.: Баскетбол. События и судьбы
Елена Швайбович :
«Игрок «огненной команды»
Из досье «Независимой спортивной газеты»: Елена Швайбович. Заслуженный мастер спорта. Родилась 3 февраля 1966 года в Минске.
Чемпионка Спартакиады школьников СССР 1970 года в составе сборной Белоруссии.
Выступала за юниорскую и молодежную сборные Советского Союза. Серебряная медалистка молодежного чемпионата Европы-84, чемпионка мира-85.
В командах мастеров провела 18 сезонов. Выступала за «Горизонт» (Минск), «Олимпию» (Польша, Познань), «Динамо» (Москва).
Чемпионка Польши (93-94), России (98-2000), серебряный призер чемпионатов СССР (89) и России (96), бронзовый чемпионатов России (95, 97).
Финалист Кубка Ронкетти-82, участница «Финала четырех» Евролиги-2000, бронзовый призер Кубка европейских чемпионов-93.
Выступала за сборную СССР/СНГ. Чемпионка Европы-89. Серебряный призер Игр Доброй воли-90. Чемпионка Олимпийских игр-92 в Барселоне в составе сборной СНГ.
Выпускница Минского политехнического института. Ныне генеральный директор женского баскетбольного клуба «Ростов-Дон».
В
опрос на засыпку - помните, когда в последний раз женская отечественная сборная по баскетболу поднималась на высшую ступень пьедестала на Олимпийских играх? Для тех, кто запамятовал, напомню - в далеком теперь уже 1992-м. Было это в испанской Барселоне.
А теперь представьте себе - одна из героинь того турнира и один из лидеров той фантастической сборной под управлением мэтра тренерского цеха Евгения Гомельского с недавних пор… живет и работает в Ростове-на-Дону. Речь о феноменальной Елене Швайбович, умевшей на площадке если не все, то почти все.
Естественно, корреспондент «Независимой спортивной газеты» не упустил удобного случая пообщаться с легендарной чемпионкой.
В баскетбол не брали
- Родной мой город Минск - самый любимый в мире. И самый спортивный. Во всяком случае мне, девчонке, так казалось, ибо кругом всегда бушевали страсти баскетбольные, волейбольные, гандбольные, не говоря уже о футбольно-хоккейных. Добавьте сюда гимнастику, фехтование, борьбу высших категорий. Ясно, не попасть в этот круговорот было практически невозможно, тем более если ты непоседлива, подвижна, в любых игровых проявлениях неуступчива. Все годилось конкретно для баскетбола, в сферу влияния которого я и попала.
Мой первый тренер Александр Николаевич Малашко, светлая ему память, не уставал повторять две фразы. Одну, так сказать, дежурную - «Ксеня (моя девичья фамилия Ксенжик), ты можешь играть лучше!» и другую - «Ты у меня будешь в сборной, ты будешь чемпионкой!»
Елена Швайбович со своими подопечными во время сборов в Геленджике
Надо заметить, в ту пору мне насчитывалось всего-навсего двенадцать, наставник явно делал какой-то лишь ему ведомый педагогический ход. Между тем, я ему и не верила, и… искренне верила, почему старалась на площадке за двоих и всегда видела перед собой огонек яркой цели.
Самое смешное, Малашко поначалу не хотел брать меня в группу. Из-за малых для баскетбола габаритов. Помню, плакала от обиды, но поскольку обладала шустрым настырным характером, все равно туда пробилась. Между тем, именно Александр Николаевич, тренер-подвижник, каких мало, проведший меня и других воспитанниц от приготовишек до мастеров, заложил нам и школу, и психологическую спортивную устойчивость, за что ему навсегда огромное спасибо.
Что за «горизонтом»
- На большой союзной баскетбольной арене Минск в женском облике представлял «Горизонт». Понятно, мы, девчонки, ни единого его матча не пропускали. Как-то в столице Белоруссии довелось увидеть даже матчи группового турнира чемпионата мира. Это был просто шок! Кстати, именно тогда Малашко и произнес свою сакраментальную реплику насчет лично моего будущего, меня в известной степени окрылившую.
Приглашение в «Горизонт» поступило в десятом классе - от тренера Семена Халипского, прекрасного специалиста и мудрого тактика. «Горизонт», в целом, был невысокий, зато задиристый, весьма искусный в защите, быстрый, даже стремительный в атаке или контрейдах. Чем мы портили кровь многим фаворитам.
В те годы бал в женском чемпионате правили рижский ТТТ, московский ЦСКА и алма-атинский «Буревестник». Рижанки больше всего славились своей легендарной центровой Ульяной Семеновой, чей рост превосходил два метра двадцать сантиметров! Любопытно, что именно мы, минчанки, больше всех преуспели в схватках с латышками. Происходило это так. Против Ули ставили персонально Галю Савицкую, что со стороны выглядело смешно - Галя и нога Ульяны выходили едва не одного, скажем так, метража. Но Савицкая становилась вплотную именно к ней, этой ноге богатырши, непрерывно прессинговала, мешала получать передачи, вследствие чего Семенова лишалась привычного маневра, как и весь ТТТ, выбиваемый из привычной тактической колеи.
«Горизонт» не поднимался выше четвертого рейтинга, зато с нами все считались, нас с нестандартным почерком и непредсказуемостью даже побаивались.
- Скажите, Лена, вот на вашем примере - как попасть в сборную?
- Даже не скажу. Не знаю точного ответа. Я просто играла - с удовольствием, задором, боевым настроем. Особенно не задумывалась, почему приглашалась в молодежную команду на чемпионаты Европы. Зато мне везло, там работали отличные тренеры, рядом находились прекрасные партнерши.
В национальную же команду меня вызвал Евгений Гомельский, с которым потом очень многое было связано. Из «Горизонта» нас взяли в сборную троих - кроме меня, Галю Савицкую и Иру Сумникову. Дебют - чемпионат Европы, Варна, победный финал с Болгарией при полных трибунах, фантастически болеющих за своих. Дальше Малайзия, чемпионат мира, скромное пятое место. Еще в «летописи» американский Сиэтл, Игры Доброй воли, первый поединок со знаменитыми американками, которым в схватке за золото немного уступили.
Каталонские дни и ночи
- Есть на карте дивная точка - столица Каталонии Барселона. Жемчужина Испании. Для туристов. А вот для спортсменов Олимпийские игры там, с одной стороны, предел мечтаний, с другой же - чистая проза. Тренировки, игры, вновь тренировки, игры - да по нарастающей. Пышно именуемая «олимпийская деревня» для тебя - тесные комнатушки, жаркие, душные, ночью удавалось заснуть лишь укрывшись мокрым полотенцем, и то пока оно не просохнет.
Состязаний по разным видам видеть не приходилось. Единственно, мы, минчанки, вырывались на гандбол - у себя женский баскетбольный «Горизонт» и мужской гандбольный СКА крепко между собой дружили, а в Барселоне в сборной выступали и наши земляки. Плюс всей командой не упустили случая посмотреть на звездную «Дрим-тим» из США с Баркли, Пиппеном и другими гигантами игры.
Что касается своего турнира, то начали мы крайне неудачно. Раньше в спаррингах кубинкам «привозили» по двадцать очков, а здесь вдруг уступили. На эту встречу, между прочим, в полном составе заявилась команда американок, именуемая в кулуарах «Дрим-тим-2», по аналогии с мужчинами. Они разочаровались - в Сиэтле им противостоял дружный слаженный ансамбль, в Барселоне же они вдруг увидели в нашем лице команду сумбурную, невыразительную. «С русскими вопросов не будет» - примерное резюме главного тренера сборной США Терезы Гренц. Тут еще пошло по накату - обыгравшим нас кубинкам прислал приветственную телеграмму вождь Острова Свободы Фидель Кастро, но они все равно ухитрились проиграть США 36 очков, почему аналитики досрочно провозгласили американок чемпионками, а очень незаурядных бразильянок - вице-чемпионками. На нас же никто не ставил вовсе.
«Огненная» стихия
- Вас неутешительные прогнозы разозлили?
- Скорее, заставили собраться. У нас дома перед Олимпиадой шла жестокая конкуренция за каждое место с разными моральными последствиями. Зато, когда дюжина определилась, ситуация кардинально изменилась, коллектив сложился цельный, в стиле «один за всех, все - за одного». Не зря потом нашу дружину именовали «огненной». Встреча с Кубой не в счет, фантастическая недооценка соперниц. Слава Богу, та неприятность случилась на старте, дальше мы собрались и прибавляли от матча к матчу. Разгромив по пути мощную Бразилию.
- В полуфинале вышли на американок, барьер что надо. Волновались?
- В нормальном варианте. Ведь еще в Москве готовились именно к данному поединку, рассчитывая, впрочем, что он пройдет в финале. Тем не менее, как вышло, так вышло. Американки действительно представляли внушительную силу - резкие, техничные, напористые. Как им противостоять? Тренеры Евгений Гомельский и Вадим Капранов придумали противоядие в виде подчеркнуто спокойного розыгрыша мяча, в защите вязкой зоны, нелюбимой соперницами, привыкшими обыгрывать всех, так сказать, один в один. Должна сказать, у нас был будто единый нерв, настолько чувствовали друг друга, реагировали на любой игровой нюанс, на любую импровизацию партнерш. Американок вынудили бросать издали, в чем они не были особенно сильны. И грозные соперницы в позиционных действиях стали часто ошибаться. Плюс к тому, мы бились, себя не жалея, поистине в огненном настрое. Окончательно же все решило то, что заокеанские звезды оказались в совершенно непривычной для себя роли догоняющих, а это противоречило самому их духу. Мы победили, вышли в финал, ос
тавив США за его бортом, что явилось грандиознейшей сенсацией в масштабе всех Игр.
- Слышал, Евгений Гомельский в канун решающего матча применил совершенно нестандартный психологический ход. Какой?
- Он купил превосходного испанского вина, смог пронести коробки с бутылками сквозь бдительные кордоны на территорию «деревни». Не случайно. Мы находились в возбужденном состоянии, постоянно обсуждали перипетии прошедшей встречи с американками, то есть в моральном плане не отдыхали. И вдруг всех приглашают на кухню. Через минуту чокаемся, в том числе, с тренерами, бокальчиками красного содержимого, как-то расслабляемся.
Нужно заметить, по той поре с Евгения Яковлевича за подобную «олимпийскую попойку» могли спросить крайне строго. Да обошлось - финал с китаянками мы провели собранно и хладнокровно, пусть и непросто.
- Лена, та победа над США - случай? Вот пройди у вас тогда условно серия из десяти матчей, кто оказался бы в выигрыше?
- Вопрос риторический. Американки в самом деле индивидуально были очень сильны, да баскетбол ведь - игра командная. Мы же в Барселоне выглядели, как крепко сжатый кулак. Еще нюанс - в женских коллективах внутренние трения неизбежны. А у нас такого и доли не наблюдалось - совершеннейшая спайка. Определенную роль сыграло и то, что внутри себя мы знали, что сборная СНГ - это в последний раз, всем вместе рядом уже на площадку не выйти. Никогда…
«Огненный ансамбль»
- Золото Барселоны добыли шесть Елен - Худашова, Торникиду, Бунатьянц, Жирко, Баранова, я, три Ирины - Сумникова, Минх, Герлиц, а также Наталья Засульская, Светлана Забалуева и Марина Ткаченко. Союзная география - Москва (Торникиду, Баранова, Забалуева, Бунатьянц), Минск (Сумникова, Швайбович), Новосибирск (Минх, Худяшова), Алма-Ата (Герлиц), Киев (Ткаченко), Днепропетровск (Жирко), Ленинград (Засульская).
- Как сложились судьбы барселонских чемпионок?
- Две Елены, Торнкиду и Баранова, живут сейчас в Испании, как и Наташа Засульская, вышедшая замуж за испанца. Ирина Герлиц обосновалась во Франции, в Бордо. Все они, понятно, до завершения карьеры поиграли в тамошних клубах. Ирина Сумникова теперь в «начальницах» - возглавляет департамент женской суперлиги. Ирина Минх - менеджер в новосибирской команде «Динамо». Марина Ткаченко в Киеве тренер местного «Динамо» и сборной Украины. Светлана Забалуева, чей муж - знаменитый баскетболист Сергей Белов, президент «Урал-Грейта, сейчас в Перми. Лена Жирко домохозяйка в Днепропетровске. Два сезона назад еще играла. А вот Елена Бунатьянц (Шакирова) до сих пор выступает за «Надежду» из Оренбурга. Особо о Лене Худашовой. Она полтора десятка лет пребывала во Франции, родила двух детей - и из-за них вернулась на родину. Причем, именно из-за того, чтобы ее девочка и мальчик играли в баскетбол. Вы удивляетесь? Напрасно. На Западе баскетбол чисто любительский - одна тренировка в неделю (в неделю!) плюс одна игра, у нас, общ
еизвестно, все куда профессиональнее. Худашова недавно привозила «Мытищи-МГУЛ», которые тренирует, в Ростов, мы с нею конкурируем в женской высшей лиге.
Елена, вы полька?
- Легко или трудно было продолжать играть после золотой вершины в Барселоне?
- Легко. Былой девичий пыл-задор мне посчастливилось навсегда сохранить. Тем более скоро уехала легионерствовать в Польшу. Страна вроде не баскетбольная, но сезоны, проведенные там, памятны и, в общем-то, значительны. Суть даже не в чемпионстве и серебре в розыгрыше Кубка Ронкетти, бронзе Кубка европейских чемпионок. В Познани наши матчи собирали по семь тысяч болельщиков - популярность баскетболисток в городе не знала предела. Уже спустя годы, когда пересекала польскую границу, меня, случалось, узнавали. Такое дорогого стоит.
- Россия, особенно в последние годы, для Польши ассоциируется с образом откровенно злого врага. Вы подобное там чувствовали?
- Зло раздувают политики, простой народ менее на него заряжен. Ну а если конкретно обо мне, то я ничего такого не испытывала и не могла испытывать. Корни моей родословной берут начало в западной Белоруссии, некогда территории Польши. Я знаю язык, почему в Познани нередко приходилось отвечать на вопрос: «Елена, не полька ли вы?»
Взятие Москвы
- После Познани я вернулась в Минск, получила заманчивое приглашение из Германии, из клуба «Вуперталь», уже взяла билет на поезд в Берлин, когда судьба определила мне довольно сложный зигзаг. Из Москвы позвонила Татьяна Овечкина и пригласила в «Динамо». Овечкина, напомню, двукратная олимпийская чемпионка, популярный в столице тренер.
- В то время все безудержно рвались в благополучное зарубежье, а вы сделали диаметрально обратный ход. Резон? Неужто московские условия перебили закордонные?
- Условия, скажем так, предлагались нормальные. Многое же решило иное. В Германию меня приглашали как приму, которая в «Вупертале» сделает революцию в считанные месяцы. Я полгода после Польши не выступала, тут имелся некоторый риск подпортить репутацию и обмануть чаяния приглашающих. А выбор в пользу «Динамо» оказался счастливым, я там провела прекрасные сезоны. Следует заметить, мне пришлось до того работать только под мужским началом, с женским столкнулась впервые. Овечкина как никто умела создать атмосферу и творчества, и какой-то спортивной домашности, что ли. Так, она отменила всякие там рамки отчуждения команды на сборах от мужей, любимых людей. И такой семейные дух коллектив еще более сплотил. С профессиональной точки зрения у Овечкиной имелось необычайное чувство мяча, феноменальный пример для подражания и совершенства, равно как и индивидуального подхода к каждой из нас.
- Вам приходилось видеть Сашу Овечкина, сейчас фаворита и супермиллионера НХЛ?
- Конечно. Татьяна Николаевна брала сынишку на наши сборы. Потом хоккейные и баскетбольные пути двух «Динамо» иногда пересекались. Саша произвел впечатление скромного, но очень целеустремленного парня.
- Человек из провинции непросто адаптируется в столице. Это правда?
- Не уверена. Овечкина обычно безапелляционно и со значением заявляла «Москва - это… Москва!» Что ж, не скрою, столица, действительно, затягивает, я ее скоро полюбила и ныне люблю.
- Именно Москва вас пышно проводила из большого баскетбола. Уход как таковой выходил болезненным?
- Нет. Я в 34 года наметила для себя финишную черту, почему драмы не произошло. Хотя сам по себе венец карьеры, конечно, непрост. Это, в общем-то, драма. Рушится здание привычной занятости, всего налаженного бытия. Мне в этом плане было проще, ибо родились дети, Матвей и Иван, они от морального кризиса спасли. Появился смысл - для чего жить и для кого.
- В ваших шикарных проводах участвовали мэтр и наставник Евгений Гомельский, шеф российского баскетбола Сергей Чернов и даже мэр Москвы Юрий Лужков?
- Сами торжества оказались несколько подпорченными - «Динамо» уступило в еврокубковом матч француженкам, - хотя все равно добрыми и волнительными. Юрий Михайлович Лужков, в самом деле, лично вручал мне памятный подарок.
В казачьем краю
- Вы, Лена, минчанка, москвичка, теперь ростовчанка. Какие галеры занесли вас на Тихий Дон?
- Друг детства моего мужа Александра Хожайнова по Ставрополью Андрей Ведищев выступал за минераловодский «Локомотив», затем ростовский, а, возглавив его, предложил Александру творческое содружество. Так и возник донской вариант. Кстати, за «Горизонт» я в Ростове играла однажды. Когда здесь обосновалась, постаралась найти следы того вояжа - гостинцу, зал. Ну а сам новый город… В индивидуальном восприятии он не просто административная единица, по большому счету, комплекс круга друзей, круга забот. С друзьями на приветливом Дону проблем не возникло. Равно как и с заботами.
- Вы возглавили женский баскетбольный клуб. Как и зачем?
- Ростов раньше имел крепкую команду - ТЭСМО-ДОН. С ней пришлось пересекаться на турнирных перекрестках. Потом она развалилась, надолго возник вакуум. При этом отлично работала местная детско-юношеская школа, а самые способные девочки либо завершали выступать, либо разъезжались по стране. Было жаль труда тренеров. Потому и взялась за создание женского «Ростов-Дона». Прошли первую лигу, пробились в высшую. Потянулись назад на Дон «беглянки» - из Оренбурга, Самары. В «вышке» дебютировали, как-то сумели заявить о себе. Причем, средний возраст нашего ансамбля - где-то 19 лет, а главное - в нем одни ростовчанки.
- Когда команда пробивалась еще из безвестности в первую лигу, вы с девчонками вместе выходили на арену, чтобы своим примером, опытом поддержать и помочь. Было трудно найти с ними, при огромном возрастном диапазоне, общий контакт?
- Сложность состояла в другом - не подавить их авторитетом и титулом олимпийкой чемпионки. Проблему скоро уладили. Да и я не без энтузиазма вспомнила золотые годы. Выяснилось, кстати, что порох в пороховницах не отсырел.
- Они для вас дети или как?
- По сути, дети, по рациональному разуму - нет. Мы с молодым способным главным тренером Татьяной Троицкой, к слову, первой наставнице многих игроков, стремимся на перепутье «любительницы-профи» переломить сознание. Требования уже жестки, но необходимы для пользы баскетбольного становления.
Век минувший и нынешний
- Елена Петровна, вы со своими восемнадцатью сезонами в супербаскетболе имеете право сравнить прежнюю игру и теперешнюю. Что скажете?
- Знаете, недавно пришлось посмотреть в записи игры заокеанской НБА 70-х. Исполнители - в большинстве белые, темнокожих - меньше. Тонкие, относительно худощавые, это чисто внешне. Что сейчас? Превалируют мощь, быстрота маневра, возросший темп. Та пора - больше «думающая», со ставкой на позиционность. Теперь в цене почти абсолютный атлетизм, сумасшедшие скорости.
- Кто вам в современном российском баскетболе больше нравится? И нравится ли собственно отечественный баскетбол вообще?
- Не ловите, не скажу, что, мол, у нас деревья росли покруче. Эпоха сменяет эпоху, несомненно в чем-то прибавляя. Коль о пристрастиях, у мужчин несомненно выделяется Андрей Кириленко, на силовом общем фоне «умничка», игровой интеллектуал. В женском, увы, на моей позиции разыгрывающего не вижу классного калибра никого. Из всех выделю Илону Корстин, «второго номера» ЦСКА и сборной, тоже «баскетбольного интеллектуала».
- На днях в Кремле вы имели честь присутствовать на церемонии награждения Российской федерации баскетбола «Золотая корона» и стать одним из лауреатов. В какой номинации?
- В числе прочего отмечались участники олимпийской победы мужской сборной в Мюнхене-72 и нашей в Барселоне-92. Нам вручили золотые подвески специального изготовления. Из двенадцати тех героинь собралось девять. К сожалению, не все смогли приехать, но, к счастью, все живы-здоровы.
- С наградой и случившимся, кстати, 3 февраля днем рождения вас поздравил в числе других Сергей Иванов, первый вице-премьер Правительства России. Известно, ваша встреча с ним не первая…
- Сергей Борисович в некотором роде «крестный» нашего «Ростова-Дона». Ранее на праздновании 100-летия российского баскетбола, узнав, что мы хотим возродить женскую команду, обещал помочь, практически немедленно направил нужное письмо губернатору Дона Владимиру Чубу и, понятно, все нужным образом закрутилось. Иванов, отмечу, о том не забыл, поинтересовался, как идут у «крестниц» дела, был откровенно рад, что все в порядке.
Евгений Серов, Ростов-на-дону, специально для «Независимой спортивной газеты»

Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: