.: Футбол. В фокусе внимания
Сергей Капков :
«Хиддинк затевает футбольную революцию»
Б
олельщиков продолжает волновать тема заключения нового контракта с главным тренером сборной России Гусом Хиддинком: по одним данным, документ уже подписан, по другим - еще находится в стадии доработки. Не менее сильно интересует всех и разработанная голландским специалистом программа развития нашего футбола на ближайшие два года. Об этом, а также о работе фонда «Национальная академия футбола» (НАФ) и его главном спонсоре Романе Абрамовиче в беседе с комментаторами телеканала «НТВ-плюс» Алексеем Андроновым и Александром Шмурновым поведал вице-президент РФС и председатель правления фонда Сергей Капков.
- Чемпионат Европы-2008 наверняка не мог не вызвать у вас, человека во многом ответственного за работу Гуса Хиддинка в России, положительных эмоций…
- Разумеется, эмоции были самые положительные. Российская сборная до этого не показывала такой вдохновенной игры, хотя каждый болельщик верил, что потенциал у нас есть. И наконец-то это свершилось: сборная продемонстрировала прекрасную сплоченность не только внутри коллектива, но и с внешней стороны, со стороны всего российского футбольного сообщества. Наши ожидания передались Гусу, и он смог настроить команду в правильном психологическом и физическом плане.
- А как вы отнеслись к поражениям от Испании - одному и другому?
- Первое было обидным, а второе - закономерным: ребята уже просто не могли бегать, и испанцы переиграли нас.
- Сейчас существуют две оценки результатов выступления России на Евро-2008. Первая: достигнутый результат - величайшее достижение. И вторая: с такой классной игрой третье место на Евро - это все же проигрыш. Вам какое больше по вкусу?
- Мы об этом много говорили с Хиддинком. Лейтмотив такой: добытый результат - тот рубеж, от которого мы теперь должны отталкиваться. Это хороший, но не максимальный для нас результат. У Гуса есть целая программа, как сделать его отправным.
- Почему новый контракт с Хиддинком так долго не подписывали после Евро?
фото: AP
- РФС предложил новую схему финансирования тренера. Теперь НАФ будет перечислять 100 процентов денег в Российский футбольный союз, а он уже будет платить Гусу. Сумма там довольно большая - 12 миллионов евро в год, поэтому контракт и требовал более детальной обработки. Не все эти деньги являются зарплатой Хиддинка, сюда входят и расходы на его проживание, перелеты, питание, зарплаты всего тренерского штаба.
- Налогоплательщики могут не беспокоиться: Гусу Хиддинку платят не из их кармана?
- Да, мы изыскиваем совсем другие источники финансирования. Более того, налоги с тех денег, которые Гус получает в России, он платит в нашей стране.
- Многие ждут, что Хиддинк для России станет не только успешным тренером сборной, но и проводником в мир традиций европейского футбола. Что благодаря ему в нашем футболе появятся новые идеи, силы и методики.
- На последнем исполкоме РФС Гус подробно поведал о программе своей работы, представил анализ и описание ситуации. Закончил он, рассказав, что надо делать для того, чтобы наша сборная участвовала в полуфиналах и финалах чемпионатов мира и Европы. Но сам Хиддинк сделать все не сможет, так как эта работа не входит в круг обязанностей главного тренера. Этим надо заниматься РФС и президентам клубов. Первое, что ему необходимо, - организовать перед любым большим соревнованием три недели сборов. Кроме того, он хочет проводить сборы в течение российского чемпионата, то есть организовывать крупные семидневные блоки тренировок на базе, отменив часть запланированных товарищеских игр. Тут возник небольшой конфликт с РФС, потому что футбольный союз на товарищеских матчах зарабатывает и отказываться от них совсем не хочет.
- Не будет ли помимо РФС проблем с клубами, которые не горят желанием отпускать футболистов на сборы?
- Хиддинк уже попробовал договориться с руководителями команд, чтобы проблем не было. Думаю, эти переговоры будут продолжаться.
- Вы сказали: первое - это сборы...
- Второе - создание футбольной инфраструктуры: стадионов, центров, маркетинга. Без инфраструктуры сделать ничего невозможно. Хиддинк готов взять на себя организацию тренерских центров, то есть пяти-семи точек на базе клубов или совместно с районными администрациями. Пока речь идет о пяти таких центрах - в Калининграде, Тольятти, Нижнем Новгороде, Екатеринбурге и Ростове-на-Дону. Он хочет привезти с собой пять-десять иностранных специалистов, которые будут вместе с ним в течение двух лет работать: он - в центре, а они - в регионах. Они будут растить золотую футбольную молодежь, выполняя задачи, которые Хиддинк им поставит.
- Эти специалисты будут работать с детскими тренерами или больше с игроками?
- В основном с теми, кто тренирует 18-летних. Гус предлагает благодаря этим тренерским центрам изменить в нашей стране всю систему подготовки футболистов в возрасте от 8 до 20 лет. Он также собирается привезти специалистов по физподготовке, которые могут ездить по футбольным школам, вводить свои методики в соответствии с общей программой и раз в квартал проверять работу наших специалистов, корректируя что-то по ходу.
- Вы хорошо знакомы с методикой подготовки футболистов, которую Хиддинк собирается настоятельно рекомендовать российским школам?
- Да, я ездил в Нидерланды, где есть королевская методика обучения футболу. Если тренер ее не исполняет, то лишается лицензии и возможности работать по профессии. Главная задача такой методики, в частности, предлагаемой Гусом, - найти таланты. Он говорит, что в премьер-лиге играют 16 команд, в каждой по 20 футболистов в дубле, соответственно, 320 футболистов в возрасте до 17-18 лет. В первой лиге еще 20 команд и, соответственно, еще 400 футболистов. Итого - всего 720 молодых игроков. Если брать самый пессимистичный прогноз, что только 10 процентов из них талантливы, а остальные бездари, тогда получается 72 футболиста. Еще более пессимистичный прогноз - только 5 процентов, тогда получается 36 игроков. Хиддинк говорит: «Должно быть, по крайней мере, 36 человек, молодых и перспективных, я же не вижу ни одного».
- Главное для молодого российского футболиста чаще всего не то, талант он или бездарь, а правильный подход к карьере и жизни. Зачастую способные ребята уезжали в хорошие клубы и пропадали, не справившись с самостоятельностью, ответственностью, деньгами. Хиддинк собирается менять ментальность российских футболистов?
- Он не раз говорил, что нынешние футболисты - хорошие, талантливые ребята, но очень сложные, и это не их вина. Над ними довлеют клубы, агенты, которые в нынешней ситуации становятся главным злом в судьбе игрока. Поэтому он и предлагает создать молодежный чемпионат, в котором ребята могли бы проводить по 40-50 матчей в год. Условно говоря, нашим клубам придется содержать не по две команды, как сейчас (основная и дубль), а, по меньшей мере, по четыре. Им на самом деле это выгодно, и скоро клубы это поймут.
- Еще одна серьезная проблема: молодые игроки, заявившие о себе в дубле, нередко там и остаются навсегда.
- Мы обсуждали эту сторону проблемы. Необходимо сделать молодежный чемпионат престижным. Для этого хотим назначить призовой фонд в 1 миллион долларов, для того, чтобы было за что бороться. Сейчас вносим предложение, чтобы тренеру платили не за кубки, которые завоевывают его команды от 8 до 20 лет, а, допустим, за каждого игрока, попадающего в основу.
- Вы не опасаетесь, что начнутся договоры между своими, и дележ этого вознаграждения?
- У вас очень пессимистичный взгляд на ситуацию. Кто смотрит стратегически, тот, наоборот, использует такую ситуацию во благо и начнет растить свои таланты. Уверен, региональные сильные клубы, такие, например, как «Крылья Советов» или «Амкар», нуждаются в поддержке именно такого направления и скоро смогут строить экономику на доморощенных футболистах. А звездные клубы - «Спартак», ЦСКА, «Зенит», «Локомотив» - будут искать игроков по всей стране, в том числе, и в региональных командах.
- Интересно, что из этого получится. Ведь для проведения молодежного чемпионата необходимы разъезды. Не совсем понятно, откуда, например, «Томь» найдет деньги для обеспечения еще одной своей команды?
- Возможно, решение вопроса в делении чемпионата на зоны.
- Как вы относитесь к переходу российского футбола на систему «осень - весна»?
- Со временем это возможно, однако инфраструктура не готова и не будет готова еще некоторое время. Я пока не берусь утверждать, что это возможно в наших условиях, и даже не могу сказать, нужен ли нашему чемпионату такой переход.
- Проблема полей продолжает быть одной из самых животрепещущих. Как, на ваш взгляд, в России обстоят дела с газонами?
- У детских спортивных школ ситуация начала немного выправляться. Академия футбола положила уже 100 полей. А в большом футболе газонов пока нет, мы сами это видим.
- Почему в «Лужниках» опять искусственное покрытие? Все думали, что после финала Лиги чемпионов траву на главной спортивной арене оставят…
- Эта трава теперь лежит в специальных теплицах и ждет следующего события. Ведь за ней надо ухаживать, и это довольно дорого, так что руководство посчитало и отказалось от такой идеи. Вам надо для разговора пригласить Алешина и все у него выспросить. Мне данная ситуация кажется странной.
- Как вы относитесь к искусственному покрытию?
- Оно имеет право на существование: прошло сертификацию ФИФА и УЕФА, очень удобно для детей, его не вытаптывают, такое поле может жить до 10 лет минимум. В идеале в нашей климатической зоне у клуба должно быть два поля: одно искусственное для межсезонья и периода дождей и снега, а другое - с естественным газоном.
- Какой стадион сборная России считает своим?
- Думаю, стадион «Локомотив». Надеюсь, когда «Спартак» и ЦСКА построят свои арены, а «Динамо» реконструирует, то у сборной появятся новые места для игр, и вопрос о необходимости отдельного стадиона именно для сборной отпадет сам собой.
- Вы много ездите по регионам. Можете сказать, много ли сейчас таких мест, где перспектива развития футбола реальна?
- Я думаю, что треть, примерно 25 регионов, где и администрация, и жители очень сильно заинтересованы в футболе. Есть регионы, где футболом увлекаются из-за подходящих климатических условий, хотя и здесь свои исключения. Например, в Магадане федерацию возглавляет губернатор, и по его инициативе проводят турниры, развивается мини-футбол в школах, построен прекрасный крытый стадион с искусственным полем. А есть, наоборот, богатые теплые регионы, где никто сильно в футболе не заинтересован.
- Что происходит в Чечне, где строится колоссальный по меркам Грозного стадион, а президент республики и руководство клуба делают заявления, что через год или два в «Тереке» будут играть только чеченские футболисты?
- Думаю, так скоро не получится, но программа существует. Там всегда будут зрители и болельщики для такого большого стадиона, и своих футболистов они вскоре вырастят. У них большая плотность молодого населения из-за высокой рождаемости. В Дагестане и Осетии похожая ситуация. Если в Центральной России мы строим одно поле, то в этих южных регионах - сразу по два. Там обязательно родители приводят ребенка в спорт и невозможна ситуация, чтобы дети болтались без дела.
- Что сейчас происходит в Ростове-на-Дону, Краснодарском крае, Волгограде и Камышине, где некоторое время футбол успешно развивался, в том числе, благодаря теплому климату?
- Не хватает правильного менеджмента. Одна из первых наших программ заключалась в том, чтобы положить в Краснодарском крае 30 полей и начать развивать детский футбол. Выяснилось, например, что в Сочи даже нет футбольной школы, я имею в виду - здания, все разрушено, люди совершенно не заинтересованы в футболе. Курортный район, ребенка в спорт не отдают, считая, что пусть лучше по дому помогает. В Краснодаре та же ситуация. Это вообще достаточно дорогой регион. Те тренеры, которые остались с советских времен, бросили свое основное занятие и ушли в совершенно другие сферы. Если приглашать специалистов со стороны, то им надо снимать квартиру, устраивать быт, а все это довольно дорого стоит, и зарплаты тренера просто не будет хватать. Мы построили поля в Краснодаре, Туапсе, Новороссийске, Сочи, однако там не оказалось идеологии, смысла и желания все это богатство использовать на благо людей и свое собственное. Краснодар мог бы быть стратегическим районом, в который приезжали бы игроки из всего Кавказского региона и обучались бы там в интернатах. Но на сегодня в Краснодаре футбол не нужен.
- Когда вы, говоря о плане Хиддинка, перечисляли города, где будут работать тренерские центры, то упомянули Ростов-на-Дону, а не Краснодар. Почему?
- Зачастую с нуля начать дело легче. Ростов-на-Дону в этом плане - с нуля. Например, в Нижнем Новгороде арбитр Игорь Егоров открыл свою школу, мы ему, чем могли, помогли. Когда всем стало очевидно, что он делает нужное для города и людей дело, то мэр, который до этого был абсолютно равнодушен к футболу, дал Егорову на развитие 120 миллионов рублей, а для Нижнего - это большие деньги. На них он построил прекрасную футбольную академию, которая работает и процветает.
- Где еще можно ждать прорыва?
- На мой взгляд, самый перспективный район для развития футбола - Московская область. Большая территория, большой приток сил и людей из бывших советских республик. Это дает возможность надеяться, что скоро здесь начнут появляться футбольные звезды.
- Какова основная роль НАФ в российском футболе?
- Сборной занимается Гус Хиддинк, а мы снимаем напряжение по всем вопросам. Мы, своего рода, научно-исследовательский институт футбола, даем советы по вопросам более эффективного развития футбола в России. Мы, в отличие от функционеров, не говорим о необходимости скорейших побед на всех фронтах. Наша задача - появление в России звезд мирового уровня.
- Как НАФ отчитывается перед Романом Абрамовичем за свою деятельность? В каких лично вы с ним отношениях?
- Он - единственный наш финансовый спонсор. Деньги для НАФ идут с его личного счета. Мы утверждаем все программы с ним и предоставляем полный отчет о работе. Абрамович - председатель попечительского совета. Лично у меня с ним формальные рабочие отношения.
- Кто принимает решение, чем заниматься, а какие проекты отложить?
- Это наше совместное дело. В программе полей, например, мы поставили точку, потому что ими можно заниматься до бесконечности. Сейчас наша новая задача - методическая литература, подготовка тренеров, организация методклассов, поездки по стране, создание футбольных академий, их финансовая поддержка. Мы обеспечили минимальную материально-техническую базу, теперь уходим в глубину вопроса выращивания собственных игроков.
- Если вдруг Абрамович скажет, что он больше не хочет заниматься российским футболом, что будет делать ваша организация?
- Будем искать других финансистов, готовых нам помогать. Роман Абрамович уже сейчас может считать, что в развитие футбола в России свою лепту внес в полном объеме. Он потратил 170 миллионов долларов за три года на российский футбол. Результат, безусловно, есть. Именно Абрамович настаивал на утверждении Гуса Хиддинка на пост главного тренера нашей сборной. Он лично договаривался с Гусом. Затем построил поля, занялся развитием футбольной школы в Тольятти и так далее. Уже вполне можно остановиться, тем более, спасибо ему говорят только болельщики. Хотя нам бы его отхода от российских футбольных дел, конечно, не хотелось бы.
«gzt.ru»

Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: