.: Греко-римская борьба. В фокусе внимания
Юрий Патрикеев:
«Бароев? Мы с ним приятели!»
Ч
емпионат Европы, завершившийся недавно в финском Тампере, ознаменовался победой в самой престижной весовой категории до 120 килограммов краснодарца Юрия Патрикеева. Со времени афинской Олимпиады, куда он не пробился, уступив в острейшей конкурентной борьбе Хасану Бароеву, карьера «наследника Карелина», как его окрестили журналисты, приостановилась, и в какой-то момент даже, казалось, сломалась вовсе. Но теперь она набирает новые обороты и стремительно движется вверх.
 
Ныне Патрикеев, живущий и тренирующийся в Краснодаре, выступает за сборную Армении. Осенью на чемпионате мира он завоевал бронзовую награду и гарантировал себе участие в пекинской Олимпиаде. И вот новая громкая победа. В «стране тысячи озер» воспитанник Игоря Иванова завоевал третий титул чемпионата Европы. Причем, сделал это более чем уверенно - ни одна схватка с участием Патрикеева не затянулась более чем на два периода, в том числе, и долгожданная встреча с Хасаном Бароевым.
- Юрий, на чемпионат Европы вы ехали с твердой целью победить или же рассматривали этот старт лишь как этап подготовки к Олимпийским играм?
- Безусловно, это была генеральная репетиция Игр, потому что в оставшееся время до главного старта четырехлетия соревнований подобного уровня больше не будет. А так как на Олимпиаде мне интересна только одна медаль - высшего достоинства, то и здесь стремился «отрепетировать» первое место. Ну и, естественно, победа по чемпионате Европы сама по себе очень престижна.
Самый решительный настрой был и потому, что в Финляндию приехал Хасан Бароев, и шанс, что, наконец, встретимся с ним на ковре, был очень велик. За восемь лет, что варимся в одном котле, мы боролись друг с другом лишь однажды. Та схватка, которая, как никакая другая повлияла на развитие моей карьеры, произошла также незадолго до Олимпийских игр, и я тогда уступил. Теперь, разумеется, тщательно настраивался на реванш.
- Состязания проходили в Финляндии, а вы, знаю, всегда с большой теплотой отзывались о скандинавских странах. Сей фактор каким-то образом сопутствовал вашему успеху?
- Да, это и в самом деле счастливые для меня места! Нисколько не слукавлю, если скажу, это обстоятельство здорово повлияло на результат. Ведь финские болельщики переживали именно за меня. Получилось, что выступал, словно у себя дома. Финны желали удачи до соревнований, сердечно поздравляли после. Аура была потрясающая! Грех было не победить…
- В Тампере вы уже бывали ранее?
- Нет, выступать в этом городе не доводилось, но расклада это нисколько не изменило. Раньше был только в местечке Синаеки, где в 2002 году одержал свою первую победу на чемпионате Европы. Но Финляндия - страна маленькая, поэтому тамошние любители борьбы, с которыми у меня завязались прекрасные отношения, без проблем добрались и сюда. Да и шведская Хапаранда, где я выступал неоднократно, тоже находится неподалеку.
- Давайте перейдем непосредственно к соревнованиям. Сколько всего схваток провели?
- Четыре. Благодаря тому, что мне, наряду с Бароевым, повезло миновать первый круг. В категории до 120 килограммов принимало участие 22 спортсмена, что для этого веса является приличным показателем. Усложняет ситуацию, что соревнования по новым правилам проводятся в один день. Например, на чемпионате мире мне «посчастливилось» провести лишнюю схватку по сравнению с основной массой участников. Тогда соревнования начались в восемь утра, а закончились в девять вечера. Провести шесть схваток в течение дня - колоссальная нагрузка. А вот четыре - пожалуй, будет в самый раз.
Так вот, на сей раз жребий вернул мне должок, и в первом круге я был свободен от схваток. Начал турнир со стадии одной восьмой финала, где мне в соперники достался сильный грузинский борец Иосиф Чугушвили, выступающий под флагом Белоруссии. На пути к финалу он был самым серьезным оппонентом. Неудивительно, что в итоге Чугушвили добрался до бронзовой медали. Что касается схватки, то в партере ни он, ни я ничего не смогли сделать. Зато в обоих периодах я вытолкнул соперника за ковер, за что получил по баллу. Этого оказалось вполне достаточно для победы.
- Кто на новенького?
- Следующую схватку проводил с итальянцем Рокко Фикарой. Оба периода завершились одинаковым образом: я выталкивал соперника за ковер, а потом делал бросок с накатом. В итоге победил с солидным преимуществом.
В полуфинале мне противостоял француз Янник Щепаньяк. Схватка получилась недолгой. В первом периоде «забедрил» его, то есть сделал бросок через бедро. И сразу же воспользовался благоприятной ситуацией, положив соперника на лопатки. Схватка тотчас прекратилась.
- И вот долгожданный финал против Хасана Бароева…
- Реванш получился очень убедительным. В первом периоде я провел обратный бросок, получил три балла. Во втором еще «накрыл» соперника на два балла. Тогда как он не сделал ни одного технического действия.
- Более принципиального соперника, чем Бароев, как я понимаю, у вас нет?
- Конечно. Вокруг этого поединка возник нешуточный ажиотаж. Не знаю, о чем бы писалось и говорилось больше…
- Если не секрет, какие у вас отношения с этим парнем?
- На самом деле, нормальные. Нельзя сказать, что мы закадычные друзья, но хорошие товарищи - можно. Нормально общаемся. Волками друг на друга отнюдь не смотрим. Бывает, созваниваемся.
- В чем же тогда заключается принципиальность?
- Я проиграл ему в 2004-м на чемпионате России, когда на кону стояла путевка на Олимпиаду. В том сезоне только вернулся на ковер после длительного перерыва, связанного с травмой. Чтобы включиться в борьбу за место в сборной России, которая отравлялась в олимпийские Афины, мне в спешном порядке нужно было выигрывать все подряд.
Я поехал на чемпионат Европы и победил там. Выиграл международный турнир памяти Ивана Поддубного, который считается неофициальным чемпионатом мира. Победил еще в нескольких соревнованиях меньшего масштаба.
А Хасан в это время отдыхал и готовился к одной-единственной схватке со мной. У меня было катастрофически мало времени, чтобы восстановиться. Дабы я был с Бароевым в более-менее одинаковых условиях, мы просили Геннадия Сапунова, тогдашнего наставника сборной России, немного отложить эту схватку. Но он не пошел нам навстречу.
Как следствие, в том поединке я уступил. Бароев поехал в Афины и стал олимпийским чемпионом. А мог поехать я. И тоже стать чемпионом. Вот и вся принципиальность. То есть, главным образом, я был не согласен с руководством сборной в вопросе моей подготовки к соревнованиям. Ну и усугубили ситуацию начавшиеся разговоры такого толка, что, мол, Патрикеев как борец уже ничего собой не представляет… Из-за чего я и принял решение выступать за другую страну. Доказал, что можно готовиться иначе и уверенно побеждать. В душе много чего накопилось, в том числе, злость и обида. Но после выигрыша все как рукой сняло…
- Юрий, на чемпионате Европы вы не проиграли ни одного периода. Как оцениваете свое нынешнее состояние?
- К Олимпиаде начинаю входить в оптимальную форму, но еще есть, над чем поработать. На Играх должен быть больший запас прочности.
- Вы завоевали третий в карьере титул чемпионата Европы. Какая из этих побед получилась наиболее эмоциональной?
- Здесь безоговорочно лидирует первая - в 2002 году в Синаеки. Сейчас, признаться, эмоций не было практически никаких. Тогда же они переполняли. Дня два-три меня не покидали. Да что там - неделю! Ходил ошалелый от счастья, не веря в произошедшее. Сейчас эйфория длилась всего пять секунд - судья поднял мне руку, и я понял, что выиграл. Вот и все.
- С чем связываете такую перемену в восприятии побед?
- Не могу объяснить. Вероятно, усталость накатила... Хотя, вообще, никогда не предугадаешь, с какой силой эмоции нахлынут на тебя в следующий раз. А, может быть, последняя победа просто в тени грядущей Олимпиады. Вот если выиграю в Пекине, точно будет долгая эйфория!
- В Тампере вы впервые стояли на пьедестале и слышали гимн другой страны…
- Хотите знать мои ощущения? Как уже говорил, после победы особых эмоций в принципе не испытывал. Просто приятно было, что находился на высшей ступени пьедестала. Хотя не скрою, было бы гораздо приятнее, если бы звучал гимн России, и в мою честь поднимался флаг родной страны. Но случилось так, как случилось. И я очень благодарен Армении, что там поверили в меня и дали шанс обрести второе дыхание.
- Сравните золото чемпионата Европы и бронзу мировой пробы, добытую минувшей осенью…
- Любое золото всегда дороже. Для меня не бывает ни второго, ни третьего места. Все, что ниже первого, - неудача. Если другую медаль выигрываю, всегда говорю, что проиграл. «Как же так? - мне возражают. - Стать вторым или третьим это ведь тоже почетно». Нет, настаиваю, я проиграл. Есть чемпионское место, а все остальное - не то… Лучше быть один раз первым, чем десять - вторым.
Однако на последнем чемпионате мира бронза досталась так, что была сродни золоту. Я уже рассказывал, чемпионат проходил в Азербайджане, где крайне негативно относились к сборной Армении. Мы тогда прошли через огонь, воду и медные труды. И я, вопреки сложившейся традиции, отнесся к той бронзе с большим уважением.
- Юра, каковы ваши предолимпийские планы?
- Отдых продлится еще пять деньков. А затем начнется большая подготовительная работа к Олимпиаде. Возможно, в июне в Мариуполе выступлю на международном турнире, однако загадывать пока не берусь. Но в любом случае к Олимпийским играм, этим заветным соревнованиям, должен набрать оптимальную форму. И я ее наберу.
Сергей Бакаев

Поделиться ссылкой на статью в социальных сетях: