.: Футбол. Слово
Знаете, каким он парнем был...
30
июля ушел из жизни Юрий Колинько. Замечательный форвард, замечательный человек.
Время летит быстро. Минуло девять дней, как его нет с нами. Скоро будет сорок…
Уникальный снимок из архива известного статистика Игоря Гайдашева: в атаке Юрий Колинько - один из лучших игроков «Кубани» за всю ее историю
 
Тем не менее, в редакцию нашего издания по-прежнему звонят люди, видевшие Колинько на поле, знавшие его в обычной, повседневной жизни. И предлагают вернуться к судьбе этого незаурядного человека, оставившего яркий след в душе целого поколения болельщиков и специалистов. Мы, разумеется, откликнулись на пожелания, ведь у памяти нет срока давности, и попросили рассказать о Юрии Колинько близко знавших его людей.
- Удивительный человек. По-своему, уникальный, - охотно вспоминает заслуженный тренер России Станислав Шмерлин. - Он буквально ворвался в большой футбол. И уже на старте карьеры громко заявил о своем игроцком потенциале.
В 64-м футбольным руководством страны было принято решение о создании дублирующих составов для клубов первой лиги. До этого резервные команды были только у представителей высшего дивизиона. «Кубань» прошла турнирную дистанцию лихо и выиграла соревнования. А солировали в ней два форварда - Юра Колинько и Коля Польщиков. Они забивали много и на любой вкус. Во многом благодаря их бомбардирским качествам краснодарцы и оказались сильнее остальных.
Вскоре Колинько пошел на повышение. Оказался в высшей лиге - в ростовском СКА. Что говорит о его большом таланте. Тогда ведь в составе армейцев было немало по-настоящему звездных исполнителей. Шикунов, Матвеев, Копаев!.. С этим периодом карьеры Юрия у меня связан любопытный эпизод.
Я в 66-м возглавлял одесский «Черноморец». И вот - матч в Ростове. Армейцы стояли в турнирной таблице повыше нас. Состязаться с ними на их поле безумно тяжело. Но играть надо, и играть, разумеется, достойно. В таких случаях, как водится, изучаешь сильные и слабые стороны соперника, пытаешься выработать определенную линию поведения на поле. Мы знали, что у СКА подсломался их легендарный бомбардир Олег Копаев. Естественно, попытались как-то использовать в свою пользу сей фактор. Но планы нарушил Колинько. Именно он забил тогда единственный гол в очень напряженном матче и обеспечил армейцам победу.
Ну а уж совсем плотно познакомился с Юрой в 69-м. Он тогда вернулся в «Кубань». Причем, вернулся не из СКА, а из знаменитого московского «Динамо», куда его приглашал сам Константин Иванович Бесков. Я же в том сезоне возглавлял краснодарский клуб. И был доволен, что мог уповать на услуги столь самобытного нападающего.
У Колинько была своеобразная манера игры. При том, что он был форвардом, что называется, фактурным, физически мощным, Юра не относился к игрокам, много бегающим по полю. Нет, напротив, он даже как-то держался в тени, за что ему, случалось, доставалось от болельщиков. Однако Колинько действовал невероятно продуктивно. Технического брака практически не допускал. Прекрасно ассистировал партнерам, а главное - забивал много и очень красиво. И, конечно, тут же болельщики ему все прощали и надрывали горло от восторга. А если обобщить, поклонники футбола просто-таки обожали «Калину», так они его называли.
К слову, я считаю, что чем выше интеллект футболиста, тем ярче он себя проявляет на поле. А Колинько был человеком высокого интеллекта. Очень много читал, был чрезвычайно эрудированным человеком, вообще, широко смотрел на мир. Потому и играл, я бы сказал, интеллигентно, тонко.
И вне поля был кристально честен и порядочен. Как-то мы проиграли в Грозном. Задушили судьи. Причем, откровенно задушили. Кое-кто попытался использовать ситуацию против меня. В Краснодаре такие вещи - дело обычное. А следующий матч в Пятигорске. Команду стали подговаривать сдать игру. Два поражения кряду - хороший повод убрать тренера. Первым возмутился Колинько. Пришел и сказал: «Семеныч, можете не сомневаться, сделаем все, чтобы победить». И что же. «Кубань» буквально разорвала соперника.
В 77-м я без долгих раздумий пригласил Юру в созданную футбольную школу «Кубани». Знал, что его футбольные и человеческие качества обернутся сторицей. И не ошибся. Тренерский коллектив тогда подобрался изумительный - Колинько, Фофанов, Щегловский, Антонянц, Валерий Завьялов… Школа работала продуктивно. А сам Колинько подготовил для большого футбола всем теперь хорошо известных Николая Южанина и Олега Мирного.
Если же резюмировать - кубанский футбол понес невосполнимую потерю. Говорят, незаменимых нет. Неправда. Таких людей, как Юра Колинько, поверьте моему житейскому опыту, заменить невозможно.
- Сезон-71 я провел в ростовском СКА, - «ворошит прошлое» Валерий Кондратенко, некогда острый форвард, а ныне главный редактор республиканской газеты «Советская Адыгея». - А в межсезонье Станислав Шмерлин пригласил меня в «Кубань». Вот там мы и сошлись с Юрой Колинько. Не скажу, что были закадычными друзьями, он был старше меня и у него был свой круг общения, однако наши отношения были теплыми и на поле, и за его пределами. Да иначе и быть не могло. Поговорить с Колинько можно было на любую тему. Он прекрасно знал литературу, активно интересовался другими областями жизни и был поистине эрудитом.
Ну а играть с Юрой было и вовсе огромным удовольствием. Нас болельщики называли «три «К» - Колинько, Павел Кущ, Кондратенко. Мы очень удачно взаимодействовали. Но ведущим в этом звене был, конечно, Юра. Я бы его назвал форвардом-интеллигентом. Мягко работал с мячом, видел поле потрясающе. Бывало, только задумаешься, что бы такое предпринять, в какую бы свободную зону нырнуть. А уже от него следует классная передача, и ты поневоле тянешься за мячом, а затем обнаруживаешь, что находишься в шикарнейшей для удара или продолжения атаки позиции.
В 72-м мы с Колинько стали главными бомбардирами «Кубани» - забили по 11 голов. Но лучшим был все-таки он, поскольку забивал, как правило, решающие мячи.
По манере Юра чем-то напоминал легендарного ростовского армейца Виктора Понедельника. Не сновал туда-сюда по полю, зато КПД демонстрировал отменный. И забивал эффектно. Для защитников соперника он был настоящей головной болью.
Потрясающе умный и красивый человек. Безумно жаль, что его больше нет с нами…
…Уж с кем-кем, а с заслуженным работником физической культуры и спорта Краснодарского края Владимиром Фофановым, защитником той «Кубани» 60-70-х, Юрий Колинько прошел, как говорится, и Крым, и Рим.
- Мы знакомы, наверное, лет пятьдесят. Никак не меньше, - говорит Владимир Анатольевич. - Сошлись еще в дворовом футболе. Он играл за детскую команду совхоза «Солнеченый», а я - за МЖК. Естественно, хорошо знали друг друга. А потом нас обоих Лев Михайлович Забутов пригласил в открывшиеся при «Кубани» группы подготовки. Он попал в старшую, я - в младшую. Ну вот с тех пор, можно сказать, жизнь нас тесно и объединила.
Юра очень резво начал. В 64-м с Польщиковым за дублеров «Кубани» наколотил целую сетку голов. Разумеется, такого парня высмотрели в преуспевавшем тогда ростовском СКА. Туда его позвал Иосиф Беца. Почему пошел? Так ведь в армию призвали. Тогда это был мощный рычаг футбольной селекции. Отказаться никак нельзя было. А из СКА его позвали в столичное «Динамо». Константин Бесков хотел с ним работать, а он - с ним. Но у Юры в Москве не заладилось. Состав у динамовцев был фантастически мощным. Вернулся в «Кубань», где провел несколько выдающихся сезонов. Достаточно сказать, что в течение трех лет Колинько становился лучшим бомбардиром краснодарского клуба.
Как забивал? У него это выходило исключительно красиво. Процентов пятьдесят голов уложил со «второго этажа». А мячи, проведенные головой, всегда смотрятся эффектно. Ногами тоже «стрелял» классно. Причем, бил здорово с обеих ног. А еще отличался тем, что видел поле изумительно и раздавал «зрячие» передачи, после которых много забивали его партнеры.
Я считаю, Юра не доиграл. В 73-м в «Кубани» пошли конфликты. Как это часто бывает, начали искать виноватых. Косо стали посматривать в его сторону - как же, ведущий игрок. А он был человеком высокого интеллекта, кристально чистым. Разбираться не стал. Молча собрал вещи и ушел. Ушел, как это может сделать только честный человек. Немного поиграл еще в любительском футболе. За завод Седина. Там была очень приличная по тем временам команда.
А затем продуктивно работал в школе «Кубань», созданной Станиславом Шмерлиным. Дети в нем души не чаяли. Это и понятно - красивый, статный, многое умеющий и знающий, начитанный, интеллигентный, коммуникабельный.
В 83-м Юра был помощником Кочеткова в «Кубани». Тот был человеком непростым, сработаться с ним было трудно. Но Колинько, с его-то интеллектом, сумел. А в 85-м и 86-м Юра уже сам возглавлял «Кубань», в помощники же позвал меня, своего старого друга. Трудно нам было. На команду власти тогда, по сути, махнули рукой. А что сделаешь без поддержки? Но зато это был период, когда в главном футбольном клубе края не было никаких подводных течений и скандалов. При Колинько это было просто невозможно.
Что интересно, он безболезненно нашел себя вне футбола. Полагаю, это красноречиво свидетельствует о его деловых и человеческих качествах. До последних дней Колинько работал начальником отдела в структуре «Газпрома». Видели бы вы, сколько людей пришло проводить его в последний путь. Так прощаются только с теми, кто жил и работал честно и добросовестно, кто думал не только о себе, но и о ближних.
Мы часто встречались и перезванивались. В последний раз он набрал мой номер телефона за день до смерти. Жара в те дни стояла адская. «Ну что, - говорит, - мы же с тобой сердечники. Как духоту переносишь?» - «Да как, - отвечаю, - холодненькая водичка, да кондиционер…» Посмеялись. Поговорили о том, о сем. Ничто не предвещало беды. А вскоре мне позвонили знакомые: «Знаешь, Юра Колинько умер…» Я даже в первые мгновения не поверил. А потом, как обухом по голове…
Ему бы жить и жить еще. Ведь только за шестьдесят перевалило…
Сергей Сальников

Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: