Вскоре приехал Хованец, и со мной продлили соглашение.
- Что скажете о чешском специалисте?
- Знаете, когда работаешь с российскими наставниками, то привыкаешь, что после проигранного матча в раздевалке будет «разнос». Здесь же мы почувствовали, что такое европейский менталитет. Допустим, проиграли мы крупно, а он приходит и как начнет шутки «травить»! И все говорил, чтобы мы не вешали нос, что впереди еще много матчей, и так далее в том же духе. Хотя, я считаю, тогда с таким подбором игроков мы вполне могли выйти в «вышку», и Хованецу в каких-то эпизодах просто не хватило жесткости, чтобы нас «встряхнуть».
- Наверное, яркий тому пример - встреча с курским «Авангардом», когда проиграли вопреки всем прогнозам?
- Ну, там была не столько расслабленность, сколько очень сильное невезение - тогда мы все штанги и перекладины обстучали, а мяч в ворота не лез. Были и другие случаи, такие, как игры с «Лучом-Энергией» - это же просто беспредел! «Луч» тащили в премьер-лигу всеми правдами и неправдами, а потому судьи явно принцип нейтральности не соблюдали. Так, в матче во Владивостоке мы вели в счете, но в концовке нам поставили стопроцентно «левый» пенальти - все, ничья!
- Судя по инциденту с матчем против нальчикского «Спартака», желто-зеленых недолюбливали и в «верхах»…
- Расскажу, как все было на самом деле. В то время в Нальчике произошел теракт, но нам сказали: мол, все безопасно, можете ехать. Тогда решили позвонить знакомым парням из местного «Спартака» и в ответ слышим: «На улице стреляют, так что мы не высовываемся, в бане сидим». И это за день до игры! А у всех семьи, жены, дети… Мы были не против того, чтобы в итоге сыграть, но просили перенести матч на более поздний срок, когда все будет спокойно. Но куда там - нас слушать не стали, и мы игру попросту бойкотировали.
- Понимали, что техническое поражение - и у «Кубани» уже нет шансов на выход в элиту?
- Они, честно говоря, и до матча были призрачными, так что руководство нас сильно не отчитывало - там все прекрасно понимали. Решили готовиться к следующему сезону, но уже без Хованеца - он ожиданий не оправдал. Тогда позвали Павла Яковенко, а вот это был ужас…
- ???
- Мало того, что тренировки были сумасшедшими, так еще и смеяться и шутить во время занятий строго запрещалось! Условия спартанские были, но все терпели, в том числе и я.
- Но, судя по вашим эмоциям, причина вашего ухода из команды в этом?
- Дело не в жесточайших тренировках Яковенко, а в небольшом конфликте, после которого в «Кубани» меня держать не стали. А я к тому моменту жениться собирался. С супругой, кстати, мы познакомились в… парикмахерской! Вот такое любопытное стечение обстоятельств.
- Свадьбу уже в Астрахани сыграли?
- Пришлось, поскольку я туда играть уехал. Хотя, надо сказать, наш город гораздо красивее. Тогда Астрахань очень невзрачно выглядела: один кремль из достопримечательностей, и тот уже обветшалый от старости, а так - повсюду грязь, разбитые дороги, покосившиеся дома, нищенские кварталы… В общем, тихий ужас.
- И условия для футбола, видимо, были не лучше?
- База находилась за городом, на берегу реки, но тоже, я вам скажу, не фонтан. Вроде бы и «Газпром» спонсором был, и деньги на улучшение инфраструктуры выделял, но все эти средства проходили через администрацию Астраханской области, так что вы все сами прекрасно понимаете. Там и до сих пор ничего не изменилось.
- Ну, хоть черную икру довелось попробовать?
- Конечно! И не раз, благо, возможность была. Но в 2006-м, когда я там играл, она была уже большим дефицитом, нежели когда мы с «Кубанью» в Астрахань приезжали. Тогда каждый с собой по две-три банки увозил, а некоторые вообще целые пакеты в самолет затаскивали (смеется). Да уж, времена были…
- Саша, а как вы в Новотроицке очутились?
- Когда объявили о расформировании клуба, то, естественно, пришлось подыскивать новую команду. А в Новотроицке была другая ситуация: команду спонсировал олигарх Алишер Усманов, да и металлургический завод, занимающий третье место в России, помогал средствами. В итоге мы этому небольшому городку - всего 100 тысяч населения - чуть праздник в виде премьер-лиги не преподнесли.
- Неужели реальные шансы были?
- Да, особенно в 2007-м, когда финишировали лишь седьмыми, а могли гораздо выше подняться. Но потом грянул финансовый кризис в 2008-м, сталь подешевела, и данный факт повлиял и на футбол в Новотроицке. Хотя и база, и стадион остались в отличном состоянии, но после кризиса «Носта» стала угасать.
- Однако концовка сезона-2008 все равно, видимо, запомнилась не только крахом клуба, а «потопом» московского «Торпедо»…
- Да, вы правы, к краху автозаводцев непосредственно мы руку приложили. И, кстати, никаких предложений о «договорняке» опять же не было: наоборот, нас стимулировали, чтобы мы торпедовцев обыграли! И мы это сделали, причем, уверенно - 3:1 и заняли рекордное для себя пятое место.
- Чем-то еще сезоны в «Носте» запомнились?
- Да там, можно сказать, перелом в моей карьере произошел: тренер перевел меня в полузащиту на постоянной основе. До этого Комаров в «Кубани» в среднюю линию на фланг ставил, но ведь то было вынужденно и редко. А тут два сезона! Поначалу, честно сказать, я плевался: меня поставили в центральную зону, и черновой работы стало гораздо больше. А потом, как привык, понял, что здесь я действительно больше пользы клубу приношу, а потому не противился.
- И в этом качестве уже вернулись в родной Краснодар?
- Совершенно верно. Конечно, вернуться домой был очень рад, да ведь еще и в плане условий в ФК «Краснодар» было все прекрасно, так что просто наслаждался два года футболом. И игр немало провел, благодаря чему суммарное количество матчей в первом дивизионе у меня аж за 300(!) перевалило. 11 сезонов все-таки в этом турнире провел.
- То есть условия способствовали тому, чтобы играть и не думать о будущем?
- Вы знаете, до того момента на базе «Четук» в последний раз я был в 2000-м вместе с «Кубанью», и когда вместе с «Краснодаром» вернулся туда, то просто обалдел от увиденного: базу было не узнать! Она неимоверно похорошела. Конечно, это все благодаря усилиям Сергея Галицкого: он всегда интересовался делами команды, присутствовал на наших тренировках, даже вратарю по воротам бил (улыбается).
- «Краснодар» тогда набирал обороты…
- Что говорить, если после первого круга в 2009-м мы шли вторыми.
- Почему же не вышли в премьер-лигу?
- Нам просто не позволили. Особенно запомнился выезд, когда в наши ворота поставили три пенальти, и мы вернулись с «нулем» в авоське. А вот свою настоящую силу мы показали в последней игре с «Аланией», когда «разорвали» владикавказцев в пух и прах - 5:1! Жалко, что потом со мной контракт не продлили - я бы с удовольствием остался в «Краснодаре».
- Когда переходили в оренбургский «Газовик», понимали, что предстоят опять тяжелые и бесконечные перелеты?
- Естественно, я это учитывал. Но это был самый реальный вариант. «Уралу», который тогда тренировал Дмитрий Огай, я не подошел, вариант в Астрахани тоже отпал вскоре, а представители «Газовика» позвонили сами и предложили приехать на сбор в Сочи. Золотых гор и чемпионства, конечно, не обещали, но комфортные для работы условия гарантировали. В итоге я поверил и, хоть край был не ближний, поехал.
- И что же, оправдались ожидания?
- Город, база, стадион, те условия, которые предоставили в клубе - все это меня устраивало. Еще бы тренера другого дали… Это я про Константина Галкина, он тогда наставником был. Плохо было то, что он очень не любил, когда кто-либо мало-мальски высказывал недовольство его действиями. Причем, он не пытался разобраться и выслушать критику, а действовал по-другому. В общем, взаимоотношения у нас с ним не сложились.
- И славные времена Роберта Евдокимова вы уже не застали…
- К сожалению, нет. Хотя у меня много друзей играет за «Газовик», и поэтому я смотрю их матчи по интернету. Вы знаете, думаю, Евдокимов - очень грамотный специалист, и при нем клуб из Оренбурга не просто в новом сезоне останется в ФНЛ, но и, думаю, даже в первой семерке окажется.
- А вот «Черноморцу», в который вы затем перешли, не до романтических задач было - нужно было выживать…
- Я перешел в «Черноморец» только из-за Хазрета Дышекова - тренера, который для меня многое сделал и которому я благодарен. Он попросил прийти и помочь команде, вот только сам пробыл там всего… 4 тура, а затем ушел в «Волгарь». Позднее пришел очередной «сменщик» - Игорь Черний, и тут снова повторилось то же, что и с Галкиным… Правда, одно отличие есть: тот вывел «Газовик» в ФНЛ, а Черний, несмотря на приход мастеровитых Деменко, Мирошниченко и Кобенко, команду не спас.
- Александр, в прошлом году вы на себе опробовали систему «осень-весна». Какие ощущения?
- Честно говоря, я, как и многие футболисты в России, ни одного плюса не увидел. И объясню, почему: получается, летом между чемпионатами у нас теперь всего месяц перерыва. Допустим, команда выходит из первого дивизиона в премьер-лигу, и многие игроки становятся ненужными. А сборы длятся около двух недель, и, считай, если ты не подошел тому клубу, у которого был на просмотре, то и вовсе можешь остаться без команды. Что-то мне подсказывает, что скоро все вернут обратно.
- Получается, вы просто не успели найти достойный вариант продолжения карьеры?
- Да нет, почему же, было предложение из Пензы, там собираются решать серьезные задачи. Но решил для себя, что хватит с меня переездов. Теперь уже с профессиональным футболом завязал окончательно. Но жизнью доволен, за «ГНС-Спартак» выступаю. Радует, что здесь, в Краснодаре, меня не забывают, до сих пор узнают, хотя за «Кубань» я ведь уже восемь лет как не выступаю…
- Кстати, недавно «ГНС-Спартак» играл с белореченским «Химиком», который тренирует Софербий Ешугов. Удалось пообщаться?
- Увы, времени не хватило, почти сразу же уехали домой. Симпатичный коллектив он создал в Белореченске. Правда, Софербий Бачмизович поначалу немного, как мне кажется, недооценил уровень турнира.
- Ну что же, профессиональную игровую карьеру вы завершили. А ближайшее будущее по-прежнему связываете с футболом?
- Пока что никаких предложений нет, поэтому занимаюсь другой деятельностью. Но, даже если в футбольной структуре не задержусь, все равно футбол останется частью моей жизни - как говорится, это навсегда.
Максим Герасин

Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: